Дождь

   Давно заприметил, что каждый раз возвращаясь с Горного Алтая испытываю странные ощущения. С одной стороны - увидено много нового, получена масса впечатлений, энергетика просто бешеная. А с другой стороны – не пишется. Почему так? Не понятно. Наверное, столь обильны впечатления от увиденного, что понимаешь – слов для выражения этого не находится. Ну невозможно словами выразить то, что встретил. Никакими путями нельзя забраться в сокровенные уголки души, которые хранят эти воспоминания. И в очередной раз жду, когда же прорвется эта стена непонимания и, наконец, выйдут строки о любви. Любви к моему родному месту. Эти горы давно завладели мыслями, сердцем и телом.
    Поприсутствовать в горах Алтая могут многие, а вот побывать - удается не каждому.
Алтай.
Сакральный, заповедный.
Оберегаешь, любишь и хранишь.
Историю ты даришь людям мира,
Спасая жизнь
   Шел третий день пути. Просто позвала душа, защемило сердце, а ноги сами привычно понесли в края нетронутой природы, первозданной чистоты и удивительной какофонии звуков. Люди знающие ведают, что такие соприкосновения с Алтаем несравнимы ни с какими рецептами врачей. Здесь один вдох воздуха, один глоток воды, один раскат грома делают больше для человека, чем тысячи диет и рецептур самых опытных врачей.
Побываешь в таких уголках и словно помолишься обветренными губами, поклонишься усталой спиной, встанешь на ноющие колени. И возникают ощущения, как будто ты совсем рядом с Богом. От таких присутствий обуяет восторг и испуг, что так близко подошел к сокровенному. И отойдет в сторону весь мир со своими бедами и печалями. Конечно же, назавтра все изменится, но сегодня ты близок местом и духом к стране Беловодье. И ощущения эти не хочется потерять.
   Вместе со мной шел дождь. Он не останавливался ни на одну минуту. И либо просто моросил, либо падал из небесной невесомости нескончаемыми мокрыми струями. Давно промокло все: рюкзак, обувь, вещи и спальник. Даже крупы в пластиковых бутылках и те были влажными.
Усталость накапливалась и вместе с ней начинала подтачивать отчаяние. Прекратится ли когда- нибудь  дождь, придет ли солнечная погода? Даст ли согреться душе и телу бродяге пилигриму.
Куртка-непромокайка уже не спасала от небесной хляби. Очередная капля нашла себе дорожку и скатилась по спине, уткнувшись в пояс брюк. И тут же побежали ее соратницы по проторенному и указанному пути, образуя маленькое не то озерцо, не то болотце в районе поясницы. Оно, это озерцо,  набрало силы. переполнилось  и потекло по ногам, скатываясь в ботинки.
   Было уже настолько все равно, что внимания моего это не привлекло. Просто зверски хотелось солнца и тепла. Нет, холодно не было. Во время ходьбы в горах зачастую жарко, поскольку труд этот основательный. Но куда на этой неделе закатилось наше светило?
Трава напиталась водой. Была она не низенькая, местами доходила до горла, а в лощинах и подавно скрывало с головой. Тропу почти не было видно, от склонившихся стеблей растений. Разводить их руками в сторону не было смысла, и вся влага попадала на одежду. Брюки намокли настолько, что облегали ноги, прилипнув к ним намертво. Это мешало движениям, и каждый шаг приходилось рассчитывать и сверять с желаниями сделать его длиннее. Казалось, вот в один шаг преодолею это расстояние. Ан, нет, ткань, прилипшая к телу, сковывает движение, а вместе с ним и желание шагнуть шире.
   Я шел по горному плато на высоте двух с половиной тысяч метров. Россыпи камней и осколков скал скрывали маленькие снежные озера. Некоторые из них размером  не больше лужи. Вот  чистотой воды они отличались, да и кто их тут перемутит? Ни человека, ни зверя и птицы не привлекают эти места. Только по ложбинкам тянутся ленточки синих цветов водосборов, да оранжевыми и желтыми пятнами украшают суровую местность цветы. Особой любовью пользуются наши сибирские жарки или огоньки, как их еще называют. Здесь для них в июле самая, что ни на есть погода. Резко задул ветер и к каплям дождя добавился град. Погода словно испытывая на прочность, начала бросать с высоты неба куски льда размером, чуть поменьше мячика для настольного тенниса. Они забарабанили по рюкзаку и капюшону. Одна градина изловчилась и попала в районе уха, вызвав особый «восторг» и массу неприличных выражений в свой адрес. Пришлось укрыться за камнем, чтобы переждать эту природную экзекуцию.
