Глава 11. И репетиция продолжилась

 
Через час журналисты продвинулись по написанному ими сценарию, похоже, недалеко. Грин со Смитом теперь были вооружены огнеметом и начали поливать горящей смолой дувал, улицу. Зачем тратить это вещество для поджигания забора, земли, сначала
Файзула не понял, пока ему одним словом не разъяснил об этом тот самый толстый журналист: «Эффект!» 
…Журналисты были прикованы своими камерами к вспышкам огня и черному дыму, к улыбающимся «русским» солдатам, сжигающим все вокруг себя.
Потом они продолжили съемку испуганных лиц афганских стариков и женщин. Но журналистам и этого было мало, и один из них начал показывать пальцем на мальчишку, стоявшего у входа в дом, и требовать, чтобы Смит направил на него струю огня.
И только сейчас Файзула узнал в том афганском мальчишке Фарзада Азиза. Мальчик понимал, что с ним сейчас может произойти, но при этом и шагу не сделал назад, не показывая иностранцам, что он боится огня и этих переодетых в русскую форму людей. Грин со Смитом, увидев Фарзада, заулыбались и помахали ему рукой.
Это возмутило Саида, и он что-то громко крича на своем языке, бросился к ребенку, схватил Азиза за шиворот и бросил его на середину двора. Это возмутило Грина, и он тут же развернулся лицом к Саиду и навел на него ствол огнемета. Но не успел нажать на курок…
Мальчик, вытерев рукавом нос, вытащил из-за спины кинжал, в то же мгновение, бросившись к полевому командиру, всадил нож по рукоять в живот Саида.
- А-а-аж-ж, - взревел от боли душман.
Но никто из журналистов не бросился ему в помощь, а наоборот, они всей гурьбой, растолкав в стороны людей, которые бросились к Саиду, начали снимать на кино- и фотокамеры лежащего на земле, стонущего и жующего от боли землю, моджахеда. А тот толстый журналист, сев на колени и опустив на землю свой большой фотоаппарат, снимал лицо Саида с выпученными глазами, его грязный от земли рот, харкающий кровью.   
Файзула кинулся к месту казни афганского полевого командира, чтобы хоть как-то защитить мальчонку. Но Фархада он нигде не увидел, мальчишка исчез… 
- 2 –
То, что Айван выхватит из рук Грина огнемет и направит его на Торака, сидящего в этот момент на башне бронетранспортера, и отвечающего на вопросы журналиста, одетого в одежду американского солдата, никто вначале не обратил внимания, только Фарид с Файзулой. Сидевший чуть ниже Торака на броне БТРа худощавый душман тоже не сводил глаз с бугая Айвана и направил в его сторону автомат. Он понимал, что если вдруг и захочет этот наемник напасть на хана, то ему сначала придется вначале убрать трех журналистов, стоявших между ними и снимавших на кинокамеры говорящего Торака.
- Айван, - толкнул наемника в спину Фарид, - тихо уходи отсюда назад в пещеру и забирай всех с собой! Не глупи!
Айван сделал несколько шагов назад и бросил на землю брандспойт огнемета и на него емкости с жидкостью, сказав:
- Он пустой.
- Ты слышал, что я тебе сказал? – повторил свои слова Фарид.
- Кэп? – оттолкнув Фарида, Айван окликнул Файзулу. - Мальчика спаси!
- Он, скорее всего уже там, - скавал Фарид. – Я видел как он убегал.
Последние слова Фарида имели вес для Айвана. Осмотревшись по сторонам, он, раздвигая стоявших вокруг него душманов, пошел в сторону горевшего дувала и исчез в его дыму. За ним – Грин, Матас, Смит… 
Файзула кивнув Уссе, показал подбородком, что и ему пора собираться и уходить. Но Усса почему-то отказался, и подбородком махнул вправо, в сторону второго дома, забор которого от взрывов гранатометных выстрелов и мин почти не пострадал. На толстом бревне, торчавшем из верхней части дувала, свисала веревка с петлей. Значит, спектакль еще не окончен. Для кого же приготовлена виселица? Об этом догадался Фёдор
через несколько секунд, следя за Уссой, юркнувшим из толпы моджахедов в сторону того дувала. Из него в этот момент вышли двое мужчин, державших мальчишку, завернув его руки за спину.
«А вот и Фархад!» - подумал Файзула, и аккуратно нащупав под ремнем пистолет, второй рукой расстегнул висевший на боку  подсумок с гранатами.   
Фарида тоже рядом не было. Его Файзула увидел идущим к душманам, державшим за руки мальчишку.
Торак громко рассмеялся и стал что-то говорить своим солдатам, которые подняли винтовки и стали салютовать из них в небо. И это было очень кстати для Фарида с Уссой, которые мгновенно что-то сделали с душманами и, схватив мальчишку, бросились с ним в сторону горящего дувала и скрылись в его дыму.
