Хроники вольного офиса

                Хроники вольного офиса

Когда-то много писал в живом журнале,
а в этом году задумал собрать свои записки по
бывшей работе в один файл. Получились вот
такие хроники восьми лет из жизни команды переводчиков
и менеджеров. Что приятно, публикую их с полного одобрения
 главных действующих лиц.

Да, легкие вкрапления нелитературной лексики - суровая
необходимость, живой разговорный язык
неразбавленного мужского коллектива.

18 января
"Да, тебя слегка перекосило", - бодро начал родственный мануал Саша, в подтверждение сфотографировал мои шейные позвонки и сунул мне под нос их вид сзади. В голосе его слышалась неприкрытая радость: в Москве я уже пятилетку, и все никак не обращался. "Теперь ты вливаешься в ряды настоящих интеллигентов, с их остеохондрозами и прочими крестцами... не одним кариесом жив человек", - добавил он. Мне и раньше не очень хотелось быть интеллигентным, а тут и вовсе расхотелось. Когда он сворачивал мне шею, я был весьма вял и апатичен, от покорности судьбе и коньяка, выпитого на вокзале без закуски с убывающими на Эльбрус нижегородскими туристами. Тем не менее, не забыл задать вопрос о том, а не случались ли у него на этом сворачивании шеи сбои. Оказалось, вопрос стандартный: его задают каждый раз при первом знакомстве шеи с его крепкими пальцами. Ответ, впрочем, был известен заранее, а сам вопрос риторическим.
После минилекции о происхождении моих признаков интеллигентности и легких измывательств при минимуме боли доктор сообщил, что не только буду жить, но, возможно, еще в течение следующей недели, поделав пару упражнений на растяжку, вполне смогу вернуться в строй тех, которым далеко до интеллигентности. Это приятно. Мне столько интеллигентности пока не надо. И так от нее зрение садится.


28 января
Плюс электрификация всей страны
Потягивая утром кофе со сгущенкой, задумался о коммунизме. Том самом коммунизме, определение которого стояло некогда в учебнике обществоведения. В школьные времена задумываться  о нем было ни к чему: партия Ленина, сила народная, меня к его торжеству вела - и слава богу. А сегодня вспомнилось классическое "... блага польются широким потоком... и осуществится великий принцип: от каждого по способностям, каждому по потребностям" (за точность не ручаюсь, но где-то так). И вот за утренним кофе со сгущенкой подумал, что... если б автор учебника не был обязан облекать общенародное понимание светлого будущего в политически грамотные термины, он закончил бы гораздо проще: "...и осуществится великий принцип: молочные реки и кисельные берега".


26 февраля
Не сходя с рабочего места, слышу следующую занимательную теорию с претензиями на глобальность. Поскольку в офисе никого больше нет, теория преподносится автором как некое тайное знание... и я в ней даже фигурирую - но это ничего не значит, ибо теория всеобъемлюща и "на его месте мог быть каждый".
Итак. Звучит теория так:
"Симпатичной женщине летом найти мужика на потрахаться - раз плюнуть. Не то, что нам...
Вот смотри. Допустим, пошла она, ну, если нормально выглядит, к метро, и ей нужен мужик. И если стоит там ряд из десяти мужиков, то ей только стоит спросить, кому хочется с ней бесплатно потрахаться, и девять из десяти сделают шаг вперед...
А вот теперь представь себе, что ты туда пошел за тем же, и там десять женщин. Сколько выйдут из строя, если ты спросишь о том же? - максимум 0,2%! Потому что ведь им надо, чтобы ты был красивый, богатый, на не отечественной машине, да еще и любил их и вообще, вот так. И тут ты пролетаешь и тебе надо идти к проститутке".
По-моему, глубокая концепция. И пусть даже не понял, зачем та женщина, которая одна, пойдет именно к метро.
Задумался: если каждая симпатичная женщина летом уводит от метро по девяносто процентов мужиков, что остается в этот период остальным?


11 марта
 Искренность в современном мире
Все-таки до чего ж неискренняя штука этот язык коммерции. Совершенно невозможно сказать правду в полном объеме: народ почему-то сразу начинает обижаться. Вот, к примеру, сегодня некто директор заказчика (сорри, сейчас от большой любви заказчика пишут маслом и с большой буквы, вот так: "Заказчик"), который сам нихрена делать не хочет, кроме, как надувать щеки и кричать, что сидит на работе до десяти вечера (набрал бы нормальных людей, может, в обед бы домой сваливал), требует нечто немыслимо бредовое, забыв о том, что еще месячишко назад протокольно-письменно клялся в том, что впредь обязуется быть вменяемым. Ну вот, забыл он, значит, а нам на его склероз реагировать: Заказчик все-таки, с большой буквы. Посовещались с главным офисом, и было выработано единственно верное решение: посылать. Очень приятное решение. И как же это будет звучать? Очень-очень неискренне. Ну, для начала пишем этому хрену, что он "уважаемый" (он, наверно, и сам сомневается), потом добавляем, что, "к сожалению" (ну, уж точно не к нашему), его предложение (весь этот бред сивой кобылы) не является для нас приемлемым (мягко говоря). Ну, и еще пару описательных конструкций на эту тему. Потом, ниже, опять же, "с уважением", и подпись. А ведь какой мог быть яркий и, главное, искренний вариант:
"Вася! Как ты нас своей ... ...! Пошел ты на..., Вася! Будешь потом проходить мимо, проходи!
Однако так можно потерять дорогого Заказчика.
По мне было бы недурно намешать разных стилей...
"Уважаемый Николай Гаврилович! К сожалению, на Ваш сегодняшний вопрос "Что делать?", вынуждены сообщить, что пошел ты, Коля, на...! Работать надо, работать! И с головой дружить хотя бы временами!
С уважением / С надеждой на дальнейшее плодотворное сотрудничество,
Ваши деловые партнеры"
Самое странное, что ведь наверняка сейчас позвонит и будет обижаться на наше "к сожалению - с уважением"...
А ведь ошибся! - в ответ на наш вежливо-уважительный посыл заказчик позвонил и сказал, мол, ну, что же вы так, давайте искать общий язык... Общий язык как заменитель искренности...


16 марта
Саморекламная компания
В связи с последними турнирными успехами головной офис проникся к нам искренним интересом и предложил написать о себе статью, в которой отразились бы и наши трудовые свершения и наши же будничные проблемы. Поскольку главный чукча-писатель бюро я, я и ваял. Получилось такое героическое, смахивающее на советский фильм на производственную тематику, творенье, в котором мелкие бытовые проблемки, да и крупные трудности и лишения офисной службы ни за что не заслонят солнечные успехи и трудовые порывы. Будет крайне интересно, если в понедельник Витя  все переделает на свой лад. Если он это сделает, сам потом будет переводить это дело на русский: мы с ним говорим и пишем настолько по-разному, что вмешательство одного в тексты другого автоматически убивает всю их изюмную часть.


19 апреля
Командировочное… чертеж
Утром вернулся из командировки, обещавшей быть двухдневной, но оказавшейся однодневкой. И, однако, впечатлений вагон. Вышел из самолета - пропущенный звонок Вити. И тут же он же опять звонит.
- Саша, ты отправлял Романову чертеж?
- Нет, Джонни ж сказал, что не нужно.
- Точно? Он меня все утро долбит: "Саша отправил чертеж!?" - А я откуда знаю? А он: "А ты почему не знаешь!? Ты должен!"
- Повторяю: он сам сказал, что чертеж, который просил Романов, отправлять нельзя.
- Ну ладно, скажу.

Дубль 2 случается в часа два дня, в разгар переговоров. Звонок от Джонни:
- Саша, ты отправлял Романову чертеж?
- Нет. Ты ж сам сказал, что не нужно, что наши проектировщики все сделают.
- Эээ. Я чего-то не понимаю. Дитер вчера отправлял тебе чертеж.
- А, про это не знаю. Джонни, я не получал никакого чертежа от Дитера.
- Да? А, да. Он тебе в восемь часов по вашему времени отправил. То есть ты точно не отправлял Романову чертеж?
- Джонни, я честный человек. И я не отправлял Романову чертеж, который в глаза не видел.
- Отлично. А то та редакция была с недочетами. Дитер готовит новую. Хорошо, пока.

Дубль 3.
Пять вечера, едем с переговоров в гостиницу. Звонок.
- Саша, это Дитер. Ты не отправлял Романову чертеж?
- Дитер, я сейчас начну кого-то убивать. Утром звонит некий Виктор, интересуется, не отправлял ли я чертеж. Днем - Джонни, по тому же поводу. Теперь - ты. Честное слово - не отправлял.
- (Хохочет) Это хорошо. Я как раз делаю измененную редакцию. А Джонни с обеда не видел, решил тебе позвонить.
- (Присоединяюсь к хохоту) Но зато теперь вы все это знаете.


20 апреля
На пути в коммунизм
Часто размышляю над ролью вождей в истории. Все они куда-то вели или даже ведут, и в сравнении со многими Витя вроде не лучший вариант.
Это ж именно он, вернувшись с обеда, жестко заявил: "Давайте коньяку!". Это он сегодня без машины.
Пришли к выводу, что начальник не совсем пропащий, к тому же еще в состоянии работать над собой. Что в его инициативности порой просматривается здравое зерно.
А еще в ходе обеденных размышлений пришло, что мы уникальная команда, вполне боеспособная на фоне высокоразвитой анархии. А, может, эта анархия и есть необходимое, хотя и не достаточное, условие нашего поступательного движения в коммунизм.

В девять звонит Слава, который, оказывается, еще в офисе, и сообщает, что некий вирус "поел" мой компьютер. Сначала он съел самого Нортона Антивируса (говорят, это не извращение и не месть, а нормальный прагматичный подход), а потом стал доедать остальное. Хорошо, что, кроме Бата, у меня из офисного и есть-то нечего.


27 апреля
Так тоже летают самолетами
Как-то в выходные бессмысленно болтался в одном новеньком, но не очень уютном аэропорту, где сильно впечатлился вот такой ситуацией...
К рядам регистрирующихся на рейсы подходит явно местный товарищ, по форме похожий на пилота, и выкрикивает: "Питер есть?"
"Есть!" - тут же реагирует из самого конца длинной очереди интеллигентный брюнет лет тридцати с умным лицом.
Лицо пилота (или сотрудника аэропорта) слегка перекашивается: "21:45!!! И он еще здесь стоит!?"...
Выхватывает интеллигента из очереди и уводит в направлении "на Питер". Дяденька успевает оправдаться тем, что: "А что я могу сделать?", но не упирается, и скоро его уже нет с нами, увели.
Смотрю на расписание: питерский рейс - 21:45. На время - 21:20.
Смотрю на место, где стоял этот ушедший питерец: в очереди на два окошка он был где-то двадцатый.
Даже если взять по минуте на пассажира, улететь у него шансов не было.
А он даже не задергался, спокойно стоял в конце очереди - и ведь дождался!


10 мая
Островное
Какие-то добрые люди отключили нас сегодня от телефона, плюс интернет регулярно глючит. Это, конечно, тяжело, но зато так тихо, ненапряжно. Остров вроде и обитаемый, но это мало кого волнует. Или если кого и волнует, то до нас эти волнительные волны не доходят, никто не шлет нам по ним бутылку... Впрочем, бутылок и так скопилось, хороших и разных, в достаточном количестве, так что до завтра дотянем.
У, как интересно... оказывается, это не мы одни на островах, а вся столица медленно, но верно, обесточивается. Уже не ездят иные трамваи, электрички метро и просто электрички, гибэдэдэшники вышли на улицы заменить собой светофоры; пишут, что до кучи пострадала Тульская область, уже кое-где по этой же причине (авария на ГЭС-1) работа стоит (в то время как мы на ней сидим и иногда до кого-то даже дозваниваемся) и все гораздо более нервно. Вот почему генеральный вождь фирмы и наши ж немецкие собратья между Шереметьевыми пару часиков грелись в пробке. Интересно, как оне будут улетать без электричества. С моей тройкой по физике, конечно, не могу рассуждать об этом квалифицированно, но предполагаю, что им будет непросто. А вообще наша зависимость от техники стала такой, что уже не смешно.


12 мая
Джойнт
- Саш, ты видел там в почте?
- Да видел... мой косяк.
- Косяк по-английски джойнт.
- Да, мой джойнт.
Причем такой вполне серьезный джойнт получился. Приложение к договору забыл вообще, а когда договор пошел по инстанциям, это вышло. Связался с немцами, извинился, предложил вариант исправления. Сказали: чего извиняешься? - бывает, и да, так и сделаем. Приятно джойнт раскрутился.


17 мая
В давние-предавние времена, а если точнее, то во вторник, когда моя большая командировочная эпопея, собственно, и началась, еще никто не знал, что она будет такой долгой. Начало было рутинным, покатили к любимому заказчику. Я – с больным горлом, немецкие коллеги – с удовольствием от того, что можно не сидеть в душном офисе, а вот так, полуувеселительно кататься по российским просторам.

Доехали с пустым баком, потому что Гарик просчитался с количеством 95-го бензина, в результате чего в муках надыбывал его на следующий день. Тут еще выяснилось, что любимый заказчик бедствует: месяц не было горячей воды. Только сегодня воду дали. Но пока ждали воду, в буфет не закупили товар, и на ужин еле успели урвать в местном магазинчике пива и колбасы с консервами, из чего получился симпатишный ужин а ля студенческая общага.

На следующий день общались с хозяевами, и нас то хвалили, то ругали так, словно хвалят. Страшная штука эта взаимная любовь.

На обратном пути выяснилось, что срочно требуется посетить другого заказчика, которого когда-то нежно любили и который коварно изменил прямо на наших глазах, да с нашим же главным конкурентом. Зачем к такому ехать в гости? – да чтобы вернуть утраченное нами доверие к нему и, если получится, полюбить его снова.

Но сначала немецкие товарищи показали мне Красную площадь, ГУМ, а потом мы пошли в ресторанчик «Дрова», где попались на примитивную ловушку для жадных под названием «блюдо плюс шведский стол». Простейшая уловка: блюдо без ничего стоит в два раза меньше, чем вместе с гипотетической возможностью неограниченно ошведскостоливаться прочей снедью. В результате даже пиво с водкой не помогли некоторым немецким товарищам съесть и половину основного блюда... Зато двоим из трех участников сего действа пришлось заплатить за коктейль серьезной головной болью на следующий день. К сожалению, в эти два из трех попал и я.

А следующий день начался с суеты. По офису, куда заехали поутру, бродили стада русских и нерусских, толкались, говорили в оба уха сразу. А ближе к середине дня поехали к заказчику, который и сам нас любит умеренно, и у нас особых чувств не вызывает. Посидели у него, после чего уехали и сделали вывод, что он нами воспользовался в неблаговидных целях, даже обедом не покормил. Впрочем, откуда взяться благовидным целям у тех, кто не хочет покупать наше оборудование?

Вечером разбрелись по аэропортам. Один импортный гражданин - чтобы улететь домой, а мы – чтобы объясниться с изменщиками у них дома.

Самолет долго не взлетал, пришлось ждать. Мимо пробежал пилот, который показался мне глубоко пьющим человеком, но подумалось, что за рулем он все-таки не будет. Пожилая стюардесса тоже внушала исключительно оптимизм. Долетели без приключений, хотя и впервые почувствовал барабанными перепонками, что леденцы «Взлетные» разносят не просто так. Помогают ли, не знаю, но вкус у них тот самый, что из времен зеленой травы и высоких деревьев.

А в пятницу узнаем, что любовь не ушла и нас вовсе не подло обманули. Нет, просто на некогда нежно любимого нами Заказчика нашло такое затмение, что он чуть не влюбился (искренне, сердцу не прикажешь, оно каких только козлов не любит) в наших конкурентов – но после того, как те грязно над ним надругались, задержав поставку на два месяца, выяснилось, что это чувство не было серьезным. Прощаем и понимаем, царит всеобщая растроганность, не зря летали.

А потом сидим в главной гостинице города и мучимся с официанткой. Не думал, что в этой профессии нужны мозги, а оказалось, в минимальном количестве очень даже. Хотели даже закатить скандал, однако старший товарищ, притом сам большой любитель поскандалить в ресторанах, вдруг махнул рукой и сказал, что пытаться объяснять и чего-то требовать от этой девушки, - это как  учить корову прыгать на три метра в высоту.
Перетекли в другой бар, где на красное вино пришлось наложить коньяк, после чего мне было сказано, что и пиво («Велкопоповицкий козел») задегустировать обязан, мол, такая судьба... раз девушка принесла две бутылки. Козел не понравился, действие после всей этой смеси еще меньше. А, значит, и судьба у меня временами грустная.

А часа в два ночи разбудили местные девушки, которые любят всех, особенно приезжих, но на любовь уже никаких сил. А сон сломали напрочь.

Вернулись сегодня. В автобусе к аэропорту Шмидтс показывает парня, который некогда сидел по соседству, и объясняет, что так выглядят те, кто вылил на себя томатный сок. Да, зрелище интересное: всего один стаканчик, а на капюшоне куртки - неприметный след. Понятно, почему Шмидтс берет в полетах минералку.
А завтра снова аэропорт, самолет, машина, гостиница...


12 мая
Переписываюсь по запчастям. От заказчика с нами работает парень по фамилии Семенов, с которым у меня постепенно образовался переход от "Уважаемый г-н Семенов...!" до "Денис, добрый день!...". То есть с очень уважительного и формального к нейтральному с элементами неформального. У Дениса всегда куча мелких просьб, и иногда начинаю беситься от того, что утро начинается, а вечер заканчивается его письмами. При этом просьбы вынужден удовлетворять, ибо наши немцы с этим заказчиком как-то серьезно прокололись, вот за них и отдуваюсь. Сегодня утрясаем транспортную документацию последней поставки. Уже к середине дня мы с немцами устранили даже самые незначительные шероховатости и отослал все Денису, с полной уверенностью, что в диалоге поставлена точка и на какое-то время от Семенова можно отдохнуть. Проходит минут десять - и нахожу в почте письмо от Семенова. Читаем, и весь офис ложится: "Благодарствую, барин".
Так и не нашел, что ответить благодарному холопу.


20 мая
Пятница, красный день календаря.
Делать нечего всю неделю (как и прошлую), но только в пятницу осознаешь по максимуму, как же хорошо, что скоро это кончится и можно будет наконец отдохнуть. Поутру это напрягало, снова валять дурака было физически тяжело, но ближе к концу дня производительность этого дела резко возросла (хвала Интернету), а сейчас, после чая с ромом, светлое будущее вырисовывается на горизонте так отчетливо, что даже страшно. И непонятно, почему ничего не делать вроде как стыдно, в то время как что-то делать, даже если не хочется, хорошо и чуть ли не возвышенно-благородно. Другое дело, если хочется это что-то делать - но чаще это бывает не на работе... На работе тоже бывает, но реже, и посему изобрели деньги: если б за производительность отвечала только совесть-лучший-контролер, мы б еще долго не увидели ни космонавтов, ни мобильной связи, ни прочих свидетельств прогресса. Если б все на работе горели, деньги бы были не нужны: все б и за так, для души, производили все необходимые (и массу ненужных) материальные и прочие ценности. Но, видимо, душа, хоть и обязана трудиться, не хочет делать это на работе. И вообще после рома меня несет куда-то не туда, ведь Шнур уже все давно сказал, аминь.


27 мая
Вчера у нас на сайте приземлилось резюме одного молодого человека, который с чего-то вздумал у нас работать. Резюме как резюме, и желание не сказать, что такое уж странное (я ведь и сам у нас работаю), но заинтересовала концовка подачи собственных достоинств: "Дополнительные сведения: легкообучаемый, целеустремлённый, коммуникабельный, отзывчивый, серьёзный, но с чувством юмора". Вот это "серьезный, но с чувством юмора" рассмешило... а потом так и не понял, почему: ведь бывает такое на свете. И все равно смешно. Наверно, я перегрелся.


3 июня
Как здорово, что все мы здесь
В ходе обильного обеда (стол ломится от разносолов) много чокаемся и интенсивно славим друг друга (они нас за то, что мы есть, мы - одних за то же самое – и за то, что есть шанс посотрудничать, других – за то, что свели с первыми). После обеда, разумеется, уже не работаем. Едем на экскурсию по городу. Фотографируемся у нескольких послевоенных памятников. Сам город такой средний, наверняка половина населения живет огородами – предприятий не видно. Потом едем на реку. Здесь директор завода и сын одного из директоров фирмы-владелицы катаются на водных мотоциклах, а мы лезем купаться. На берегу жуткое количество мошек, они роями кружат, облепляют с головы до ног, лезут в рот - и как-то сразу тянет купаться.  Вода, может, для кого и не парное молоко, но, разогретое крупными вливаниями коньяка, мое тело, погруженное в жидкость, ощущает себя в ней замечательно. Жаль только, что приходится вылезать и снова кормить им мошек.

А в речке лезут в голову глубокие мысли. О том, как простое совместное застолье влияет на мировоззрение, мироотношение, самоощущение и т.д. Взять, скажем, отношение к одному из сегодняшних партнеров по переговорам некому господину К. Впервые встретились месяц назад на выставке, и он мне сразу сильно не полюбился. Тогда, на выставке и день был хреноватый, и я - усталый, злой и совершенно трезвый. С первого взгляда навесил на него ярлык «хлыщ, из тех, что вертится рядом и стрижет купоны на сомнительном посредничестве». А сегодня провел два раунда переговоров с его участием (ни разу не обошлось без звона рюмок), и негатив рассеялся. Ну да, понятно, что он тут не просто так пел осанну моей великой фирме и кивал тогда, когда это было нужно нам. Да, наверняка это отразится потом на его кошельке. Но и понять его худо-бедно можно. Если он с советских времен в посольствах и полпредствах, сложно требовать, чтоб он строил светлое будущее нашей отрасли, ориентируясь исключительно на моральный кодекс строителя коммунизма. Делает то, что умеет, а умеет он сводить тех, кому это нужно, и получать за это бакшиш. Мы-то сами ... щелкали, а он нашел этот желающий ожить полумертвый завод, организовал встречу. Что-то сделал, соответственно, что-то хочет получить –не наказуемо. Нормальный дядька, чем я-то лучше? – мой трудовой энтузиазм тоже ведь имеет некоторый денежный эквивалент. В общем, надо чаще встречаться...


8 июня
Кошмары
Витя пришел на работу ну с очень короткой стрижкой, и решили, что, похоже, пора ему снова отдавать долги родине. Он тут же вспомнил традиционный кошмарный сон всех тех, кто эти долги отдавал: про то, что опять призывают в ту же часть. Сверили варианты этих снов. У меня самым жутким было, когда во сне призывают, а я же помню, что отслужил три года реальных и еще три в прошлом сне, и возмущенно ору, что отдал Родине долг дважды и никуда больше не пойду. У Вити самое яркое сновидение случилось уже после того, как он окончил военную кафедру нашего инъяза... его снова во сне призывают на срочную, а он кричит: "Уберите руки, я лейтенант запаса!"


9 июня
Скандальные переговоры с нелюбимым заказчиком удалось перевести в совместное питие, по ходу которого этот мерзавец вылакал, с нашей помощью, квази латышский коньяк, дюьтифришный виски и обозвал меня тампаксом... Из самых лучших побуждений, в пьяном угаре братания; мой немецкий шеф решил похвастаться тем, какой ценный сотрудник ведет проект из Москвы, - и представитель заказчика, радостно подхватив тезис, провозгласил, что я-де тампакс, ни больше ни меньше. Потом поправился: не, не тампакс, а памперс. В общем, точно не сникерс... Что обидно, при всей расшатанности серого вещества он прав на все сто: за год контракта через меня такое количество дерьма прошло в обе стороны, что это еще не худший вариант. А всю ту неделю мне предстоит дозаправка: еду к волкам на съеденье, да еще и на неделю. Кем меня потом нарекут, даже думать страшно.


1 июля
Своеобразные результаты командировки. Двенадцать дней без выходных, от зари до зари. Хорошие отношения со спецами, поварихами, дамами в гостинице. Даже часть начальства принимающей стороны вытащило было пряник, но ближе к подписанию акта приемки одумалось, обозвало нас диверсантами, тайно разрушающими молодой (нами же и оживленный!) завод, а потому уезжали на нервах, я даже мобильник оставил, а потом взял себе билет не на один рейс с подопечными немцами (и слава богу: отдохнул от них лишних три часа). Да, напряженность отношений выразилась и в том, что нам ни разу ни налили. А чтоб и не надеялись, по приезду хорошенько обложили ... Пришлось реагировать на той же ноте и лексике и объяснять, что повышенный тон в диалоге со мной не приветствуется: как-то это не люблю - и получился милый разговор директора завода с представителем фирмы, реконструирующей завод, после которого эти двое кивали друг другу издалека, до рукопожатий и дальнейших личных контактов не опускаясь.
Ну да ничего, немцы себе пиво везде найдут.
Дальше за наши благодеяния обещают суд. Это хорошо: когда еще скатаюсь в Цюрих?


3 июля
 Немцы рассказывают, что через год после войны в Ираке («Буря в пустыне», 1994), в Германии резко упала рождаемость... Все прилипли к ящикам, уже ни до чего было.
А тут в поселке пойти по сути некуда, в ящике всего три программы (РТР, ОРТ и местный канал), и по улицам бегают многочисленные детишки.
Интересно, китайцы благодарны Биллу Гейтсу за его изобретение?

В последние дни командировки вспомнилась служба. Ощущение времени здесь то же, что и в бывшей ВЧ. Ты заперт здесь, и это никогда не кончится. И сразу осознаешь, что есть свобода и что она тебе нужна. Вот не нужна мне особо Москва, когда я в Москве; много ли я ее знаю, город мною совершенно не исхоженный, – но вот у меня эту возможность отобрали, и дико тянет в Москву... да хоть куда-нибудь отсюда. А вернешься - и ни хрена этой свободой не пользуешься.


17 сентября
Любовь, отношения
Делать нечего, слоняюсь полдня по разным интернет-сайтам. Слышу над ухом Витин голос: "А это что тут за "Любовь... отношения"? Недоумеваю вместе со всеми: за последнее время таковые ко мне не заходили. На столе вижу листок, на котором моим почерком написано в разных местах: "Любовь... отношения".  Вспоминаю... Звонила с час назад некая девушка (или дамочка), высыпала на меня миллион слов, из которого понял только то, что она представляет некую телефонную компанию, зовут ее Любовь и предлагает она нам воспользоваться услугами именно ее компании. Аккуратно выслушав этот бурный поток, стандартно-вежливо объяснил девушке по имени Любовь, что у нас уже сложились устойчивые отношения с одной телефонной компанией и что-то менять в них пока не собираемся, так что спасибо. Засим и распрощались... Как казалось.


18 сентября
Убить Зимета
Как там в духовных традициях? - "Встретил Будду - убей его". А я б без всяких сантиментов пришиб некого Зимета, который учил моего шефа Витю оформлять документы в рамках своей "штабной культуры", сличая на свет немецкий и русский переводы, и сделав ученика большим любителем пробелов, табуляторов, отступов, приступов и прочей хрени. Сегодняшний утренний скандальчик был в очередной раз посвящен этой замечательной теме. Ругаемся на нее регулярно, поскольку я преступления в лишнем пробеле не вижу, а для Вити с его понятием красоты ("надо, чтобы было красиво!" - боюсь, красота по Вите мир не спасет, а только замучит занудством) неправильный отступ или сбой шрифта - смерти подобно... из-за чего он потом все это и правил (моей культуры для этого недостаточно: по-честному не вижу, где один пробел, а где два, -  и радуюсь тому, что среди нормальных людей таких, как Зимет и Витя, пока еще не большинство). Сплошные неудобства... А старик Зимет на пенсии, мерзавец, где-нить на солнышке кости греет...


22 сентября
Беседа с начальником.
Витя, обращаясь неизвестно к кому: "У нас веревки случайно нету?"
Я, почти на автомате: "Повеситься? - ну, ради такого дела найдем".
Усмехаясь, объясняет, что не совсем, точнее даже совсем не за этим, а чтоб
чего-то там прикрутить при покраске новой детальки в офисной машине.
Потом опять: "Так, надо же, нету".
Отрывается от телефона Слава, которого достали немецкие любители поболтать:
"Чего ты ищешь?"
Витя: "Веревку".
Слава, усмехаясь: "Повеситься?"


15 октября
Витя вернулся из банка, где ошивался по своим генеральнодиректорским делам, тихим и молчаливым. На все соглашается, свои "я думаю... ммм" не запевает. Потом сознается: "В банке, там такая секретарша - зарплату бы отдал!" Как люди приличные не уточняем, за час или на каких других условиях, - но и не можем не прийти к выводу, что, скорее всего, привиделось, поскольку таких девушек в природе не бывает. Чтобы Витя - и зарплату... Это даже на уровне образа утопия, и дело даже не в Витином извращенном вкусе. Мы вон только что наконец-то выкинули банку кофе, которую он купил с полгода назад в одном дешевеньком супермаркете по принципу "две банки по цене одной", и потом, уже после того как эксперты определили продукт как коричневый крысиный яд, берег ее на какой-нибудь торжественный случай, выкидывать не давал. А под впечатлением от девушки (и еще больше от того, что мы уже в этих банках-пакетах запутались и чуть не предложили аккуратно запечатанный крысиный яд новым потенциальным заказчикам), сломался и смирился с тем, что такая удачная покупка все ж так никому счастья не принесла. Так что спасибо девушке из банка, иногда фантастика интересно влияет на реальность. А зарплату Витя сохранит.


21 октября
На светофоре Шмитт идет - ну как нормальный русский - на красный свет.
Шмидтс, сзади: "Давай, давай, только руки вверх подними!"
Я: "Зачем?".
Шмидтс: "Чтоб в больнице было проще раздевать".


25 октября
В обеденный перерыв набрел на свежее решение своих местечковых проблем. Пришло оно сбоку, от "Русского радио"у буфетной стойки столовой. Выглядело оно примерно так:
"Скажи мне то, что я хочу услышать,
то, что мне нравится.
Делай так, чтоб мы стали ближе.
Тебе понравится".
Точнее, оно так не выглядело, а пищало томным девичьим голоском. И так это меня задело, что подумал, что, может, хватит переводить электрошкафы и прочее оборудование на скользкий путь поставки и ввода в эксплуатацию. Ведь не так уж к ним и привязан. Тем более что недавно пришел к мысли, что, может, оно и несет свет в слаборазвитые районы, но в других от этого только усугубляется мрак. И это ведь в самом деле так. На наших новых заводах будет производиться продукция высокого качества, да к тому же в большом количестве. Соответственно, в районе скопления этой продукции и будет формироваться рынок. Будут производства и будут создаваться рабочие места. И будет в этих краях счастье, сладкая жизнь. А в это же время в других местах, в которых в час Х не окажется такого же оборудования, свет потухнет. Ибо тамошние старенькие заводы станут неконкурентоспособными, тихо сдохнут - а большая часть их градообразующие предприятия...


30 октября
Их нравы
Как русский человек встречает гостя? – наливает. Немецкие друзья почему-то посчитали, что лучшим средством от моей головной боли будет перевод - до утра - свежерожденного коммерческого предложения (не зря брал ноутбук). Будучи еще не очень в себе, с этим согласился, тем более в уверенности, что в компе масса «рыб» этих самых предложений, за часик управлюсь. А уже в гостинице понял, как крупно недооценивал своих боевых товарищей: будучи людьми творческими, они, похоже, наковыряли отовсюду по строчке, из-за чего пришлось переводить все заново. Голова почему-то свежее не стала.

Этот день и так был расписан посекундно. Я должен был ходить по рукам с восьми утра и где-то до пяти вечера. Однако, начался день для меня в четыре. Дело в том, что у них на девять неполных тысяч населения имеется мечеть. Всего один штук, но хватило и его. В четыре с мечети донеслись первые колокола, а потом каждые 15 минут колокольный звон долбил по ушам все утро. Водила вчера про мечеть говорил, но я не думал, что все так запущено. При этом у них запрет на то, чтобы муэцзин еще и кричал под эту музыку; в общем, народ получает неполное удовольствие. И ведь моя гостиница еще от мечети далеко, - а, говорят, рядом с ней есть еще одна...

Хождение по рукам началось с накладки, о которой знал заранее: Торстен Райман, который должен был первым принять меня в распростертые объятия, имел наглость выйти в отпуск. По счастью, отдел документации тут же согласился не бросить меня на произвол судьбы, поэтому с часик поторчал у Ирис Чах, на которой, по мнению Вити, как приличный человек обязан был жениться еще в том году, когда переводил приходящую от нее проектную документацию. Транспортный цех попытался излить на меня свои проблемы, и транспортникам даже посочувствовал, но где-то глубоко внутри, и не выказал желания ехать проверять разгрузку наших машин на складах заказчика; если мы еще и этим будем заниматься, легче коллективно застрелиться. В районе обеда мне неоднократно рассказали, что покупатель Х наконец заплатил последний «взнос», во что уже никто не верил; и вроде мелочь, а как народ радуется... К трем часам оказался уже и вовсе никому не нужен, поэтому пошел мешать работать суперсекретарше Сабине. По ходу рассказал ей последние новости, после чего она заслала Славе к нам в Москву формуляр на заказ визиток (кругом бюрократия) с припиской «Без бумажки ты не человек». Забежал Фолькер, только что вернувшийся из Москвы. Сознался, что умеет спать в самолетах. Завидую. Я в транспорте хреново сплю.

А потом пошли в ресторан. Шмидтс ради этого даже не уехал домой в Дортмунд. Повезло: порции были нормальными, не то, что обычно и не тот тазик с лисичками, плавающими в соусе, который в муках вкушал накануне.
По окончании ужина дал добро Шмитту величать меня просто Сашей, и, хоть внешне он отреагировал сдержанно, похоже, ему это дико понравилось. Опять же и мне так удобней – и у Шмитта жизнь по сути удалась.

Почему-то мои рейсы и туда, и особенно сегодня обратно задержались. Туда не особо и хотелось, но с обратным рейсом непонятно: опять, как в давние времена с таким удовольствием возвращаюсь на территорию, где говорят на русском. Те, часть которых делит в пластмассовых стаканичках из-под сока три часа полета на бутылку виски, а потом требует дополнительного ужина – но получает опять же только сок и смиряется.


16 ноября
Так победим!
Утро началось с аттракциона "неслыханная щедрость": проспоривший мне бутылку вина Витя принес дополнительно бутылку опять же армянского коньяка "Ной" и упаковку "риттерспортов". Кроме того, у него в машине случайно оказался лимон, поэтому рабочий день начали вдохновенно. По ходу вспомнили репортажи с заводов в советские времена... "Рабочие краснознаменного завода имени Ленина начали трудовой день с того, что взяли на себя новые обязательства... ". Мы тоже взяли немного на грудь, и к стандартному трудовому энтузиазму добавился дополнительный зуд героических свершений. На заседании же обязались начинать так каждый трудовой день по крайней мере до нового года. Пока все необходимое для этого есть.


17 ноября
Известно, что пятница - это праздник. Даже когда он не совпадает с днем независимости одной крупно независимой с некоторых пор страны. И начался он недурно - с того коньяка, которым Ной утолял жажду и одновременно согревался во время потопа в районе Арарата. Потеплело. Но потом спонтанно выяснилось, что на демонстрацию, скорее, не пойдем -  потому что до 1 декабря нам предложили очистить вверенные нам помещения и переместиться в достраиваемый новый офис. О том, что с переездом такая спешка, нас почему-то оповестили только сегодня. А если учесть, что всего нас трое, и трое из нас регулярно катаются по командировкам, да и без них иногда заняты, то, решив, что субботники - дело прошлое, устроили первую и главную часть переезда прямо в празднично-пятничный день. Правда, в сравнении с переездом прошлогодним, таскать наше добро пришлось с третьего этажа на первый соседнего здания, к тому же плоттер тащим нынче в разобранном виде. Не присутствовавший при въезде в покидаемый ныне офис Слава удивился, узнав, что втаскивали мы плоттер на третий этаж по узким лесенкам с крутыми перилами прямо в упаковке, а посему охарактеризовал нас как психов. Но он не мог не согласиться, что мы весьма крепкие психи, поскольку плоттер до офиса дошел и честно год отработал. А поскольку наше психическое состояние не сильно-то за год и улучшилось, до пяти вечера основную массу барахла перетаскали. Витя же, в балахоне альпийского стрелка времен войны, наверняка собрал все внимание курящих в коридорах женщин (до нашего выезда таковых не наблюдалось...).

