На новом месте. Так бывает. Окончание

ПРЕДЫДУЩЕЕ http://www.proza.ru/2017/12/15/1045

Но судя по всему, разговор шёл не о ней.  Даже уйдя в комнату,  Марина отчётливо слышала:
- А что она? Что рекомендовал врач? Да, пожалуй, лучше успокоительное. Конечно, скоро буду… - нтонации  мужского голоса были озабоченные –  и это ранило.
- Конечно, ну а чего ты хотела? Сколько лет живут вместе. Конечно, родная, близкая. И зачем мне это все нужно?  Чтобы мучиться ревностью и угрызениями совести?

- Ну вот,  - сказал  Игорь, входя в комнату. - У жены истерика. Я ведь  говорил, что заеду на фирму – и скоро вернусь. Надо было предупредить ребят,  чтобы что-то могли связное соврать.  Но на этот счёт у меня фантазия слабо работает.  Ты не обидишься, если сейчас уеду?  Врач боится ухудшения состояния. И мне не хотелось бы снова определять её в клинику. Дома она как-то ожила, посвежела… Наверное, не без твоего участия, - попытался он подсластить пилюлю…

- Конечно, поезжай. Я, собственно,  ничего такого и не хотела, - Марина отвернулась, чтобы не было заметно навернувшихся на глаза слёз.
- А вот этого не надо. –  Игорь развернув её к себе. - Я знаю, ты сейчас можешь не поверить, но я хочу, чтобы ты знала.
Он немного помолчал, видимо, собираясь с духом:
 - Мы давно не живём с Людмилой Аристарховной, как муж и жена. Ты понимаешь о чём я?
Марина понимала.  Подобное часто говорят,  когда хотят успокоить любовницу. Но вопреки всему,  верила этому человеку, которого встретила всего несколько часов назад.
 
- Да нет, ты смотри на меня, -  он крепко держал её за плечи.  - Пятнадцать лет назад у неё  была операция. Ну,  в общем, по-женски.  Ничего особенного. По статистике, не такая уж и редкая. Я узнавал. Но оказалось, что там ещё и онкология… Короче, у неё все убрали…  Она, как ты видишь, осталась жива.  Но травма… Я имею в виду, больше психическая.  Она ведь умная,  понимала, что толку, как от женщины,  от неё уже не будет. Я – из жалости, пытался доказать, что ничего страшного не произошло.  Но… В общем, она сама отказалась.  Так что,  тебе не к кому меня ревновать.

 Это было неожиданно и  выглядело не очень правдоподобно.  Но Петров не лгал. Значит, у него кто-то должен быть. Не может крепкий, не старый мужчина обходиться  так долго без женщины. Игла ревности вонзилась в грудь и мешала дышать.
-  Ты хочешь сказать, что у тебя пятнадцать или сколько там лет прошло – никого не было? - Она хотела добавить что-то ещё, но ей не дали
-  Не продолжай.  Да, конечно, я не евнух. У меня были за это время  женщины. Но ведь я ничего не знал о тебе… А потом, ты тоже не мертвая… Я не спрашиваю, кто у тебя был? Разве никого, после смерти мужа?
Марина закрыла ему рот, испугавшись того  жёсткого взгляда, который уже видела в ресторане. 
-  Хорошо, не будем об этом.  Мы ещё почти ничего не знаем друг о друге, чтобы сводить счеты….
– Вот именно.  Завтра никуда  с утра не уходи.  Я позвоню. Мы обязательно должны увидеться. Ты поняла? -  Игорь отстранил Марину от себя.
- А ну, посмотри на меня.  Будешь ждать?
- Приходи – прошептала она, чувствуя, что голос безнадёжно сел.  Слёзы полились из  глаз крупными глицериновыми горошинами. Он,  словно ничего не замечая,  поцеловал её в опухшие губы:
 - До завтра! - и вышел в прихожую.

***************
На следующий день, до этого, на редкость сухой и тёплый октябрь,  решил напоследок  выполнить норму по осадкам.  Прихватив у ноября немного мокрого снега,  исходил  с раннего утра густым  косым  дождём и присыпал всё крупными белыми хлопьями.  А те, вырванные до срока  откуда-то, из небесной кладовой,  удивленно таяли  на неостывшей до конца, земле.

- Ну и денёк…  Неужели приедет?  - Марина  пыталась  зародить в себе сомнение,   чтобы  не слишком переживать, в случае, если свидание не состоится.  Но что-то внутри говорило,  что приедет.  Иначе и быть не может.  Особенно, после вчерашнего.   А ещё, занозой сидело предчувствие, что скоро им снова придётся расстаться.  Но сегодня был её день!

Игорь  приехал около одиннадцати. Она не стала спрашивать, что сказал жене, сколько собирается пробыть  у неё?  Это было не важно.  Важно,  что они были вместе. 

Ей понравилось, что он не потащил её сразу в постель. Они пили кофе с печеньем, похожим на то, которое она испекла когда-то, на Чукотке и принесла на вечер для семей  офицеров.  Все угощались и хвалили хрустящие сердечки. И Алексеев, тоже похвалил.  Но не за столом, а во время танца. Тогда для них это была единственная  возможность дотронуться друг до друга.
- Интересно, - вспомнит или нет? Вряд ли…
Но он вспомнил:
 - Кажется, такое же было на том вечере,  - он откусил кусочек. - И ты была в чёрном вязаном  костюме, с белыми пушистыми цветами на груди.
-  Ангорка…  В те времена жуткий дефицит.  Дикторша на Московском телевидении в таком же костюме программу передач читала.
Они рассмеялись.
- У тебя, случайно,  он не сохранился?
-  Ты о костюме? Конечно, нет. А что, ролевыми играми увлекаешься?
- Не говори глупостей. Просто, было бы интересно увидеть тебя ту, прежнюю.
- А что нынешняя,  не нравится?
- Не кокетничай.  Конечно, нравишься. Даже больше. А ну, иди сюда…
Он притянул её к себе и усадил на колени.
Этого было достаточно, чтобы мир качнулся  - и все сорвалось со своих мест.