«А теперь и моё время пришло уходить», - подумал Файзула, но тут же почувствовал, что на его плечо легла чья-то тяжелая рука.
Это был Ахнаф.
- А-а-а, ты, - повернулся к нему лицом Файзула. – Что тебе?
- Торак ждет тебя.
- Теперь ты будешь доводить операцию до конца. Твоя задача, - посмотрев исподлобья в глаза Ахнафа, Файзула продолжил, - Ахмад тебе верит, как себе.
- Ахмад, мне?… - лицо Ахнафа задрожало.
- Он мне сказал. Ты не должен был этого знать, - Файзула старался, как можно быстрее придумывать легенду, пока Ахнаф еще находился в замешательстве. – Ты мог быть схвачен и неизвестно… Ты понял! – и, не останавливаясь ни на секунду, продолжил. – С царандевцами выйдешь к кишлаку Нерирхейль и уничтожишь там власти. Я буду то же самое делать в кишлаке Дарразаргар. В тюрьме царандоевцев находятся два полевых командира Ахмада, их нужно спасти и выдвинуться с ними к перевалу Багель. Торак об этом ничего не должен знать, понял? Времени нет. Эту операцию мы должны закончить завтра вечером.
Ахнаф с удивлением смотрел на Файзулу. В этот момент было видно, что он находился в замешательстве и все зависело от того, какое решение ему выгоднее принять. И, похоже, Ахмад шах Масуд для него фигура важнее Торака.
- Ты все запомнил? – продолжал свою словесную «атаку» Файзула.
- Я правнук белых офицеров семьи Пескоф! – на лице Ахнафа заиграла гордость.
- Поэтому мы тебя и бережем. Перед тобой стоит более ответственная задача, - продолжил свое «наступление» на Ахнафа Файзула. – Но об этом узнаешь позже. 
- Что сейчас будем делать? – пытаясь не показывать свою радость, дрожащим голосом спросил Ахнаф.
- То, что скажет Торак, кушать, петь ему песни, какой он сильный и смелый командир, - улыбнулся Файзула.
- Он хан! Он предводитель, и здесь его все боятся и слушаются.
- Это хорошо, - поддержал Пескофа Файзула. – Утром уходим с моим отрядом. Где Наджибулла?
- Саадр его убил и ушел. Сказал, что ты знаешь, где он, - сплюнул на землю Ахнаф.
- Ахмад шах знает, где он, - посмотрел в глаза Ахнафа Файзула. – Ты, понял?
- Торак знает, что ты знаешь, где Саадр.
- Ахмад шах сказал, что если за его спиной кто-то из нас будет плести паутину, то он ее порвет, и подвесит на ней, и отдаст воронам.
- Он не узнает об этом, - усмехнулся Ахнаф. – Скоро Саад ад-Дина заменит другой человек, а он пойдет к Шайтану.
Услышав эти слова, Файзула приблизился к Ахнафу и прошептал:
- Так завтра пойдешь со мной или останешься при Тораке? – и снова увидев замешательство на лице Ахнафа, прошептал, - ты знаешь русскую поговорку: «Не говори гоп, пока, не перепрыгнешь».
- Я верю Тораку.
- А я только тому, что произошло, Ахнаф, - и когда душманы снова устроили салют в честь Торака, Федор жестко взяв за мизинец этого худющего человека с лицом, больше напоминающем облезлую лисью морду, с силой повел за собой в сторону сильно дымящего дувала.
- Ты мне за это ответишь, крестьянский сын! - застонал от боли, что есть мочи Ахнаф, но, когда в его шею вошел штык-нож, захоркал и повалился в копну горевших тряпок с ветками, лежавшими под дувалом.
- 3-
Фарид ждал Файзулу за кустарником, недалеко от дувала, где он бросил в огонь убитого Ахнафа. Они вместе, прикрываясь за деревьями, невысокими глиняными заборами, быстро пошли в сторону гор. Душманы, сидевшие у тропы под двумя большими каменными глыбами, о чем-то говорили между собой, и даже не обратили внимания на проходивших мимо их Фарида с Файзулой, как и те, что охраняли тропку чуть выше.
- Гашишь курят, - шепнул на ухо Фарид.
У пещеры их ждал Айван с бачаткой Фархадом.
- Пошли, кэп, - сказал великан. – Что-то мы заждались вас.
Но Фарид, подняв руку, попросил всех замолчать.
Что он услышал? И только через несколько секунд Файзула понял, что заинтересовало Фарида: нарастающий гул взрывов в кишлаке.
- Похоже начинается война, - сказал Фарид. – Это Башир успел подвести своих, уж больно ты уколол его в своем интервью. 