Заканчивали празднично-рабочий день тем же коньяком, который не допил по ходу потопа Ной. Что смешно, не исключено, через пару месяцев опять будем переезжать. Иные маниловы уже строят прожекты.


2 декабря
Город контрастов
Своим современным названием город Череповецк обязан Клаусу Шмидтсу, который резонно посчитал, что город, в котором есть Череповецкий фанерно-мебельный комбинат, должен называться именно так.

Клаус же Шмидтс сообщил мне в самолете, что аэропорт Череповецка - деревянная будка. Позже другие, уже российские коллеги, описали мне его как два сарая. Тем не менее, будучи оптимистом, я вслух предположил, что город, позволяющий себе содержать хоккейную команду высшей лиги, мог за полтора года отсутствия Клауса Шмидтса построить-таки нормальный аэропорт. На этом интеллектуальная беседа и закончилась, а когда ЯК-40, этот маленький, похожий на головастика, птиц, в котором раздавали барбариски из детства, стал аккуратно снижаться над Череповецком, именно Клаус Шмидтс затыкал пальчиком в иллюминатор и возбужденно сообщил мне, что будка сарайного типа действительно есть, но слева, а справа красуется небольшой, но симпатишный новенький (полгода как построенный) аэропорт. Из чего я сделал два вывода: 1) к моему визиту город основательно подготовился; 2) могу работать пророком на общественных началах.

Вечерний Череповецк. Кругом серые коробки. Нормальный промышленный город. А вот комната в гостинице "Ленинград"оказалась лучшим из того, что предложил мне гостиничный бизнес за два года интенсивных катаний.

А в день отъезда мы сумели оценить и местный ресторан. Шмидтс, правда, начал с мелкого дебоша: не удовлетворившись теплым и застоявшимся пивом, вытребовал себе свежее и холодное (при том, что сначала заказал бочковое - ему бочковое, какое было, и принесли, а свежее было уже баночным, - и он великодушно согласился на баночное), - но потом мы приятно ужинали под приятные песни в исполнении местной группы (четверо молодых людей и девушка с великолепными голосами) и смотрели, как танцует под светомузыку напивающееся население гостиницы, в общем, получали удовольствие сами и никому больше настроение не портили.
А на заводе нас, как ни странно, ждали. Мы-то предполагали, что он уже оккупирован конкурентами и обтянут для нас колючей проволокой, по которой пущен ток, - а тут все ведущие специалисты сбежались и начали заинтересованно планировать совместное будущее. Оно, понятно, как и любое уважающее себя грядущее, в тумане, но нам понравилось.


4 декабря
В гостинице «Украина» есть такой автомат, в который набиваешь до определенной суммы мелочь или мелкие купюры, и оттуда выскакивает бутылка. Шмидтс, выпивающий в день по паре литров минералки, вспомнил об этом чудо-автомате в паузе между нашими походно-полевыми переговорами, и первым добывать воду пошел я.

Сую в щелку червонец, машинка его забирает, ждет. Сую еще. Не берет. Сую следующий – берет, говорит, нажми кнопку. Осматриваюсь среди ассортимента. В принципе, сплошь дрянь типа колы, так что нажимаю на колу лайт. Автомат требует, чтобы нажал другую кнопку. Смотрю, чего бы еще выбрать из наличного отсутствия этого самого выбора, нажимаю на соседнюю. Машинка снова уверяет, что должен нажать на другую кнопку. Начинаю нервничать и жму на одну из верхних кнопок. Слышу звон, и техника вышвыривает вниз мои деньги в виде мелочи, только вместо двадцати рублей пятнадцать. Плюю на это дело, иду обратно, объясняю Шмидтсу, что слишком дурак для такой сложной техники.

Шмидтс уходит и через минуту возвращается с довольной физиономией и бутылкой минералки. И, Макаренко наших дней, объясняет, что мог бы взять и мне, но мне же надо учиться общаться с такого рода машинками.

Ну что же, иду на второе свидание с автоматом, сожалея, что в сумке нет молотка. Подхожу, начинаю процедуру сначала, и тут понимаю, что жал на те кнопки, против которых светился красный огонек. Выходит, красное тут означало не «да», а «нет». То же мне светофор.

И тут становится по-настоящему смешно: из десятка вроде бы ассортиментных напитков этот гаденыш по факту предлагает только три. Ну ладно, насовываю в него те же двадцать рублей, нажимаю на обесцвеченную кнопку. Сначала реакции нет. Жму на еще одну, слышу грохот мелочи... Собираю урожай: теперь он уже наменял мне по-честному, все двадцать. О чем его, впрочем, не просил.

Поразмыслить о душевном состоянии автомата не успеваю – слышу, как вниз падает и заказанная мною бутылка. Свожу баланс: техника сначала умыкнула у меня пять рэ, но потом, вероятно, усовестившись, вернула сумму в четырехкратном размере, да еще разменяв, и, понятно, выдала собственно пойло. Умнику Шмидтсу такое не снилось, он все двадцать рэ оставил...


6 декабря
Тернии
Не знаю, летим ли мы в настоящий момент к звездам, но тернии нас регулярно посещают, причем чаще всего в лице собственного начальника. Вчера меня с главбухом неизвестные соседи заперли в новом здании. Пару дней назад они же проделали этот трюк с о Славой. Притом без всякого злого умысла. Просто они живут в нашем крыле дольше нас, к нашему переезду не привыкли и от привычки запирать наружную дверь еще не избавились. А у нас сложилось так, что начальник заказал - по ему одному ведомым причинам - один-единственный ключ от этой самой двери на всех. А вчера скоропостижно заболел. Сегодня утром на работу пришли все, кроме больного, - а наружная дверь закрыта. Хорошо, что нас, жертв форс-мажора, приютила родственная фирма, где мы смогли и кофею испить и выслушать леденящую кровь историю о том, как непросто купить в аптеке презервативы, и вдобавок услышать красивую фразу : "если болен на голову, полоскания не помогут". Самое жуткое, что когда больной, явив себя последним героем, прикатил в бюро со связкой свеженьких ключей, благодарили его, мягко говоря, сдержанно. Наверно, мы неблагодарные.


8 декабря
Так приходит мирская слава
День завершался мирно. Сначала мы проводили в дальние германские края начальника, пообещав запомнить его молодым и красивым. В очередной раз позавидовав его умению решать проблемы путем ухода от них. Потом до семи разгребали чертежи и прочий поток всего-всего-всего. Потом поехал домой, предварительно заперев Славу, чтоб ему никто не мешал работать. Дома, степенно пью чай с остатками былой роскоши от коломенской медовой ярмарки, и тут раздается звонок из офиса: "Саш, не могу открыть дверь". Делать нечего, прерываю трапезу, устанавливаю личный рекорд по езде до офиса: 42 минуты. И еще есть маленький резерв. Когда объясняю охране завода, что иду в ночную пору на территорию охраняемого объекта, чтобы вызволить запертого коллегу, охранник на вахте истерично хохочет. Впрочем, я б на его месте, наверно, так же от души порадовался за обитателей нового офиса: в пятницу первым попал в западню Слава, вчера - я, сегодня опять Слава... график стахановский.
Открываю Славу, и выясняется, что у нас великолепный замок: снаружи запирает великолепно - а, находясь внутри, ты уже не можешь повернуть ключ ни туды и ни сюды. Что мы и усвоили эмпирическим путем. Попутно став знаменитыми. Теперь нас ни с кем не спутают...


9 декабря
У меня, как выясняется, большое количество морально-волевых качеств. Именно на них хожу на работу второй день, ну, и завтра тоже появлюсь. Потому что не приходить нельзя, Слава один повесится, а тот клоун, который меня заразил, вроде как тоже за бугром что-то делает. Другое дело, кому это нужно, кроме сумасшедших, звонящих и требующих к завтрему выслать по почте завод, или таких же сумасшедших немцев, которые к тому ж и с ума сходят настолько не по-нашему, что им и посочувствовать трудно. В любом случае, видимо, и мне тоже, раз я с ними всеми общаюсь... Опять придется пропускать футбол. Это ненормально. Но и ходить на футбол на морально-волевых тоже - какое ж это удовольствие? Никому не нужны морально-волевые?


22 декабря
Несмотря на вчерашний, перетекший в сегодня, Славин день рождения и сдвоенный ранний выход в посольство (сначала на свежую, потом на очень несвежую голову), погоды стоят замечательные: снежок, легкая метелька, придраться не к чему. По дороге в посольство даже видел у бордюра симпатишную мышь, которая, похоже, принимала в минисугробе снежные ванны. А мы, невзирая на погоды, вчера мешали сухое красное с водкой, причем, по мнению единственной женщины в компании, делали это технологически неправильно, двигаясь на понижение. А потом, еще до головной боли, в очередной раз убедился в том (впрочем, в этом и не разубеждался), что на празднике жизни, называемом бизнес, мы, то бишь я, люди чужие, если не сказать чужеродно телесные. Тем не менее, так получается, что мы в нем присутствуем, участвуем, а иногда и задумываемся, не мало ли нам платят (в другие моменты мысль течет в противоположном направлении: удивительно, что нас терпят, местами ценят, да еще деньги платят). То, что мы с этим самым бизнесом сливаться в экстазе не собираемся, очевидный факт. То, что нас мало волнуют достижения технической мысли, тоже сомнений не вызывает. При этом заводостроительство сопровождаем, и вроде как не безуспешно. И когда все это созерцаешь нетрезвым взглядом, получается "... ему и странно, и смешно".
 

23 декабря
Немецкие товарищи сгрузили на нас последнее предрождественское и упилили пить. А мы чем хуже? - у нас еще куча вина в пакете со Славиного дня рождения. Того пакетированного сухого, которым так позорно отравился в своей уже давней принотариальной жизни. Но сегодня я уже соображаю, к чему приводит переход количества этого вина в качество, так что сильно не напиваюсь и надеюсь дойти до дому и не напиться пьяным. С другой стороны, спать буду хорошо.


27 декабря
Смешные крестьянские дети
Так обычно отзывается наш начальник о желающих купить завод в два дня и при этом не предоставлять продавцу никаких о себе данных, кроме этого своего нестерпимого желания. Но речь не об этом. Не далее, как вчера, поехал на Арбат покупать матери тест-полоски для измерения сахара. Ну, просто знаю, что там есть правильная аптека. Найдя что-то по старым следам, всякий раз тихо восторгаюсь своим пребыванием в Москве, которое не очень-то и подразумевает, что я тут что-то толком знаю. Нет, те места, которые освоил, поменяв пару-тройку работ и объехав по разным поводам, еще худо-бедно помню. Но их воспринимаю не как часть Москвы, а как приложение к месту работы: и Третьяковку когда-то, и дом правительства, и сейчас Бородинскую панораму. Сам же город для меня всегда новый, и, выбредая из метро наружу, с удивлением обнаруживаю, что знакомая улица или знакомый кинотеатр по-прежнему стоит на том же месте. Пожалуй, только такие "встречи"со знакомыми местами и напоминают о моем четырехлетнем москвичестве. Причем и запоминать ничего неохота, и изучать.


6 января
Стою на остановке. Маленький раздолбай лет десяти рассказывает родственной тете, как он однажды ехал «зайчиком». Тетя возмущается: «С такого возраста – и уже обманывать!» Пока «малыш» выкручивается, что, мол, только один раз и денег не хватало, тетя учит его тому, что если деньги есть, надо платить, размышляю на тему возраста... действительно, с какого возраста врать уже не стыдно, а правильно, полезно и даже необходимо?


14 января
Начало большой дружбы
Встретились с группой от заказчика, докатили вместе до Шереметьево и вылетели во Франкфурт. Германия встретила полным отсутствием снега (и, оказывается, его тут не было даже в Рождество) при минус пяти мороза. По прогнозам, снега не предвидится еще две недели, по сути до февраля.

Прикатили в головную контору, переместились в гостиницу на ужин и ночевку. Пили приятное местное вино, потом вишневку (разновидность шнапса), произносили тосты за успешное сотрудничество. Дамам-технологиням, попавшим в Германию впервые, Шмидтс пообещал устроить мини-шоппинг. Правда, обещают снежную бурю в той части страны, куда покатим, и решили точные планы строить уже завтра.

Пурга действительно разразилась. Всю дорогу катили сквозь нее, так что переезд границы бывшей ГДР запомнился только мостом Единения на границе Баварии и Тюрингии, остальное разглядеть не удалось.

Презентация завода прошла на ура, а на обратной дороге успели закатить в Гейльбронн по магазинам, а попутно обозреть дом, в котором, как считается, жила Кэтхен из Гейльбронна из одноименного романа Клейста. Наверняка дом отстраивали заново, потому что англичане город в декабре 44-го просто сравняли с землей.

Пятница, тринадцатое, началась с того, что и второй глаз налился кровью. Если сначала надеялся, что в глаз что-то попало, тут уже явно речь шла об аллергии. Позже мне объяснили, что, скорее всего, на формальдегид, от чего, собственно, стало ненамного легче. Но в целом переговоры и поездку на второй завод провел на хорошем уровне.

А потом был еще один минишоппинг в Мангейме (из города запомнился зеленый Бисмарк на площади его же имени, который издалека показался буденновцем, но потом превратился в серьезного усача в кайзеровском шлеме), и наконец вернулись во франкфуртский аэропорт.

К этому времени глаза вытекали из меня уже основательно, из зеркал в туалете смотрел вампир-китаец. А еще к этому же времени успел основательно сдружиться с компанией гостей, так что отмечать новогоднюю пятницу, 13-е начали еще в аэропорту. Полет пролетел настолько незаметно, что остались в памяти только смены напитков. Отматывая все это уже в трезвой памяти, понимаю, что потом, когда Витя катил меня домой, мне не так уж случайно стало плохо: бутылка джина 38 градусов под апельсины еще во Франкфурте... еще одна того же джина под самолетный ужин... вино, что разливали в самолете... еще угораздило взять по стаканчику и красного и белого... потом еще скинулись на бутылку текилы и набор шоколадок... какая-никакая, а закуска.

К дому двигался на автопилоте... Очень-очень размашистым шагом. А сегодня утром узрел на занимаемой мною территории картину Репина (или Рязанова) «Женя Лукашин пришел из бани в свою питерскую квартиру». Все это узрел из тех щелок, что остались от глаз.

Да, мне сказали, что вот такая глазная хрень лечится повязыванием красной нитки на палец. Ночью даже ведь искал красную нитку. Но тот миллиграмм, что выдрал из футболки, завязать не удалось: ну, мало. А больше ниток нет. Вот и приходится прокапывать капли.

Поездка удалась. Такого уникального Старого Нового года (а приземлялись в районе двенадцати... бой курантов, к сожалению, не слышал) у меня еще не было, с огоньком прокатились.


Ура! – глаза прошли. Маленькие кровавые очажки у зрачка не в счет. Глаза видят и абсолютно здоровы! Кто бы мог подумать неделю назад, что через неделю меня это так порадует.


25 января
Позавчера над нами была авария системы отопления, отчего пальцы мерзли на клавиатуре. В связи с чем купили-таки обогреватели. Радостно включили три из четырех, и тут же вылетели все розетки, а с ними телефон, телеграф... про мосты не знаю. Вчера утром пришли два электрика в колхозном прикиде. Поковырялись в нашем пакетнике. Радостно поулыбались на тему: "Это не наше. Это импортное, нежное. То ли дело наше, надежное"... Посмеялись на тему: "Это не мы ставили, мы такое не ставим, это надо искать ту фирму, которая ставила. Эти фирмы понаставят всякого барахла, а потом ищи их", чуть не сломали импортное, нежное и ушли. Ушли с чувством выполненного долга, поскольку шли они к нам только ставить диагноз. Диагноз толком не поставили, но сказали, к кому обращаться дальше.

Не ко времени приехавший финансовый директор компании поимел удовольствие посидеть часа три в холодном грязном (эти молодцы быстро сделали из офиса болото) бюро без связи с внешним миром. Мобильник и заряд батареи ноутбука - все, что у него оставалось, - но истинный ариец перенес это спокойно.

Часам к одиннадцати пришла вторая пара. Тоже в тулупах, из-под которых импозантно выглядывали черные халаты. Эти быстро поняли, что дело всего-то в пробках, и ушли искать нужные пробки. В течение часа вернули нас в стройный ряд цивилизованных народов.

А еще у нас наконец будет новенький. Тот, которого забраковали в сентябре. Видимо, за счет того, что он сумел не только не умереть без нас, но и устроиться на хорошую зарплату, он был-таки признан годным к призыву (тем более согласился на испытательный срок на меньшую зарплату... святой человек).


10 февраля
Откуда берутся Светлые
Читая уже сумеречную часть лукъяненковских дозоров, поймал себя на важном лингволитературном открытии, сопоставимом, разве что, с глобальной взаимосвязью готского слова thiudanis, верхнедревненемецкого diutisk и современного deutsch, которой так любят мучить студентов инъязовские преподы. Так вот. Готов утверждать, что Пресветлый Гесер - это маг, произошедший от джинна из пивной бутылки. Потому что как минимум фамилией своей наверняка обязан пиву G;sser. Gut - besser - G;sser ("Хорошо - лучше - Гесер"). Ну так вот. В обойме Светлых есть и Gut в лице того же Городецкого, и besser в лице, скажем, Светланы, но на свете всех светлее, разумеется, Гесер...
Вот, правда, сам я не любитель пива... Кто-нибудь знает, G;sser - это светлое пиво?


6 марта
Вечером получаем... поздравление с 8-м марта. С тюльпанчиковой открыткой и стишками про весну. Смеемся. Наши заказчики, похоже, даже представить не могут, что мы тут дичаем в собственном соку, а все женщины - бухгалтер и уборщица - у нас приходящие. Потому и вставляют наш адрес в стандартные рассылки. А к нам нужен индивидуальный подход.


9 марта
Как героиня одного класического фильма на вопрос "Что ты ждешь от жизни в этом году?" отвечала, что ждет ребенка, так и меня в этом году можно не спрашивать, чего жду от ближайших недель-месяцев. Короткий выезд на следующей неделе на некую невразумительную конференцию даже не в счет. В конце двадцатых чисел марта лечу/ качу по нелюбимому сибирскому маршруту то ли на пару дней, то ли на пару недель, а в промежутке наверняка немецкие романтики, чтобы не скучал, организуют еще какой-нибудь недельный вояж. Поэтому когда друзья-родные интересуются, когда приеду в гости, меня слегка перекашивает, но понимаю, что не надо говорить "никогда". И неудивительно, что во сне играю в футбол между вагонов. Год бешеной собаки, не иначе.
 
Потомственный интеллигент
Двигаюсь в переходе метро. Двигаюсь, как и полагается, на автопилоте, набрал приличный ход. Боковым зрением автопилот замечает, что наперерез несется колобкообразная тетка, из тех, которым непременно надо пощупать все те чулочки-носочки-кофтенки, что продаются в метро с утра и до ночи. Она как раз чего-то там слева узрела и пройти мимо уже физически не может. И летит мне под ноги. По счастью, моя любимая игра предусматривает резкую смену направлений и предполагает некоторую разворотливость, так что тетушку аккуратно огибаю и... ловлю себя на том, что попутно, негромко, но достаточно артикулированно, формулирую неудовольствие в укоризненном "Мадам, б##дь!" И вот интересно, откуда эти французские манеры и врожденная интеллигентность? Во Франции ни разу не был. Может, у прапрапрапра... очень далеко прабабок были французы-гувернанты?


16 марта
Прощание Славянки
Вчера во второй половине дня среди трех писем, приземлившихся в нашем офисном ящике, одно было от Клауса Шмидтса. Обычно он их шлет пачками, так что удивляться не приходится. Сгрузил, смотрю в тело текста... Verabschiedung. Письмо-рассылка, адресованное чуть ли не всем сотрудникам фирмы. В кратком, из десяти-двенадцати строчек, письме Шмидтс прощается с фирмой. Простые слова о том, что сегодня его последний день, что ему нелегко уходить, что благодарит за оказанное доверие, и так далее.

Вообще-то я ждал, когда мой командировочный компаньон наконец выйдет на пенсию. В последнее время с ним стало трудно общаться. Наверно, он психовал по поводу ухода, я нервничал из-за необходимости мотаться по три недели подряд, не вылезая из простуд и бессонниц...

На автомате стал писать Шмидтсу ответ. О том, что ведь еще не прощаемся, что, как он и говорил, он еще будет время от времени выезжать к самым ценным заказчикам. О том, что, если он этого и не заметил, я от него многому научился – и это действительно так – и очень ему за это благодарен. О том, что всегда будем рады видеть его у себя.
Пока писал, чуть не разревелся. И я в принципе понимаю, что чувствовал сам Шмидтс, когда писал эту рассылку. Точнее не понимал... чувствовал. Я пережил подобное, и меня тогда просто выворачивало.

Это было, когда уходил на дембель. Ранним утром 20 ноября 1986 года. Вся база еще спала, а мне нужно было уходить еще до подъема, чтобы попасть на построение других счастливцев, разлетающихся по домам в этот день.

Когда ходил по кубрикам-каютам, пожимал на прощанье руки, один из молодых, за неделю до этого оказавшихся на нашем торпедолове, в ответ на рукопожатие скромно сказал «До свиданья»... Было впору расхохотаться, но при этом было не до смеха. Он еще не осознавал, что ухожу совсем. Для него дембель был чем-то настолько неясным и отдаленным, как крах империализма из известной присказки. Это я уже провожал тех, кто отслужил на полтора, год, полгода больше, и даже двух одногодков за неделю до этого. Для него же та вечность, в которой я купался на этой базе 2,5 года, только наступала. Та вечность, когда ты не уверен, что у тебя было детство в Подмосковье и в Белоруссии и оно же, переходящее в юность – на Урале. Та, в которой было постоянным ощущение, что ты на этой базе подводных лодок родился в 18 лет и здесь будешь жить всегда. И только краем сознания ты знал, что из нее можно выйти.

Дежурный по кораблю включает на полную громкость «Прощание славянки» - мало ли, что кто-то где-то по соседству спит – у нас дембель уходит... и я пошел. В это утро уходил один, так что «Прощание славянки» было только для меня. Никогда ни до ни после не ощущал такой мощи песни. Бил озноб, и вовсе не потому, что утро было не жарким; наворачивались слезы, подкашивались ноги. Я шел по пирсу, оборачивался, махал рукой, и до меня медленно доходило, что эту базу, с которой так мечтал вырваться (и возвращение куда потом долго будет сниться в кошмарных снах), вижу в последний раз. Это была больше радость, но с такой примесью грусти.

У Шмидтса все, наверно, гораздо жестче. Он уходит с любимой работы, и в смысле работы это его последний дембель. Чему тут радоваться? Но он справится, я уверен.


21 марта
Последняя дырка
На требование одного любителя строить заводы срочно прислать коммерческое предложение наш глава отдела продаж этих самых комплектных заводов по Европе шлет раздраженное письмо о том, что хрен тому заказчику, поскольку мы и так, цитирую: pfeiffen aus dem letzten Loch. Ну, сначала со смехом прикидываем, как перевести это милое выражение, означающее «мы на пределе возможностей», а дословно звучащее как «мы свистим из последней дырки». Витя предлагает классный вариант: «в бой уже брошен последний резерв ставки Главного командования».


Звучит изящно, но у меня вдруг акцент смещается в сторону явного родства немецкого Loch и русского лоха, и говорю, что ведь знаю этого самого лоха, из которого свистит проектное бюро нашего головного офиса. Причем с недавних пор этот лучший проектировщик фирмы стал известен под кодовым именем «Алкаш». Получил он его в результате несчастного случая на производстве. Съездил в холодный ноябрь пару лет назад к одному заказчику регионально-правительственного уровня, и там дубак осмотра потенциальной стройплощадки сменился переходом из одного теплого кабинета в другой, в каждом из которых открывались потайные дверцы или бары и немецких гостей отогревали спиртным по полной программе. По настолько полной, что на подножке поезда в уже бесчувственные тела было влито еще по рюмке коньяка. Потом, понятно, было очень плохо со всеми вытекающими. Отсюда и алкаш. А вот же... выяснилось, что он при этом еще и последний лох. А насчет последней дырки позже залез в толковые словари, и оказалось, что речь идет о последнем отверстии в флейте, из которого идет уже не самый приятный звук.


22 марта
Коллега из родственной фирмы рассказывает страшную историю времен его более глубокой молодости. Тогда он работал на одном крупном предприятии, и как раз в те времена это предприятие решило реализовать серьезный проект с итальянцами. При этом с итальянской стороны проект вел итальянец немецкого происхождения, который, разумеется, владел итальянским и немецким, ну, и английским с французским. Соответственно, было решено, что языком переписки с итальянцем будет немецкий. В принципе, логичное решение, если не учитывать тот факт, что ни до лингвистического эксперимента, ни после в штате предприятия переводчиков с немецким не было. В этом был, конечно, свой плюс, поскольку позже их не нужно было увольнять, но были и свои минусы.

Так вот, генеральный директор принял элегантное решение: распустил имевшееся на тот момент бюро перевода предприятия и отправил тех многочисленных сотрудников, которые, как предполагалось, встретятся с иностранцами или хотя бы будут общаться с ними по телефону или вести переписку, на двухнедельные курсы погружения в ...английский язык. Видимо, резонно посчитав, что Европа не так уж и велика, живут германцы с англичанами рядом, значит, и языки должны бы быть похожи.

Сотрудникам разъяснили, что за счет полной релаксации, для достижения которой их сначала везли в баню, и сопутствующего этой самой релаксации сонного состояния великий и могучий язык Шекспира войдет в них беспрепятственно и уже никуда обратно не выйдет. Отказываться от такой радужной перспективы, естественно, никто не стал, посему за эту экспресс-блиц-образовательную-программу уплатили приличные деньги, и процесс пошел.
И вот настало время плотной предконтрактной переписки. Наглый итальянец, согласившись на общение на немецком, так вот на нем и стал общаться. Чем поставил в тупик целый коллектив сотрудников с двухнедельным английским.

Впрочем, его не менее наглая попытка перейти на английский привела к тем же результатам. У сотрудников не очень-то общалось, но они старались, в меру сил.

По счастью, все-таки подчиненнные гендиректора-реформатора не разогнали бюро перевода окончательно и бесповоротно, переводчиков просто порассеяли по должностям слесарей и так далее, на случай, если вдруг пригодятся. Однако немецкий у них у всех отсутствовал напрочь. Почему не сделали языком проекта тот же английский, история умалчивает, но к моменту тупика вытащили из цеха этого самого коллегу, вспомнив о некоторых фактах его биографии, и ему пришлось взять на себя часть общения.

Здесь он и узнал от первопроходцев, что первый контакт с российской стороны выглядел примерно так: директор надиктовал письмо, подписал и велел отправить.
Раз "отправить", письмо принесли в узел связи. Там народ призадумался: письмо на русском, прочитают ли эти дикие итальянцы? Но отправлять-то надо!
В общем, когда наш итальянский немец получил это послание, у него, вероятно, вылезли глаза на лоб. Ибо оказался он в ситуации из «Тараса Бульбы» типа"Что, сынку, помогли тебе твои ляхи?": присланный текст был русский, аккуратно перебитый латиницей. А этим языком он при всех своих лингвистических талантах не владел.

И потом еще в течение достаточно долгого времени письма с итальянской стороны начинались так: "Получили Ваше письмо от... Если мы Вас правильно поняли, Вы хотите то-то и то-то, пожалуйста, подтвердите".

А сам проект по какой-то причине не состоялся.


28 марта
Необузданная горестная радость
Время сумасшедшее. На той неделе подписали крупный контракт, вчерашний вояж очень приблизил нечто аналогичное. Немецким друзьям, им что? - продали, чепчики вверх, вот оно, счастье - а разгребать дерьмо под названием "реализация проекта", извините, нам. Так что, в отличие от них, у нас эта радость по поводу подписаний контрактов, состоявшихся и назревающих, исключительно со слезами на глазах. Ибо опыт показывает порой такое, на что глаза бы не глядели. Так вот. Еду в машине, звоню Вите. Говорю, что вот такое горе, "эти козлы скоро подпишут" и тогда совсем повесимся. Часика через два доходит, что звонил из машины заказчика, что вез меня водитель "этих козлов". Конечно, теоретически я мог иметь в виду любых других козлов, мало ли их в наших краях, но надо все-таки обуздывать свою спонтанную горестную радость.

В ту же степь. Вал запросов от желающих прикупить заводики нашей комплектации такой, что Слава предлагает отвечать что-то типа: "Извините, временно нет в продаже. Были, но кончились. Ждите следующего завоза".


29 марта
День нудный. Делать нечего: немцы разъехались на пасхальные каникулы. Чувствую, что заболеваю, но еще не разобрался, хочу нынче болеть или не очень. Только в конце дня луч света в этом темном царстве. Выглядит он так.
Серега, наш новенький: «Виктор, я задержусь сегодня немного?»
Витя, ошарашенно: «Задержись. Только зачем?»
Считаю, это образец отношений начальника и подчиненного.


30 марта
Если месяц начался командировкой, то заканчиваться чем-то другим, наверно, ему было бы глупо. Это еще не примета, но уже наблюдение.

Командировка начиналась своеобразно. Двигаюсь в метро на Киевской, сзади раздается: "Футболист что ли?" Оборачиваюсь: мужчина моих лет, с внешностью спецназовца в отставке и в легком подпитии и с пытливостью во взоре, а вопрос обращен ко мне.  На мое слегка ошалелое "даааа..."он удовлетворенно хмыкает и от щедрот объясняет: "Ноги колесом, и... " - жестом показывает, как я пру на скорости того экспресса, к которому, собственно и направляюсь. И пилит дальше. Вот так. Независимая экспертиза показала...

Через час в аэропорту встретил своих подопечных, в том числе честно оплаканного мной пенсионера, который гордо объяснил, что руководство попросило... Забегая вперед, скажу, что не зря попросило: другие двое еще не ушедших на заслуженный отдых товарищей до него, при всем к ним уважении, в плане ведения жестких переговоров не дотягивают. А при встрече меня все подмывало ляпнуть, что за неделю пенсионной жизни он ничуточки не изменился, но удержался.

Потом долго сидели в аэропорту, потому что рейс задержали на 2 часа.
Зато гостиница, к удовольствию немцев, обошлась вдвое дешевле за счет позднего въезда.

В ночи же открыл чудодейственные свойства парадного костюма. Оказывается, напрасно мучил утюгом немецких гостиничных теток. Въехав в гостиницу в дико мятом пиджаке от костюма, я вымыл вмятости водой - и высох костюм мгновенно, и разгладился на 90 процентов.

А на следующий день пошли общаться.
Со своими январскими собутыльниками (немцы, смакуя, разъяснили мне, что еду именно к собутыльникам; сам я этого, типа не понимал) увиделся мельком: в этих переговорах они играли уже не главные роли - но и этого хватило, чтобы осознать, что качественное совместное попоище сближает не хуже хваленого пуда соли: и было очень приятно встретиться, и с их стороны ловил чуть ли не влюбленные взгляды.

Потом пошли на обед. Обед переводчика во время переговоров - тот вид искусства, когда нужно и жевать, и говорить одновременно. Правда, нынешний протекал настолько степенно и чинно, что даже похлебал классного борща. Обычно от первого приходится отказываться.

Ближе к вечеру поймал себя на том, что ухожу в сумрак. Или просто слегка поплыл. Лица стали удаляться, говорить все стали тише и почему-то быстрее, чем я переводить, - но за счет включения автопилота завершилось это все удачно, и в результате поездки заработал себе призовое романтическое путешествие в эти же края через полторы недели.

А потом, когда пили в гостинице пиво, понял, что со Шмиттом кататься придется не меньше. Уж слишком он влюблен в Россию, слишком много удовольствий получил в монтажные годы именно здесь. Здесь он видел самые серьезные драки в жизни, с летающими по ресторану зубами и морем кровищи. Видел, как пьяный посетитель уснул, уткнувшись мордой в тарелку супа. А еще две конкурирующие за него девы на какой-то вечеринке устроили мини-дуэль, во время которой одна выловила из супа рыбную голову и швырнула в другую, а вторая вцепилась уже в голову первой и, пока не разняли, неуклонно нагибала вражескую голову в кастрюлю с ухой (сам он в это время, включив дурака-ничего-не-понимающего-иностранца, сидел и не отсвечивал). Такие страсти, какой тут к чертям Шекспир!

Утренний рейс тоже задержали на два часа. За время сидения в аэропорту бросилась в глаза нервная девушка с лицом и фигурой любительницы ночных ресторанных тусовок. Шмитту повезло весь рейс пролететь с еще одним немецкоязычным русским, и тот открыл ему причины нервозности девушки. Оказывается, накануне вечером она была в таком состоянии, что оторвалась от группы друзей-подруг и улетела не совсем туда. Или совсем не туда, это уже вопрос трактовки. Приземлилась - "Ой, где это я?", после чего провела ночь в комнате матери и ребенка, после чего ее доставили обратно в Москву, но так, чтобы не выпускать, пока не расплатится. Поневоле занервничаешь.

А на обратном пути в самолете так приятно светило прямо в глаз (и грело) солнце, что даже было временами ощущение, что вот оно... нашел свое место под солнцем.


8 апреля
Человеческий организм – любопытная штуковина. Порой ему желается отключиться – хочет ли того хозяин (хозяин ли?) или нет. И тогда он тушит у тебя свет. Как будто вывинчиваются пробки, спички в глазах становятся кольями от забора, и ты сваливаешься в спячку.
Выбираешься из сна – ура, пробки на месте. Душ - и ты, может, еще не огурец, но свет уже включен, дальше проще.
Иногда везет увидеть то, что запускает такие отключенья. Но бывает и так, что разглядеть выключатель невозможно. И тогда, наверно, хорошо, что организм дотягивается до него на автомате, не дожидаясь, пока ты обнаружишь его логическим путем – ну, или не обнаружишь.


18 апреля
"Интересное выражение - "руки не дошли", - сказал наш новенький Серега, когда мы объяснили ему, что полученное им свежее задание ему нужно будет обязательно выполнить, если дойдут руки. Действительно интересное. На его основе мы сделали вывод, что, не знаем, как прочие, а все-таки наш конкретный народ  произошел от обезьяны. Если руки дойдут, как-нибудь обоснуем.


24 апреля
Природа радует. Количество одежды на женщинах тает соразмерно снегу, а значит, скоро в метро будет не так тесно, но зато взгляду будет больше куда упасть. Может, конечно, это самое количество одежды уменьшается и на мужчинах, но поскольку для более или менее приличного описания природы они существа профнепригодные (известно же, что если поднимаешь взгляд и навстречу тебе идет пара, до мужчины этот самый взгляд доходит в одном из десяти случаев), я от них, как от величины, которой можно пренебречь, тут, пожалуй, абстрагируюсь. Хотя бывают, конечно, и исключения. Это если описывает женщина, а мужчина еще в детском виде. Вот, например, Ленка, мой психолог, сексолог, врач-антивитаминозник (в общем, всему удачному в себе я обязан не только Творцу, семье, школе и многочисленным трудовым и футбольным коллективам, но и Ленке) выслушивает мое предложение присоединиться к отцу (ее отцу, моему дяде) махнуть к моим родителям под Калугу и кратко отвечает: «Я невыездная. Ты же слышишь голос живой природы». Действительно слышу, причем наперебой оба голоса ее сыновней живой природы в молодые годы, потому вопрос снимается. Природа действительно бывает разной.