**********
В первый раз это было осторожное узнавание… В потёмках брели они в саду желаний, натыкаясь на кусты, касаясь твёрдых стволов деревьев…  Иногда падали в мягкую ароматную траву и поднимались вновь,  чтобы продолжить движение к свету, что ждал их в конце пути.   И все случилось, как надо.  Теперь они, усталые и счастливые,  наслаждались тихой радостью и покоем.

Когда Игорь хотел встать, чтобы идти в ванную – Марина удержала его. Запах мужского  вспотевшего тела, успокаивал и возбуждал одновременно. 
Они лежали рядом и молчали.  Марина боялась обычных в таких случаях вопросов: 
- Ну как, ты? Тебе хорошо было со мной?
Или объяснений в любви. Словно  подобное  может быть без любви… Но Игорь ничего не говорил - и это было то, что надо.  Вот оказывается, как бывает…
То, что у них произошло, не являлось  «показательным выступлением», где все отработано до мелочей, но, где нет настоящего тепла – как это было с Вадимом.  И на супружескую близость это не походило,  хотя и доставляющую удовольствие, но слишком обыденную,  как было с Александром.

С Игорем она впервые испытала Единение. То непередаваемое чувство близости,  когда невозможно отделить одного от другого.  Они так чувствовали друг друга, что  не возникало нужды что-то объяснять, подсказывать.  Соединённые,  как Инь и Янь - они  являлись одним неразрывным целым и вместе пришли к желанному восхитительному финалу.

Но это был ещё не все.  После душа оба почувствовали, что проголодались.  Часы показывали третий час – время обеда.  Но, когда оказались вместе на маленькой кухне – не смогли оторваться друг от друга.

В это раз, испытав первый опыт близости,  они были гораздо смелее и раскованнее.  Всецело  отдавшись друг другу,  словно единственные влюблённые на земле,  творили они Симфонию страсти. В ней, как и положено,  в первой части -  Аллегро - были главная и побочная темы, которые постепенно становились все более сложными и яркими. Но достигнув апогея, уступили место  медленному и нежному Анданте. Насладившись  его томной мелодией,  влюблённые перешли к искромётному  легкомысленному Скерцо.
И вот, он, великолепный Финал. В нём снова возникают две темы. Но как они отличаются от себя, первоначальных!  Изначально разные по характеру, в процессе разработки  приобретают общие черты и превращаются в Заключительную тему. Исполняемая всем оркестром,  звучит она с торжественным ликованием,  увлекая за собой в невиданные высоты, от которых захватывает дух и сердце готово разорваться,  не выдержав сладкого напряжения Коды... 

**********
- Теперь можно и умереть… – Первое, что произнесла женщина,  когда, спустя какое-то время, пришла в себя. - Ты чудо, ты – гений! - Не находя нужных слов, она обняла любимого.
-  Насчёт гения, пожалуй,  согласен. Но про умереть… Чтобы я не слышал больше таких глупостей! Теперь только все начинается.
Марина приподняла голову:
- О чём ты говоришь?  Какое начало в наши годы и в нашем положении?

Румяная, с блестящими глазами и всклокоченными тёмными волосами, она казалась необычайно соблазнительной. Мужчина привлёк ей к себе:
- Ты сейчас похожа на прелестную фею. А феи не стареют.
Он  пытался поцеловать её в губы, но Марина уклонилась.
- Подожди, Я хочу сейчас сказать…  Не люблю красивых слов, но по-другому не получается. Я люблю тебя. И всегда любила, с первой встречи. Ты  мне веришь?
- Милая моя… Ничего не надо говорить. Конечно, верю. И сделаю все, чтобы мы были вместе.
- А вот этого не надо. Мы оба знаем, что пока ничего сделать нельзя. Я просто хочу, чтобы ты знал, что буду любить тебя всегда, - голос её дрогнул...
- Никогда не говори всегда и никогда… - Он  запустил руку в её густые волосы - чтобы не отстранилась - и  крепко поцеловал в губы. –  А теперь, пошли готовить обед. Любимых мужчин тоже надо кормить.

ОКОНЧАНИЕ ВТОРОЙ ЧАСТИ

ТАТЬЯНА ШЕЛИХОВА-НЕКРАСОВА


Рецензии
-Танечка!!! Дорогая! ПОЗДРАВЛЯЮ!!! Желаю всего самого-самого замечательного на долгие годы!!!

Тамара Петровна Москалёва   28.01.2018 22:43     Заявить о нарушении
Спасибо, дорогая Тамара Петровна!
Даже слёзы на глазах - так приятно...
Помню и благодарна за все доброе, что вы для меня делаете.
Сегодня Д.Р. не отмечаю - будний день.
Но в субботу было нечто вроде новоселья - с подарками - в немногочисленной компании друзей. Вчера - доедалки.
Так что, нагулялась...
Теперь серьёзное время пойдёт.
Обнимаю вас с теплом и любовью!

Татьяна Шелихова -Некрасова   29.01.2018 12:46   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.