Как небу объяснить, что назад уже не поверну? Это обойдется другими жертвами и потерями, поскольку, большая часть пути к цели, пройдена. Градины барабанили по камню, разлетаясь во все стороны. Поймал одну из них и от нечего делать стал облизывать, все какая-то влага. Господи, как будто ее было мало в этом месте.
   Вот перевалил гряду камней и дорога пошла на спуск. Теперь держись, бродяга! Скользко и не всегда видно под водой грязь, которая словно затаилась и ждет, как из-под тебя выбить равновесие. Поскользнулся, и уселся прямо в лужу, испытав дикий восторг от плотного соприкосновения с природой еще и пятой точкой опоры. Как- то день с утра, однако, не задался. Уже и грязь не очищаешь с одежды. Зачем? Вода смоет лучше всякой стиральной машинки.
   Но вообще- то дождь уже надоел.
   Вышел к осыпи камней. По такому месту и в сухую погоду двигаться опасно. Каждый раз намечаешь  камень, на который собираешься наступить. Он может в любой момент от нагрузки повернуться вокруг оси, и создать  угрозу подвернуть ногу. Да и отталкиваться тоже необходимо соблюдая определенные меры безопасности. А сейчас, когда в каждом ботинке маленькое водохранилище, и с любым шагом слышишь, как хлюпает вода, а нога  скользит по подошве – это вдвойне опасно.
К тому же на камнях располагался коварный мох. Он вырастает на камне и, как живое существо, греется на солнце и питается влагой от дождя. Тем не менее, остается самым коварным врагом при движении. Наступил не под тем углом, и нога в сторону. В дождь это коварство усиливалось во сто раз.
Рюкзак становился с каждым шагом все тяжелее. От пройденного пути и от влаги. Надолго хватит воспоминаний об этой водной процедуре, которая донимала тебя в течение трех дней. Да они еще и не кончились эти дождливые дни.
   Наметив последний отрезок пути до старого кедра, который выделялся среди своих собратьев не ростом, а раскидистой кроной, я спешил, чтобы расположиться под ним на ночлег. Уж очень красивое место было, даже в этой мокрой хляби. Кедр вообще скатывает с себя влагу в сторону от ствола, помогает ему в этом хвоя, которая растет очень густо: по пять иголочек из почки. Воду для питания он потребляет из ближайшего источника, прокинув почти по поверхности толстые корни, которые как насосы качают питание к стволу.
Так и знал, что перед кедром будет ручей. мощные потоки бурунами прыгали среди камней, вода стремилась выйти из русла. Но переправу все одно необходимо провести. Взял в руки слегу и, не раздеваясь, лицом к течению сделал первый шаг в русло. На ощупь подыскивал дно, куда поставить ногу, и переносил на нее тяжесть тела. Ощущения и температуру можно сравнить с тем, что тебя по пояс посадили в эскимо. Не очень приятное, смею вас заверить. Главное не спешить. И продлевая ощущения от водной процедуры, медленно двигаюсь к противоположному берегу. Это в жаркую погоду ищешь, как напиться. Но сейчас холодная вода поднималась все выше и выше. Перехватывало дух, покалывало колени. Но вот и выбрался из ручья. Бегом под спасительные ветки кедра.
   Кое- как выбрал ровное место среди корней и поставил палатку. Дождь отсекли ветви могучего дерева и это позволило раздеться до гола и надеть на себя вещи, что были не столь мокры, как те в которых пришел. Умница кедр! Он укрыл от непогоды и дал сухие дрова. Вот и костер. Ну, с огнем- то нам ничего не страшно. Кипела вода в котелке. От мокрых вещей шел пар. Ничего, справимся. Теплая похлебка и чай из трав согрели тело. От усталости  захотелось спать. Осталось еще одно преодоление - устроиться в спальнике, который тоже не отличался особой сухостью.
   Но вот и с головой в мешке. Дышать, дышать, дышать. Чтобы стало чуть теплее. Скоро заснул, а может, забылся в тяжелой истоме…
   В палатке было светло. Что-то изменилось в привычной картине, последних дней. Выглянул из палатки: смелый, я бы сказал, наглый бурундук устроил завтрак, сидя на краю котелка. Да, я же не стал вечером мыть посуду. Вот он и обнаружил лакомство. Зверек посмотрел в мою сторону и почуял, что я не сплю. Но до конца выдержал паузу, чтобы показать, кто в этом месте хозяин, и гордо удалился, запрыгав по стволу кедра.
Пришла пора и мне вылезать из мешка, а там и из палатки. Что поделаешь, новый день пришел.
С неба на землю опускался яркий луч солнца, а над горами поднялась и крепко зацепилась за вершины обалденная радуга. Другого слова я не сумел в этот миг найти.
   Солнце!
   В этот день я шел без дождя, и рассказывать особо не о чем.


Рецензии
Чудесный рассказ Фёдорович!Чистый светлый и очень познавательный.Успехов!С теплом

Андрей Эйсмонт   29.12.2017 00:14     Заявить о нарушении