25 апреля
Наши немецкие господа любят морщить рожу по поводу того, что им на Руси то-то и то-то не нравится. И часто то, что не нравится (например то, что водитель любой фирмы по пути заезжает на заправку; им непонятно, почему он не заправился до выезда... ну, и масса таких мелочей), они обзывают typisch Russich (типичное поведение русского). В свою очередь это сильно не нравится нам. Ибо маразм немецкий не менее крепкий, чем наш. Вот если у них какой-нибудь клоун забыл вложить в ящик детальку, у нас она может провисеть на таможне годы, а немцам этого не понять. Ну, и так далее.
А недавно немецкий монтажник на нашем объекте грохнулся (трезвый!?) в приямок пресса и чуть не сломал ногу. Слава не отказал себе в удовольствии упомянуть этот факт в телефонном разговоре с одним из вождей российского направления (практически группы армий Центр) и назвал это чудо typisch Deutsch (типичное поведение немца). На что получил ответ, услышав который я завыл от восхищения и понял, что арийцы еще не вымерли. Звучало это так: "Некоторые наши монтажники стараются привести свое поведение в соответствие с нравами и обычаями страны, в которой находятся".
 

28 апреля
Враги из головного офиса пытались утащить меня в командировку с 9-го на 10-е мая. Ну, уж тут я уперся. Одно дело работать на врага и совсем другое - делать это в день Победы. Объяснил, что буду в этот день пьян, вместе с родной страной. Они, правда, готовы везти меня к заказчику в том состоянии, в каком буду пребывать в этот вечер, но объясняю, что и у заказчика 10-го состояние личного состава будет тяжелым, и с головной боли он может быть не очень дружелюбен. В общем, поедем с 10-го на 11-е.


4 мая
Несмотря на неоднозначное отношение к начальнику, отрицать у него наличие чувства юмора не могу. Идем сегодня на обед, и Витя начинает горько сожалеть вслух о том, что давно не звонит Джонни, наш общеевропейский начальник. Непонимающе возражаю: не звонит, и хрен с ним, солдат спит - служба идет, чего дергаться-то? Витя: «Нет, ты не понимаешь... Джонни, он как ребенок, если молчит, значит, или насрал или разбил что-то... В общем, жди каких-нибудь гадостей».


9 мая
День победы. Как он был от нас далек.
Я работаю переводчиком, поэтому мне необходимо свежее дыхание. Поэтому время от времени вылетаю и выезжаю из столичного смога в места, где есть свежий воздух. Или в те места, где появляется ощущение, что и Москва - свежий воздух.

Выезд в одно из таких мест начался нежданно. Жданно было бы вылететь десятого. Нежданно - когда позвонила 8-го вечером Сабина, суперсекретарша головного офиса, и объявила, что, мол, шеф, все пропало, все срывается, купленные билеты на 10-е увели злые вороги, а потому она желает застрелиться, настолько все плохо. Позволить Сабине застрелиться не могу: если она застрелится, это будет закат фирмы на долгие года. В результате сажусь за телефон и электронку и остаток праздника спасаю Сабину и фирму.  По счастью, в нашем турбюро трудятся сумасшедшие люди, работающие и 9-го мая с 9 до 18. В общем, когда по ходу звоню начальнику с докладом о промежуточных результатах фирмоспасения, впадаю раздражение в связи с бьющей из его мобильника громкой музыкой. И требую ее выключить. На что он отвечает, что не может, что идет по улице и музыка уличная, потому что праздник. Интересуюсь, что за праздник, и мне напоминают, что собираюсь в дорогу с теми, кого мы освободили от фашизма - и ведь ни одна сволочь из них нас с этим не поздравила и не поблагодарила - и что как никак 9-е мая, так что музыка будет хоть и не вечной, но и отключить ее ну никак.

А потом выезжаем с первой партией немецкоподданных. 9-го мая. Остальные подлетят позже.


21 мая
Грустные выходные
В субботу в одиннадцать будит Слава и оповещает о том, что в воскресенье едем в Энск по неприятному поводу. Кто придумал похороны в воскресенье, не понимаю; встать в воскресенье в семь для меня, не рыбака и не собирателя грибов-ягод, противоестественно, организм трещит в голове от такого насилия. Но не покойный, это точно. Покойный хороший мужик был. Любитель выпить, как и многие из его поколения, со своими бзиками, но и тащил на себе весь проект. А вот теперь сегодня едем к нему в последний раз.

А вчера вечером еще звонит вернувшийся с выставки Витя.
"Вот ты интеллигент в третьем поколении" - начинает он издалека.
"Во втором" - уточняю.
"Во втором – соглашается Витя. - Так вот скажи мне как интеллигент во втором поколении, на похоронах обязательно быть в черном?"
"Как минимум желательно. Или в темном, - отвечаю как интеллигент во втором поколении. - А чего, у тебя вообще по нулям?"
Выясняется, что Витя даже катался в офис, где у него висит единственный костюм ближе к темному, но и костюм смотрится светленько, и галстуки слишком весело. Мой интеллигент внутренне разводит руками и одновременно с удовольствием, уже в трубку, отмечает, что у интеллигентных людей (точнее у тех, кто когда-то ходили, как Зорро, в одном черном) как минимум один (из двух) черный костюм да найдется.

Потом Витя спрашивает, нужен ли галстук, и честно не знаю. Вроде не переговоры. Хотя вроде бы и фирму представляем. Впервые в таком качестве на таком действе.
Положив трубку, обнаруживаю, что новая куртка чересчур веселенькая.

А вот немцы и в этом хороши. Наш финансовый директор, узнав утром в субботу об этой смерти, перекроил весь свой полетный график и вечером в субботу был в Москве, утром в воскресенье выехал с нами к заказчику, а на похоронах выступил с небольшой речью о том, что проект был делом жизни покойного и мы сделаем все, чтобы успешно его завершить. И это не жест, это поступок. Никого, кроме нас, из других партнеров заказчика не было. Это не хорошо и не плохо, это просто факт.

А вообще похороны занятие грустное. Только что был живой человек, спорил с тобой, ругался, где-то включал дурачка - и вот он уже новопреставленный, над ним колдует поп, а ему наплевать на суету вокруг, и это уже не изменишь и не отменишь. Вещь естественная, но от этого не легче. Даже когда задним числом узнаешь, что покойный давно болел, это ничего не меняет.

А еще высосали у директора две бутылки коньяка, отчего уже сегодня болит башка и традиционно хочется спать. Но когда болит башка, это не смертельно, переживем.


17 июня
Отпуск
Как известно, труд человека создал для того, чтобы тот понял, как же чудесно он жил до того, как ему возжелалось взять в руки палку-копалку. Ну, понять-то он это, может, и понял, но, завязав привычку копать на всякие деньги, власть и прочие заменители былого «хорошо», теперь он только в отпуске получает возможность – если, конечно, не нужно докрыть крышу дачи или теплицы, сменить обои, наколымить на машину и т.д. – на короткое время вернуться в навсегда утраченный рай индивидуального некопанья.
Взял отпуск в не самый правильный период. Вроде как зреют большие раскопки, и я же их с полгода усиленно продвигаю. Вроде как в целях получения части вышеуказанных заменителей.
С другой стороны, весь этот Перекоп надоел мне до такой степени, что я уже не мог держать ни строй, ни лопату, а потому с прошлой субботы у меня началась минирайская неделя.


30 июня
Пока СМИ молчат
В самолете нашел свежую череповецкую газету и был неприятно удивлен нерасторопностью местных СМИ. Или равнодушием к главному событию четверга. Ни слова ведь! Но я молчать не буду. Дело было так...

Началось все с того, что когда катил во Внуково, позвонил Гарик и на доступном русском языке объяснил, что немецкие товарищи зависли на таможне, у Шмитта не дошел чемодан ("Люфтганза"не довезла - летайте самолетами "Аэрофлота!"). Мне это не понравилось, но тем не менее на рейс успели. В аэропорту выяснилось, что в неприехавшем багаже у Шмитта вся парадка - а все-таки человек впервые в жизни ехал на подписание контракта - вся документация и ценный-преценный документ в рамочке, который наши вздумали всучить противоположной стороне по завершении церемонии подписания.

А потом нас еще тормознули на таможне. Объяснили, что образец клея, который мы везли, может быть токсичным, а к тому же загореться, потому что в самолете жара. Мы протестовали и объясняли, что этому клею нипочем и 100 градусов. По счастью, дамочки пригласили женщину-специалиста, она водрузила палец в клей, понюхала и дала отмашку на провоз. В самолете было прохладно.

А весь следующий день усердно парафировали договор, и пока народ водил по бумаге ручками, я переводил всякую мелочевку.
К часам десяти вечера напарафировались досыта и разошлись, договорившись, что назавтра на церемонии обязательно толкнем речь. Готовим. Пламенную такую.

Назавтра просыпаюсь с больной башкой. Это неправильно, но факт.
Едем на шоу. Тут все очень качественно организовано. И власти, и СМИ, и банки съезжаются к назначенному сроку. Начинается рекламная презентация проекта. Сначала кое-что движется на экране, потом идут речи. Мы тоже толкаем, и она у нас очень даже ничего. Несмотря на щелканье камер и фотоаппаратов, которое усиливается, когда достаются ручки и печати. Шмитта, нашего придворного фотографа на этом действе, нагло отталкивают местные смичи и смички, просто-таки затирают, и он, несчастный, умудряется сделать только три-четыре фотографии контрактного руко- и печатеприкладства.

Перемещаемся на фуршет, и тут понимаю, что пить после каждого тоста нельзя: может не хватить здоровья, так необходимого для второй, вечерней части этого марлезонского балета. Общий фон речей: «Ура! Навалимся вместе и ударим новым проектом по нерешенным проблемам! Заграница нам поможет!».

Вечером заседаем в ресторане уже в узком кругу. Стол ломится, атмосфера нагревается.

Что любопытно, начинали это мероприятие под девизом: «Мы отдыхаем, ни слова о работе!». И первые тосты пошли... за семью... за то, что подписали долгосрочный брачный контракт и нам теперь идти рука об руку пока смерть не разлучит (хотя нет, желательно, чтоб оба развелись потом живыми). Ну, казалось бы, подписали и подписали, образ красивый, но под следующую рюмку кому-то вздумалось уточнить, что у нас еще и родился вот такой ребенок по имени Проект. Выпили за рождение, но через пару рюмок выяснилось, что нет, он еще не родился, мы его только зачали, а поскольку он у нас крупный, вынашивать его будем совместно года три... как слоненка. Единственная женщина компании еще не подошла, все уверенно оперировали теорией рождения слоноребенка в сугубо мужской компании, а к тому моменту, когда успел поразмыслить над тем, что, получается, весь период предыдущей пахоты был всего-то периодом ухаживаний – поступает новая вводная... оказывается, ребенок все-таки родился, но теперь родителям его надо поставить на ноги и воспитать. В общем, с дитятей запутались окончательно, а потому скоро перешли с эзопова языка на человеческий и стали пить за проект и сотрудничество прошлое, настоящее и предстоящее, а потом и вовсе сбились на дружбу и Freundschaft, и, наверно, так лучше, а то я за счастливое детство уже не ручался.


А еще поймали хозяев на слове. Вообще-то нам обещали к подписанию подогнать духовой оркестр... А теперь говорят, нету, а если и есть, то участвует он обычно только в похоронах. На это не согласны, но сам факт недержания слова непонятен. Обещают, что после приемки поедем на Рыбинское водохранилище кататься на лодке (на кой хрен мне эта лодка, невежливо - и даже еще невежливее - думаю я, но вежливо молчу, потому что все вежливо хвалят эту глобальную затею... да и дожить бы надо до этой самой приемки).
Узнаю, что с нашей стороны сопровождать проект буду я. Меня все знают, я всех знаю, да и контакт у нас хороший. И это так, поэтому все это не новость. И, надеюсь, все будет путем.

Самой приятной наградой стали телефонные звонки нашего главного конкурента по проекту руководителям проекта со стороны покупателя в разгар вечернего разгула. Их было два. И сначала мне стало просто приятно, когда представителю конкурента объясняли, что он в пролете, что сам виноват, есть другие, которые лучше.
Во время второго звонка вдруг подумалось, что это ведь звонит человек, который наверняка если пинком дверь гендиректора или главного инженера нашего покупателя и не открывал, то все же десять лет завод на оборудовании его фирмы работал и работает сейчас, и он тут как родной, а вот ведь... И на свободной от вилки руке непроизвольно заоттопыривался средний палец, отчего культурно передвигаю руку под стол.

Утром вваливаемся в самолет первыми и сажусь на незанятое VIP-место поближе к летчикам. Его VIP-ность состоит в том, что можно вытянуть ноги и поставить, на манер американцев, на собственную же лаптопную сумку. Позже выясняется, что в VIP-зоне оченно даже сквозит, так что, пожалуй, в следующий раз полечу поближе к народу. Да, подписан хороший контракт, но не нужно отрываться.


12 июля
Этого не будет на сайте фирмы (о ужасссс!)
В прошлый понедельник нас согнали на фотосессию. Пришлось напялить костюмы и явиться на работу (не для командировки, а просто так) в униформе. И потом нас снимали. Мы ходили из угла в угол нашего просторного офиса и щелкались у каждой завалящей карты. Если учесть, что карт в переговорной много, то щелкались везде. В картах местами понатыканы флажки как знаки нашего триумфального шествия, нет разве что направлений главного удара (это не военная тайна, мы их и сами не знаем). Так вот - ничего этого мир не увидит, потому что заказчик это дело забраковал, сказал, что с одного дубля шедевр не получился. И, похоже, - о ужас - придется завтра или на днях этот подвиг совершить вторично.


25 июля
Все было до неприличия просто: нас сегодня расстреливали. Причем наши же немецкие вожди. Лиц расстрелянтов видно не было, но эта неумолимая сила была явно из нашей конторы. Похоже, какой-то проект вступил в ту стадию, которую старик Мельцер называет "наказание невиновных и награждение неучаствовавших". При этом почему-то Вити среди нас не было, его почему-то никто к стенке ставить не захотел. Не удивительно, что я возмущен, и это возмущение накладывается на тоскливое нежелание быть расстреливаемым. Даже подхожу к кому-то из тех, кто вынес приговор, язвительно говорю: "Приятно было вместе работать", - но у них ни совесть не пробуждается, ни желание общаться... как-то они все меня избегают, и от этого еще больше неприятно. Потом сон делает интересный виток, и вдруг понимаю, что меня-то как раз не расстреляли. Это, конечно, хорошо, но и становится тоскливо, что расстреляли Славу. А еще – мысль: "Как же теперь без Славы, на нем же вся сеть... Идиоты, нашли кого расстреливать?!".
А потом вижу, что и Слава живой... Получается, расстреляли только Серегу. Мысль: "Ну, Серегу не так жалко"...
А в целом я сегодня на доставших меня своим гурчаньем голубей не в обиде, разбудили и разбудили.
Утром звонит Слава, пересказываю ему расстрельный сон, ржем.


28 июля
О сложностях обустройства места под солнцем
Через пару часов урулю до середины августа в отпуск. Это, конечно, не дембель и, соответственно, даже не связанный с ним неизбежностью крах империализма, но все равно мелочь приятная. Ведь давно же ж эмпирическим путем доказано, что лучше валять дурака на пляже, чем в офисе. Для этого даже ходил искал пляжный коврик. Считается, что к пляжу, пляжнику и месту под солнцем он полагается... но не прилагается, так что надо искать. В поисках зашел так далеко, что даже в наш хозяйственный... зашел. Зашел и спросил так серьезно, сделав фейс специалиста по этим самым коврикам, где, мол, они тут у них кучами на продажу разложены. Продавец замялся, а, отойдя от замятости, стал нагло пытаться всучить мне плед. Я оскорбился с видом человека, сто лет пролежавшего на ковриках и не желающего изменять благородной привычке. Оскорбился и вышел. Так и не знаю, как они выглядят, эти самые коврики.


18 августа
Вчера нам притащили ЖК-телевизор с дивидишкой. Сорок с лишним дюймов, еще та дура. Все это, понятно, для предстоящей выставки, чтоб охмурять несчастных клиентов. Разумеется, первая умная возникающая в связи с ней мысль: вот на чем хорошо смотреть порнуху. Но под рукой ни у кого ничего не оказалось. Оказался только "Штурм Берлина"на немецком языке в версии "Шпигеля". Сегодня откуда ни возьмись порнуха обнаружилась у Димы, человека, который этот культурный слой внимательно не изучает. Опять же немецкая. Собираемся в переговорной, врубаем... и через пять минут Витя заявляет: "Уж лучше я буду "Штурм Берлина"смотреть!", и это тот редкий случай, когда я с ним согласен. Какие ж они все-таки страшные, эти немки, а в "Штурме Берлина"еще говорится, будто злые советские солдаты изнасиловали более миллиона немок. Верится с трудом. А Диме объявляем, что он оскорбил наши эстетические чувства.


3 октября
Про объединение
Завтра, как известно, Германия празднует объединение. Восточные немцы, наверняка, с радостью, что их подкормили, и с нервозностью, что все равно считают людьми второго сорта в этом мире капитализма с его кровавым оскалом. Западные - с досадой, что приходится до сих пор кормить недоразвитых, по их меркам, собратьев по родине и языку и ужиматься в бюджете. Думаю, у всех у них праздник со слезами на глазах, и, чтобы было не особенно грустно, большинство из них взяло выходные уже сегодня. Завтра же тем более.

И только мы, перед уходом с работы, выпили за объединение искренне. Потому как и нам завтра можно "закрыть райком и уйти на фронт", в смысле, отсидеться (отоспаться!) дома. Так что если кто думает, что чипсы не сочетаются с дагестанским коньяком, у него нет веры в правильность идеи об объединении Германии.

По ходу узнали, что Витя и вовсе приложил руки к объединению. Он ведь на практику катался из перестроечного СССРа в еще социалистическую ГДР. И, понятно, гнул там пальцы насчет того, как оно здорово, когда гласность и демократия. В общем, он у нас объединитель.


4 октября
Из Славиного смартфона с разными интервалами раздается: "You have reached your destination".Сначала не замечал, потом поинтересовался, куда это он, не отходя от офисного компутера, едет. Не получив внятного ответа, решил, что это инструкции для Славиной крыши. Соглашается: да, она самая, и это пульт управления. Такие времена. кругом автоматика.


6 октября
Про зайчиков
В телефонном разговоре с бывшей женой коллега оговорился и назвал ее именем нынешней. Бывшая оскорбилась, назвала нынешнюю крысой.
Другой присутствовавший при залете коллега, с опытом разводов и более хорошей памятью/ контролем за употребляемой лексикой, сделал залетчику следующее замечание: "Ну, так ты пропадешь. Переходи на белочек, зайчиков, лапочек".
 

23 октября
За стенкой Витя строит Серегу на предмет форматирования коммерческого предложения, над которым они вместе творят. Интересуется, почему тут сбилась нумерация, здесь таблица поехала и так далее. Для Вити подобное как серпом по сердцу. Объясняя Сереге ошибки, он ссылается на меня: "Вот Саша... он умрет, но нормально текст не отформатирует, бесполезно даже надеяться, но ты-то..."Слава, мне: "В аду у тебя будет страшное наказание - тебя отформатируют!".


25 октября
Дособрал командировочные манатки, вхожу в метро. Тут народ в семь рядов и часто повторяется объявление про технические причины и увеличенные интервалы. Посмотрел на это дело, давиться с ноутбуком и шмотками не захотелось, перебрался на соседнюю ветку. Там на радостях от возможности ехать нормально укатил на две станции не в том направлении. Потом одумался и на Южной, на которой доселе не бывал, пересаживаюсь в поезд, идущий наверх, то бишь ко мне на работу.

Вхожу, осматриваюсь в забитом вагоне и вижу, что неподалеку сидит молодая женщина из одной фирм из нашего бывшего здания. Я не знаю, как ее зовут, и вижу урывками, когда случайно сталкиваемся в районе проходной или на территории, но отношение к этой девушке у меня своеобразное. Я даже понимаю, что она живая, что у нее есть имя, есть какие-то проблемы, она кем-то там работает и так далее, но для меня она почему-то как свет далеких звезд. Притом что если размышлять в понятиях красоты, то она вряд ли бы выиграла конкурс красоты. Там ведь надо улыбаться заразительно и ходить правильно, а у нее такая красота такая задумчивая, ненавязчивая и... будто из космоса. И во мне, когда вижу ее, все время копошится мысль о том, что бог-то точно есть, раз создал такую женщину. Наверно, так к религии и приходят. Удивительно, что оказался в одном с ней вагоне. Я ведь никогда по этой ветке не езжу, а тут еще и в другую сторону откатился. Да и в целом в этом маленьком городе столкнуться не так уж и просто. Не верю я в такие случайности.

С другой стороны, и подойти не подошел... она же свет издалека, а я закомплексованный потомок диких обезьян.


1 ноября
Романтики
Сегодня у немцев день всех святых. И поскольку они их сегодня дружно выносят и на работу не вышли, нам всем торчать с утра до вечера в офисе вроде как не резон.

Договорился с Витей, что приду в районе часа. Сижу сегодня поутру дома, мирно смотрю дневник лиги чемпионов ("Спартак"опять слил, но целых минут десять-пятнадцать играл так, что был похож на себя десятилетней давности) - звонит Серега. Из Череповца, где он, в своей первой командировке, сопровождает моего обычного подопечного Шмитта. Рейс на Петрозаводск задерживается, пурга. Жди, говорю, не в первый же раз. Мы со Шмиттом там же и по два часа ждали, а я на 23 февраля из-за той же пурги в Домодедово проторчал во Франкфурте четыре лишних часа.

Через десять минут звонит уже Шмитт - рейс отменили окончательно, что делать? Говорю, есть вариант с обратным вылетом в Москву, а потом отсюда ночным поездом, который правда, прикатит в Петрозаводск только в районе пол-пятого вечера. А завтра же в районе семи вечера Шмитт уже собирался уезжать из Петрозаводска... Думай, говорю, мы подстроимся.

Еще через час становится известно, что Шмитт и Серега едут в Петрозаводск на такси. Пусть не на "жигулях", а на "форде", но это часов девять-десять пути. Красавцы. Пурга, наши осенне-зимние дороги... Будет что вспомнить... Шмитт вообще любитель приключений. Но ведь и по ситуации верно.

Когда говорим об этом вернувшемуся из банка Вите, он усталым тоном объявляет: "Красиво жить не запретишь".


19 ноября
Навигатор
Слава рулит по телефону женой, гуляющей по незнакомым улицам. У нее тур по магазинам, он осуществляет дистанционное управление. После очередного поиска в картах объясняет любимой, что до следующего пункта назначения ей еще пилить два квартала...
- Сусаниным работаешь? - интересуюсь.
- Навигатором, - уточняет Слава.
- Я и говорю. Сусанин же был первый серьезный русско-польский навигатор.
 За стенкой недовольно пыхтит начальник, в последнее время ставший серьезнее относиться к польским корням и не признавший 4 ноября праздником...
К диалогу подключается Серега, говорит, что где-то читал, будто нашли череп Сусанина и по нему определили, что Сусанин был человеком вспыльчивым. Хм, не лучшая черта характера для навигатора.


23 ноября
Единица измерения арийцев
Один из молодых продавцов из нашего головного офиса шлет нам такую хрень, что Слава хватается за голову: налицо торможение за рамками всех допустимых границ. Раньше подобным особенно отличался ныне с год как уволенный Торстен Райман. Тот самый, из-за которого меня до сих пор мучит совесть: во время застолья с заказчиком не перевел пару его идиотских вопросов - а вроде как должен бы был, служба такая... Так вот. Вспомнив, как в английской премьер-лиге одно время футбольное хулиганство измерялось в гаскойнах (Пол Гаскойн был стоящей единицей измерения, и тот же Бетти тянул, скажем, не больше, чем на 0,3 гаскойна), предлагаю измерять тупость немецких коллег в райманах. Слава пессимистично объявляет, что письмо от его немецкого друга наводит на страшные мысли: автор стремительно приближается к 1 райману, 0,8 как минимум...


27 ноября
Веселый мазохизм
Перед командировкой влился в группу товарищей, занимающуюся мазохизмом - переводом с перевода. Те немцы, которые перевели исходник на английский, сделали это явно в порядке бреда. Что смешно, один перевод этого бреда уже имеется, постарались переводчики заказчика. Мы же это дело переводим заново, потому как этим самым переводчикам не доверяем. Ну, и, естественно, там, где переводимый бред и нам-то совершенно непонятен, смотрю в надежде на подсказку в этот самый первый перевод. Вскоре убеждаюсь, что даже бред надо переводить вдумчиво...Итак, исходный микроволновой бред звучит так:
- 5 x 100 kilowatt Special-Application Engineered Wood Microwave Generators.
А вот и перевод:
"- 5 x 100-киловаттовых Специально-прикладных Проектируемых Деревянных Микроволновых Генераторов".
Вот и встретились два одиночества... Без разъема для доступа мирового разума.
Впрочем... да, пусть генератор деревянный, типа киянки. Но он же специально-прикладной, так почему бы и нет?


14 декабря
На нижеследующие размышления навела последняя командировка, во время которой вынужден был совершать подвиги там, где они могли бы и не потребоваться. Было дело так. Сидим с группой немецких товарищей во Внуково, и Шмитт вдруг интересуется, перевел ли я коммерческое предложение на оборудование, по которому в том числе и летим торговаться. Встречно интересуюсь, что бы это могло быть за предложение. То типовое, что он мне некогда высылал, я давным-давно перегнал заказчику. Нет, говорит, новое, которое он прислал в воскресенье. Э, говорю, мы ничего подобного не получали. Уже в этот момент понимаю, что это очередное немецкое распи##яйство грозит стать моей головною болью. Ибо что такое немецкое качество и как оно обеспечивается, знаю не понаслышке.

Собственно Аргентина - Ямайка начинается по окончании первого дня переговоров. Обещаем заказчику назавтра явиться с обновленным предложением и катим в гостиницу. Ничто не предвещает никаких гадостей. Перед ужином немцы уходят ваять, я временно расслабляюсь.

За ужином спрашиваю, много ль мне придется переводить, и слышу, что практически ничего, изменилась пара слов. Верится с трудом, но винцо приятное, так что за столом о грустном не думаю, наслаждаюсь жизнью.

После ужина открываю предложение - мама дорогая, там на три файла от старого предложения остались всего две-три позиции... И пара слов, которую менял немецкий друг Шмитт, имела отношение к его воскресному варианту, а тот, в свою очередь, не имел никакого отношения к первому...

Шарюсь по наличности ноутбука - ни одной подходящей рыбы... Самое неприятное, что закипающее бешенство тут не помогает.

Ввожу себя в рабочее состояние и то, что в любом другом случае заняло б полчаса, героически перевожу заново за три.

В ночи, под грохот за окном, - наверно, наши танки идут на Берлин, - размышляю о судьбах мудаков нашей галактики. Казалось бы, мудак тут Шмитт. Ибо делать все в последний день не есть признак серьезного мыслителя. По факту же в этой ипостаси я смотрелся гораздо ярче, причем даже не относительно Шмитта, а в неком более глобальном масштабе...

Правда, заказчик на следующий день ничего этого не узнал. Он так и остался пребывать в заблуждении, что мы представители солидной немецкой фирмы. Впрочем, в этот день все так и было.


16 декабря
Звонит какой-то дядька, мучает Витю нестерпимым желанием купить мини-заводик нашей фирмы. У Вити с терпением плохо, но, сдерживаясь, объясняет, что нет у нас экономичных минизаводиков, что тут масштабов громадье, серьезные бабки и гектары площади. Не без усилий ему удается убедить дядьку, что тому не к нам.
- Место в гараже освободилось, - язвлю я, когда он вешает трубку.
- Ага, - подтверждает Витя.
- Чего-то меняется в стране, - углубляю я тему, - раньше б завелись у него деньги, он бы их пропил, а вот нынче в капиталисты захотелось.
- Да, - включается Серега, - теперь ему нужны прибыли. Он думает: "Поставлю заводик, произведу товар, продам его на рынке - а прибыль пропью!"


12 января
Вчера в командировке прихожу к выводу - вслух - что, если от меня хотят добиться еще и какой-то производительности в наличных условиях ближайшей двухнедельной командировки, то мои командировочные должны зримо измениться в сторону повышения. Услышав эту наивность, немецкий руководитель проекта рассказывает следующее. Сам он когда-то был в ситуации необходимости "ночных работ", и его тогдашний начальник объяснил: "Ну, ерунда... Солнце светит, и в сутках 24 часа. А если не успеем, тогда придется поработать ночью"... И, однако, при всем уважении к чувству юмора, надо посылать их всех на х#й, иначе сядут на шею капитально.


26 января
Выезд на обучение
Прилетели мы в нечто смахивающее на гибрид ранней весны с ранней же осенью. Моя группа, включая двух девушек, украсивших нашу учебную жизнь, сначала попала в более дорогую и уютную гостиницу и на аудиторно-теоретические занятия. Переводить это с восьми утра до пяти вечера в одиночку – убийство. Слава убивался семь дней (сам виноват, что разбирается в электрической части), я и тремя наелся по самое некуда. К вечеру аудиторного трепа башка плавилась, и в последние полчаса-час выручал автопилот, друг человека.

В гостинице же группа быстро начала мечтать о том, что после переезда на завод, на практику, появится шанс не пробивать новые дырки в брючных ремнях и хоть чуть-чуть заузить растянувшиеся на ужинах желудки. На начальном этапе отлично шло пиво, и только я как нелюбитель пива быстро перебрался на красное вино.

В среду поменялись группами, и перед переездом позвонил Славе и поинтересовался, как его группа. Слава был лаконичен: «Группа хорошая. Пьют». Это оказалось правдой. Самое удивительное, что пила группа непрерывно, сразу после завода высаживалась у винного магазина (потом продавщица честно созналась, что нас ей будет не хватать), но потом аккуратно рассеивалась по комнатам и тихо-мирно доводила себя до нужной кондиции, так что у хозяйки отеля «У Розы» (увы, не шикарного, хоть и на нем тоже по недоразумению красовались аж три звезды), старой нудной польки, сложились с этой группой великолепные отношения, и их прощание напоминало проводы любимых сыновей на фронт («сыновья» пообещали, что если им суждено еще раз вернуться в этот городок, то только к ней, к Розе). Так что конфликты на винной почве были внутригрупповыми и выглядели примерно так: «Мужики, я разочарован. Мы живем тут всего четыре дня, и что же я слышу сегодня вместо «Доброе утро!» от коллеги, от соседа по комнате? - «Все, я больше пить не буду!»

Кстати, эта группа оказалась философской по своему складу. Увидев, как наивно я заказывал полусухое и всегда получал полусладкое, мне доходчиво объяснили, что если на одну половину вино сухое, то на вторую наверняка сладкое. А заодно ознакомили с другой не менее важной философской истиной о том, что неважно, пуст ли стакан наполовину или полон, умножение его содержимого на два приведет к одному и тому же результату.

В это же время вся Германия, да еще пол-Европы, встала на уши из-за урагана по имени Кирилл. Он и впрямь прошелся танком по некоторым землям, привел к гибели более десятка немцев, выдолбил из здания берлинского нового ж/д вокзала балку весом больше тонны (повезло, что в этот момент там никого не оказалось), парализовал железную дорогу и аэропорты, раздавил кучу машин и потрепал много домов. Потому в новостях главными были темы урагана, а в прочих передачах много говорилось о страховке. Мы отделались легким испугом. Он у нас повыл-повыл, мы же с вечера много съели и выпили для повышения собственной устойчивости да и проспали ураган. У меня же ураган развеял остатки волос.

Поначалу еще удивлялись количеству русских немцев в этой местности, потом перестали. Только в операторской завода двое наших, в заточном отделении мужичок с наколкой «Володя», и когда узнали, что начальник лаборатории завода не русский, а всего-то румын, были даже разочарованы.

А дальше обменялись гостиницами. И началось все это с того, что девы тут же объявили свою комнату клоповником. По мне и вся гостиница хреновая, но с комнатой они погорячились. Предложил им на обмен свой «вип», они нашли меня джентельменом и радостно переехали, на чем тут же заработали жгучую нелюбовь хозяйки дачи, которая постепенно распространилась на всю группу. Мне же комната девушек понравилась (функционально она была явно лучше, но у женщин свои, им одним известные резоны).

На следующий день девушки и вовсе поругались с донной Розой, которой не понравилось, что мы шумно смеемся, да еще включаем за ужином музыку. Если учесть, что сама она не могла предоставить группе ни возможность нормально постирать шмутье, ни даже утюг, отношения не складывались. Группа быстро начала вспоминать предыдущий отель  с сауной и кегельбаном, где в три ночи два пьяных монстра вывалились из лифта на выключающую везде свет хозяйку, маленькую хрупкую женщину, и завопили «Bier!!!». От ужаса та смогла лишь выговорить «kein Bier», но при этом даже не подумала потом отчитать слишком активных гостей...

На завод ездили в двух машинах. В одну набивалось семеро, потому что там раскладывались места в багажнике, где и катались я с девушками, откуда мы и махали руками едущим сзади тевтонам. Здесь же впервые узнал, что машины тоже могут танцевать. Нас возил турок Эмин, который как-то быстро сросся с нами; он врубал быструю музыку и местами вел машину как коня, переступающего ногами, как в танце.

На заводе было полегче. Да, там воняло формальдегидом, там было пыльно и грязно, но возвращаться в чистые аудитории не хотел. В аудиториях мучилась уже Славина группа. По доходившим оттуда слухам, некоторые откровенно спали, и немец-докладчик стучал папкой по столу, взывая к уважению.

К началу второй недели вслед за ураганом пришла зима. Навыпадала куча снега и стало резко холодно.

Продолжалось и наше объедание. К концу второй недели обильное питание закономерно привело к переходу количества в качество, и если в начале воспринимал обед как пытку, к середине второй недели – как трудную, изнурительную, но вполне выполнимую работу, то на финише и вовсе стал с ней справляться...

С четверга стал к тому же участвовать в коллективных мероприятиях, отделываться бокалом вина в последние дни было уже неприлично. Ближе к финишу  капитально опух от обжорства, пьянства, недосыпа и усталости, и, думаю, товарищ Мао признал бы во мне в эти дни упитанного китайца.

В то же самое время группа вдруг перестала пить за ужином пиво и дружно перешла на соки, зля хозяйку гостиницы. Грандиозная пьянка состоялась в пятницу вечером, когда наконец вся эта бешеная переводческая гонка закончилась и штык был зарыт в землю. Состоялась несмотря на отсутствие понимания со стороны гостиничного персонала.

В день вылета, в субботу, многие уезжали на автопилоте. Я и вовсе чувствовал себя отвратно: напряжение спало и пошел ожидаемый отходняк, - что спасло от участия в таком же грандиозном продолжении банкета в самолете. Так что летел в сплющенном состоянии, на смеси ломки от усталости и зависти. А потом пошли малиновые буквы Шереметьева...

А с группами за эти пару недель сроднились. Нас уже пригласили на пьянку, которая состоится при вводе линии в эксплуатацию, и если не буду занят, поеду обязательно.


2 февраля
Сегодня получаем письмо с запросом. В шапке видим от кого: Самуэль Клеменс... и дальше латиницей собственно электронный адрес.
Сам текст письма:
"Уважаемые господа...
(Хотим то-то и то-то).
С уважением, Ахмедов Ахмед".

"Ахмед Ахмедов"... Вот как, оказывается, правильно расшифровывается "Самуэль Клеменс".
А нам-то все время внушали, будто это некий Марк Твен.
 

9 февраля
В командировке нас, как всегда, классно кормили, кухня у череповецких великолепная, и, нахваливая обед, заикнулся, что сам вить цельный бывший кок, типа могу оценить. Руководители проекта со стороны заказчика, один - бывший штурман морской авиации, другой - подводник, пришли к выводу, что раз я живой-невредимый домой вернулся, значит, варил прилично. Мне же там прям за столом вспомнилось, как меня этому делу на практике учили. Ну, есть, конечно, учебка, и там не только на стенах макеты ромштексов-антрекотов созерцаешь, но и сам рассольники из подножного корма ваяешь - но это все игрушки, настоящая учеба начинается только на корабле.

И вот в начале славных корабельно-камбузных дел сварил я суп. И этот суп настолько удался, что желающих его есть нашлось немного. Среди тех, кто отслужил больше полутора лет, и вовсе никого... Вызывают меня с камбуза, усаживают за стол, наливают тарелку, говорят, ешь. Ем. Удовольствия не испытываю. Но ем. Куда деваться. Тарелку съел. Мне: ну, как, понравилось? Я что-то не очень суразное мычу, пытаясь дать понять, что вроде как хватит. А, говорят, не распробовал - ну, так давай еще, чего стесняться!? Давлюсь дальше. После второй объясняют, что да, конечно, не нравится (я уже успел признать, что есть это нельзя), - да и кому понравится? - но не пропадать же добру, полная кастрюля. В общем, обошлось тремя тарелками, но потом подобного сытного питания себе уже не позволял.