- Не понял? – Файзула внимательно посмотрел на Фарида.
- Так сказал Саид, который тоже метит на место Торака, - и Фарид улыбнулся. – Я же тебе говорил, что «Восток - дело тонкое», пока они еще между собой не разобрались, покой в эту страну не придет. Все хотят сидеть на куче золота. Торак, как и Саадр хотят захватить золотые рудники. Но за этими людьми стоят еще много полевых командиров, которые тоже мечтают о богатстве.
- Ты прав, - покачал головой Файзула. – Выходит, наши дрова хорошо горят.
- Их только нужно вовремя подкидывать и не жалеть, - похлопал по руке Файзулы Фарид. – Только боюсь, что и наш орешек будет недолго целым.
Слушавший непонятную речь взрослых людей, мальчик, подойдя к Файзуле, взял его за ладонь и что-то начал говорить, смотря ему в глаза.
- Он просит, чтобы ты его зачислил в свой отряд, - улыбнулся Фарид.
- А люди? Дехкане? Как они? – посмотрел на Фарида Файзула. – Они-то за что страдают от этих полевых командиров, ханов, шейхов.
- Ты историю учил, Фёдор! – жестко остановил Файзулу Фарид. – И не задавай глупых вопросов. Полевые командиры – это разменная монета. Важнее те, кто стоит за ними, кто управляет этими Саадрами и Тораками. Война – это огромные деньги и никого не волнует, кто эти деньги будет отмывать в Афганистане. Тебе прочитать политинформацию?
- Да, пошли вы все! – рыкнул на Фарида Файзула. – Ты что же это меня назвал не так перед Айваном? Ты что хотел сказать этим? Моя работа с вами закончена?
Фарид улыбнулся, и показал головой на Айвана:
- Бывший сержант американской армии Айван Джонсон служил в свое время во Вьетнаме. Он тебе все лучше меня расскажет об этом!
- Не понял? - Файзула открыв от удивления рот и не зная, что сказать, смотрел то на Фарида, то на Айвана.
- Я рад, что ты русский, - хлопнул по плечу Файзулу Айван. – Я много полил крови мирных людей там, потом в Лаосе и пришел за этим сюда. Но я скоро уйду туда, - он ткнул своей ладонью в землю, - но не хочу там вечно жарится. Бог дал мне сейчас время одуматься, и я буду помогать вам, Фариду, этому мальчику. Я не хочу ада, я хочу, чтобы звери кидались на зверя, а кролики и бараны спокойно паслись на лугах.
- (!), - Файзула, посмотрев на Фарида, развел руками.
- Люди выведены в безопасные места, - сказал подбежавший к ним Марат. 
- Хорошо, иди, мы сейчас подойдем, - сказал Файзула и подтолкнул к Марату мальчишку, - возьми с собой нового бойца. – И, дождавшись, когда Марат с Фархадом скроются за камнями спросил. - Погоди, а все те люди, которые в нашем отряде?
- Наемники. Так ты сейчас в кавычках погибнешь, как тогда, и отправишься домой, или  пойдешь с нами? – Только сейчас Фёдор обратил внимание на большие голубые глаза Фарида. – Операция «Шайтан» только начинается. Решай.
- А как насчет моих похорон, ну, там, в Советском Союзе? Ну, тогда, когда на перевале Файзулу…?
- Легенду изменили, - отведя Файзулу в сторону от Айвана, прошептал Фарид. -  Для всех ты был в госпитале Кабула, находился при смерти, поэтому никого к тебе врачи не допускали. Потом тебя перевезли в госпиталь Ташкента, потом в Ленинград, и все, нити о твоем дальнейшем нахождении утеряны. - Так что смотри, Федя ты или Файзула Блэк. Для своей родни, друзей, ты, если что, так и остаешься в командировке в Афганистане. Но по последним данным, у тебя родни нет.
Файзула сел на камень и задумался.
- А как я вернусь в Кабул?
- Тебя проводят. Мы своих не бросаем. Только уже не в дивизию, а в аэропорт, на гражданский рейс. Награды, и все что ты здесь заработал, будет ждать тебя на новом месте службы, куда ты будешь назначен. Файзула, у меня времени больше нет, решай.
Сдавив зубы, Файзула встал:
- А какая следующая наша задача?
- Это понимать как ответ «да», или ответ «нет», - исподлобья на Файзулу посмотрел Фарид. 
- Не знаю, что ты имеешь в смысле слова «да». А если я останусь Файзулой, то все то, о чем ты мне говорил о возвращении домой останется в силе?
- Если выживем, - прошептал Фарид и прижал к себе Файзулу. – Я рад за тебя, офицер.    
Иван Цуприков    


Рецензии