20 февраля
"...и так он может прождать до китайской Пасхи" –
заканчивает Слава маленький спич по телефону. Я, дождавшись, когда он закончит: "А когда, когда эта Пасха?" Тут же вспоминаю, что уже спрашивал, и ответ тоже получал...
Слава, терпеливо: "Китайской Пасхи нет". Вот так. Ничего-то у них нету.
Классное выражение, мне очень нравится.

Наш Слава - своеобразный религиозный фанатик. Он, как и я, некрещеный и церковью и ее бизнесом интересуется, мягко говоря, не очень, но в Великий пост постится, насколько позволяет командировочный график (в командировках ведь разрешается из поста выходить и жрать все, что попало... есть какие-то на эту тему положения-предписания), уже не один год. Предлагал ему организовать секту из таких вот постно-здоровеньких нехристей, но вряд ли это реализуется, времени нет.


22 февраля
Хотя и кажется, что преодолевать трудности и невзгоды учат исключительно в рядах Вооруженных Сил, но по-моему, все зависит от личного к этому отношения. Вот, например, третий день подряд в офисе идут затяжные нудные переговоры, и переводит Слава. И он уже как выжатый лимон, несмотря на то, что и со стороны заказчика переводчик есть, и Витя периодически подменяет, а два дня бодаться по каждой мелочи с утра до одиннадцати вечера - удовольствие ниже среднего. И у меня какие-то смешанные чувства в связи с этим. Жаль Славу... Жаль потому, что он по-настоящему вымотан, хотя и понятно, что все это он вытянет, и все будет нормально, как бы ни закончилось. И еще непонятно почему грызет совесть. В смысле, он там, на переднем фронте, а я тут в тылу отсиживаюсь. Непонятность в том, что когда я том же Череповце подписывал контракт в одиночку, думаю, никто меня тут не жалел, просто знали, что справлюсь, и вряд ли кого-то сильно грызла совесть. Интересно, чего это такое за "На его месте должен был быть я"...


24 февраля
В офисе сталкиваемся у дверей со Славой.
Слава свеж и бодр, праздники провел в здравости и трезвости. Поэтому-то, вероятно, именно он вдруг вслух интересуется: "Слушайте, а где мои ботинки?" На всякий случай смотрю, как обстоят дела с моей сменной обувью. Нормально обстоят, да и не всякий, наверно, на эту гремучую смесь бутс и тапочек покусится. Слава же продолжает активный поиск. У вешалки в коридоре нет, в переговорной тоже.
Это Х. спер! - кричит из своего "кабинета" Витя.
Х. - владелец фирмы, в конце прошлой недели купившей у наших немцев оборудования на пару десятков миллионов евро, поэтому предположение логичное.
- Точно, это он! Контракт подписал и ботиночки спи##ил. Чего добру пропадать? - соглашается Слава и доходит до своего рабочего места. - А, вот они. Это я их сам, значит, сюда перетащил.
- Дааа, ботинки-то нашлись, а осадок остался, - замечаю я.
- Угу, еще какой, - кивает Слава.

Через пять минут. Вадим, озадаченно: "Кажется, я потерял контракт с Ж!!!".
Контракт этот, в общем-то никому не нужен, запчасти, мельче мелкого, но не можем не напихать "младшему товарищу", что так нельзя, что утро и без того туманное, ботинки вон пропадают, а тут еще Вадик про##ал знамя полка...


7 марта
Заново перевожу текст, который наши немцы со стройплощадки подсунули практикующей там переводчицей девушке. Начинаю с того, что сильно жалею девушку: текст тяжелый для человека, мало слышащего о технологиях. А дальше откровенно ржу и пытаюсь найти женскую логику, но поскольку успел причаститься вином и шампанским, дается это трудно, как могут, помогают коллеги. И все равно понимаю не все. Вот если "шероховатость поверхности" переводится как "подгорелая поверхность", в этом еще можно найти смысл: подгорела и ошероховатилась... Почему водяные пятна, образующиеся перед прессом, в переводе образуются "из-за" (?) пресса, тоже можно разгадать: а х#ли он тут стоит? - явно из-за него эти пятна и возникают! Но вот почему древесностружечный ковер так вот и зовется ковром полтекста, а потом вдруг  превращается  в "пирог" (изменение статуса?), мне как бывшему коку понять трудно: из стружечных ниток ничего не готовил. И почему "часто" переводится как "иногда"... не понимаю!!!


9 марта
Витя прикопался: что такое гештальт. Понять его можно, и даже дважды:1) кто бы какие деньги на что бы ни тратил, Витя от этого страдает искренне и с душой, - наверняка даже больше того, кто тратит, - потому что воспринимает их как кровные;  2) в нашем "сообществе"немецкоязычных переводчиков первое, что приходит на ум в связи с немецким словом "гештальт" - это "образ", а прочие значения вроде как вторичные. Начинаю объяснять про завершенность в удовлетворении потребностей, про узкоспецифическое понимание самого слова "гештальт" в гештальттерапии, про то, как ни с того ни с сего в башку стучатся озаренья по фамилии инсайты. Мотает головой. Под дурака косит, наверно.

На помощь приходит Слава:
- Ну че тут непонятного? Анекдот помнишь? - "Мужик стоит с утра перед зеркалом, всматривается-всматривается, хмурится, скребет в задумчивости черепушку...
Потом глаза оживляются радостью, он себя бац по лбу - "О, точно - Вадик!!!"

Что-то в этом есть. Даже Витя отвязывается.
А я уже столько вадиков в себе нарыл, аж жуть.


22 марта
Соседи
В трех метрах от входа в офис есть такой приямочек в бетонном полу, в который в прошлом году чуть не провалилась в темноте девушка-курьер, так вот там живут крысы. В гости пока не заходят, но когда открываешь входную дверь, либо слышишь интенсивное шуршанье, или чувствуешь на себе внимательный взгляд. Присматриваются. Какое-то время назад в офисе жила мышь. Исчезла. Считаем, что вышла сдуру погулять и не выдержала испытания свободой. В смысле крысы сожрали из соображений здоровой конкуренции.


28 марта
Из последней командировки особенно запомнилась одна простая ситуация. Уже когда на обратном пути приземлились во "Внуково", из кабины вышел огромный пилот, прошел на выход. Потом вышел еще один - еще больше, как медведь, с простым русским лицом. И пошел по салону. В середине салона, примерно напротив меня, остановился и тихо сказал, обращаясь к немногочисленным (человек пятнадцать) пассажирам: "Всего хорошего!". И вроде ничего такого, но подействовало очень сильно. Услышал, как растроганно бормочу (да и не я один): "Спасибо!". Что-то в этом было не такое, как если бы тот же пилот проговорил скороговоркой стандартный текст про "счастливого пути". Может, я стал более чутко реагировать на такие вот кусочки живого и неформального? - да, наверно. Вот в Череповце у меня это тоже есть, я там очень уютно живу и работаю в каждый приезд, и это очень ценю.

А за двадцать минут до этого был еще один интересный эпизод в этом же самолете. Прибегает из передней части салона Штефан, сует мне журнал "Крылья Северстали", тычет в фотографию молодого блондина в немецкой военной униформе: "Это Хартман?". Читаю, перевожу: Эрих Хартман, немецкий летчик-ас, только наших самолетов сбил 345... Штефан тычет ниже: "И это переведи". Перевожу: Эрих Хартман умер от пневмонии в сентябре 1993 года. Штефан: "Точно!" Оказывается, Хартман, про которого "Крылья Северстали" написали статью (судьба и впрямь интересная у этого духа войны), в Германии практически неизвестен: не приучили их войной гордиться - но один из коллег Штефана работал волонтером в клинике, где умирал легендарный летчик. Так что и впрямь все через пару человек живьем со всеми знакомы. Я - с Хартманом...


1 апреля
А у нас с сегодняшнего дня работает Дима
Это здорово. Дима живой. И сильный. Рядом с ним комплексую. Но и учусь у него. Что удивительно, он настолько силен, что не боится быть слабым. Я еще боюсь. А еще у него классное чувство юмора. Впрочем, в этом плане у нас все бюро удачно подобралось.
Что интересно, все откуда-то давно знакомы друг с другом. Кто по в/ч, кто по институту, по фирме, по стройке... Один Слава незнакомый, так как много моложе, но легко и непринужденно вписался в наш предпенсионный ансамбль.

Вадима Дима знает еще по Берлину, ГСВГ...
Вадик делает какие-то интенсивные движения глазами.
Дима: "Что это с тобой, Вадик?"
Вадик, серьезно: "Глаза лечу" - и начинает нудно объяснять, как именно.
Дима, мягко прикалываясь в армейском формате: "Ваадик! Тут тебе что - федоровская клиника? Давай работай! Вот когда ослепнешь, тогда и будем лечить!"


6 апреля
Диалоги с рабочего места
- Ааа, мастерство-то не пропьешь!
- Ага. Хотя - смотря сколько мастерства и сколько водки.
- А вообще да.

- У тебя интернет есть?
- Не знаю, я работаю...


8 апреля
Искренность
Искренность - страшная штука. Никуда не спрячешь. Вот звонит гендиректор одного нашего заказчика и в "первых строках своего письма" интересуется, как у меня дела. С удовольствием слушаю свой ответ: "Хорошо было, пока Вы не позвонили". Ну, очень у меня с этим дядькой "добрые" отношения, зря он такие интимные вопросы задавать начал...


19 апреля
Слышим, как за стенкой Витя объясняет кому-то, что на переговоры с английским от нас сможет поехать только Слава, потому что только у него настолько приличный английский.
Я, Славе: "Сам себе враг".
Слава, кивая: "Сам себе враг".
Дима: "Язык твой - враг твой, Слава".
Ржем.


23 апреля
Тактика
Коллега рассказывает.  На военной кафедре инъяза был такой предмет, как "тактика", а когда-то давно - я уже не застал - студентам приходилось сдавать рефераты по разным околотактическим темам. Приходилось, и писали, куда деваться: в те времена у военных кафедр рычагов было предостаточно.
Так вот. Ближе к середине реферата один смелый студент написал следующее:
"А насос высокого давления заебеню в зеленый цвет. Все равно до конца эту х##ню никто читать не будет".
И оказался прав. И тактически, и стратегически. Потом еще показывал одногруппникам реферат с заслуженной по всем статьям пятеркой.


7 июня
С рабочего места
- ... Слово-то какое. Слушайте, а это не ложный друг переводчика?
- Это ложный враг переводчика!
- Ложный враг? Значит, друг.
- "Ложный враг переводчика" можно написать на любом словаре. Типа кто мне не враг, тот друг.
- Даже если по-дружески несет всякую хрень.


17 июля
Заплетающимся голосом Дима говорит, что любовь - это здорово, каждому хочется, но за все надо платить, и если пережил много настоящего счастья, то и боль потом будет не игрушечная. Верю Диме. Он, правда, только что обозвал СЭВ ЕЭСом, но это коньяковисковый коктейль. Дима не теоретик, он из тех, кто прыгает в воду и проверяет на себе, а сейчас у него затянулся период боли. Так чего, я готов платить.
 

24 июля
Втроем обсуждаем двухметрового немца из нашей фирмы, только что приславшего ответ не на тот вопрос:- Да он тупой, у него кровь до головы доходить не успевает.
- Угу. Сигнал через всю эту длину не проходит.
- Да он просто тупой!
 

31 июля
Диме звонят из какой-то фирмы, пытаются всучить по телефону суперпуперпылесос. Дима упирается. Девушка-пылесосовсучивательница настаивает, что без пылесоса нельзя, объясняет, что придет и пропылесосит ковер у него в квартире. Дима: "Девушка, у меня нет ни квартиры, ни ковра". Короткие гудки. Обиделась.
С правдой, оно всегда так. А мы ржем.
Дима: "Прошлый раз так же сказал, что нет телевизора, так там хотя бы спросили, а как я живу".


12 сентября
Полшестого вечера. Открываю офисную дверь, которую закрыл с другой стороны в полпятого. На хлопок двери откатывается от компьютера к коридору Дима: "О, Саша из переговорного пункта вернулся!" Смеемся. Ну да, иногда звоню. Стоя на улице у двери здания.
Дима берется вспоминать народную мудрость, заявив, что живет по принципу "завтрак съешь сам, обед подели с другом, а..."
"... а ужин - выпей" - заканчиваю я.
Вариант поправки к народной мудрости Диме понравился. К сожалению, он нынче для него и впрямь в тему.


10 октября
Дима врывается в офис, как и все мы, в костюме (немцы в городе) и с ходу начинает делиться: "Извините, что опоздал, но никак не мог оторваться. Такой махач, фул контакт! Правда, застал только второй раунд, но не жалко, в первом только разогревались. Никаких ограничений, даже на удар ниже пояса. В метро на Люблинской линии, в центре зала. Две тетки дрались. Весь народ по стенкам, а они вдвоем в центре спаррингуют. Удары не поставленные, но столько души в них вкладывается, такая ярость, нам и не снилось. Никаких ограничений...Одна щупленькая такая, фигуркой, как наша Валентина, только лет на тридцать моложе, в общем, девушка лет двадцати; другая тетка постарше, полная, но подвижная. Подвижная, но физика у нее уже не та. Правда, в конце второго раунда девушка рассыпала ей из сетки яблоки, и это придало ей дополнительных сил. Она на девушке шарф на куски порвала...
Хотел их разнять, но в костюме... Прикинул, что тут чистая агрессия с обеих сторон без грамма мысли о пощаде, они б меня вдвоем на лоскуты б порвали. И ведь наверняка из-за ерунды сцепились, одна другой на ногу наступила или что-то не то сказала".


1 ноября
Во Франкфурте прошел все границы и контроли, остался только выход Е5 к самолетам. Иду к Е5. Присматриваюсь: не, не то, там опять тот усатый дядька, который только что потрошил сумки и заставлял вытаскивать и отдельно класть в лоток два лэптопа (мой и для немца со стройплощадки).
Хожу вокруг, хожу около - но другого Е5 просто нет!

До посадки уже недолго, и не выдерживаю. Иду к усатому, спрашиваю, сошел ли с ума. Уверенно отвечает, что нет, что это просто двойной контроль. Вздыхаю с облегчением: с ума сошел не я. Говорю усатому, что он же мои сумки уже наизусть знает, - стоит ли опять потрошить? Он, беззлобно: стоит. Ибо кто-то мог мне подсунуть что-то уже в дьюти-фришной зоне. А у него работа, терять ее не хочет. Приходится проявить понимание. Радует только то, что последний раз переупаковал сумку еще лучше.

А дальше Е5, который наконец на выход.


15 ноября
Нам звонят
Звонок, дежурное приветствие в трубку:
- Алло, здравствуйте... Да, есть. Как Вас представить?
Голос сбоку:
- Представьте меня голой, танцующей на столе.
Другой голос:
- Это С.Л.? Она, кстати, танцевать любит.
 
Офис чихает. То в одном конце, то в другом. Доходит и до меня. Смачно чихаю.
Дима: "Саша! И ты, Брут, продался большевикам!"


19 ноября
Первый день после периода торжеств по поводу того, что я есть. И нет ощущения, что устал. Хотя торжествовал с душой, аж с прошлого вторника. В последнее время вдруг осознал, что это и впрямь здорово, что я есть, потому просто не мог отнестить к собственному дню рождения халатно. Точнее, отнесся к нему на редкость по-доброму, не стал загонять себя на кухню и в прочие жесткие рамки и отпраздновал с теми, с кем хотел (наполовину спонтанно): с любимой женщиной, с классным парнем и собратом по череповецкому проекту Ральфом Финком, с трудовым коллективом и с сестрой. И везде (дома, в аэропорту, в офисе и в кафе) и со всеми получилось душевно и светло, причем 14-го было и вовсе нечто невероятное - по душевному наполнению, по живому контакту живых людей, по атмосфере, о существовании которой раньше и подозревать не мог. 

А в офисе понравился гуманизм коллег. Когда сказал, что мне надо чуть раньше сбежать, услышал волшебное: "Саша, какие проблемы? - твой день рождения, - когда хочешь, тогда и уходи. Только коньяк оставь".

В аэропорту же было начало. Праздник только начинался, в него плавно перетекала командировка. Новогодним снегом 13-го вечером замело подступы к Внуково, и мы, там прилунившиеся, погрелись теплом "Хенесси"под блины с семгой, пока Ральфа не увезли на другую стройку.

Вчера же в компании сестры было приятно-уютно-симпатично в кафе "Покровские ворота" (рекомендую): и сама атмосфера того времени, и меню, и наглый рыжий кот, по-хозяйски влезающий к гостям за стол и требующий с них внимания, точнее дань продуктами питания, и крем для бритья "Спорт" в туалете... И это был единственный день в щадящем режиме, т.е. без коньяка.

А еще были подарки, но это особая статья.


3 декабря
Конец года
Офисные диалоги.-
Хочу в отпуск! Зае##л этот дурдом! Ощущение, что все сумасшедшие дома пооткрывали, кругом эти идиоты!
- Ага. И всех на дороги повыпускали. А там все светофоры мигают красным-зеленым-желтым...
- Не, ну а П. ты перед немцами зачем так опустил? П., которая плохо говорит по-русски.
- А эта П. - ну просто дура. Какая она русская? - что по-русски, что по-немецки - никакая!
- Ну, может, она в Германию выезжала, чтоб устроиться, скажем, проституткой. Но конкурс не прошла, или свободных вакансий не было, вот и работает теперь в отделе продаж, что ты от нее хочешь?
- Я хочу в отпуск! Подальше от этого дурдома!


10 декабря
Получаю письмо на личный ящик. "Ой, это я сам себе, что ли послал?" - точно, отправлял ответ немцу по переадресации с основного ящика, и вот попал на себя.
Народ глумится: "Саш, а ты поблагодари за быструю обработку запроса. А потом весь день сам с собой переписывайся... А потом нажалуйся себе на себя: мы высылали вам документацию на перевод, и до сих пор никакого ответа!"
Хохочем.

Проходит минута. Звонок. Беру трубку. Тягучий женский голос: "Здравствуйте, вас приветствует страховая компания "Ренессанс". С кем бы я могла поговорить по поводу добровольного медицинского страхования сотрудников?"
Помня, что мы где-то застрахованы, ответствую, что, спасибо,  все замечательно, нам уже бояться нечего.
Тетя не унимается: "А альтернативные предложения вы рассматриваете?"
Блистаю вежливостью, мягко объясняю, что этим занимаются немцы, а они уже свой выбор сделали. Тетя вежливо отстает.
"Компания "Ренессанс"желала нас застраховать", - ехидно объявляю невольным слушателям.
Дима, начиная хохотать: "Саша, так это же наша страховая компания!!!"


12 декабря
Поздравление
Владелец фирмы празднует день варенья. Шагая в ногу с планетой всей, сочиняем поздравительную открытку. Сразу договариваемся, что за текст отвечаю я, за украшенья - Дима. Пока ваяю текст, от которого потом в народе густо закаплют слезы умиленья, Дима ищет в сети обрамленье в форме карнавальных колпаков, тортов, другой жизнерадостной лабуды.

Дима заканчивает первый, выставляет плоды трудов на всеобщее обозренье. По мне, так все нормально, но со своим одобрямсом не успеваю - Дима вдруг осознает, что посланье получается несколько двусмысленным: слева в рамке стоит отчетливо прорисованная коса, сверху весело таращится будильник. А кто его, именинника знает, догадается ли он, что коса - символ жатвы, богатого урожая, собранного им на полях продаж наших заводов, а часы тикают о нашей радости от встреч с ним в нашем офисе? Именинник - этот ж черный ящик...

Ржем от предположенья, что было б, если б оставили только два этих элемента праздничной рамки, но поскольку искать другую работу пока неохота, делаем наоборот и убираем эти две напоминалки о том, что пройдет не только этот день рожденья, коллективно расписываемся и запихиваем поздравлялку в факс.


25 января
Самолет, прорубь, автопилот…
Это то, что запомнилось в последней командировке. Самолет, аэротакси, маленькая такая птичка на 8 пассажиров. Взлетает без разбега, садится тоже мягко, как на ветку. Пожалуй, единственный минус - то, что даже несмотря на отдельный терминал, к нему нельзя подъехать на машине, не пускают. Немцев было много, включая владельца фирмы, потому переводили на пару с Витей, и каждому работы хватало. Был момент, когда переводил Витя, а меня стало вырубать. Это непросто: еще и вслушиваться в то, что там переводит другой, зная, что все равно ответственность несет он. Но, похоже, это было бы неправильно, если б уснул в высоких кабинетах... Витю увели в другие кабинеты, а я остался с инженерами и до девяти вечера не закрывал рта. И тут снова помогло устройство, которое автопилот. Видимо, за годы поездок я его хорошо наработал. Сам бы уже давно отключился, а автопилот продолжает работать. Это как минимум удобно.

А потом до трех ночи пили, парились в бане, поочередно ныряли в прорубь, и это было душевно. А на следующий день включил автопилот и не выключал, пока все тот же самолетик не подхватил нас в Москву.


22 апреля
Дима, слушая истеричный отчет жены сначала с тревогой, потом с озабоченностью, трубку вешает уже в хорошем настроении:
- Слушай, нам такое не снилось. Сынуля сегодня решил, что учиться больше не нужно: достаточно того, что смотрит "Дискавери". Соответственно, утром уперся рогом, около часа объяснялся с матерью, логически доказывая ей правильность своего решения, и в школу, короче, не пошел.
- Красавец. Он в каком классе?
- В первом...

Ближе к вечеру, после мягкого разговора с отцом, юноша все же решил продолжить обучение в средней школе.


8 мая
Сегодня уже пьян и работать не могу. Но могу записать сценарий вчерашнего околообеденного действа.
Действующие лица: Слава, я и мышь. Позднее – Вадик.
Время действия: около полпервого, Вадик ушел на обед.
Мы со Славой мирно переводим чертежи по хабаровскому проекту, слышим шорох. Всматриваемся. Мышь. Сидит за Вадиковым столом, в двух метрах от нас, и обедает Вадиковым хлебом.
Аккуратно подкрадываемся к мыши; она скрывается в папках с проектной документацией. Но мы же настоящие индейцы - придавливаем ее папками. Слава извлекает мышь за хвост из-под папок, собирается унести в туалет.
Я: Давай Вадику положим.
Слава: Давай.
Кладет мышь около недоеденного хлеба. Ждем Вадика.
Возвращается близорукий Вадик, сразу суется в компьютер, смотреть, не пришло ли что по гагаринскому проекту. На мышь ноль внимания.
Я: Вадик, ты чем нас кормишь? (Вадик регулярно притаскивает в офис сухари, которыми подкармливает тех, кто вдруг оголодал).
Вадик: А чего?
Я: Ну посмотри, мышь нажралась твоих сухарей и отравилась.
Вадик переводит взгляд на распластавшуюся между сухарями и хлебом мышь: "Ой!" Начинает хохотать. Приходит из-за стенки Витя, присоединяется.


5 июля
В четверг, перед выездом в аэропорт, катались с немцами в больницу к Сергею. Это руководитель проекта с их стороны, у меня с ним отношения почти как с братом, а под конец проекта от нервотрепки у него зашалил сердечный клапан... И пока к нему ехали, у меня наворачивались слезы. В том числе от того, что он согласился с нами встретиться. Будь я на его месте, мне было б очень приятно, что ко мне хотят приехать, но показаться на больничной койке наверно б не смог. Сергей встретил нас у крыльца, там и поболтали, смущаясь, минут пять, и это было тепло и по-настоящему.


19 июля
Денежный эквивалент
Пока шли со Славой в столовую, задумались вслух о том, как причудливо устроен этот мир. Даешь людям нарезанных бумажек, сказал Слава, и получаешь еду. А ведь бывает и наоборот, вспомнил я: тебе дают кучу нарезанной бумаги, а ты сам - еду. Ну, или не еду, просто мы в столовую шли. Уже по ходу оприходования полученной за нарезанные бумажки еды пришли к тому, что мир устроен несправедливо: ведь в нем приветствуются только оригиналы денег, в то время как их копии не только не признаются, но даже преследуются по закону. А ведь если, к примеру, это цветные, заверенные нотариусом копии (с переводом, понятно, если импортные), то ведь они просто должны признаваться!

Забавно, но если не вдаваться в подробности, великая американская мечта звучит как "кто был никем, тот станет всем!".


24 июля
О нашем Вадике доподлинно известно, что он сделает, что угодно, только не переработает. Сегодня в офисном обсуждении подброшенного нам немцами на подписание трудового договора прозвучала фраза насчет того, что работаем на совесть. Вспомнили в связи с совестью Вадика и высказали гипотезу, что Вадик свою совесть потерял еще в школе. Потом подумали, понизили возрастную планку и дошли до яслей.

Вадик послушал-послушал и внес ясность. Оказывается, в садике. Он тогда еще был счастливым обладателем совести и вместе с другими детьми убирал мусор на территории вверенного детсада. Делал это, как и полагается мальчику совестливому, старательно и с душой. После чего воспитательница собрала детвору и попросила детей показать руки. У Вадика они оказались самыми чистыми. На него указали пальцем и сказали, что он работал меньше всех. И работа продолжилась. Вадик оказался еще и юным хомо разумным. Найдя ближайшую лужу, выпачкал в ней руки и перестал участвовать в происходящем. При последующем предъявлении рук получил похвалу от воспитательницы: молодец, сразу видно, что работал...


6 августа
Колпачок
Два дня безвылазно перевожу спецификации к чертежам по одному бурно текущему проекту. И попался мне тут по ходу защитный колпачок. Сразу вспомнил, как пару лет назад переводил приложение к одному маленькому договору на запчасти. Там тоже среди поставляемых позиций был какой-то колпачок. То, что цена на колпачок была немалой, меня тогда не заинтересовало: что я, Гаус, еще и чужие деньги по ходу перевода пересчитывать? - так что перевел, отправил, а потом родился договор и по нему пошла поставка. И вот прислали транспортную документацию на поставку. Из нее-то и вычитал, что весит мой колпачок около полутора тонн...


12 августа
Глаза
Утром в метро на Павелецкой входит компания, двое мужчин и двое женщин. Как раз в это время концерт по заявкам в МП3-шнике заканчивается: батарейка села. Возвращаюсь из наушников во внешний мир и вижу глаза одной из женщин из этой компании. Глаза потрясающие. Не в том смысле, что эта женщина красавица. Вовсе нет. Она симпатична, но, если б не глаза, я б, возможно, вообще ее не заметил: одежда такая, что сразу видно, что женщина только что с поезда и не в театр пойдет, а по магазинам-рынкам; да и в остальном "не мой тип". Но глаза... Улыбается ли она, или смотрит на собеседника серьезно, - ощущение, что эта женщина побывала на глубине (именно глубине, а это что-то другое, не про дальше и больше) и смотрит откуда-то оттуда. Описать это сложно. Когда компания вышла, попробовал вспомнить, видел ли еще такие глаза. Насчитал один раз. Когда так же, в метро, был поражен глазами мужчины средних лет, сидящего со своей спутницей напротив. Это тоже были глаза, не поддающиеся описанию.


28 августа
Готовимся к выставке. В том числе сортируем желающих с нашими немцами на ней встретиться. Звонит Сергей Федотов. Ищем с ним время для встречи. Говорит, что зайдут только на полчасика, чтобы выразить уважение нашей фирме. О как! Лучше всяких актов приемки. У них, понятно, еще масса проблем с тем, как вывести линию на полную мощность и обучить спецов, и т.д. и т.п. - но это все текучка, а вот общее ощущение такое вот, уважительное. Но мы ж и работали все в удовольствие, неудивительно. Но очень приятно.


16 сентября
Эпиграф:-
... Это ж менталитет. Ты ж помнишь, как заставить русского прыгнуть с моста?
- Нет.
- Сказать: "Ваня, здесь прыгать нельзя!"
Это от Димы. В общении с русско-менталитетными он не испытывал нужды никогда.

Сегодня, пообщавшись с череповецкими, Слава сильно мне позавидовал: не заказчик, а золото. Сам так считаю. И задумываюсь над причинами. В целом проект сложился потрясающе. Сначала мы просто познакомились, а потом, после первой же совместной командировки, влюбился в эту команду и за полгода помог довести дело до контракта. А потом было еще два года, за которые много встречались, часто спорили, редко ругались, и вот построили красивый завод. И продолжаем в удовольствие доводить его до ума. Отношения великолепные. Теперь уже они помогают нам спасать другие, не столь веселые проекты. А в ноябре катим в Череповец на юбилей завода. По кайфу напьюсь до самого не могу переводить. Да и кому я там в этот день как переводчик буду нужен?
У наших же более сильных менеджеров проекта, коими безусловно являются Дима и Слава, все проекты - непрерывное преодоление. То покупатель банкротится, то отношения с богатым покупателем без признаков сотрудничества, то команда со стороны покупателя непрофессиональная, то полный бардак везде и во всем. У меня такие проекты тоже были, два первых небольших, - и тоже могу работать, сцепив зубы, - но были они уже давно, и так больше не хочу. То ли научился неосознанно выбирать наиболее удобный для меня вариант (но я ж не знал... да и пахал потом от души), то ли тут еще что-то. В общем, продолжения такого банкета я хочу.


8 октября
Офис спивается медленно, но весело
- Что, это называется, ты вообще не пьешь!? Да ты хоть раз пропустил?
- Да я пью только из уважения к тебе. Ну, и денег у меня нет.
- Это уже другой ракурс. Так из уважения или ...?
- Все просто. Я тебя уважаю и пользуюсь твоей добротой.
- Опа. Вы оба добрые и уважаемые люди.
- Да, оба. Я добрый и я уважаемый, а он?
- А он говорит, что много работает.
- Что!? Он!? Да это я пашу, как черт, перевожу чертежи стопками... (пауза, дружный хохот). Хотел сказать, пачками. Все слышали? - мне больше не наливать.


23 ноября
Череповец – юбилей завода
Потрясающие полтора дня. Первый проект нашей фирмы, завершившийся так красиво. Строили завод три года, построили как раз к юбилею.

Вылезли из самолета - у трапа нас встречает духовой оркестр, играет немецкий марш... Когда обмывали контракт два с лишним года назад, череповчане в азарте заявили, что если все срастется, как надо, встретят оркестром. Серьезные люди, слов на ветер не бросают. А потому что срослось, да еще как. Даже и без оркестра ясно, что мы теперь не просто деловые партнеры, а друзья, которым друг с другом кайфово.

А на следующий вечер был потрясающий торжественный вечер, удивительный по энергии концерт (артисты ДК "Амофос" - это песня, это фантастика, просто снимаю шляпу), плавно перетекший в пьянку. И на VIP-этаже изрядно с политиками-банкирами-подрядчиками-партнерами выпили (запомнился подаренная имитация "Калашникова", чтобы юбиляры могли отстоять завоеванные позиции, а также то, что говорили о нас, когда мы двигались к микрофону:"...люди, которые научили нас отвечать за свои слова", ..."люди, выполняющие свои обязательства"... - приятно), а особенно весело пожили в последние полтора часа, когда спустились этажом ниже в народ и гуляли там с рюмкой от стола к столу, купаясь в водке, душевности и искренней любви.

Понравилось мини-соревнование одного из гостей и нашего руководителя стройки. Русский хлопец взял бутылку "Хенесси", высосал из горла около трети, передал Хансу - тот спокойно ее принял и в один присест допил. И было это уже после пяти часов интенсивной пьянки. После чего добры молодцы собирались в боулинг, а нас увезли на вокзал. В вагоне с трудом регулировали громкость, а проводница нашей сдержанной радостью не прониклась, что, впрочем ее нисколько не омрачило.

А если подробнее…
То перед вылетом звонит их руководитель проекта Сергей Федотов, с которым мы за эти три года стали друзьями, и просит, чтобы из самолета выходили последними. Чего это вдруг, интересуюсь. Помявшись, объясняет, что раз когда-то заикнулись о том, что будут встречать нас с духовым оркестром, то слово сдержат. Только немцам говорить не надо. Договорились. Немцам объясняю, что череповчане просят задержаться с выходом из самолета. Заинтригованы, строят гипотезы, среди которых звучит и духовой оркестр (для футбола, о котором тоже договоривались, не сезон - 21 ноября ж). Подходит стюардесса: "Это Вы с немцами летите? Скажите им, чтоб выходили последними". У немцев горят глаза в предвкушении сюрприза, и, когда самолет выруливает к аэропорту, из иллюминатора видно, что и правда нас ожидает оркестр...
Выходим последними, военный оркестр гремит марш, в котором наши черствые немцы не могут с листа распознать ничего немецкого, Сергей и Александр дают послушать и посмотреть и только потом подходят и с хитрыми физиономиями объясняют, что рады нас видеть и что люди они серьезные, слов на ветер не бросают... Мы тоже рады. Позже на работе народ глумится, что Железный Крест б в эту встречу на Эльбе вписался.

После чего фотографируемся вместе с оркестром от училища связи.

Дальше движемся в ресторан, где Сергей рассказывает, как за два дня ему удалось раздобыть духовой оркестр... "Звоню в музыкальное училище, говорю, нужен духовой оркестр. Нет проблем, говорят, двадцать человек. Говорю, а поменьше? - так много не надо. Можно, говорят, четверых или пятерых, но это на похороны... Звоню дальше. Та же картина. Или двадцать пять - или четыре-пять, на похороны. И тут вспомнил, что училище связи под боком - и тут уже любое количество... Ну, еду к директору аэропорта, так и так, надо немецких друзей с оркестром встретить. Он мне: "Вау! Чего только тут ни было, и фольклорные группы, и т.д., но оркестра еще ни разу"... Сейчас, кстати, из работников аэропорта - а о вашем приезде, наверно, не только аэропорт, но и полгорода знало - почти никто из тех, у кого закончилась смена, домой не ушел, остались посмотреть".

А на следующий день сначала тепло, и пока без спиртного, встретились с Евгением Николаевичем, после чего из его кабинета перекочевали на презентацию.
На презентации выслушали много приятного о себе и нашей линии, я практически не переводил.
А вечером был великолепный концерт. Энергия со сцены просто вихрями неслась. Все руки отбили, хлопая. Финансовый директор нашей фирмы оценил концерт еще и так: "В Германии такое ни за какие деньги не купить".


10 декабря
Зима, дожди
- (сочно отсморкавшись) Слушай, Дим, ты все знаешь... откуда в носу столько соплей берется?
- Понимаешь, Саш, сопли ж имеют примерно ту же консистенцию, что и сперма. И, была б весна, я б тебе сказал, что это такой вариант спермотоксикоза. Обычно это по весне...
- (ржем) Ага, на свободу через нос. Причем он у меня хронический.
- Вот! Теория верна, а тебе уже любое время года - благодать.


12 декабря
Ванин день варенья…

- Мне как-то Слава говорит: "Дим, а ты хоть один чертеж трезвым перевел?". Сначала обиделся: все-таки 60 тысяч чертежей - а потом задумался... Но это не влияет на качество!...

- Андрей, перестань суетиться. Каждый выпьет-съест, сколько сможет. А Ваня отдохнет и продолжит...

- Б.., опять какая-то сука звонит в четыре вечера в пятницу. Совсем совесть потеряли...

- Я только подышал на компьютер, и он умер. Вместе с чертежом...


13 января
Красивый урок жизни преподносит Слава. Он, в отличие от меня и прочих нас в бюро, человек европеизированный в том смысле, что знает не только свои обязанности, но и права и не стесняется о них заявлять. Наверно, сказывается и тот факт, что Слава успел пару лет поработать в областной администрации и потому для него структуры и ведомства - если не дом родной, то что-то доступное и понятное.

Так вот. Летом Слава попал в ДТП на территории Литвы, после чего, как человек с застрахованной машиной, обратился в страховую компанию и объяснил ситуацию. А дальше с лета ходил по замкнутому кругу объяснений, потому что ему было скзано, что раз все произошло за рубежом, то нужны такие-то и такие-то справки, а как раз такую справку литовская полиция не дает. Я б наверно давно расстроился, погрустил-погрустил, да и расстался б с надеждой навсегда.

Слава все это время общался с менеджерами страховой компании и получал отлупы. Только раз у него сдали нервы, когда он почти сорвался на крик, а все остальное время спокойно, четко, внятно объяснял очередному менеджеру (а его переключали с одного на другого, подключали третьего, пятого и десятого), как обстоят дела и чего хочет. А хотел он, собственно, не быть заложником этих дурацких правил.

Постепенно он пришел к мысли, что варить кашу с менеджерами среднего звена непродуктивно и стал добиваться встречи с президентом страховой компании. До президента так и не дошел: сказали, что к нему никак, к нему никто и никогда (может, его и не существует?), но до вице-президента, тем не менее, добрался, пересказал тому проблему и сообщил, что всему нашему личному составу и всем своим друзьям-знакомым уже вынужден был отсоветовать работать с этой страховой компанией, а вчера вице-президент признал Славины требования справедливыми, а еще позже оттуда позвонил менеджер среднего звена и взволнованным голосом сообщил Славе, что по его делу что-то сдвинулось, все - вдруг - решилось в его пользу и ему нужно только приехать и получить страховку. Поскольку Слава за это время бесплодных ожиданий уже все оплатил из своего кармана, то сейчас он покатил по своим чекам получать назад свои деньги. В общем, он их перетер, трудом и терпеньем. Сейчас уже все должно закончиться хорошо. Приз "за волю к победе" он точно заслужил.


21 февраля
Дима пришел из отпуска:
- Представляете, за это месяц выкурил одну сигарету, выпил одну чашку кофе и в новогоднюю ночь выпил глоток коньяка - и все.
- А чего так?
- Не хотел.
Ваня, из-за стенки:
- "Измена!" - вскричал Мальчиш-Кибальчиш». - Но ты курить-то пойдешь?
- Конечно. Надо возвращаться в рабочий ритм.


23 февраля
В пятницу был в театре, а оказывается, в тот же вечер в офисе был настоящий цирк, и его я пропустил... Слава даже фляк прыгал... Понедельничным утром идет обмен впечатлениями:
- ... Слушай, в столовую идти стыдно... Мы там стол сломали. Да нет, не задели, просто со Славой стали на руках бороться, а стол не выдержал...
- ... Мы его еще ремонтировали...
- ... А я помню, что ремонтировали, но был уверен, что это девочки из столовой сломали, а мы им помогали... Давно так не пил. Чтоб совсем отключился, такого давно не помню. Как мы вообще в столовую попали?
- ... А когда отремонтировали, хотел по старой привычке поднять его зубами. Не помню, поднял ли, но челюсть очень болела.
- Я ушел в 22:45. Мне жена потом сказала.
-... А я проснулся в три ночи в туалете, на ступенечке, где у нас туалетная бумага, в позе мыслителя и весь мокрый, как мышонок. Кран хлещет, рука в крови, и три часа под этим душем проспал. Тут телефоны разрываются, сигнализация орет. Звонит жена. Спрашивает: ты где? - А ты куда, говорю, звонишь? - В офис. - Ну, значит,  в офисе...
- Это еще что... Я чуть не женился. Не, не на поварихе. На ее дочке. Сегодня должны были быть смотрины...
- ... А я в субботу сижу в автобусе, чувствую вонища, перегаром прет. Осмотрелся - так это от меня! Так правильно, я ж ночь в офисе спал. Не раздеваясь.
- ... А я на следующий день Ване звоню. Мы с ним обрывками вспомнили, что было. Спрашиваю, а где Дима. Ваня: а я Диму не помню...
- ... Вчера утром показывали "Особенности национальной охоты" - я даже не смеялся.
- ... Столовая говорит, спасибо за представление, мы все, оказывается, оплатили.
- ... Видели бы немцы это шоу...


9 февраля
По моему хотенью
Недели с две назад был наповал убит новостью о том, что по одному из проектов грядет двухнедельное обучение специалистов заказчика в Германии, причем в сроки с 9-го по 20-е февраля, как раз когда у меня учеба: и процессуалка, и шоковая травма. Увы, работа, дающая деньги на учебу, может потребовать и таких вот ужасных жертв. Решил все же как-то подоговариваться с миром. Написал записку о том, что пусть или командировка сместится на другие сроки, или я не поеду, забросил ее в книжки.

Дальше события разворачиваются так. Сначала выясняется, что учиться полетят не двадцать человек, а семь, и с ними переводчица. Правда, это те же две недели, а переводчица 46-го года рождения, без знания лексики нашей тематики, так что ничего это не меняет, переводить обучение будем мы. Дальше надеюсь, что спецы от заказчика не успеют сделать визы. Как назло, похоже, в Германию никто не желает, и консульство готово сделать визы в кратчайшие сроки...

В общем, все идет к вылету. За это время, однако, пришел к гениальному выводу, что раз там всего семь человек и учиться они будут только в аудиториях, без заводской практики,  то две недели усохнут до одной: ведь мы же делим работу со Славой. А потом и вовсе договариваюсь со Славой, что отработаю четыре дня, а он - шесть. И тогда попадаю на обе группы!

С визами все же происходит накладка: консульство выдало их не на 30 дней, а на две недели поездки, на конкретные даты. Как раз в это время приходит весть с немецких полей о том, что как руководитель проекта, так и организатор обучения вдруг в один день уволились. Дела принимают другие люди, которые обнаруживают, что документы для обучения (руководства по эксплуатации и т.п.) еще не готовы и к 9-му февраля готовы не будут. Надо визы переделывать. На следующую неделю. И это значит, что один день железно теряю. Один день, не все. Но все равно жалко.

И тут с рацпредложением на сцену выходит руководитель монтажа. Зачем, говорит, тащить людей в Германию? Лучше на новой линии на месте обучить, к тому же в большем количестве.

Народ по обе стороны границы чешет репы. И приходит к единственно правильному выводу: обучать на новой линии, причем в марте! Что и требовалось доказать.


2 апреля
Трезвый взгляд на вещи
Дима красавец: после часа дегустации разных видов коньяка в честь второго апреля, ни грамма не поперхнувшись в процессе повествования, объявляет по телефону главному немецкому начальнику, что ситуация с проектом тяжелая (и это правда), и что только двое, один со стороны покупателя, и второй сам Дима в состоянии трезво ее оценить. Поскольку попутно чокаемся, звучит красиво. А я еще и корыстно долечиваю простуду во всей этой красоте и уже избавился от головной боли.

- Ну че, кто на обед?
- Оба на! А чего это ты вдруг в столовую? Ты ж этим делом не увлекаешься.
- Ну так чего? - теперь не пью, остается только есть.
- Что, совсем-совсем не пьешь?
- Совсем! Не пью!
- Круто! А ты это дело обмывал?
- Ха... хаарошее предложение.

Переводим сообща
- Слушайте, что такое "Brennteile" металлоконструкций?
- "Сжигаемые части". Металлоконструкции устанавливают, а потом часть их торжественно сжигают. Даже нет, не сжигаемые, а топливные.
- Короче, железные дрова!
- Точно! Есть же Железный Дровосек, и он рубит железные дрова, потому что у него сбой в программе, переклинило мозги и...
- Нееет, не потому что сбой - потому что он курит железную траву!

Чуть позже:
- А у рубительной машины Einzug?
- Затяжка.
- Да-да, железной травы.
- Видишь, как у тебя все логично.

P.S.: в текст коммерческого предложения вошло, увы, другое:
Brennteile - "вырезаемые газовой резкой части металлоконструкций"
Einzug - "система загрузки"


21 апреля
Телефонный разговор. В качестве содержания предыдущих серий: первый звонящий возвращается из недельного отпуска. В офисе принята произвольная форма одежды, и только когда немцы в городе, офис переоблачается в костюмы и являет собой группу солидных и серьезных манагеров.
- Слав, привет. Слушай, я узнать, есть у нас завтра кто, или можно без костюма приходить?
- Саш, я завтра есть точно. Мне будет очень приятно, если ты придешь в костюме.
- Эээ, Слав, ну ты же целую неделю без меня пережил. Верю, ты справишься, и если завтра приду в джинсе. Да... так, значит, никого нет?
- Саш, ну ты чего? Ваня есть. Дима есть, Витя, даже Вадик есть. Надевай самый лучший костюм и приходи.
- ... Ну ладно. А это, как вообще, чего там в мире творится?
- Да все то же.
- Мог бы вообще-то и сказать, что без меня никуда и все плохо, падает в ноль, и только мое возвращение спасет отца русской революции...
- Саш, ну ты же знаешь, незаменимых людей нет...
- Вот так вот. Ну хорошо. Сам себе враг. Все, приду без костюма!
Хохочем.

Но в целом костюм своеобразная штука. Однажды при немцах в городе последним, отдельно от широких масс, забрел в столовую под боком и был поражен ощущением тишины и поворачивающихся голов в моем направлении, когда аккуратно пробирался к столику. Сел, смотрю - ой, столько женщин. И куча внимания в мою сторону. А я ведь тот же я, что и до того, только немцы в городе.


26 апреля
Когда люди снимают костюмы, приходит праздник...
По дороге в офис столкнулся у метро с Димой и узнал, как много пропустил за отпуск. Дело было так:
- Слушай, а как вас Кехерт-то из строя вывел?
- О, это было сильно. Причем начиналось-то все тихо и спокойно. В понедельник настроились всего лишь на Славин "Суктинис", и он его привез. Не помню, кстати, досталось ли самому Славе. Хотя там было 0,7.
- А чего он сам?
- Так а он как раз уехал в аэропорт встречать Ханса Кехерта, и вернулся с этими самыми пятью бутылками "Шуйского сувенира"от Ханса. Мы сперва подумали, этого дела на всю неделю хватит.
- А че это за сувенир?
- Настойка. То ли на клюкве, то еще на чем. Градусы те же, что и водки, а, может, и больше. В понедельник после "Суктиниса"одну бутылку успели выпить.
- Ага. А дальше. Основной-то удар вы ж на себя уже во вторник приняли?
- Именно.
- И во сколько начали?
- Да с утра и начали. К обеду было уже совсем хорошо. Там еще была суета со столовой - то ли она работает, то ли нет, то ли не работает, но девочки опять нам отдельно накроют... Но к обеду мне уже было совсем плохо после понедельничного вечера и утреннего продолжения. Не помню, кормили они нас или нет... решил пойти в переговорную спать.
- Логично.
- Просыпаюсь в четыре... мама дорогая: кругом дымина, хоть топором руби, и почему-то все жалюзи сорваны, где целиком, где кусками, а в офисе сидят Марина, Наташа и Надя; Вадик на колене перед Мариной, опять какую-то пургу несет.
- Марина, это которая?
- Ну, повариха, которая в Ванин день рожденья с нами фотографировалась.
- Ааа...
- Ну вот. Ваня уже почти в невесомости, но мотыляется по офису, разливает. Сувенира нигде не видно, похоже, кончился, и везде: по стаканам, чашкам из-под кофе и рюмкам - в общем, везде, разлит виски... Народ уже догоняется.
- Слушай, а Слава?
- А он опять куда-то укатил. В посольство, кажется. А потом приезжает, а тут эти пьяные тетки, Ваня спит (точно, Ваня тоже спал!), Вадик бродит, и я один как самый трезвый стою так, руки развожу, типа: вот... Я к этому моменту успел жалюзи повесить.
- Ваня тоже спал? Получается, Вадик рулил?
- Выходит, он. Он весь сувенир, видно, и высосал. Да, а тут еще эта повариха, Марина, заявляет: "О, Славик приехал. Славик, сделай нам кофе!" Слава даже растерялся, начал спрашивать, с молоком или так... И при этом Витя, который уехал в Торжок, сука, отключил телефон, и нам звонят-звонят-звонят, и мы со всеми, как можем, общаемся... на столе где-то лежат кем-то записанные иероглифы по мотивам разговора с томскими конструкторами, надо расшифровать...
- ...
- Но это еще не все. Потом оказалось, что в столовой что-то там с водой случилось, и устроили помывку столовских теток в нашем душе.
- Он же забит.
- Очистили. Колеса и прочий склад вытащили. Душ отмыли. Тут, правда, выяснилось, что горячей воды нет, и есть только холодная. Они говорят, и как мыться?
- Так про воду с самого начала известно. Что одна холодная.
- Была. Я горячую сделал. Да, мы там весь душ залили, коридор тоже...
- Это как?
- Я помню, что снял с душа эту пимпочку и мне нравилось поливать Вадика в коридоре. Но и это еще не все. Оказывается, Витя со своими немцами разъезды закончил раньше, и в среду вечером, перед самолетом, они решили заглянуть в московский офис.
- Да, было б весело...
- Если б они надумали это во вторник, то даже если б Витя нас предупредил, мы уже ничего бы сделать не смогли. А еще у нас два дня работала сигнализация... Тебе сэмэски не приходили? Нет? Странно. Кто-то в понедельник включил, а потом не смогли отключить даже на трезвую голову по инструкции. Да, ты правильно написал, что не придешь и что "все равно не оставите", когда я тебе там вечером слал эсмэски с приглашением присоединиться... там уже без шансов было. Длинный вторник получился. Ваня на следующий день даже не вышел, не хватило сил...

Второй раз уже такая радость жизни, и без меня. Ощущение, что мне не нужно. Мне и так хорошо. Я в этом году практически не пью. Впрочем, неудивительно: ни времени, ни желания. Хотя вон год назад подаренный ликер, наверно, скоро допью. И еще такого куплю. Ликер классный.


28 апреля
Дети гор
Предисловие. Сложилось так, что офис наш чисто мужской. По речи - филиал советской армии и военно-морского флота, потому когда в офисе появляются женщины (приходящий бухгалтер и уборщица), предупреждаем друг друга об этом факте, потому что так начинается тот короткий период времени, который живем без мата.
Вышел на проходную отдать курьеру документы, возвращаюсь.
- У нас тут девушка.
- Ага. Откуда?
- С гор спустилась.
Слышу за шкафом у Вити женский голос. Ага, ясно: бухгалтерские программы обновляет. Из фирмы "Воробьевы горы".

Сидим, пережидаем. Слава поит девушку кофе. Возвращается из столовой Дима, предупреждаем и его. Заглядывает в Витин "кабинет", по возвращении шепотом резюмирует впечатления:
- 70 долларов в час. Не больше. Я цены знаю.
Наконец девушка уходит. Для чего проходит мимо нас. Крупная, симпатичная, грудастая, без изысков. Ушла. Энергия разряжается в обсуждении.
- Так, значит, 70?
- Не больше.

- Слава, а ты кофе носил, чтобы оценить размеры?
- Чтобы получше рассмотреть. В общем, ничего.

- Ну вы видели?- минимум третий размер! Какая женщина!
- Дима, они не согласны с существующими расценками!
- Да что с них взять? - невежды. Я, когда включаю автопоиск, меньше четвертого не смотрю!
- Ну, на вкус и цвет. А я не избалован.

- О, какая приходила! Высокая, с сиськами, с волосами, с жопой!... Почему, когда пьяный, они все такие, а?
- Да не только пьяный. Все ж работать бросили, будто Анжелина Джоли. Совсем одичали. Дети гор.


8 мая
Немцы звонят, но почему-то опять забывают поздравить. Мы воспринимаем это стоически. Тем более что настроение уже сейчас вполне описывается Диминым: "И он бросил себе вовнутрь бутылку с зажигательной смесью". То есть сам бросок еще не состоялся, но внутрь уже застыл в предощущении тепла.


20 мая
Лигна
Эта выставка - мой первый вылет в этом году. Кризис, однако. Но не только у нас. Главный вокзал Ганновера встретил кучей человеческого дерьма на нижней ступеньке эскалатора, ведущего к поездам. Я это чудо природы (два часа дня, кругом народ снует - это ж надо суметь!) заметил, а Витя не успел, из-за чего всю дорогу до гостиницы оттирал внизу этот предварительно переработанный хлеб-соль газетой и принюхивался к своей сумке.

Гостиница нас тоже не ждала: вселиться комнаты можно было только в три. Пошли обедать. К греке, который пусть не через реку, но через мост. Взяли по блюду "для маленького аппетита". Как ни старался, свое доесть не смог, и потом до уже ужина следующего дня ничего не ел, только тянул пиво, чай, кофе.

Взял фотоаппарат, теперь недоумеваю, зачем. Так дальше своего стенда и не отбрел, да и по времени фотографировать было некогда. Кризисная выставка, на которую ехали в ожидании миниканикул, вылилась в жесткую пахоту; понедельник и два последних дня приползал в гостиницу в десять вечера, только во вторник повезло в семь.

В первый день нашел время, чтоб рассмотреть женщин нашего стенда. Нашел, что они очень даже ничего. Потом подошла русская девушка, бывшая секретарша одного из наших заказчиков - и добавил к своей оценке "для немок". Для немок ничего, но против русской, которая сменила прическу, место жительства и удачно вышла замуж, шансов никаких.

В эту же тему: стоим со Славой  в центре стенда, мимо проходит распорядительница соседнего стенда. Ей за тридцать, она вся такая обаятельная, рыжеволосая, кудрявая и в прозрачных белых штанах.
- Смотри, вот женщина одевается! Живенько, ярко, трусики голубенькие. А наши... В костюмах, штаны черные, непорядок.
- Жениться тебе надо, Саша...

Всю неделю что-нибудь пил. Сначала с череповецкими на нашем стенде, потом - по разным поводам (то контракт подписали, то еще чего) и без повода. Потому в аэропорту Дюссельдорфа был вчера никакой, ну совершенно. Голова чугуний, и не хочется ничего, полная нирвана.

Да, мой бейджик все время слетал, и неважно, крепил ли его на магните или просто защелкивал на костюме. Не желает. Сказал Сабине, секретарше владельца фирмы, что, знать, скоро с фирмой расстанусь, и она искренне запротестовала: "Не говори ерунды!". Сказал, что, видимо, все к тому идет.  А потом мы с той же Сабиной очень приятно расставались, душевно так, без формализма. Впрочем, она ж славянских кровей, полухорватка. Впрочем, не суть: есть и немцы, с которыми вот так, глубоко и сильно. В целом, за пять лет, конечно, сроднился со многими из тех, с кем работаю, и в отношениях много человеческого тепла, и в этом приятно работать.

Дорога домой.
Уже в аэропорту, у зоны вылетов, за спиной русские голоса:
- Э, ты че?!
- А че? Мне немец сказал: "Machen Sie, was Sie wollen". Делай, что хочешь. Вот я и хочу на гармошке спеть.

В самолете другая пара русских мужиков сразу после взлета запросила шесть бутылок дьютифришного вина (свои напитки у них были тоже, но нельзя ж, "Аэрофлоту"надо тоже что-то продавать), и, пусть каждая бутылочка по 0,2 л, на маленьком столике это смотрится впечатляюще. Еще красивее натюрморт в конце, когда выходим из самолета. Бросаю взгляд на их места: в сетке, что на сиденье спереди, горлышками вниз торчат восемь бутылок, по четыре в каждой.


27 мая
Наш Дима - уникальный уникум: у него потрясающе техническое мышление; он заточен на то, чтоб за пять кликов мышки или пятнадцать минут найти оптимальное решение для любой проблемы, а при этом читает книги образами, и когда заходит речь о ремарковских "Трех товарищах", у Димы идут образы больницы, где умирала Пат (имен он не помнит), потом - автомастерской, потом - общаги, где жил Роберт. А потом - имя. Дима видит, как в комнату Роберта входит Орлов. И ведь там точно был Орлов, и, кажется, граф! В этом, правда, своя проблема: только один раз, в отношении романа Себастьяна Жапризо "Прощай, друг!" у Димы совпали представленные им образы героев с теми, кто их сыграл: он изначально видел там Бронсона и Делона. В остальных случаях все время идет нестыковка...

А еще Дима говорит, что зря парюсь про то, что сейчас недорабатываю. Обзывает меня монстром, разъясняя, что те письма и файлы, которые дает мне на перевод, делаю в три раза быстрее, чем он ждет: потому что не вдумываюсь. И это так. Сам Дима, сын инженера и в душе инженер, вчитывается в текст, видит то, что за ним стоит. Меня же, скажем, "подшипниковая опора" не греет. Даже если мне ее начертят или покажут на фотографии, посмотрю и забуду. Слова запомню. Хотя тоже тут же забуду: зачем мне помнить такое убогое сочетание? А, когда надо, вспомню - слова... Свяжу их в предложение, которое ни уму ни сердцу, но специалисты поймут. А порой даже красиво получается: слова в тексты я связывать умею. А еще у меня легкая рука. В том смысле, что при мне подписывается много договоров. И даже знаю, почему: я не беру на себя всю ответственность за то, что произойдет, а просто перевожу с равным уважением на обе стороны и смотрю, что выйдет. Из такой отстраненности много симпатичных вещей вырастает.


28 мая
Эхо вчерашнего
Выходим с Димой из столовой, навстречу симпатичная официантка Оля.
Дима: Вот Олечка, вчера с нами не пила, и настроение хорошее.
Олечка, кивая, убегает к себе в столовую, и напоминаю Диме, что еще утром пришел к выводу о подверженности явлению резонанса: пить вчера ни грамма не пил, а голова болит.
Дима: Да, резонанс. А вот у меня все правильно. Пил, голова болит, и в целом суперх#ево. Живу в гармонии с организмом.
Доходим до офиса, чего-то из этого всего в него приносим.
Ваня, выслушав: Вам-то хорошо, вы есть можете...


29 июня
Народ вышел из отпусков и командировок и настроение в офисе описывается простым: "Пошли дурака за бутылкой, он одну и принесет", а разочарование – еще проще: "...Я ему давал на командировку пятнадцать тысяч, и он не привез рижский бальзам!? Привез какой -то "Болонтайнз". А этого "Балонтайнза" мы выпили... ведро."
 
По ходу перевода спецификации запчастей в мутную черепушку лезут нелицеприятные мысли о родном языке. Вот есть в нем слово "выпуклый", а "впуклого"нет. И абсолютно то же самое творится со втулками. Их у меня полспецификации - и хоть бы одна вытулка.


4 августа
Нелюбовь
У немецкого посольства, 8 утра. Девушка лет пятидесяти подходит к очереди: "Где на 9:30?" - "Здесь на 9". - А мне сюда и надо". Встает. Через пять минут: "А кто на 9:30?". Откликается другая женщина. Та, которой было "надо сюда", уверенно передвигается к своей новой очереди. И там ей явно лучше.

А вот красивая девушка лет тридцати из 14-го окошка не полюбила меня с первого взгляда, и сильно не полюбила. Наверно, такой вот, как я, изуродовал ей всю жизнь. Ну, или не всю. В любом случае, узнаю о себе массу интересного. Для начала забыл подписаться на анкетах. Страшное дело... Был уличен в скупердяйстве (принес те же фотографии, что и год назад). Попытался узнать, в чем трагедия, и выяснилось, что это государственное учреждение и что есть правила, и что в какой-то там памятке стоит черным по белому (а я еще и читать не умею), что требуется актуальная фотография - так что слово "трагедия" здесь неуместно. И такая в этом всем интонация, что судить меня будут по всей строгости. Так что то, что это фото мне банально нравится, остается моей тайной. К тому же в это время уже выслушиваю тираду о просроченной визе, то бишь о том, что прийти-то должен был 1-го, как указано в приглашении. То, что 1-е было субботой, даже сразу и не вспоминаю под этим шквалом и напором. Ибо, тип без чести и совести, имею наглость запрашивать двухгодичную визу, притом что выезжал в том году в Германию всего раз на четыре дня. И правда преступный элемент. Но, видимо, что-то человеческое во мне осталось, потому что документы девушка... принимает.

Как-то это выходит противоречиво. Но и противно. Ни одна сука никогда за пять лет гуляний по посольствам ко всей этой ерунде не придиралась, потому что полная ж ерунда. Эта - придралась. На выходе из посольства замечаю, что забыл там, внутри, снять легкую куртяшку кирпичного цвета. Наверняка и это было не в мою пользу. В государственном учреждении да в верхней одежде...

Причем потом обменялись с коллегами мнениями о таких посольских девах, и каждый попадал к такой неулыбчивой даме, и, что интересно, это явно был индивидуальный подход. Дима даже видел, как высекшая его ни за что тетя добродушно взяла полусырые, с кучей недостатков, документы у каких-то мутных мужиков и даже самолично откопировала им паспорта...

А потом повезло! Пошел в сберкассу оплачивать кой-чего и, видимо, за все мои посольские страданья меня принесло к окошку с девушкой, которая печатала одним пальцем, с трудом ориентируясь в клавиатуре. О, это песня! Это как смотреть на воду или на огонь, зачаровывающее зрелище. Десять минут медитации на указательный палец - волшебный расслабляж, рекомендую.


12 августа
Идем с работы. Впереди - стройная блондинка, плотно обтянутая белыми летними штанами."О, смотри. За что люблю такие белые прозрачные штаны на крепких жопах, так за их укрепление зрения. Появляется стимул смотреть. Не какие-нибудь тебе: "А вот это какая буква? Так... а это какая буква?"
Ваня близоруко щурится, смотрит поверх очков: "Да, особенно если так смотреть..."
"... притом, что букворяд примерно один и тот же".
 

17 августа
Утренний крышеснос
Переводим на двоих большое коммерческое предложение. Слава, вслух: "Сжигаемового... Чего-то он мне подчеркивает".
Проговариваю по слогам "Сжи-га-емо-во-го", не нравится. "Подожди, запишу. Не, "сжи-га-емо-во". Стой - сжи-га-е-мо-го! Лингвисты, б##дь..."Начинаем ржать так, что приходит Ваня из-за стенки, интересуется, где берут веселящий газ. Узнав, рассудительно утверждает: "сжигаемого".
 
Из разговора с сестрой:
- Она (кошка) такая любопытная, может прыгнуть на перила... Я ее стараюсь не пускать.
- Ну да, они ж порой не очень соображают. Увлечется, выпрыгнет.
- А мне рассказывали, что одна кошка вот так увлеклась, прыгнула за птичкой и упала с четвертого этажа. А потом вернулась беременной.
- А не прыгнула б, так всю жизнь в квартире б и просидела. А все птичка.
- Наверно, это был аист!

 
19 августа
Иногда красота приходит оттуда, откуда ее никак не ждешь. Вот сейчас, например, из белорусского ГОСТа по котельным установкам, коий и перевожу для любознательных немецких проектировщиков. Выглядит она так: "Твердые частицы (летучая зола и несгоревшее топливо) при использовании твердых видов топлива следует классифицировать как твердые частицы (код 2902)". Концовка просто запредельная. Всем офисом ржали. И это дело немцам, конечно, в дословном переводе и отправим, пусть извилины ломают.

Чем-то это, кстати, похоже, на фразу, которая недавно пришла от одного из наших немецких начальников: "Das Leben ist hart. Aber... ungerecht". Если это более или менее адекватно перевести, получится что-то типа: "Жизнь сурова. Но - (тут должна быть большая-пребольшая пауза) несправедлива".
 

20 августа
Один из заказчиков, прекрасно зная наш электронный адрес, упрямо долбится со своей заявкой в наш факс, и что-то долго ничего из факса и этой затеи не выходит. Переключающим на факс - Витя. Ему из своей комнаты не видно, как тут у нас факс мучится, потому он периодически кричит нам: "Ну чего, прошло что-нибудь"?
В целом возня вокруг факса звучит так:
Звонок. Витю спрашивают, прошел ли факс. Витя включается:
- Ну че, прошло?
- Нет них#я.
Витя в трубку: "Нет ничего". Поскольку паузы между фразами нет, решаем, что переводчик в нем еще не умер.

После чего для усовершенствования работы с заказчиками постановили перенять передовой метод общения с включением милой музычки и автоответчика: "Здравствуйте. Оставайтесь на линии. Все операторы заняты. Ваш звонок очень важен для нас. Вам ответят в течение... минут" - и, затем, минут через десять: "Ваш звонок платный... Спасибо за звонок".


3 сентября
Утренняя несвежесть в голове наводит на мысль, что вчера мы с Димой уговорили пусть и не необходимое, но достаточное количество виски-коньяка-пива. Но вечер получился упоительным, как и полагается в России. Пили больше про Диму: это у него трудное время - но при этом по дороге домой я неожиданно заплакал, вспомнив Димину фразу, что вся команда нашего офиса в мое время любви очень за меня переживала - хотя одновременно ребята и боялись, что это недолго, и что я, излучавший такую ауру, скоро упаду и будет боль, и такой же силы. И ведь чувствовал эту поддержку, но вчера очень тронули эти простые слова. Причем это не первый раз, когда таю от простой вещи: когда есть кто-то рядом, кто поддержит. Видно, этого мне сильно не хватало. Для меня это много.


8 сентября
В качестве вклада в экономное развитие экономики наши немцы организуют скайп в качестве внутрифирменного телефона. Сегодня смотрим друг на друга исключительно в скайповых окошках и выясняем, легче ли доораться друг до друга по скайпу. Кажется, легче. На мой вопль за стенку "Але, Вань, привет!" оглохший по соседству Дима выдает: "Саша, ты так всю рыбу распугаешь!" По скайпу не только до Вити, но и до немцев в центр без напряжения голосовых связок достучаться можно. Осталось только освоить. Пока с восхищением смотрю на это чудо техники как на новые ворота, с трудом отыскивая нужные кнопки. Ажиотаж вокруг нового офисного вида связи такой, что народ взял в цитату дня мою фразу: "Песочница отдыхает!" Дима называет наш сегодняшний день проще: "цирк с лошадями".


14 сентября
В самолете на Минск вдруг захотелось... водки, и даже представилось, как закусываю картошкой и чем-то мясным. Правда, в разносимые соки-воды она не входила, да и потом знал, что уже сегодня нужен в оптимальной форме. Тем не менее, тендер опять оказался непонятным шоу, разыгранным по принципу "посидели-поговорили - и неясно, что дальше". Люди сами не знают, чего хотят. Конкуренты по этой причине даже о ценах не заикались. В общем, очередная говорильня. У меня шла речь, и мы смотрелись хорошо, но, понятно, это ни о чем не говорит. Необходимо еще и предложить оборудование бесплатно, и вот тогда...

По дороге к другому потенциальному заказчику вдруг - всего через день - образовались и водка, и картофельно-мясная закуска. Присели в придорожной кафешке с любопытным названием "Медуза", хлопнули на троих 0,3 "Бульбаша", покатили дальше. Приезжаем - картина маслом "Цирк зажигает огни": с полтора месяца назад перед нами сидела одна команда - сегодня ни одного знакомого лица. Прежняя команда обанкротилась, новая принимает дела, но тоже уже пытается нас чем-то озадачить, чтоб потом рапортовать начальству  о принимаемых мерах по спасению себя утопающих. Я к этому моменту был еще не отошедши от водки, да и без того смешлив, но тут хотелось хохотать во весь голос. Мой немецкий начальник пребывал в плюс-минус том же состоянии.

Единственным светлым пятном была милая женщина лет до 25, в коротком платье, с хорошей фигурой и потрясающе умными глазами из под очков (милые женщины в очках - моя большая слабость) из новой команды завода. В общем, собрался, вспомнил, что только что передал новому генеральному визитку менеджера проектов, наполнился, насколько смог, серьезностью и очень качественно для этой женщины отработал; остальная публика совершенно не вдохновляла. Когда девушка минут за двадцать до конца совещания ушла, стало невыносимо скучно, и тут уж дорабатывал на морально-волевых.

Витя добрая душа, свалив в отпуск, часа в три ночи с пятницы на субботу прислал смску "Как там дела на тендере?". Выждав до вечера субботы, когда у него в Китае наступили те же самые три часа, послал ему подробный ответ. Утомил он меня, мягко говоря, своей временной рассогласованностью. Уж как я ему доходчиво объяснял с год назад, что не люблю поздравлений с днем рождения в пять утра, весь свой богатый запас русского устного на него излил - не доходит... Очень надеюсь, что смог встречно разбудить его своей смской.


17 сентября
Поскольку башка еще катастрофически мутная после двух командировок, вспомнил, что по ходу первой мы по мнению Джонни даже кормились деликатесом. Было это на излете белорусского вояжа, когда ввечеру в Минске непонятно зачем осели в рыбном ресторане ponto del mare, где заказали рыбу со странным названием пагр в "тесте"из соли. И, попутно прививая мне хорошие манеры, Джонни увлеченно разъяснял, что рыба в соли - деликатес, что она сохраняет так все соки, вся из себя нежная и так далее.

При всем уважении к Джонни вынужден был констатировать, что лингвистику текста он в отличие от меня, не проходил, а посему, видимо, наивно думает, что что-то может быть чем-то вне зависимости от контекста. А контекст вечера был таков, что я к тому времени семь часов, не выключаясь, оттарахтел на двух заводах, и переводить еще и застольные бредни не самой приятной мне компании под невразумительное пиво мне совершенно не улыбалось, но приходилось. Посему и деликатесностью пагра не восхитился. Рыба как рыба, ничего сверхъестественного. А самым деликатесным деликатесом в моей жизни были утренний чай из жестяной кружки с белым хлебом и маслом, жареная яичница и жареная же картошка - все это во время пребывания на 289-м торпедолове в 1984-1986 годах. Там вся атмосфера делала эти незатейливые блюда деликатесом.


23 сентября
Долгосрочное планирование
 - ... а я совершенно не заморачиваюсь, как все это пройдет. У нас же все отработано до автоматизма. Сейчас придет Андрюха, принесет виски, и мы, конечно же, начнем. Когда бутылка кончится, пойдем в столовую. Там будет Олечка. Там выпьем по паре виски, поймем, что это дорого, и сходим за еще одной бутылкой виски. А дальше я уже ничего не буду помнить...


24 сентября
Записываю позавчера новую музыку на плеер (добавил Бреговича, и вообще атмосферы "Черной кошки, белого кота", стареньких классных вещей "Чингисхана"), некоторые песни, к примеру "Сто шагов"и "Я не поняла"не лезут в плеер: он ругается, что, форматом не вышли. Размышляю вслух: "Похоже, мне "Виагра" не нужна". Коллега, у которого срывается выход к девушке, поднимает глаза: "Саша, как ты можешь!? Тут такой облом, а ты - "Виагра"не нужна". Мне тоже не нужна!".


8 октября
Ваня, описывая свою реакцию на выступления говорящего языком социалистических лозунгов гендиректора заказчика в последней командировке: "... сижу и отчетливо... эээ... отдаю себе отчет, что нихера не понимаю. И еще голос такой убаюкивающий, как будто сказку на ночь рассказывает".


15 октября
Круглопись
- О, это чего такое? - Дима разбирается с сертификатом. - Какие еще круглописные станки? Я, конечно, мог быть пьян, но "круглопильные"писал столько лет, что нет такого состояния, чтоб я... Не, это питерские накосячили.
- А чего тебе не нравится? Станок круглописный. Предназначен для круглописи. Не клинописью ж единой.
- А, вариант. Клинопись - это такой янский стиль, а круглопись - иньский.
- А оператор такого станка - круглописец. Или круглописица. Красиво ж.
- Красиво. Только не для этого сертификата.


22 октября
Катался сегодня с двумя немцами по фирмам, где тоже немцы и варианты сотрудничества. Ни там ни там не переводил. Устал как собака. Именно потому, что не переводил, но сидел и слушал с примерно тем же вниманием. Примерно, потому что, когда знаешь, что переводить не надо, оно немного другое. Но слушал внимательно. И само отсутствие пауз и необходимости в них переводить вышло непростым. Бездействие оказалось не легче действия. Там ты включен и работаешь, а тут приборы работают в том же рабочем режиме, а при этом стоишь на запасном пути. Правда, есть и плюсы. Благо времени было навалом, больше вчувствовался в саму атмосферу переговоров: взгляды, улыбки, интонации, всякие такие неуловимые вещи. Интересно.


26 октября
Музыкальная пауза
Накачал еще с полтора десятка хороших песен Богушевской из "Книги песен» , пару классных вещей "Чингисхана", ну, и разного, сижу в наушниках.
Слава, вежливо: "Саша, могу тебя пропросить не мычать?"
Я: "Можешь, конечно, но сам понимаешь, без гарантий". Перестаю мычать.
Вскоре, я: "А ты представляешь, насколько это тяжело - мычать внутрь себя? Какое это напряжение?"
Слава, с выражением и ударением на первом слове: "Большое спасибо!"
Принимается. Хотя это и не разрешение мычать дальше.

Потом Слава долго разговаривает по телефону с кем-то из наших немцев. Дождавшись окончания разговора, объясняю, что я-то вот к нему претензий не предъявляю, хотя он тут своим бубнежом и мешает мне слушать хорошую музыку. В завершение чего спрашиваю, разрешается ли мне мотать головой (на "Человек и кошка" очень уж хочется). Слава дает добро и показывает допустимую амплитуду. Получается практически до стола. Устраивает.

Тем не менее не притопывать самовольно ногами на "Wir sitzen alle im selben Boot"не могу. Как-то надо ж настроиться на завтрашне-послезавтрашнюю-и-до-конца-недельную собачью свадьбу.
Слава: "Теперь, Саша, ты начал топать..."
"Извините".

А завтра приедет барин, будем и вовсе в костюмах-галстуках-при-серьезных лицах. Причем ведь так тоже очень недурно смотримся. Ну, и вообще мы команда. А немцы жалают нам урода одного в надсмотрщики впарить, завтра будем отпинываться. Понятно, что это международная практика, что когда человек ничего не может, его переводят на повышение, но мы-то тут при чем?

P.S.
Еще до того. То есть раньше.
"Так и я спою, - комментирую скачанного "Бродягу" - или это Русланова в жуткой записи, или пьяная тетка воет".
Слава: "Так это ж песня такая, кто ж ее трезвый поет?" Во весь голос пьяно-разгульно запевает: "По диким степям Забааайкалья.."
Из-за стенки выскакивает Ваня, делает страшные глаза и запрещающие знаки. Оказывается, Витя по телефону говорить изволят. Вот так всегда.


30 октября
До помутнения в мозгу
Что я вынужден сказать... Коньяк "Арарат" - редкостная отрава в том количестве, которое влил в себя вчера. Сплющило не по-детски. И очень хорошо, что, как в лучшие времена на службе, когда мучился от качки, эту отраву вчера до желчи переадресовал в унитаз. После чего в виде бесчувственного тела был уложен на так и не выброшенный (а ведь даже был специальный указ верховного начальства), и слава богу, диван в переговорной, где благополучно и переночевал.

Проснулся от страшного тикатаканья часов. Как же они бьют по больной голове. Но ничего, быстро сориентировался на предмет того, кто я и где я, отключил, узнав у Вити правильный код, закудахтавшую сигнализацию и начал отпиваться минералкой.

Поскольку немцы уехали, увы, не все, и нынче опять у нас переговоры, мелькнула мысль ехать домой бриться, но реализовывать ее не оказалось ни желания, ни сил.

Подъехавший Слава сказал, что смотрюсь больным. И это истинная правда, я и изнутри себя так ощущаю. Ничего, скоро в столовой напротив сварят какой-нибудь суп, и жизнь опять наладится.

А вообще давненько такого не было. Живые свидетели говорят, что мне б еще на второй бутылке остановиться... И тогда бы меня, как и их, разбудила проводница во втором часу ночи на станции метро... Нет, я сделал правильный выбор: теплый офис, отоспался, как человек, опять же. Только супа хочется. Эта мутная птичка перепил хочет чего-нибудь поклевать.
 
А далекое эхо этого четверга громко  прозвучало в пятницу, когда перед отъездом в Нижний Шурик вдруг вспомнил, что накануне мы еще ходили в столовую. А я такого факта, как ни силился, припомнить не смог. И, что неприятно, Шурик был самый трезвый, а потом он еще так горячо начал доказывать, что доедал мою котлету, когда я вдруг встал и ушел (какая такая котлета????).

В общем, выходные пребывал в глубоких раздумьях. По показаниям Шурика, ходили мы туда в районе десяти вечера. Втроем. По предыдущим Ваниным показаниям, в период с 20:00 до 23:00 сам он был совершенно нетранспортабельным и грел мне диван. Слава к тому моменту благополучно убыл домой, а, значит, действительно "нас оставалось только трое: Дима, Шурик и я, который ничего не помнит.

Когда наконец сегодня приходит Дима, узнаю, что помнит он не все, но да, был такой факт, в столовую ходили. Естественно, тут же задаю два следующих главных вопроса, мучивших меня в выходные: вел ли я себя прилично и держал ли при этом голову. Дима великодушно объясняет, что в столовой, при девочках, мы все вели себя прилично, а я к тому же гордо, как знамя, держал голову. Ответ правильный. Но все равно караул. Если память не изменяет, предыдущее такого масштаба "тут помню, тут не помню" было лет 10-12 назад в Нижнем.
 

17 ноября
В новостях пишут, что в Подмосковье налогового инспектора поймали на взятке 4,4 млн. рублей. Размышляем, чего такая цифра не круглая; приходим к выводу, что очень даже круглая, если в евро. Дальше делаю предположение, что ведь он наверняка не просто так, что именно эти 100 штук евро были ему жизненно необходимы.
Слава, мягко: "Он наверно хотел передать эти деньги в какой-нибудь детский дом". 


24 ноября
Достали своими звонками многочисленные компании, предлагающие дешевый интернет, телефон или все это и еще многое разное в комплекте. Вчера одна рекламная девушка попадает на Славу. Диалог получается красивым:
- Здравствуйте, хотим предложить вам услуги мобильной связи...
- Здравствуйте. А мы не пользуемся связью.
- Ну, а внутрифирменная коммуникация?
- Нет, у нас этого нет.
- Но мобильный телефон у вас есть?
- Нет.
- Извините.
Свою часть Слава проинтонировал честно и безлобно. Он не против, но у него ничего нет. На том конце трубки наверняка удивились нашему каменному веку.

Сегодня опять какой-то звонок. Берет Витя, разговор сворачивает вежливо, но быстро.
Слава: "Че предлагали?"
Витя: "Воду".
Слава: "Надо было сказать, что мы воду не пьем".


7 декабря
В субботу выбрался на футбол, и там за нас играл парнишка, молодой и явно спортсмен, но при этом в движениях совершенно раскоординированный. Гарик вон килограмм под сто набрал, но под мяч подстроится играючи, а этот парень, килограмм шестьдесят, во всем Гарику уступит: и в разворотливости, и в ударе... про мышление не говорю. И про себя не буду, потому что я же даже еще лучше и легче Гарика, и мяч для меня родина, я с ним в кайф по полю гуляю (пока не сдохну - вот физику запустил, это да), и с обеих ног плотно бью. Причем видно, что парень не виноват: он только так двигаться и играть может. После игры сошлись с Гариком, что он, скорее всего, борец. На штангиста комплекцией не тянет, а для борца вполне: мышц достаточно, не лишку, только носит он их своеобразно.

Пришел сегодня с этой версией в родной офис, а тут же трое на околопрофессиональном уровне боролись. Ржут и говорят, что да, в точку: не для игровых они видов спорта, на их тренировках мячи были только как отягощение и весили как гири, и они бегали с ними по залу на коленках, и задача была устоять, совсем другие группы мышц...

P.S. Вдруг дошло, к чему это все. Это про разное. Разные люди, разные задачи, разные группы мышц. Вот Дима потрясающе в фундаментах и прочих инженерных делах разбирается, Слава - тоже, а я в этом - борец. Но у меня своя сила.


8 декабря
Вернулся из Нижнего, где проторчал лишний день из-за зубовного форс-мажора. Случился он даже несмотря, а, может, и как раз потому, что в тот зимний позавчерашний день я высидел с разверстой пастью в двух креслах пять часов (а не, скажем, шесть). В первые три часа мне пытались распломбировать передний зуб, чтобы потом перепломбировать и передать на дальнейшую обработку ортопеду. Распломбирование шло медленно и трудно, и, поскольку говорить не мог, но все слышал, узнал, к примеру, что, очевидно, у меня там крепкий цемент. Настолько крепкий, что его не брало сверло, а уж на потыкивание всякими крючками он и вовсе не реагировал. В конце концов из пломбы был изъят штифт, на его место было вложено лекарство для рассасывания цемента и я был переправлен в соседний кабинет... Там пробыл еще два часа, а поскольку зубов у меня несть числа, мне и обточили два совершенно других зуба. И тут некстати вышло отведенное мне в этот день время. На прощанье сказали быть с этим зубом осторожным.

Как теперь понимаю, на мое счастье, я, напротив, имел неосторожность задеть его другим зубом - и тут лекарство сработало, зуб рассосался. До основанья. Причем настолько до основанья, что, перебивая билеты, чтобы остаться и доделать, еле выговорил "верхняя" в ответ на вопрос "верхняя или нижняя боковая?" Отправил в родной офис жалостливое беззубое фото, которое по возвращении узрел на свежеоформленной Доске почета. В верхнем ряду, с подписью "Отличник боевой и политической подготовки. Кавалер Железного Креста».

Еще из вчерашнего. Вечером уютно сидим у Шурика за богатым столом, пробуем московский коньяк, который Шурику выдали за сделанный мною перевод какого-то интернетного бреда с английского, и этот "коньяк"даже на вид разбавленный чаем спирт, а уж тем более на вкус. Сашка выдает что-то насчет низкого качества московской продукции и вдруг настороженно затихает. "Да, - говорю, - сейчас очень хотел встать и уйти... одно удержало: поезд только через три часа". Ржем.


14 декабря
Потоп
Мы дожили до потопа. Мы его сегодня не ждали: по плану обмывание Ваниного дня варенья – так что начался он неожиданно... за моей спиной засвистело, и в спину пошла горячая вода. Подошедшие на устранение сантехники объяснили, что лопнул шаровой кран. Но поначалу нам было не до объяснений. Дима бросился затыкать батарею тряпкой и перенаправил потоп в пол, Слава  сгонял за сантехниками (и те пришли почти мгновенно!), а дальше мы выдернули все шнуры и провода, отключили всю возможную технику (повезло, что компьютеры на пути струи не стояли) и долго откачивали воду, чтобы предотвратить вспучивание ламината.

А откачивать было, что: хлынувшая из батареи стихия была такой силы, что изгадила потолок, добила до противоположной стены, где испортила пару чертежей и указивок. Все хорошенько умылись черной водой, так что теперь носки сохнут на этой самой восстановленной батарее, но в целом обошлось без жертв.

Сантехники оказались веселыми людьми. Как главному потерпевшему, принявшему на себя первый удар, подарили мне лопнувший кран, сказали, чтоб носил на шее как оберег. Весит оберег прилично, так что предпочел с ним сфотографироваться.

Уже по ходу потопа пришли к выводу, что нам крупно повезло: это могло произойти и в выходные.
 
До праздников осталось шесть поездов. Как будто есть некая годовая норма дорог, которые необходимо выездить, и час пик пришелся на концовку года. Справлюсь. Зато потом все брошу и уеду в Голливуд, играть в массовках широко улыбающихся русских. В офисе все в своем ритме. Вчера приезжал Серега, принес 0,5 чего-то за восстановленный комп, дальше данные противоречивы, а сегодня еще не все вернулись. Те, что уже здесь, все как на подбор в черных джемперах. На мое "Б##дь, какие же вы все черные! В метро все черные, вы тут тоже!" Слава ответствует, что они не черные, они афрорусские. И правда, чего это я? Сходимся на том, что они темные, а я светлый.


12 января
Года два назад наши немцы ввели подсчет отработанных часов по проектам и другим трудовым свершениям. Мы, понятно, поплевались, но, поскольку фантазии у каждого вагон, все это время шлем в центр отчетность. Мой проект, что шел три года, увы, закончился, так что теперь побираюсь, помогая другим на деле и на бумаге. Чаще в моих отписках фигурирует Димин томский проект, но иногда и Слава с барского стола своих трех проектов че-нить да подбросит.

Сегодня урвал полчасика от утомляющего вынужденного отдыха на рабочем месте, чтобы перевести (точнее, перепечатать русскими словами) за Славу, пока тот был в ГАИ, маленькое коммерческое предложение на запчасти. Возвращается хозяин. Рассматривает листки предложения на столе. Здороваемся...
- С тебя семь часов. Или восемь, еще не решил.
- Пятнадцать минут.

Небольшое лирическое отступление. Слава - куркуль. Вот Дима, тот за пару строчек письма в легкую отваливает пять часов, ему не жалко. Слава  же, сколько на него ни паши, хоть пару дней, ограничивается пятнадцатью минутами... такса у него такая.

- Б##дь! - это Слава хотел включить кофе-машину и как-то там у него не заладилось. Грязевые потоки да на белый джемпер.
- А, б##дь! - это уже я. - Там же наверху видно, что семь часов, не меньше. Вон Дима видел, я об это предложение все руки в кровь сбил.
Дима, с готовностью:
- Да, руки. Все. В кровь. Саша мне показывал. И пот кровавый.


14 января
Витя, единственный не обедавший, вбрасывает в круг: "Что там сегодня в столовой?"
Дима: "Еда!"
Витя: "Ну, это понятно. А что из еды?"
Я: "Разное".


19 января
Приехавший из командировки Ваня впервые видит мой обнаженный мозг:
- Ой, Саша, чего ты с собой сделал! "Махмуд, поджигай!"
И пока тускло пытаюсь объяснить Ване, что ничего не поделаешь, зимний призыв в Шаолинь, неожиданно вставляет свои полновесных пять копеек Витя:
- Понимаешь, Ваня, мы сейчас в таком возрасте, когда красоту уже ничем не испортишь...


26 января
Андрюха прибрел из дальнего угла офиса: "Что такое Schub- und Ziehf;higkeit"?
Дима: ну, это способность к толканию и тянунию.
Слава: тягловая толкучесть.
Дима: нет, все проще: тянитолкаемость.
В конце концов вошли в Андрюхино положение и всерьез вывели тяговое и толкающее усилие.


29 января
В Вильнюсе выяснилось, что за бортом минус 20. Впрочем, в машине, а потом за пивом мы этого не заметили.

В первый вечер делать было нечего, погрузился в литовское ТВ. Познавательно, аж жуть. По расстояниям вычислил, что той Литвы чуть побольше московской области, и потому на то, что тут собственный женщина-президент, свои коррупционеры, свои телезвезды и даже свои педофилы, по которым президент что-то подписывает, взирал с высот своего имперского мышления с некоторым удивлением. По ходу выяснил, что мы в любом случае более быстрый народ: наша "Минута славы" называется в Литве "2 минуты славы". В музыкальных передачах (а то и фоном новостных блоков), много старых советских мелодий. Больше всего понравилось, когда заставкой какого-то репортажа пошла музыка из "И выше, и выше, и выше стремим мы полет наших птиц". Все-таки, может, и не в каждом пропеллере, но что-то общее в нас еще дышит. Уже потом, на заводе, тронуло, когда пожилой литовец объяснялся с нами так: "Ты послушай меня, старого дурака...", а потом, по ходу телефонного разговора с душой вкрапил в свои разъяснения "еб твою мать!"

У заказчика все было конструктивно (вдруг поймал себя на мысли, что ловлю кайф, когда собеседник, сделав паузу, говорит свое "да"или "нет", глядя в глаза, и при этом чувствую, что он не просто так кивает, а мы с ним разговариваем), причем четырехъязычная мешанина из английского, немецкого, литовского и русского аккуратно продвигала переговоры к тем результатам, за которыми все и съехались.

Что было не совсем приятно, так это холод. В Литву пришла зима, причем с настолько приличными холодами, что даже при падающем снеге (а вчера был мощный снегопад) мерзли уши, нос, руки. Посему, получив из Москвы смс-ку от Димы "Саша, как дела? Как там девочки?"), нервно ответил: "Какие девочки? Самого имеют на морозе. В качестве переводчика. И это меня!?"

Последний вечер запомнился тем, как в русском ресторане мешали литовское пиво с литовской же самогонкой. Тем не менее, остались живы, да и сны потом приятно улыбчивые снились. Даже английский под эту смесь пошел неплохо. Поначалу больше слушал и кивал, а потом разговорился. И именно я, когда вышли на налоговую систему Германии, вспомнил и озвучил вычитанную Славой в интернете историю о румынке, живущей в Германии, которой вздумалось продать через интернет девственность; стоило сделке (10000 евро) состояться, пусть и где-то в Бельгии, как к ней вломилась немецкая налоговая...


2 февраля
Ученье - свет
Ваня на этой неделе в Германии. Двухнедельное обучение. Скорей, даже, знакомство с народом, ибо чего ему особо обучаться? - он инженер по профилю. В любом случае устроили ему немцы учебную программу, с классами, выездами на заводы и тому подобным. Время от времени Дима заботливо смс-ит Ване, интересуется успехами на учебном фронте. В ответ Ваня пишет трудно дешифруемые письма на русском латиницей.
Сегодня в ответ на "Как дела, Ваня?" Дима получил краткое "Ohuevau potihon'ku". Похоже, свет слишком яркий.

Озеленение
Слава рассказывает...Когда в Нижний пришла перестройка, то с ней на главных улицах города появились ребята с гитарами, которые зарабатывали русским роком и прочим близким им репертуаром. И вот такие стоят на Свердловке, играют. Причем неплохо играют, народ охотно набрасывает им мелочь. И тут из толпы к ним подходит тетка, из таких, которые активисты и которым все важно знать, и задает лидеру группы прямой вопрос: "А на что пойдут эти деньги?"
Парень: "На озеленение. (пауза)  Моего лица".
 

12 февраля
Перед заступлением на пост
- Так, все разгребли и вот, если б Андрюха нас не кинул с виски, вполне можно было бы напиться.
- В наличии водка "Абсолют".
- Да, че-то выпить хочется.
- Ваня, а с понедельника все...
- Не, погодите! - водка же постный продукт. В ней ни мяса, ни молока, никаких тебе разных белков-жиров.
- А чего, мысль. Можно было б специально выпустить "Водку постную".
- Ага. И зарегистрировать товарный знак.
- Так, а если "Постную", можно заодно и "Диетическую"...
- Понимаешь, за "Диетическую"дело могут пришить. Типа: вот наш клиент сел на диету... здоровью нанесен ущерб.
- Можно выпустить "Лечебную".
- Да! - она будет лечить от "Диетической". А вылечится - сразу на пост.

Начало поста при новом постовом
Ваня: "Слава, а сахар в чай можно?"
Слава, смеется: "Чувствую себя православным священником. Значит, так... Можно козу на возу! - обращайтесь по уставу!"


18 февраля
Олимпийцы среди нас
Витя оказался нашим главным телеолимпиоником. Смотрит все подряд до пол-третьего ночи и вот сегодня ворвался с горящими глазами, воплями "Россия - чемпион!" и рассказал про героическую победу наших лыжников. Мы, прочие, которые за все этим буйным действом взирают без особого интереса, сдержанно порадовались, что в наших рядах временно родился истинный патриот, а заодно и за себя: будет что сказать немцам, кои нам по скайпу тычут, что, мол, вы, русские в жопе и ничего не выиграли.

"Блин - тоскливо несется из-за стенки. - В понедельник - групповой спринт!" Дальше следует надрывное оханье, подразумевающее, что земля вот-вот должна сойти со своей оси и все умрем. Похоже, Витя уже не справляется со своими патриотическими недосыпами. "Какой спринт?" - интересуюсь.

Дима, не дожидаясь Витиного ответа, высказывает свою гражданскую позицию: "А я думаю, что надо взять хорошее мыло, крепкую веревку и просто пойти повеситься. Другого выхода в сложившейся ситуации просто не вижу".


19 февраля
На утреннем построении
- Утром просыпаюсь, подхожу к окну, и, видно, за ночь накопилось. Я встал и громко, на всю квартиру, как пердану... и вдруг вслух приходит: "Вот он, глас Божий!". Я как заржу. Потом устыдился, вспомнив о посте, сказал: "Прости, Господи, за богохульство!"
 
- О, а штаны-то спадают. Никогда на эту дырку ремень не застегивал.
- Ты еще попостись, вообще будешь в одну штанину влезать.
 

26 февраля
Дима переводит чертежи проектного института.
- Слушайте, что такое ППА?
- Миллиннная доля, part per million.
- Да нет, с русского!
- А контекст?
- Что-то про пожарную безопасность.
- Противопожарное ааа.
- Да, что это за "А"?
Так и не находим.
Через пять минут, Ваня:
- Эврика! ППА - это прерванный половой акт!
- Точно! Осталось увязать с пожарной безопасностью.
Пришел скучный человек Слава  и тут же нашел в сети "противопожарную автоматику".
 

4 марта
День рождения Димы, чей папа 45 лет назад упал в обморок, узнав о рождении сына, собираемся всерьез праздновать только сегодня: позавчера помешали немцы. Вчера же вечером Дима все же начал торжества с бывшим сослуживцем. Сегодня он пришел на работу к обеду с утомленным видом, разбитым носом и ослабленной в отношении причины этого памятью. Слава здраво предположил, что это на Диму напал асфальт, в крайнем случае - лед, и с таким мирным исходом Дима охотно согласился. К тому же вследствие встречи с асфальтом или льдом у Димы напрочь прошел разгулявшийся накануне насморк. Меня же волнует другое: я вчера вообще не пил... чего ж башка-то трещит?
 
Когда со спиртным разобрались, добрались до торта.
- Классный торт, Дим! Как называется?
- Да, с тортами мне везет. Надо запомнить название. Сейчас посмотрю. Французское что-то.
- "Же ву при же не манж па сис жур?"
- Типа того. Ой! - "Сметанник деревенский". Слушай, ничего не понимаю. Там точно на этикетке "Пари Жермен при"или что-то в этом роде было... Но - зато название точно запомним.
 
 
7 марта
Подслушанное у цветочной палатки:
- Почем тюльпаны.
- Сорок.
- Эээ, ну чего это за...
- Кило двести!
- (хохочет) Другое дело!
 

11 марта
Возвратились с выходных, и выяснилось, что еще и Дима встал на пост. Щиплет травку, пусть и без фанатизма: доесть за сыном сосиску великим грехом не считает. На вопрос, как ему удалось привлечь такую обширную паству в нашем маленьком офисе, отец  Вячеслав, хитро улыбаясь, отвечает, что, мол, лаской. Думаю, речь идет о ящике виски по окончании поста. Не меньше. Смешно, что как только постовые Ваня с Димой резко ограничили себя в общении с зелеными змиями, вдруг все бродящие по офису спиртные напитки стали живо интересовать Витю. И в кофе обильно доливает, и так время от времени хлопает. Круговорот спиртного в природе? Или сообщающиеся сосуды?
 

- Саш, дай еще витаминку (я тут глушу простуду витамином С).
- Ну как я святому отцу откажу? Ты ж нужен пастве живым и невредимым. Бери, конечно.
- Да! И за это я даже не буду называть тебя бараном.
- Правильно. Тем более я вообще не из твоего стада.
Выпив витаминку, Слава довольно скалится:
- Овца заблудшая.
- Ах ты сука! Один мой сослуживец в свое время тоже неплохо разбирался в рогатом скоте. Так вот он говорил: "Добро, козел, подскочишь!"

 
26 марта
Дима, переводя последние чертежи перед отпуском, Андрюхе, который, как и я, на любые чертежи смотрит с содроганьем: "Андрюх, чего тут страшного? Смотри, играю в увлекательную игру "Найди и переведи". Игра простая. На чертеже не один десяток разрезов, на каждом мелким шрифтом некое нечто. Кто получил чертежи в перевод, тому искать. Кто нашел, тому переводить". Причем Дима, потомственный инженер, правда любит эту игру...
 

5 апреля
Приятное утро. Дима прилетел из Таиланда с массой впечатлений, тайским виски и желанием ужраться, Слава вернулся из воспаления легких, я - из простуды, с лысым черепом. Снова все в строю. Моему черепу ноль внимания, и это хорошо: не я один привыкаю. А Таиланд Дима рекомендует...Опять родные диаложки:
- Вань, шикани-ка мне какой-нибудь Zeitnachweis, а?
- Да, Слав, щас.
- Вань, ну вот где бы ты у финнов узнал бы такие важные слова, как "шикануть" и "Zeitnachweis"?
- Это правда. Я совершил значительный скачок в своем развитии.
...
- Ну шо, я предлагаю за Пасху! За Бангкок!
- Ой, бодяга...
- Из рыбы нагнали.
- А че у них там еще есть? - рыба да рис.

- Слушай, похоже, что я то, что просил Хартвиг, зашвырнул в горячке боя в Томск.
- Ага. И Хартвиг даже не поинтересовался, где перевод?
- Нет. И томичи молчат. Наверно, в глубоких раздумьях, куда б им это все приспособить.
- Дааа. Стороны были достойны друг друга.

* Zeitnachweis – отчет об отработанных за неделю часах;
- «шикануть» - обрусевший глагол schicken (= «посылать», «пересылать»).


6 апреля
Пост вчера оставляли бурно, потому с утра Ваня опрашивает живых свидетелей, как это, собственно, было. Рассказываю свою часть. Мы вчера с Димой долго размышляли, вести ли Ваню к метро или оставлять в офисе. Сам Ваня относительно твердо стоял на ногах, а потому настоял на перемещении домой и попал под мою опеку. Шли мы где-то так.

- Слушай, а ведь я в одно лицо половину литровой бутылки... Ничего не вижу.
- Совсем ничего?
- Не, вижу. Бюсты вижу. Два.
- Стоп. Тут живые люди с колясками, сбивать не надо. Как себя чувствуешь?
- Хорошо. Только голова раскалывается.
- Это логично. У тебя ж в ней лицо. А в него ты всосал пол-литра виски.
Через сотню метров. Начинаю ржать.
- Вань, чистой воды "В бой идут одни старики"... "Ромео, садимся!"
- Спасибо.

Тем не менее автопилот у Вани безотказный. Он даже ни разу не споткнулся, а сегодня снова огурцом, только вчера не смог сбросить смску, потому что дома весь вечер получал пи##юлей. Сегодня трезв, сосредоточен, положителен, охотно выполняет любую, в том числе грязную работу типа перетаскивания колес.
 

8 апреля
Утро
- Так чего тебе тут сверить?
- Последние изменения в Договоре. Чтобы немецкий и русский были идентичны.
- Так не бывает. Немецкий - это немецкий, а русский - это русский.


29 апреля
Самое яркое из последней командировки  - рассказ местного асушника о высокомерном немце из другой фирмы, которому перед обратным вылетом положили на дорожку в сумку кирпич. Те, кто провожал его в аэропорту, рассказали потом, что таможенник просветил его сумку и поинтересовался: "Коттедж строим?"
 
 
30 апреля
Ваня рассказывает в офисе, как я представил его в Череповце как нашего нового сотрудника и описал его объем задач: "Саша меня представил, сказал, что я отвечаю за сервис, добавил, что все это формальность, а работать будем, как удобно, - и тут Федотов встал, обнял Сашу, поцеловал в уста, сказал, что они столько говна вместе съели, что им удобно работать только с ним. Я сказал, что мне это тоже удобно".
Понятно, местами Ваня в повествование вкрапил художественный вымысел, но Сергей правда сказал, что работать они хотят только со мной и что мы с ним вместе много чего по проекту сделали. И это было от души, и это было очень приятно.
 
А жизнь-то налаживается. Начал привыкать к тому, что скоро дней девять проведу за пределами Родины, и тут же пошли приятности. Выяснилось, что в Милан лечу одним рейсом с череповецкими, а потом Дима выдал мне на командировку свою большую и удобную сумку. Что смешно, в билете стоит, что я "путешественник". Хорошо, пусть путешественник, но с правом получения командировочных.


13 мая
Вернулся. Усталость такая, что даже дикая радость сквозь нее бледнеет. И ощущение подвоха. Правда, вулкан не отправил нас поездом и мы правда мирно приземлились, и это правда Домодедово, и я правда прошел границу и сижу в "Экспрессе" до Павелецкой? - истинная правда. И это волшебная правда, наконец-то дома, - только пока нечем радоваться, усталостное отупение жутчайшее. Но, конечно, не могу не заметить, что, в отличие от Италии и Германии, где дождь и 10-15 градусов (сегодня утром узнал из ящика, что немцы переживают из-за клубники... должна была б уж быть, а вот непогода, и не краснеет), Москва пышет теплом, разделась, и завтра нам, полярникам, стоит это учесть.
 
Из командировки отложилось разное...

- В самолете основательно болтало. Минут за сорок до прилета капитан объявил: "Приступаем к снижению. Погода в Милане хорошая". Поперхнулся, последовала пауза. Минуты через три пояснил, что хорошая в Милане - это +12. Чуть позднее выяснилось, что к ней относится и ливень. Вообще первое впечатление, что никуда не уезжал. Пока катил в электричке в центр, пейзаж был совершенно наш: дождь, сарайки, валяющиеся трубы. Но в самом городе все уже местное. Красивые дома с деревьями на крышах.

- Во второй вечер в ресторане в хозяин заведения спел гостям кусочек то ли из "Севильского цирюльника", то ли из чего-то еще в этом роде. Пел поставленным голосом и без задней мысли, что это вроде как не к месту. Оказалось очень даже к месту, мы ему искренне аплодировали.

- Когда идем уже между павильонов выставки, направо возвышаются покрытые снегом Альпы. Красиво.

- Выставка мертвая, делать нечего, оттого много пью и грызу всякие разности. Думаю, растяжение желудка и плюс пару кило за эту командировку заработал.

- В ресторане заказал "Тирамису". Когда-то в Москве пробовал что-то с таким же названием. Небо и земля. Отечественная копия рядом не стояла.

- Размышлял про обаяние. Вот дочь итальянского представителя нашей фирмы и не суперкрасавица и временами смотрится замученной до изможденности, но как заулыбается... Ну, очень обаятельна.

- В субботу, 8 мая, после нудного последнего дня, поехали на машине в Германию. Проехал всю Швейцарию (вот где живут настоящие дети гор), уютный австрийский Брегенц на Бодензее, а в Эппинген прикатил в районе 11 вечера. В машине с удовольствием слушал чилийскую музыку (южноамериканский представитель фирмы поставил диск). Классная музыка, другая, для сердца. На диске была в том числе известнейшая революционная песня еще из семидесятых, которую слышал в детстве; ритм потрясающий.

- В Германии тоже холодно, тоже дождь.

- 9 мая прилетел Ваня, и вечером, после первого сбора понаехавших на этот тренинг со всех концов мира, остаемся с Ваней в гостиничной столовой и пьем водку за День Победы.

- Во время этой пьянки всех-всех-всех кто-то обращается к обслуживающей симпатичной девушке с просьбой что-то там принести, мотивирует просьбу тем, что у нее good connections to the kitchen. Девушка улыбается и спокойно объясняет: Yes, I have good connection to the kitchen. Connections of two kinds of way. I' m sleeping with the cook. Have a child with him. Да, это connections.

- По ходу идут вести про опять проснувшийся исландский вулкан. Нервно. Хочу домой улететь, а не на поезде пилить. И уже очень хочу домой.

- Весь тренинг на английском. Сначала вслушиваюсь с трудом, но на второй день уже все это техническое разнообразие воспринимаю уже как на родном. Видимо, учил все же что-то когда-то. И, однако, во время вечерних пьянок сижу-молчу-слушаю. Комплексую. Нет достаточной лексики, да и боязнь ошибки.

- Тренинг жесткий, один лектор сменяет другого. Вечерами информация уже не воспринимается. Выяснил, что крестики-нолики - игра патовая, если второй участник правильно сделает первый ход.

- Не так давно, чтобы устранить конкурента, наши прикупили китайцев. И вот представитель этих китайцев читает доклад. Ваня: "10 лет назад немцы б с китайцами на одно поле срать не сели. Презрительно б плюнули и отвернулись". Да, времена не те: то, что раньше называли китайским говном, теперь "simple and strong".

- Устал от всех этих учений настолько, что позвонил Сергею Федотову и честно сказал, что не хочу на следующей неделе к ним переводчиком с технарями ехать. Он выслушал и сказал, что хорошо, поищет. И было слышно, что ему с этим непросто, и еще и от этого было очень приятно. Но на собственно запуск, возможно, смотаюсь.

- В самолете на Ванином месте сидит симпатичная девушка. Ваня аккуратно спрашивает, ее ли это место. Она, нервно: "А вам принципиально, где сидеть?" Ваня так же спокойно объясняет, что ему приятнее у прохода. Девушка надувается и садится на свое место у иллюминатора. А я думаю, что сам бы наверняка оказался б непринципиальным и место уступил, но Ваня прав на все сто. Ибо девушка дура. Ей нужно было не занимать чужое место, а всего лишь попросить. Уверен, при таком раскладе, мы, ох#евшие от импортных лиц, приятной землячке уступили б хоть оба места, будь у нас такая возможность. Но она пошла кривым путем и получила то, что получила.

- Дома хорошо!!!


14 мая
Мелькают Арбатом знакомые лица
В командировке была смешная ситуация. Здесь, в Москве, не удивляюсь, когда в один со мной вагон метро входит кто-то знакомый. Это объяснимо. На работу все ездим, вагон удобный для пересадки и так далее. В Милане тоже катил на выставку на метро и, разумеется, с интересом разглядывал людей. В глаза бросилась пара: пухлый парень и с ним то ли пьяная, то ли обкурившаяся девушка. Девушка много и эмоционально жестикулировала, и я все это дело всю дорогу наблюдал. И было это часов в двенадцать дня. А в предпоследний день выставки катим в отель в районе семи вечера. Поскольку fieramilana - конечная, заняли чуть ли не весь вагон. А через пару остановок входит и присаживается среди наших та самая девушка, теперь абсолютно трезвая и необычайно серьезная...
 

27 мая
Плющит
Давно так не плющило. Второй день глаза слипаются. Видно, вот он и пришел, отходняк с двух больших командировок и двух последующих групп. Плющит, даже несмотря на вот этот вчерашний диалог с Сергеем Федотовым:
- Слушай, дико тебе благодарен, что обошелся эти недели своими переводчиками и нас не вызвал.
- Ну, так чего? Сказал - сделал.
- Да это понятно. Тем не менее дико благодарен. Я бы сдох, наверно.
- Ну так...
Очень приятно, когда по работе такие дружеские отношения. Сергей меня правда спас: не знаю, как бы я после предыдущих вояжей еще полторы недели пропереводил в Череповце. И даже при этом плющит. И я, конечно, восстановлюсь. Тело рулит вовсю... расслабляюсь, спать валюсь рано, так что светлое настоящее уже здесь.
 

2 июля
Вчера за двадцать минут до конца рабочего дня звонит механик одного из Славиных заказчиков, начинает запутанно рассказывать о сломавшейся плате, и  все это срочно, и нужно, чтоб я прям щас позвонил немцам, и что он уже связывался с нашим заводом в России, который так и не запустился и превратился в склад запчастей, но там с него требуют письмо. И все это слушаю, слушаю, и тихо закипаю: нет в том, что он говорит, никакого смысла, кроме того, что он собирается на полном серьезе сорвать мне вечер, который уже никому отдавать не хочу. Просят письмо - так пиши, это нормальная процедура, кто тебе просто так запчасть отдаст? Прямым же текстом говорю, что у меня двадцать минут, что сделаю, что смогу, и действительно двадцать минут делаю ряд бессмысленных (потому что даже если есть эта плата на складах нашей фирмы, что это изменит в данный конкретный вечер? - он же не сядет в самолет и не полетит в Германию) звонков, умудряюсь всполошить четверых ни в чем не повинных немцев и ровно в шесть выдаю ему результат: плата не что-то дико дефицитное, но на складе сейчас нет, всё - а когда он в ответ заикается, что надо бы позвонить еще в один отдел, мягко, но при этом и жестко объявляю, что время, которое мог ему уделить, истекло, Золушка все перебрала и движется с работы на бал, так что шли бы вы на х#й, Василий...

Последний кусочек, ясно, высказать напрямую не мог, а жаль: осадочек остался. Вроде как все, что мог, в этой бессмысленной ситуации, сделал, но потом еще минут десять по дороге кипел клокочущей яростью и, не в состоянии выключиться, выговаривал ее мирно бредущему рядом Ване. И вроде ситуация-то пустячная, не из тех, что на грани жизни и смерти, но столько у меня на это пошло, на уровне Похоже, для меня вообще сильный раздражитель, когда уже что-то задумал, спланировал - а тут кто-то появляется, просьбами ли, предложениями ли грозит это мое разрушить, а при этом не вижу в этом никакого смысла. Наличие хоть какого-то смысла тут важно, за него цепляюсь, как за соломинку; но если его нет, извините...


9 июля
Утром, уже у метро, слышу, как тетка, торгующая колготками, разъясняет коллеге с соседнего лотка: "Москвичи, они вообще для работы не приспособлены...". Улыбаюсь во весь рот, иду дальше. Красивое обоснование собственного в Москве пребывания, в чем-то героическое, что-то вроде "Я спасу тебя, Франция! (с)".  Признать, что там, откуда приехала, была такая жопа, что от отчаяния рванула в Москву, на ярмарку невест, тетке гораздо сложнее, да и героизма в этом меньше.

Я сам приехал в Москву в таких обстоятельствах. Устал выпахиваться и получать нищенские деньги через три месяца на четвертый. Ну, а насчет неприспособленности москвичей... в Москве в четырех местах поработал, и иные москвичи просто поражали в смысле умения работать, честности в работе, профессионализма. Одному коллеге восхищенно смотрел в рот, когда он, с сигаретой в руке, не напрягаясь, изящно переводил длиннющие куски, выплевываемые (на мой вкус) нашим тогдашним общим австрийским начальником. Да и не один он такой, однозначно. Не в происхождении дело. И здесь для меня еще другая тема важна. После того как я сюда приехал, долго находился в ощущении, что в Москве работаю, а не живу. По счастью, уже несколько лет я здесь живу, и к тому ж с удовольствием - хотя, конечно, и работаю: я ж для этого приспособлен.


15 июля
Возгорелся ревностью к осьминогу Паулю, который безошибочно угадывает результаты матчей чемпионата мира, и действительно хочу, чтобы с финалом он, как и два года назад, ошибся. Даже не потому, что кто больше понимает в футболе - я или эта х##ня с присосками? - а потому что я же ставлю на испанцев, а он назначает в чемпионы голландцев.
О, пишут, Пауль одумался и поставил на испанцев! Все, беру свои слова на его счет обратно... абсолютно здраво и трезво мыслящее существо. Не жопоголовый, как показалось после его вчерашних заявлений, а настоящий головоногий моллюск.
 
Какого кота нынче видел по дороге домой! В отличие от своих собратьев, которые на оживленной улице предпочитают двигаться короткими перебежками, этот шел на меня пешком, не думая сворачивать... царственно шествовал по своим делам. Меня не заметил. Почти прошелся по моим, неживого предмета, ногам, и, ни на шаг не увеличив скорость, продефилировал к ларькам мороженого и роспечати. Самоуважения полный амбар. Царь зверей просто! А на вид обычный серый кот.


16 июля
Павелецкий вокзал, иду к "Экспрессам"на Домодедово.
На пути - милая девушка приглашает к автоматам, где теперь тоже можно выбить себе билет. Объясняет, что и как, куда совать деньги.
- Все-таки еще и деньги...
- Да, деньги. Зато потом сразу стулья.
- А если просто стулья?
- Нет, без денег материал на стулья не заказать.
Смеемся. Беру, билет, иду дальше.


24 сентября
Выставка
В офисе звучит голос Гарика, которого не видели с лета, потом врывается сам Гарик и ни с того ни с сего объявляет, что он, собственно, ко мне, что якобы мне должен... Ошарашен, но Гарик изымает из сумки две емкости жидкого долга - крымского вина и крымского же коньяка - и все это по мотивам какого-то позапрошлогоднего долга, который он мне давно уже отдал... просто как благодарность в придачу. Ну что ж, принял все согласно описи, продемонстрировал награду восхищенному коллективу, и мы дружно пожалели, что сегодня задегустировать не судьба: в количестве 1-2 штук такие емкости идут у нас как разминка, так что при возможном продолжении банкета мы б завтра ни Джонни Карла не узнали, ни стенд не собрали б - а хотелось бы и то, и другое.
 

27 сентября
Первый день выставки прошел хорошо, за свою работу не стыдно, пусть и дальше так идет.


1 октября
Счастье - это когда выставка закончилась, мы стоим у офиса своей компанией, пьем пиво, вокруг - ни одного лица немецкой национальности... хорошо!
 

3 октября
Витя, положив трубку: "Привет вам всем от К."
Я, вяло: "Да идет он на х#й!"
Дима, от души: "Да пошел он на х#й!!!"
Реплики звучат синхронно, заканчиваются одновременно. Смотрим с Димой друг на друга, начинаем ржать. К. думает, что он нам друг, но истина дороже.
 
6 октября
С выставки осталось много сока. Ну, еще бутылка "Русского стандарта". "Стандарт"успешно проверили на соответствие в обед, благо еще остались сосиски и банка корнишонов (получился такой уютный рабочий полдень), а сок-то надо куда-то девать, испортится ж. Поразмыслив, Дима придумал, что можно обменять наши несколько коробок сока на обеды в столовой, что в двух шагах. Мысль интересная, потому молчаливо одобряем. Через пару минут Дима с Ваней возвращаются из столовой.
- Вить, мы сок обменяли.
- Хорошо.
Пауза.
- ... на водку.
Молчание из-за стенки, хохот в нашей комнате. Выяснилось, что столовая предлагает страждущим тот же "Русский стандарт", так что в ходе сделки Дима с Ваней точно знали, что меняют сок на качественный продукт.
 

15 октября
Конец недели, утро
- (после долгих и безрезультатных поисков, нудя) Дим, ну покажи мне, как в экселе ставить в графах крестики.
- Икс поставь.
- Ой. (ржу) Слушай, какой ты умный!
- Попей с мое...


21 октября
Авторская жизнь
Умываясь, почему-то вспомнил, как в классе шестом помогал маме проверять тетради четвертых классов. При этом мой русский был просто в удовольствие начитанный, а грамматику я знал хорошо, но без фанатизма, и до сих пор там, где сомневаюсь в знаках препинания, интуитивно ставлю авторский знак: точку с запятой, многоточие или еще что-нибудь. Почему-то в школе нас больше натаскивали на правила и редко объясняли, что нужны они для собственной, авторской жизни. Хорошо, что не школой единой живы, а живем свое, и у каждого авторский почерк.


22 октября
Московский рейс
Дима вернулся их томской командировки: "Мы в Домодедово приземляемся, идем с Йенсом и Женей Хуммелем на выход, и тут толпа, и какая-то тетка, выпучив глаза, нам навстречу ломится: "Это какой рейс!?" А мы хоть ночь и не спали и в караоке фестивалили, я ж все помню. Что прилетел из Томска в Москву. Поэтому четко ей объявляю: "Московский!". Тетка, кажется, не удовлетворилась - но отошла. Стою, соображаю. А рядом Женя ржет. Но рейс-то московский...
 
- Саша, ты совсем другой стал с этим проектами, ожил. То сидишь, чем-то своим занимаешься, а тут звонишь, ругаешься.
Дима прав. Ругаюсь. Контракт подписывается, кругом кричат "надо быстрей", и при этом сами тормозят. А я - между. Сам-то я делаю быстро и терпеть не могу, когда меня тормозят. В общем, сижу с кнутом, погоняю немцев.

- Вань, представляешь, как-то с Джонни Карлом в белорусском кабаке пьем с местными, и он начинает меня учить этикету. Мол, откусывать от куска хлеба нельзя - надо отщипывать. А кусок этот должен лежать слева от тарелки. Вот какой мудак это придумал про лево!? - слева у меня вилка, справа нож, я и так со всем этим с трудом управляюсь. А тут вилку положи, кусок возьми, отщипни, снова положи туда, где неудобно брать - правша я, у меня только на клюшку левый хват!!! - вилку снова возьми и вот тогда только что-то съешь. А мне еще переводить!
- Саш, ну че ты так нервничаешь? Есть железный вариант. Никогда не есть с Джонни Карлом. Говорить, что сыт, а потом оставаться и надираться в хлам по своему усмотрению.


13 ноября
Четыре дня на Вологодщине, нынче и включая областной центр. Все, вернулись. Распихал оставшихся немцев по такси и к Гарику, не без приключений добрался домой. Тут-то выяснилось, что еще и устал. Как собака. А вернулся с мечтой о закрытом рте. Что вот приеду и наконец его на два дня закрою. И буду молчать. Как рыба. Ибо четыре дня с утра до ночи не закрывая все же тяжело. Даже пусть к концу командировки и раскочегарился (все-таки пять немцев на шее и знание того, что ты - переводчик, дают на выходе интенсивный курс немецкого) и уже, несмотря и невзирая, разливался соловьем на любую волнующую тему. Так что сижу и мечту воплощаю, а то, что печатаю, не в счет: рот у меня сейчас закрыт.

Из разъездов больше всего запомнились начало и конец. Встретила нас в аэропорту Елена Н., владелица фирмы, специализирующейся на перевозках таких вот, как мы, тел с чемоданами. По ходу первого же переезда от аэропорта открыла мне ни за что ни про что страшную тайну о том, что женщин надо выбирать в бане... там они не накрашенные. Считаю, дельный совет: где еще так захочется посмотреть женщине в глаза? Вот только как туда попасть?

В целом хорошая командировка. Сами немцы, с которыми теперь предстоит вести этот проект, приятные мужики, толковые и с чувством юмора; атмосфера хорошая. Правда, и мимо того, что не люблю я по заводам болтаться, пройти трудно. Вот не прет меня от вида оборудования механического, электрического и прочего. Немцы в очередной раз выдали, что вот, мол, сколько ж в Москве новых крутых машин, - а мне на это наплевать! То есть знаю, что их много и даже вижу их порой, но и от них меня не прет. Наверно со мной что-то не так. Впрочем, сегодня меня уже мало от чего прет.


17 ноября
"Хорошо, что есть на свете это счастье - путь домой" - напомнили мне по радио, когда уже сел в машину и двинулись в направлении Пулково. Впрочем, к этому моменту и так медленно, но верно, этим счастьем переполнялся. А уж когда высадил Шмитта во втором Пулково, и вовсе жизнь удалась, потому на такой дополнительный бонус, как место у прохода или еще где, даже не среагировал: все равно.

А началось все утром в понедельник, когда Анжела подвезла до Домодедово. Год, видно, нынче такой, чтобы встречаться с людьми, которых не видел очень долго, и видеть, что с ними по-прежнему интересно. По-моему, это здорово.

Воздух в Уве изумительный. Еще по дороге от Ижевска начал продыхиваться... явно перестало хватать кислорода. Потом, когда легкие приспособились, дышал этим воздухом как медом. Поэтому уже и минералка, льющаяся из крана холодной воды, не так впечатлила: ее еще в прошлый приезд запомнил.

Прокатился на "Красной стреле", в бизнес-классе. Не, это не наше. Тесновато. И водка неправильная: от простуды не помогла.

Внештатная ситуация случилась сегодня ближе к концу рабочего дня. Перевожу хозяев, и вдруг Шмитт, уже не первый раз, не слушая, перебивает и зачем-то слегка дергает меня рукой за плечо, - обнаруживаю, что на глазах изумленной публики со всей дури бью кулаком по столу: "Ханс!!!" Принимающая сторона вздрагивает, Шмитт - напрягается и затихает, я коротко извиняюсь (позже делаю это еще раз), и продолжаем приятную беседу. По-прежнему перевожу гладко и мягко, а по ходу успеваю поразмыслить над тем, что это вроде как я на терапевта учусь... И блок в солнечном сплетении меня почему-то не предупредил... Ну ничего, надеюсь, и меня вылечат. Когда-нибудь. При этом воспринял все спокойно да и на общем фоне переговоров это ни разу не сказалось: расстались хорошо, договорились дружить домами - но осадок, понятно, остался.

Причем ведь эту суку Шмитта до этого аккуратно, но жестко предупреждал, что мне нужно давать время на перевод, да и о том, что я два дня простужен, он был в курсе. Но вот не дошло, а я, недообъяснив, так вот мило сорвался. Накопилось за эти семь дней совместных вояжей. Надоел он мне. Да и очень разные мы. Он не выносит тишину, я - тех, кто не закрывает рта... особенно когда можно приятно расслабиться в тишине. Теперь интересно, как он будет себя вести в последующих поездках.

А в целом и там, и там переговоры прошли хорошо. Стал ясно видеть, что много делаю для этого "хорошо". Причем мне для этого и напрягаться-то не надо: просто включаюсь в диалог - и мне всего-то нужно пространство для его поддержания. Тем более что люди интересные.


19 ноября
Наконец добрался до офиса. В связи с переносом 14-го на 19-е объявил ограниченный рабочий день, выставил ограничительную жидкость и прочее сопутствующее. Сначала желающих пить не было, но быстро выяснилось, что из нежелающих остался один Андрюха, верный своей машине. Потому когда Джонни Карл звонит и спрашивает: "Вы еще трезвые?", сильно лукавлю, отвечая, что да, трезвые. Просто сам пью мало и ни один мускул моего голоса не дрожит. В остальном в офисе звучат песни и царит настоящее пятничное настроение. Ну, и работаем, конечно.
 

25 ноября
Всю неделю на офисе вдвоем с Витей. Остальные - кто в отпуске, кто в командировке, кто где. Все, что идет по всем проектам, валится на нас двоих, и ближе к концу недели и к нагрузкам привыкли, и друг к другу относимся в высшей степени миролюбиво и уважительно.
- Ой, бляха - ноет из за стенки Витя, проверяющий очередной  перевод.
 - Как же Ваня накосячил, караул. А форматирование... Такое ощущение, что табулятора для него не существует.
- Ты же и мне, когда я начинал, то же самое говорил.
- Ну да, у тебя тоже большиииие способности к форматированию. Но Ваня... Ты по сравнению с Ваней просто мастер форматирования текста.
- То-то. Все познается в сравнении. Я монстр форматирования.
- И главное-то, что и сказать Ване нельзя. Обидится. А потом сделает так же.
- Почему это нельзя? - мне же говорил. И Ване можно. Только мягко, аккуратно. Например: "Ваня, ты тут немного накосячил, и мне пришлось переделать весь файл".
- (Ржет) Точно. Мягко и не обидно.


30 ноября
Сегодняшнее утро в очередной раз показало, что везет не тем, кто соображает, а, скорее, даже наоборот. Трое наших должны были в 9:50 улетать в Череповец. В полдевятого звонит Витя, один из улетающих, и сообщает, что из-за вчерашнего снегопада в Германии немцы прилетели только-только и плетутся в пробках к нему в гостиницу. А еще пилить до Внуково, шанс улететь мизерный. Тем не менее, решаем, что они едут во Внуково и выжимают, что могут. Сижу в это время на сайте Внуково, вижу, что рейс основательно задерживается. Это уже шанс.

Через полчаса звонит Витя: они в аэропорту, но на борт из опоздавших берут только двоих, так что нужно позвонить заказчику, спросить, сможет ли он найти переводчика, если прилетят только двое немцев. Звоню. Такого подвоха никто не ждал, найти переводчика за час, мягко говоря, непросто, так что ответ "нет" - и он не удивляет. Но Витин телефон вдруг забезмолвствовал, а потом зазвенел и сообщил, что, увы, летят только немцы. "Ты мудак!" - ору Вите в трубку. Он обиженно отвечает: "Спасибо, Саша!" - а еще через минут десять, после пробега по нескольким окошкам компании "Северсталь", звонит повторно и отрывисто, голосом героя-победителя, просит сказать встречающей стороне, что летят все. И он правда герой, но и, что мудак, подтверждает весь офис: не удалось бы ему попасть на самолет, немцы и русские целый день смотрели б друг на друга на "переговорах" и томно улыбались. Но - ему удалось, в сегодняшней сказке со счастливым концом он герой.
 

2 декабря
Издержки профессии
Как-то Шмитт выдал, что, мол, вставим в текст контракта вот такую-то формулировку, а если не пройдет, скажем, что переводчик неправильно перевел. Вот так мне, переводчику, напрямую сказали, что такая подстава реальна. Сегодня она явилась во всей красе, да аж в двух местах.

Утро. Звонит главный инженер завода, с которым только что подписали контракт, попутно возобновив добрососедские отношения, и на голубом глазу телефона объявляет, что наше последнее коммерческое предложение не то: не нужен ему пресс непрерывного действия - он многоэтажник многоэтажником заменить хочет.. А я у него в гостях его желания шаг за шагом переводил, ну, и привычно записывал основное: вот он хочет многоэтажник, вот расспрашивает про одноэтажник, а вот соглашается, что сюда нужен непрерывник, и параметры для него уточняет... Говорю, что удивительно это, ибо есть же факты. Но он упорно гнет свою линию: вы меня не так поняли, даже странно. Ну, что ж, говорю, хорошо, сделаем другое предложение. Вешаю трубку. Б##дь, что за х##ня?! Звоню Шмитту. Ржет: «Дорого им, вот и не то». И ведь эти двое друг друга с полуслова понимают, и никакие переводчики для этого не нужны.

Вечером звонит Дима, который весь день переводил переговоры по своему основному проекту: "Понимаешь, перевожу - а их главный банкир мне: "Я Вас не понимаю". Другой немец описывает другими словами, перевожу - слышу ту же фразу. Потом в третий раз... В конце концов меня уже немцы успокаивали, глаз начал дергаться. Зато все всё поняли: такая стратегия, что я х##овый переводчик и меня не понимают".
Рассказываю Диме про свое утреннее. Ржем. Мы тоже друг друга понимаем.


14 декабря
ррррррррррррррррррррр
Эта сука Витя, поубивал бы! Все, б##дь, через жопу! В последний день сваливает в отпуск и тут же уведомляет, что какие-то его подручные дяди рвутся в воскресенье в Германию на переговоры. Причем, как выясняется, эти переговоры давно планировались, просто он на это забил, оттого это сейчас и всплывает как сюрприз. Причем подстава во все стороны. Дима, как и я, летит завтра на три дня (в Томск), и это две ночи без сна, и вылет в Германию в выходные для него, мягко говоря, не желателен. Слава нынче не может. Если учесть, что я из той же Германии только улетаю в пятницу, велик шанс, что могут оставить там дожидаться этих добрых молодцев. А я собираюсь пойти на группу по травме. Буду скандалить с немцами и добиваться того, чтобы, если переговоры и состоятся, то в понедельник в такие сроки, чтобы успел смотаться в Москву на выходные и обратно в Германию. В общем, Вите свое "фи", конечно, высказал, но окончательно полегчает только тогда, когда все образуется так, чтобы и переговоры состоялись, и у меня была возможность прилететь на группу. Или пусть переговоры не состоятся, а Витя получит пи##юлей и не поедет в отпуск... тоже вариант, причем справедливый.

P.S. Не, скандалить не буду... есть варианты. Хочу договориться и уменьшить потери до самых малых значений. И Витя, так уж и быть, пусть едет в отпуск. Только пи##юлей пусть предварительно получит.
 

23 декабря
Зимняя драма в Германии
Такой заголовок в последние пару-тройку дней держится в новостных программах немецких телеканалов. Звучит забавно: всего-то высыпало снега чуть больше обычного. В результате немцы (да и не только немцы) выдали циклону название "Петра" и страдают от того, что самолеты не летают, машины не ездят или бьются, сплошные перебои и на, казалось бы, безотказной железной дороге. При этом снега кот наплакал, да и тот периодически смывается дождем. Ну, а я живой свидетель (точнее пострадавший) этой драмы...

В пятницу лечу с переговоров из Германии первый раз на неделе. Мой утренний рейс сначала светится лучом света среди кучи отмененных, потому радостно прохожу контроли и границы и через час узнаю, что, извините, рейс отменен. Сижу, получается, в мышеловке. И тут же всех представителей "Люфтганзы"от нашего выхода на посадку сдувает. А мне отмененный рейс ну никак не подходит,  очень домой хочу. Потому иду искать у моря погоды. Нахожу тетку в другом окошке, которая перебивает мой билет на другой рейс, но дает посадочный без места, говоря, что шансов мало. Я отчего-то не успокаиваюсь и продолжаю поиски. В основном нахожу километровые очереди. Но нахожу и еще одну представительницу "Люфтганзы", тыкаю пальцем в табло и интересуюсь, не могу ли улететь в 14:30, пусть другой авиакомпанией. Входит в положение, уходит куда-то с моим посадочным и возвращается с новым, на аэрофлотовский рейс в 18:50. Им, по счастью, и улетаю. Хотя весь день сижу в ожидании без гарантий...

В воскресенье опять лечу в Германию. Два часа задержки рейса в Домодедово, прибытие в ночи, в отеле приходится будить хозяйку.
Ну, а вчера опять нужно было как-то выбраться из Германии. Уже утром по телеку узнаю, что с 5 до 9 аэропорт из-за очередного нежданного снега ни самолета не впустил и не выпустил. Но мне ж надо домой. Приезжаю. Тот зал, где табло, огорожен, там только бизнес-класс обслуживается. О моем рейсе данные противоречивые: по табло, до которого пробираюсь сквозь кордоны, он летит - автомат, который теперь выдает посадочные, выдает, что рейс отменен. Бегаю по служащим аэропорта. Посылают перебивать билет. Стою час в длиннющей очереди, потом спрашиваю, а там ли стою, одну из проходящих "люфтганзовок" - она: рейс летит, но в 13:00, идите за посадочным к автоматам. Автомат: "Рейс аннулирован". Привожу к автомату очередную тетю из местных. Она: "Не знаю, товарищ командир. Видимо, кто-то врет: или та, первая, тетя или автомат". Мыслит абсолютно верно, но от этого не легче. А дальше она опять же не знает.

Снова пролезаю через ограждения, и злые местные тетки объясняют мне, что люди тут по четыре часа стоят и нечего тут из-за уходящего рейса слюной брызгать, - и отправляют в еще одну очередь, для пассажиров, чей рейс уходит через 1,5 часа. Обслуживают ее всего два окна. В итоге, пока стою, уходят два моих рейса. Дальше сижу на полу в уютном закутке (в зонах вылета дикие столпотворения), читаю коэльову "Бриду", а потом самолет действительно летит. Почти ночной рейс. Полупустой.. мест пятьдесят свободных.

Спрашивается: чем эти недоумки из "Люфтганзы" организовывали вылеты? Х#р с ним, у них снег и это страшный форс-мажор, но, б##дь, списки пассажиров составить и аккуратно их по рейсам рассортировать, казалось бы, мозгов Лобачевского или Перельмана не требует.


Еще из Германии
Кроме нервотрепки в аэропортах, на той неделе было и много приятного.

В среду прилетел во Франкфурт - встретивший меня водитель говорит, что нужно подождать еще группу, возвращающуюся из Стамбула, потом поедем вместе домой. Приходят четверо - из них троих знаю, а среди них - Ральф Финк, с которым вместе построили мой любимый завод. С ним мы давно не виделись. Оба дико обрадовались, болтали всю дорогу.

В четверг катим с обеда с заказчиком, за рулем лично Вольф-Герд, я - рядом с водителем, перевожу. Мелочь, конечно, но теперь думаю, соглашаться ли мне после владельца фирмы на других водил.

Четверг, вечер.
Весь офис разъехался, сидим у Джонни в кабинете, замечаю на двери табличку "Bitte die T;ren nicht abschliessen. 14.07.09 J. Carl" ("Пожалуйста, не закрывайте двери. 14.07.09. Дж. Карл"). Интересуюсь, что это у него за настроение такое было 14 июля 2009, что не хотелось работать при закрытых дверях. Джонни, уже смеясь, зовет Андреаса и требует сказать, что тот видит на табличке. Андреас, наш человек (уже с год как собираемся выдвинуть его кандидатом в Папы Римские на какой-нибудь 2018-й - и у него есть все для этого: в футбол играет, чувство юмора хорошее, ну, и проектировщик классный), смеется: "Что 14 июля 2009-го ты просил не закрывать двери". Джонни, улыбаясь: "Вечно вы, русские, все по-своему интерпретируете. Тут же ясно написано, что документ составлен 14 июля 2009 года!".

Четверг, самый вечер.
Джонни вызвался довезти меня до гостиницы, идем к машине. Вдруг от дороги: "Саша!". Сабина Лоборец, секретарша Вольф-Герда, душевная и милая немко-хорватка. "Я слышала, что ты приехал, но не видела!" Бегу через бордюр к Сабине. Стоим, смотрим друг на друга. Обмениваемся фразами о том, у кого как дела. Оба уставшие, как собаки, но сам этот момент живой и кайфовый. А потом просто обнимаемся на глазах у Джонни. Приятно, тепло.

Понедельник, вечер
Ужинаем с заказчиком. Джонни только что рассказал, как пробовал в Питере 16 сортов самогона.
Михаил: "На границе Кировской области и Коми есть поселок Красная речка. Там всего человек двести живет. Никто нигде не работает. Мы там пытались участок лесозаготовки организовать, но местным это не нужно. Живут натуральным хозяйством: огород, лося там убить, лес (украсть и продать), рыба, ягоды... Из продуктов покупают только сахар. Много сахара. Водку не пьют из принципа. Но самогон у них - слеза..."
Дитер: "У нас фирма когда-то и начиналась с прессов, на которых давили виноград и производили вино".
Михаил: "Так никогда не поздно вернуться к истокам. Можно было б и в нашей линии запроектировать участок самогоноварения. Экспертов из Красной Речки я б вам для консультаций подогнал"...
 

24 декабря
Ваня третий день совершает героический подвиг, рассылая всем заказчикам рождественско-новогоднее поздравление от вождей фирмы. Он их уже за сотню наотправлял. Остались проектные институты и Беларусь, которые наверняка застыли в ожидании.
- Я думаю, в Беларуси и в проектных институтах никто не умрет, если я им сегодня не отправлю.
- Не должны, Вань. А даже если и умрет...
- ... то это жизнь, от нее умирают. Правильно. Хватит на сегодня.


27 декабря
Трогательное состояние. Пьем за Славины тридцать пять, и уже хорошо упились, ушли уже в личные темы, на которые раньше стеснялись говорить.  Мы - команда. Это не ново, но это не перестает радовать. Вот Слава приехал, оставил сына, уехал что-то там пробивать в инстанциях - Дима с пацаном пару часов в удовольствие понянчился. Потом Слава вернулся, проставился за день рожденья - нам просто приятно его видеть, с ним выпить, он в доску наш, мы все тут родные, его седина трогает; тепло, слезы наворачиваются. Дима говорит, что он долго нас, таких, собирал. Ему можно памятник при жизни поставить, за то, что собрал: мы - во всех смыслах - говорим на одном языке, всегда друг друга подстрахуем, мы - команда. Сам я не люблю быть частью чего-то, мне проще одному и отвечать за себя, - но в нашей команде... да, я один из нас, мне это в кайф.
 

28 декабря
В офисе с потолка свисает шесть бумажных снежинок. Дима сделал ночью. Мне б на такую красоту ночи не хватило. Точнее, я вообще б такое не смог. А Дима не смог спать с головной болью, вот и родилось прекрасное. Приходит Ваня, совершеннейший огурец, рассказывает Диме свою версию того, на чем вчера разошлись. По ходу, слушая Димин встречный рассказ, сгрызает остатки колбасы и завидует нам, что можем блевать. Да, это правда и это плюс - но все равно все время хочется пить. Воду.
 
 
4 января
За спичками
- За день до выезда к родителям на новый год звонит сестрица Ольга, говорит, что мама заказала длинные спички - каминные или типа того: стала из-за плохого зрения обжигать пальцы, поджигая конфорки плиты. Роюсь в Интернете, попадаются все интернет-магазины, злюсь, ничего не находится.
- Саш, тебе еще актуальны спички?
Это Дима, ушел в пургу искать открытки, дошел до Киевского вокзала, а там в "Экспедиции" узрел длинные спички.
- Актуальны, Дим. Почем они?
- 230.
- Ого. Ну, хорошо, будет приличный подарок. Бери четыре, спасибо!

В автобусе, уже едем к родителям. Рассказываю Ольке про спичечную эпопею, ржем, что ни в коем случае нельзя называть маме цену. И правда не поймет. Я-то сам с трудом понимаю, что четыре коробка по тридцать спичек стоят в два раза дороже, чем бутылка хорошей водки, три литровых пакета вина на глинтвейн и блок неплохих сигарет. Но это так.

- А, спички привезли. Ой, какие длинные! Ну, ладно, я их буду дарить.
- А че сама?
- Они длинные очень. Мне нужны такие, как ты раньше привозила.
Тихо смеемся. Не угадали. Такое бывает. Еще и потому так здорово, что в целом новогодние праздники выдались такими.


11 января
Героическое начало года... Андрюха не вовремя родился первого января и пришел проставляться; Витя привез кубинский ром и сигары; немцы взбесились и решили за сегодня выполнить все, что когда-либо кому-либо обещали - да еще какие-то клоуны  все время звонят, из-за чего со всех сторон шум, шум, шум в ушах. И вот на этом вредном производстве Дима поручает мне большой сверхсрочный текст, да еще составленный юристами, которые пишут исключительно с одной целью: взорвать головной мозг читающего. А я еще и не выспался... Ну, хорошо, хоть не пил: низзя сегодня. Так что организовывал себе условия для работы. Даже пришлось просить празднующих жизнь хотя бы попытаться изобразить относительную тишину - и не только просить, но даже и жестко на этом настаивать. Так вот. Полчаса назад это дело закончил, при этом даже сохранив ясность рассудка. Впечатленный Дима выдал: "Имя твое известно, но подвиг твой бессмертен". Я с ним согласен.


14 января
Слава впервые выбрался в офис. Ходит осоловелый, какой-то не свой, рассматривает снежинки, которые Дима наваял по пьяни еще в прошлом году. Потом вдруг выдает: "Как же я по вам соскучился! Хорошо у вас тут!" Дык ептыть. И мы очень рады.


11 февраля
Из небольшого двустороннего гона родилось, почти без перехода на личности, глубокое: "Человеку, считающему себя идеальным, мания величия ни к чему".


18 февраля
Первая командировка года получилась на удивление спокойной и ненапряжной. Собирался в охотку, со Шмиттом не ругался и им утомим не был. Во вторую ночь в гостинице даже сладко выспался, несмотря на непрерывный поток машин под окном.

Самое яркое впечатление - когда переводил в кабинете вождя: акустика там изумительная. Как в аквариуме. Словно других звуков нет, только говорящий и за ним я, переводчик. И слушать одно удовольствие, и говорить (голос по всему помещению разлетается), и при этом ни уши напрягать не надо, ни глотку. Даже от кайфа немножко поработал синхронно, переводя Шмитту то, о чем отчитывался главный инженер. И оно красиво получилось: из полной тишины всплывал текст на русском, и на него тут же накладывался мой голос на немецком.

Но стоило по ходу посамолюбоваться чуток, расслабиться, выдать себе: "Ай да Сашка, ай да сукин сын", как вдруг стал ловить текст с перебоями, терять информацию - хорошо, что информативный разговор к тому времени закончился, и начали просто точить лясы. Тем не менее, пришлось из потока самовосхваления вернуться в обычный режим работы, в нем и заканчивать.


3 марта
С тех пор как Слава работает на дому, обустроили такую систему связи с ним, что с офисного телефона можно спокойно переключаться на Славин мобильник как на спаренный телефон. Набираешь 106, кладешь трубку, и как минимум думаешь, что Слава трубку взял. Сегодня пару раз пытаюсь набрать с мобильника Славу, но все время в это же время раздается звонок по рабочему, и вынужден класть трубку мобильника, хватать рабочий и слышать, что звонок сорвался, потом матерюсь. Вечером уже дозваниваюсь наконец, узнаю, что Слава катит к нам в метро, успокаиваюсь, ну, и чего-то решаю пожаловаться Диме на трудную судьбу моих звонков Славе. Дима начинает ржать: "Саш, ты сам себе звонил. Смотри. Твой звонок застает Славу в метро, возвращается к нам, звонит у тебя на столе. Ты бросаешь трубку мобильника, ваш звонок разъединяется. Но и, понятно, звонок на рабочий тут же обрывается. Я как-то тоже так сам себе звонил, пока не дошло. Но было б хуже, если б ты мобильник не положил, трубку рабочего взял и услышал свой голос..."
Прикатывает Слава. Говорю, психом с ним стану. Ржем.


17 марта
К нам едет ревизор.
Ни с того ни с сего нас решил посетить владелец фирмы. Точнее, он просто едет в Москву на переговоры, а поскольку завтра с утра у него свободное время, сегодня устраиваем паркохозяйственный день. Два часа коллективного, совсем не броуновского движения, и ощущаем офис как необычайно просторный - а к вечеру он просто будет блестеть. А потом приходит письмо из центра о том, что, оне, скорее всего, поедут с утра смотреть на Кремль. Не возражаем. Кремль - тоже хорошо. Да и нам в этом случае в костюмы облачаться не придется. Другое дело, что снежинки сняли, новый год кончился... Правда, Дима говорит, что ничего страшного, легко сделает новые.
 

22 марта
- Че-то интернет седня... никакой.- Да, правда. Не бегает.
- А вот раньше, лет двадцать назад, вот это был интернет...
 

1 апреля
Труд, он, похоже, все перетрут, в том числе и простуду. Позавчера вечером голова как из русской печки и боли в горле предвещали температуру под 39 (ну, так уж всегда у меня что-то жестко-простудное начинается), и, уходя в восемь вечера с работы, туда вчера вернуться не надеялся. Но - сложилось так, что Слава дома, Дима в командировке, Витя урулил в ГАИ, а в офисе один немецкоязычный нужен позарез, особенно с учетом того, что на мне и Димино наследие, да и своего вагон. И как-то, отпившись молоком, вчера до работы доехал, а потом начался совершенно сумасшедший день, когда думать о болячках было ну совсем некогда. Как Анка-пулеметчица, только успевал перезаряжать пулемет, лишь изредка задумываясь о том, что в военное время я б этого козла Шмитта, который снова подставил меня (неприятно выслушивать "вы нас кинули"и "вы от нас отмахнулись"и осознавать, что ведь по делу), расстрелял бы с чувством глубокого удовлетворения. А так только сдал этого идиота начальству, иначе б потеряли контракт. Достали уже те, кто хочет выезжать за мой счет. И, конечно, со всем справился и все разгреб, на злости. Но что удивительно, стал понемногу отходить, горло отпускает.


13 апреля
Самый-самый
Вчера все были еще трезвы, не в пример сегодня, когда трезвы только некоторые типа меня. И в офисе, что днем бывает крайне редко, разгребала что-то свое наш приходящий бухгалтер Валентина. И Витя зачем-то пытался злить по телефону пребывающего в бравурном настроении нашего общего немецкого начальника. А поскольку прилетает от таких Витиных игрищ потом всем, забыв о наличии Валентины, в полный голос выдаю на весь офис: "Слушай, завязывай. Дай человеку в кои-то веки побыть в хорошем настроении. А то щас озвереет и из-за тебя, дурака, опять начнет всех е##ть".  Дима демонстративно закашлялся, я, вспомнив о присутствии Валентины, ойкнул и извинился, и работа пошла дальше.

Часа через два Валентина выходит из-за стенки, начинает что-то копировать, а попутно, тоже пребывая в благостном настроении, начинает пересыпать комплиментами. Когда доходит очередь до меня, хохочу, а за мною - сидящий рядом Дима, потому что слышим: "А Саша - такой интеллигентный". Валентина честно недоумевает, чего мы ржем, и повторяет, что да, Саша - главный офисный интеллигент. Причем она правда не слышит, когда я вдруг проявляюсь иначе, у нее просто уши на эту волну не настраиваются.

Дима, отсмеявшись, добавляет, что по легенде Джонни Карла Саша еще и самый начитанный. И это не менее забавно. Тот же Дима пачками глотает книги (читает ли, слушает ли) на русском и немецком, недавно вот 98 романов одного автора фэнтези на немецком добил; тот же Слава в плане поглощения информации заткнет, наверно, даже Диму, а даты грюнвальдских битв и царствований тех или иных императоров, даже если они были до нашей веры, знает наизусть в огромном количестве. Я же читаю пару книг на немецком для поддержания формы, пару книг по психологии, ну, и разное, но в целом чтением не увлекаюсь, хотя и читаю больше, чем смотрю телевизор, да и зачем мне, если и так самый начитанный? - легенда ж живет! Так что пусть они все учитаются, все равно останусь самым начитанным.
 

15 апреля
Видимо, конец света все-таки состоится, ну, или, как минимум, грядут совсем другие времена. Можно, конечно, также списать вчерашнее на красоту или какую-нибудь другую страшную силу, но это было б банально и мелко. Хотя и сгодилось бы для объяснения того, что вчера, после покупки нового костюма взамен истрепавшегося в командировках старого, вдруг понял, что уже не смогу носить свой не менее истрепавшийся единственный галстук на резиночке, реликт студенческих времен и результат твердой уверенности, что никогда, то есть никогда-никогда мне не научиться завязывать галстук. В общем, купил еще и галстук, достал из загашников еще два подаренных, и под чутким руководством Вани сегодня утром прошел курс молодого бойца по завязыванию узла "Виндзор". Причем на удивление успешно: сначала руки не слушались - а через полчаса уже что-то вполне внятное навязывал; остальное, думаю, дело практики.
 

20 апреля
На той неделе раскрылся секрет моей самой начитанности. Приезжал Джонни Карл. И еще в ходе разъездов по стройкам и прочим симпозиумам, он позвонил и уточнил, интересует ли меня статья про бундеслигу в каком-то там журнале, который ему иначе выбрасывать. Интересует, говорю, не надо выбрасывать. Не почитать про бундеслигу – грех. Ну, и в конце концов Джонни мне этот журнал довез. Я его, правда, так еще и не открывал, но ведь открою и как минимум про бундеслигу почитаю. А того же Диму читать такое можно заставить только под пистолетом, он сам признался. И Славу тоже. Вот и выходит, что при всем богатстве выбора я самый начитанный в нашем офисе, конкурентов даже на горизонте не видно.


27 апреля
Весь день по сто раз перебрасываем друг другу (Джонни, покупатель, я как некто между ними) договор, который три дня согласовывали на той неделе и в котором по сей день (день подписания!) вагон недочетов. Самые милые ляпы - мои... только я могу в прописи цифры, которую нашей фирме должны заплатить, пропустить слово "тысяч". Впрочем, и со стороны покупателя есть в этом смысле достойные противники. В конце концов Джонни по скайпу интересуется на русском (он очень много по-русски понимает, а порой произносит что-то без акцента): "Почему так?". Говорю: "Потому что все делаем в последний момент и через жопу". И вот этого Джонни почему-то не понимает. Все-таки русский у него еще не так чтобы, раз такие очевидные вещи от него на русском ускользают.

Интернет прям с утра принес страшные вести: "Секс, насморк и кофе приводят к инсульту". Встревожились, перебираем варианты. Самый неприятный, если во время секса после кофе чихнул - и пи##ец, на этом и (уже не) кончил.
Если учесть, что кофе пью редко, а к тому же впервые за месяц с лишним живу без насморка, жить, кажется, буду.  Я сейчас если и не всех живее, но много живее себя трехдневной давности, и останавливаться на этом не хочу.
 

10 мая
Плохиш из буржуинства
В конце дня развеселил один немец. Бодаюсь с ним полдня по поводу документа, который в полученном от этого немца виде ни в коем разе нельзя подавать в нашу таможню. А чтобы все было с этим документом в порядке, нужно-то заменить всего-навсего одно слово. Что ему на пальцах и объясняю. В ответ получаю какой-то европейский стандарт, согласно которому это слово убрать нельзя, а также предложение заодно перевести и этот стандарт на 60 листах и предоставить в таможню как подтверждение. Медленно закипаю, тщательно подбираю слова, так, чтобы "на х#й" раздельно, а "зае##шься" исключительно с мягким знаком, с час пишу этому орлу соответствующим образом обоснованное послание, и в ответ приходит такое:
"Уважаемый отправитель!
С 11.05.2011 я больше в фирме не работаю.
Электронная почта по другим адресам не пересылается.
Контактное лицо по моим текущим проектам - г-н Шмидт, тел.: 388
С уважением,
Матиас Г."
Каков красавец, а? По дороге в новую жизнь работенку мне подбросил. Снимаю шляпу в восхищении.


17 мая
Крыша едет…
Перевожу спецификацию запчастей. Напротив одного узла по всему тексту указан цвет: blau. Закончил, при проверке натыкаюсь на парочку пропущенных "blau", пишу на автомате, как и до этого: "черный" - и тут меня, по счастью, гложут смутные сомнения...
 

21 мая
Проснулся после двенадцати часов сна разбитым. Это она, та самая усталость, что накапливается, как ртуть, о чем восемь лет назад говорил тезка из продажников "Модуля".
Попытки доспать успехом не увенчались: этажом выше в это время некий передовой хозяйственник начал что-то там прибивать, причем увлеченно, методично и все то время, что я пытался заснуть. В целом победила дружба, потому что пару часов под аккомпанемент гвоздей, вбиваемых в мой мозг, все же покемарил. Как только оторвался от койки, стук прекратился.
В это время в окне показали погоду: жару, субтропики - и меня неудержимо потянуло в Коломенское.
Кажется, впервые за время простуд и сквозняков выбрался на улицу в футболке. С первых же шагов вошел в приятнейшее состояние кошачьей мягкости движения, в котором и поплыл в парковую местность. Давно не было такого ощущения кайфа от простого движения. Даже мутная голова не мешала.
Вечером вышел на балкон, уткнулся носом в запахи зеленого двора и минут за пять так пропитался живой теплой энергией, что от участия в конце света решил отказаться: не вижу смысла.
 

23 мая
Получите, распишитесь
"Вот надо же, какое люди могут!" - восхищался / завидовал я, глядя, скажем, на то, как один из однокурсников работает одновременно в нескольких местах. Или когда Слава вел четыре проекта, причем один с английским...Недавно узнал, что такая восхищенная зависть - это "Я тоже так хочу!". И вот уже несколько лет занимаюсь одновременно несколькими вещами, а если в ближайшее время подпишем явственно вызревающий контракт, то это будет мой четвертый проект, один из которых с английским... Желания исполняются. И, конечно, тоже уже смогу - но впредь буду стараться общаться с золотой рыбкой поаккуратнее.


26 мая
Вчера был день всестороннего противостояния. Один дятел при подписании контракта согласился на всё, заказчик спрашивает, где всё, а те, кто с немецкой стороны теперь сопровождают проект, говорят, никакого «всё» не знаем, а мне - "Саша, а вот ты и сделай всё". Ха. Даже не совсем "ха", хотя и звучит похоже. Обиженного заказчика раскрутил на расшифровку того, что он имеет в виду под всем; натыкал носом в то, что у него уже куча из его желанного всего давно есть, только лень это все разобрать; а потом заслал немцам письмо с тончайшим намеком на то, что я свое разгреб, теперь ваша очередь, сукины дети. Да, иные любят и желают сесть на шею, но оправдывать такого рода доверие напряжением шеи мне уже давно не желается.


4 июня
Вернулся с "Лигны". На радостях оставил в такси мобильник. Пришлось продлить ночь на ожидание и эту невнимательность оплатить как курьерскую услугу. Ну, и фиг с ним, главное, что и дома, и при мобильнике. Притом что выставка получилась приятной. Сама атмосфера пусть и, как обычно, суетная, но и домашняя такая. Это уже четвертая "Лигна", и скоро, увидев среди нескольких десятков наших незнакомое лицо, буду искренне удивляться. Да и меня практически каждая собака знает.

Стенд нынче громадный забабахали - 912 квадратов. Той же "Барсе" было б где в квадрат поиграть. И народ при этом валил. Но и при этом не перенапрягся. Косяков и забавных ситуаций хватало (на Витю даже пришлось орать матом на всю выставку), но в целом отнесся к ним философически, потому и домой в ночи ввалился хоть и уставшим, но не то чтобы ужас-ужас.

Очень понравился Гейдельберг, в котором перекантовались перед последним днем: вечер в ресторане, по ходу гуляли по центру, лицезрели и фотографировали древние руины замка, самый старый дом и т.д. Вид на древний мост через Некар потрясающий. И в целом ощущение, что город для жизни - мягкий, компактный, уютный.

Да, сам воскресный заезд в гостиницу "у подножия "Лигны"... От гостиницы до выставки два раза споткнуться, и на время "Лигны"наши скупают там кучу номеров. Приезжаю, время три дня, слышу: "Подождите полчаса, комнаты не готовы". Ну, хорошо, жду. Проходит час... Потом полтора... А они все не готовы и не готовы. Нависаю над теткой, и, в отличие от прочих бродящих по холлу и так же ожидающих милости иностранцев, которые продолжают этот дурдом понимать и ее извинения принимать, объясняю жестко, что ее "у нас все занято, мы не успеваем" меня мало волнует, потому что для гостиницы, которая 365 дней в году (а то и чаще) обслуживает выставки, заезд людей в воскресенье стихийным бедствием быть не должен, а потому руководству либо количество персонала надо увеличивать, либо еще что-то делать, чтобы гости не висели часами в холле. И тут тетя дает мне номер какого-то супер-пупер-вип-люкса. Ну, и вовсе не задумываюсь, для кого он изначально предназначен. Я его честно высидел. Через два дня выясняется, что за стенкой живет сам Вольф-Герд, нынешнее поколение владельцев нашей фирмы. А я по просьбе тетки с ресепшн описал свое "фи"в листке впечатлений от проживания, что валяется в каждом номере. Написал, что да, номер хороший, но осадок остался.


6 июня
Картинки с выставки
Утром болтаем с Димой во время шведского-стольного завтрака:- Ты только посмотри на них. Все бегают. Рам бегает, Олофссон бегает. Даже наш Витя - бегает!
- Ты знаешь, сейчас такое время, что каждый добирает то, что недобрал в молодости. Я за свою молодость столько набегал, что мне этого не нужно. Вот мне с Ваней пить нравится.

Во время вечерней понедельничьей пьянки на стенде еще раз слышу, в чем смысл моего многолетнего пребывания в фирме. От сестры по духу слышу. Она в другом подразделении фирмы то же самое делает. После нескольких рюмок Лена находит формулу, которая полностью отражает и мое отношение к работе: "Я работаю не с техникой. Я работаю с людьми". Это и про меня, один в один. Техника до лампочки, но с людьми интересно. К тому же это сплошь технари, люди из другого мира, для которых киловатт-часы, бары и кубометры в сутки не просто слова, а значение имеют... Я их за это очень уважаю.

Понравилось, что на нашем стенде было много неприкрытого флирта. Сам в этом слаб: как раз предыгра дается сложнее - но наблюдать было классно.

Да, главное-то! - я ж наконец выбрался из весенней простуды. Так что сейчас в такой форме, что никакие пробежки не нужны. Да и вообще пустопорожний бег - это лишнее. Футбола или секса вполне достаточно. А если одновременно, то все мужественно-лысые шведы сидят, вместе взятые, в своем медвежьем углу Европы и нервно курят. Кажется, я немного выпил. Ну, так форма позволяет. И начальство - тоже.


30 июня
Приятная женщина в паузе в ходе переговоров, поинтересовавшись, как мои дела в психологии и услышав ответ, выдает: "Может, к тебе буду ездить". Говорю, что далековато это, проще ж в ее городе найти кого, и слышу: "Идти стоит к тому, кому доверяешь". Очень приятно. Притом что спорить не с чем: сам так своих терапевтов нашел. Еще более приятно, что в таком женском доверии уже не слышу: "Теперь оправдывай - и будь таким всегда". Для меня это про сейчас. Сейчас мне доверяют, такому, как есть сейчас, а что будет дальше, будет зависеть от ценности этого доверия для обоих. Другой ракурс.
 

17 июля
Быть и выглядеть
По ходу сборов в Домбай внутри вагон суеты. Как дошло только что, немалая ее часть проистекает из нежелания выглядеть чайником. Хотя однозначно являюсь именно чайником, причем махровым. Причем чистосердечное признание идет только на пользу: сегодня вот в магазине сознался, что иду в горы впервые - и помогли подобрать хорошие, как выяснилось, ботинки.
 

18 июля
Утром Ваня рассказывает, что в его сегодняшнем сне мы с ним были в дугу пьяные и я все скулил, что надоели эти железки, хочу переходить в психологию. Да, Ваня ловит то, что есть.
 

21 июля
Утро. Звонок. Трубку берет Витя, уточняет, кто и откуда звонит. Дальше слышим следующее: "А нет, спасибо, это нам неинтересно. Наши сотрудники совершенно не пьют. Их при виде спиртного выворачивает" - и что-то еще в этом ключе на полном серьезе разъясняет. Ржать начинаем сразу, ближе к концу аплодируем. Разве что встать при этом не догадались. А предлагали элитные вина.


10 августа
Впервые катался в командировку аж с семью немцами. Почувствовал себя наседкой: в аэропортах, в гостинице, на заводе регулярно их пересчитывал. Сегодня довез их обратно до Внуково, пересчитал напоследок после получения багажа и бросил на произвол. Всех семерых.


16 сентября
Ожидалось, что в командировке, нас будут бить и, возможно, ногами, а нас, скорее, пожурили; атмосфера быстро нормализовалась, а потому главные события происходили в такси и самолетах.

И туда, и обратно летели с одной и той же стюардессой. Любовался ею. Понимаю, что их учат находить общий язык с пассажирами и быть обходительными, но она мила, обаятельна, в ней столько живой искренней сердечности, что школой такое не объяснишь, а еще задумался: "А вот интересно, как она скандалит, ну, или там впадает ярость". С интересом посмотрел бы на нее в бешенстве.

А на обратном пути впереди наискосок разместился японец, и почти сразу после взлета он открыл книгу... О, какое это зрелище. Одно дело слышать, что они в другую сторону читают, другое дело, когда это происходит на твоих глазах. Книжка, те же две страницы, но строчки не идут слева направо, а сбегают вниз по вертикали, а страницы пронумерованы справа налево (222 - справа, 223 - слева), и листает он справа налево, и читает - тоже справа налево (перед тем, как перелистнуть с, по-нашему, конца книги в начало, дочитывает текст в нижнем левом углу). Очень впечатлился. Попробовал в таком ключе перевернуть и почитать инструкцию безопасности из переднего кресла - неудобно, однако. Хотя и наверняка дело практики.

А еще были дороги в такси. Первый таксист рассказал, что 5-го прилетал Путин на слет региональной "Единой России". Прикинув его примерный маршрут к наличным времени и средствам, местные встречающие заасфальтировали правую сторону дороги из аэропорта. Путин, правда, пересел из самолета в вертолет и с дорогами не встретился, но добрую и веселую память о визите оставил.

Второй таксист оказался человеком, который живет из достаточности. Имел в свое время и свой бизнес, что нужно, в жизни выстроил, но в этом утратил время хоть на какую-то свою жизнь, а сейчас зарабатывает извозом столько, сколько нужно на жизнь, на выступления младшей дочери (мастера спорта по фигурному катанию), на отдых, живет в удовольствие - и это чувствуется: спокойный, душевный. Приятно с ним поболтали.

Переводить пришлось в присутствии русского парня, выросшего и двадцать лет прожившего в Германии. Это легкий экстрим. Но решил, что все равно не могу переводить лучше, чем могу, потому и переводил как обычно, то есть вполне сносно.

Наш наладчик Торстен, пока идем от столовой, объяснил, что да, его кочевая жизнь от стройки к стройке тяжела для семьи, но ему нравится: "Объезжаешь весь мир, а тебе еще за это и деньги платят".

Последнее - факт, в том числе и про меня. Пусть не весь мир, а все больше Европу, но какая разница. Благодарен за это родной фирме. Ведь много чего мне дает. Та же возможность учиться у тех учителей, у которых учусь, дорогого стоит. Или отдых на курортах. Да и сама атмосфера хорошая.

Впрочем, даже успев только полистать документальную книжку-мемуары дяди нынешнего владельца нашей фирмы, понял, что это наши люди. У мужика великолепное чувство юмора - в том числе по отношению к себе. Рядом на одной странице он разместил два фото. Под первым, в униформе второй мировой, подпись: "Гордый лейтенант". Под второй, в ушанке, времен работы на владимирском тракторном заводе: "Военнопленный". Просто есть в его жизни такие факты, он и описал оба, да еще рядом поставил. Дима, прочитавший книгу, сказал, что еще пару таких гансов, и мы бы войну не выиграли.


14 октября
 В угарном сне в перетопленной гостинице приснился интересный двухсерийный фильм. В первой серии - спонтанный, словно из ничего, секс с женщиной, о сексе с которой в общем-то не задумывался, но и от которого вряд ли бы отказался. И, за исключением того, что ее грудь почему-то была меньше оригинала (это ж надо - в собственном сне обвешивают), он выдался взаимно приятным. Пусть даже время от времени дверь (общага, видимо) пытались приоткрыть некие мужчины, а я ее, соответственно, призакрывал. И пусть даже один-таки приоткрыл так, чтобы посмотреть. Ну, и что?

А во второй серии некая веселая общественность в лицах показывает нам, что мы, видимо, вытворяли. Слушаю, смотрю, ничего не помню - и смешно, общее настроение классное. Похоже, то, как порой куролесят Дима с Ваней, и во мне затрагивает самое лу... разное, и пусть уходить в загул так не смогу (да и не захочу), но я им в чем-то завидую. И тому, как Ваня наутро интересуется, как он уходил накануне домой, и диалогам типа вот этого:
- Слушайте, сегодня только в шесть заснул.
- Ты че все это время делал?
- Трахался. Как швейная машинка. Зингера.
- Так это хорошо. А как ты умудрился. Вы ж вчера уже никакие были?
- Хорошо. Только спать хочется. . Да, были никакие. Но вот... Вань, ты слышишь? Мы с тобой деньги не пропили, мы машину купили! Швейную.


21 октября
Дима рассказывает, на сегодняшнюю злобу дня. Когда он работал в Братске, только-только входили в моду железные двери. И вот в одном доме устанавливают такую крутую дверь. Вскрывают ее чуть ли не на следующий день, а поскольку хозяева на тот момент еще и переехать-то не успели, в пустой квартире лежит записка: "Сука, сначала переезжай - а потом уже железные двери ставь!"
 

24 октября
- Так у тебя чего с девушкой-то?
- Да уже ничего... Уже помирились, все выходные искал подарок. Теперь выходит, никому не надо. Причем на ровном месте...
- Не, с девушками ровных мест не бывает...
P.S.)
День спустя.
- Зато с девушкой помирился. Сама позвонила...
 
25 октября
- Представляешь, первый раз с девушкой пил алкоголь.
- Слушай, а раньше-то?
- Не было. Забавно. Она грамм отопьет, потом: "Ой, че-то я пьяная"...

- Представляешь, у нас еще даже не было секса. Оказывается, это так прикольно - просто общаться...

 
4 ноября
Вернулся из Германии. Командировка выдалась событийной. Во-первых, впервые поучаствовал в международном футбольном матче, сыграв по прилету с нашими немцами в зальчике, напоминающем школьный зал, где играю в Москве, причем тоже четыре на четыре и почти по тем же правилам. Державу не опозорил. Пусть был с дороги помятым и злым (когда я не выспавшись, со мной это бывает), но когда привык к скачущему мячу, постепенно разыгрался, вошел в раж, забил четыре симпатичных гола сам и еще больше забили в упор с моих пасов Андреас, Бенедикт и Клаус. До перерыва было плюс семь в нашу; потом они своего запасного тоже выпустили в поле и даже мяча четыре отыграли - но тут мы собрались, забили еще пару и дожали их, выиграв мячей пять-шесть в меньшинстве. Андреас красавчик: резкий, взрывной, каждый мяч выцарапывает, техника приличная.

И теперь понимаю, как играют люди в нынешних международных командах: в первую очередь, на сходстве футбольного языка. Если люди знают, как и куда катить мяч, то тот язык, который во рту, вторичен. Я вон хоть и знал, что играю с немцами, все равно, как та радистка Кэт из "17 мгновений весны", орал сплошь родное: "Я!", "Домой", "Хорошо!". Тем не менее, ближе к концу с Андреасом настолько спелись, что пару мячей пятерке соперника практически в пустые ворота закатили, пройдя защиту в одно касание. В этом смысле на родину вернулся с чистой совестью.

Во-вторых, к серьезной работе готов не был, ноутбук не взял... Ну, не хотел я его брать из-за этой дурацкой сумки, которую Джонни мне навязал. Плюс надеялся, что он и не понадобится. А на следующий день откуда ни возьмись срочный перевод, а у меня только ручка и голова. Джонни долго ругался, нудил, что ясно, почему в России проекты так тяжко идут, пыхтел и злился, подключая к интернету свободный комп, а потом поинтересовался, умею ли печатать вслепую... ибо раскладку-то русскую мне сделают, но русской клавиатуры в офисе нет. Практика показала, что умею. За два часа этот трехстраничный текст настучал, но пришлось понервничать. Причем когда смотрел на клавиатуру, получалось хуже. Вслепую же шло много быстрее. Ближе к финишу изобрел полуслепой метод: набирал на памяти пальцев средний кусок, находил ошибки, всматривался в клавиатуру, правил и переходил к следующему куску. Финишировал как раз когда нужно. Внизу встречали выходящих из машины гостей, а мы спокойно распечатывали перевод.

Еще понравилось начало совместного ужина. Приехали в древнюю крепость, еще вполне себе крепкую. Владелец фирмы взялся экскурсоводить и по ходу сообщил, что крепость построена римлянами в девятьсот каком-то году. Идущий вместе со мной сзади Джонни мимоходом уточняет: "Вообще-то к этому времени римляне сюда еще не дошли, но если шеф говорит, что римляне, значит, римляне".

Еще по ходу разъездов на машине мы, русские, отмечаем, что все-таки немцы молодцы в том смысле, что несмотря на войны, революции и так далее, сохранили этот уклад с маленькими малоэтажными городками, в которых есть вся основная инфраструктура и которые построены так, что там людям было жить, а не мучиться. И преемственность поколений у них есть, и родословные они до неизвестно каких веков знают, ну, и вообще. Понятно, что у нас история другая и мы на долгострой не заточены. Придет очередной Мамай, все равно снесут.

Когда уже в Москве выхожу на Коломенской - киоски, где все время брал кавказский хлеб, масло, молоко, выломаны. Не снесены еще окончательно, а стоят в руинах... Нам внешний враг и не нужен.

P.S. Да, еще небо. После Домбая стал внимательней смотреть на небо, впускать его в себя. Германия встретила роскошным светло-пепельным небом, из-за которого были видны солнечные полосы. И все три дня стоял этот пепел. И сегодня прилетаю в Москву - он же, разве чуть потемнее, но так же хорош.


14 ноября
День рожденья
Втащил в офис сумку и начал с маленькой простой речи: "Здравствуйте, ребята! Я Дед Мороз и думаю, что вам уже пора отмечать. Знаю, что вы вели себя хорошо, потому принес вам коньяк и закуску. Знаю, что закуска - это не совсем ваше, но я вам в этом помогу!"

Анжелка повеселила. Когда пожаловался ей, что мама все норовит списать меня в пенсионеры, услышал: "Какой ты пенсионер?! - ты еще велосипед не купил". А ведь правда. Не купил. Может, и не покупать?

И Толик вчера хорошо сказал: "Мы тут в Канаде слышали, что 7 ноября отменили, чтобы люди смогли нормально сосредоточиться на твоем дне рожденья".

И в целом тепло и светло, настоящий Новый год. Вообще-то с моего дня рожденья он в нашем офисе и начинается. А потом будет Ваня, потом Слава, потом Ванина свадьба и импортное Рождество, а потом еще один Новый год. Тем более ребята ведут себя по-прежнему хорошо, закусывают.
 

15 ноября
Еду с работы в метро. На Площади Революции одна из женщин, мирно болтающих рядом о своем, вдруг зачарованно всматривается куда-то в район слева от моей головы, а потом, смеясь, говорит: "Молодой человек, у вас от химчистки...". Смотрю: на вороте булавкой прикреплена маленькая бумажная фиговина, знак химчистки о выполненной работе. Хохочу: "А я уж недели с две так расхаживаю". Это я в химчистку недели три назад впервые в жизни выбрался. Почему-то был перед этим заведением некий мистический страх. Вот обувь отдать в починку - это пожалуйста, а тут же целая Химчистка. На поверку оказалось, что то же самое. С той же частотой, что и в обувной мастерской, говорят: "Вот это не можем, а это вообще нельзя в химчистку"...
 

18 ноября
Пятничное-вечернее
- Не хочу работать. Не буду. А потом в Zeitnachweis так и напишу: "Пятница. Стра-дал х##ней".
- Красиво. Добавь: "Х##ня при этом не по-стра-да-ла".
- Ага. Нет, не так: "Материальный ущерб х##не нанесен не был".


30 ноября
Выставочное
Переводил с английского. Джонни, собака дикая, оставил переводить с сепелявого финского варианта английского Кари. Ну хорошо, что Кари се-пе-ля-вил ме-длен-но и об-сто-я-тель-но, и я даже на удивление легко отстрелялся. Хорошо, что технический текст: форсунки, смесители, трубопроводы... На что другое лексики б не хватило, но тут я был вполне себе Д 'Артаньян. А ввечеру милая девушка с парнем писали на телекамеру интервью с Фолькером. Меня отрядили переводить. Для позднего вечера и большего внимания к девушке, чем к произносимому тексту, перевел сносно, только от самой малой части по мотивам, но там же было важней передать настроение, а это сделал на все сто.

А в целом странная выставка. За день всего два раза всерьез прокололся. Сначала не прихватил на выставку файлы с сервера, которые могли ба пригодиться, и был за это мягко высечен, а второй прокол, надеюсь, Джонни не заметил, но этот-то будет посущественней: где-то к середине дня замечаю, что раздаю направо и налево визитки не первой, и даже не второй свежести... в них еще код Москвы 095, и древний-предревний адрес электронной почты. Ну, ничего, заметил, следующие отдал с собственноручными поправками. Как эти реликвии оказались до сих пор не уничтоженными, ума не приложу.

Приходит сегодня один мужик, спрашивает Ивана Петрова. Вижу, Вани нет, похоже, в переговорной. Говорю, так и так. Тот, ну ладно, еще зайду. Заходит. А Ваня все занят. Мужик остается ждать, сидит на стенде. Из переговорной выруливает Роберт Лот, глава одного из подразделений фирмы. Идет в закуток, где одежда и сумки, что-то там ищет. И, вижу, мужик, что ждет Ваню, подрывается к Лоту. Я, наперерез: "Простите, так а Вы кого ждете?" - "Ивана Петрова" - "Так а...?" - "Ну вон же он, там на бейджике написано: "Иван Петров". Призадумываюсь. Перепутать бейджики, оно, конечно, можно, но на Лота не похоже. Приглядываюсь к бейджику Лота. Немецким по белому там стоит: Robert Loth... Конечно, очень похоже, но все же не оно... А с Ваней тот мужик так и не встретился.


14 декабря
Красота, страшная сила
Мы тут уже прилично косые по мотивам Ваниного дня рождения (он же мальчишник в связи с предстоящей Ваниной свадьбой), но я же еще помню...
Сегодня в метро передо мной движется минидевушка (1.60 на каблуках сапогов) в мини. В очень мини. Настолько мини, что юбка едва прикрывает ягодицы. Оченно приятно на это смотреть. Притом что никаких чулков, чистая презентация ног. Ну, и, конечно, дура: некоторым образом декабрь, середина.
 

21 декабря
Разгар дня рождения Славы. Мы еще всего лишь относительно пьяные. Из тостов и просто разных фраз:

- (Дима, фотографируя) Сейчас у вас будет такой интеллектуальный интерфейс, что вас узнают даже родственники.

- (Ваня, который послезавтра женится, Славе:  Слушай, а у тебя был мандраж?
- (Слава) У меня тогда менялось все, поэтому свадьба была просто приятным событием.
- (Ваня) Не, у меня не так...

А Славин пятый тост, он про приятный факт. Ни у кого из нас до этого не было такого места работы, где по-человечески так хорошо. Где знаешь, что поддержат и выручат и уж точно не подставят. Мы здесь удачно подобрались.


10 января
С утра приходим в офис - у Димы над столом бумажная снежинка в рост высоченного, почти снежного человека. Видимо, последние рабочие дни ушедшего года Дима заканчивал на большой тоске. В прошлом году он развесил много-много снежинок меньшего размера, сейчас выразил все в одной. Когда приезжает сам Дима, встречаем его криками: "Церетели приехал!". "Церетели" признает, что состояние было творческое...
 

11 января
Утро красит…
Постепенно съезжаются в офис герои вчерашнего дня. Выясняют, что же они такое вчера пили. Джека Дэниэлза, 50%-ный Суктинис, какое-то зеленое виски, пиво... Ну, а голова болит, так это Андрюха виноват: это ж он торт паленый принес.
 

13 января
Неделя выдалась спокойной там, где раньше было б много нервотрепки и суеты. Немцы с финнами до последнего не могли договориться между собой и дать мне вовремя данные по командировке следующей недели, и каждый новый день без этой информации резко уменьшал наши шансы получить приличные места в нормальной гостинице. Методично им это докладывал, они кивали в трубку и все равно ничего не делали. Я ждал. В былые времена крыл бы их матом уже во вторник. Так вот. Когда наконец в четверг все нужные данные оказались на моем столе, гостиницы начали резонно отвечать, что остались только люксы и двухместные, да и тех в обрез. Взял первые попавшиеся двухместные, поставил интуристов в известность о необходимости переплачивать и расслабился. Шмитту, который предложил поискать что подешевле в других гостиницах, ответил, что все, нэту, распродажа закончилась, и ничего искать не стал. В общем, я еще и Макаренко: терять деньги по дурости они не любят... в следующий раз есть шанс, что учтут.
 
 
21 января
1,74 сидя
Первая командировка года выдалась на удивление приятной и спокойной. И это притом что до самого вылета ждали забывшего нужный паспорт и долетавшего другим рейсом Дитера и что впервые переводил на переговорах с английского без всякой страховки. Так вот. С английским на удивление справился. Пусть это и был финский диалект, но мне необязательно сазу ставить мировые рекорды, для начала финн как раз то, что надо. И вот едем в машине с завода, и говорю Дитеру:
- А ведь справился...
- (Дитер) Человек растет вместе со своими задачами.
- Ну, тогда теперь я 1,74!
- Сидя!
-)))


4 февраля
Хороший, но странный
Весь день обмываем Ванину декабрьскую свадьбу. Так получилось, что только сейчас собрались в офисе в полном составе, и это запланированное еще на январь мероприятие наконец может считаться состоявшимся.
Вечер. Я, поучаствовавший в утренней части, продолжаю работать, народ пьет, соревнуясь с напитками: кто первый кончится, кто первый вырубится.
Слушаю, как Ваня с Димой пьяно обсуждают мой отказ присоединиться к очередному тосту. Удивлены, что не хочу, даже несмотря на то, что мне сегодня никуда не нужно...
- Саша, он такой. Мне даже Таня, когда рассказал, как мы пьем, своим женским умом сказала: "Хороший, но странный".
- Вот! И это уже второй женский ум, который такое говорит!
Ржу про себя. При этом к моим странностям народ относится с уважением. Никогда в меня спиртное заливать не пытаются.


22 февраля
Несмотря на снежный ком всякой всячины и истерики с разных сторон, наконец добрались до многочисленных подаренных напитков. Ваня в мероприятии не участвует: дал слово, что вернется трезвым. Сам понимает, что это нелогично: в любой другой день он в хлам, а тут - трезвенник, но слово дал и, говорит, что надо же хотя бы выглядеть мужчиной. Выпили за мужчин в лице Вани. Потом, когда пили просто за нас, Ваня грустно рассказал о том, как же у него, мужчины, течет слюна. Уточняем: скупая мужская.
 

Слава, дождавшись, когда положу трубку: "Саша, жестко ты со Шмиттом. Я бы так не смог".
Я: "В смысле?"
Слава: "Ну, ты ему напрямую говоришь, что он мудак! Ты ему так говоришь: "Ханс!!!", что за километр слышно: «Ханс!!! Мудак!!!"
Я: "Правда, что ли? Хотя чего тут скрывать, если он мудак, ты ж сам все слышал".

Ваня: "Саш, ты меня вчера так напугал, что я забыл масло взять из холодильника".
Я: "Чего? Я, напугал?"
Ваня: "Да, ты так властно перед выходом сказал, что выходим и чтоб я быстро собирался, что подорвался за тобой, а про масло забыл".

Это происходит все чаще, и это радует. Если с полгода назад в Домбае почти орал, не соглашаясь с изменением распорядка дня, и меня никто не слышал, то сейчас еще и сам не привык к тому, насколько ясно и сильно звучу. Не нужно кричать, я слышен. Наверно, пока чаще говорю "нет", чем "да", но сейчас это не суть. Важнее, что по делу и из ощущения силы. Причем и отношения-то не порчу - видимо, именно потому, что говорю по делу, обращаясь к правильному адресату, и это даже не жесткость, а твердость. Ставлю границы, не даю спихнуть на меня чужое, а если не доходит сразу, то случается и вспылить. По мне, это лучше, чем безадресно задавать философски-риторические вопросы типа "Ну почему немцы такие идиоты!?" - тем более что и не идиоты они вовсе, им все можно объяснить, если захотеть, как с использованием идиоматических конструкций, так и без.

А что совсем приятно, так это то, что "Я так не могу" мне говорит Слава, человек, который, если не дай бог его какая-то структура (страховая компания, курьерская служба или любая другая организация) зачем-то решит прокатить, не слезет с нее живой, пока не получит причитающееся. Я вот так со структурами не могу. Но у Славы можно научиться.


16 марта
Челябинск
Командировка получилась веселой с самого начала. Владелец фирмы-покупателя пригласил на общие переговоры всех поставщиков проекта, в том числе владельца нашей фирмы. Тот прилететь не смог. Не смог и финансовый директор. И технический. Региональный по России... Смогли только мы с Ральфом. Смех смехом, но нужно свои ранговые позиции переосмыслять. Таки ж с участником списка Форбс ручкался, он, наверно, теперь руки второй день не моет.

Зато в связи с этой красивой вязью нестыковок смог снова заехать к Олегу. Челябинск - город не чужой. Аэропорт, в котором приземлился позавчера, - тот самый, из которого улетал на службу... больше четверти века назад. И лучший друг детства живет здесь. Так что в вечер прибытия он меня от англоязычной тусовки спас, и после перелезания через гаражный забор мы мирно общались в гораздо более уютной и приятной компании.

Два часа ночи, еду от Олега, разговор с таксистом.
- А Чапаева 118, это где?
- Я не местный, но это гостиница "Березка". Я думал, что Вы как таксист в курсе.
- Не знаю. Я не таксист. Я водитель такси.
- Хорошо, водитель такси. Но вы же оказываете услуги такси?
- Мы сдаем в аренду машину с водителем.
- Но вы меня взялись везти туда, куда я указал?
- Да. Но у меня в навигаторе нет Чапаева 118.
- Позвонить друзьям, чтобы порылись в Интернете?
- Не надо. Сейчас у гаишников спрошу.
- Ну как?
- Все нормально.
Доехали. Быстро.

Вчера пару часов гуляли по суперсовременному цеху "Высота 239". Эта громадина (с 50 футбольных полей) настолько чистая, что, как говорят немцы, можно есть с пола. Хозяева объясняют это такой вот философией... Иностранцы не верят. Философия философией, но это трубное производство... Но красиво.

Очень понравилось, как работала переводчица Александра. Мало того, что вообще приятно, когда идут переговоры, а я не перевожу, но тут и от работы девушки получил большое удовольствие, о чем ей потом и сказал. А за ужином уже самому пришлось вспоминать, как соединяют в предложения английские слова: по соседству разместился канадец Тед... Обучал его пить водку залпом. Закуска была отличной, потому ученик получил и навык, и удовольствие.

В самолете при посадке резко болели уши. Дима говорит, верный признак простуды. Ну, так не без того.

Еду уже в "Экспрессе" от Домодедово, читаю Мураками, сую руку в карман - перчатка. Похожая на мою, но не моя. В другом кармане такая же. А под ними и мои, обе две. Созваниваюсь с Олегом, и выясняется, что я его перчатки увел. Но он не сильно пострадал. Заодно, говорит, будет повод прилететь еще.


20 апреля
Аэропорт… стою у трапа самолета
Сегодня выяснилось, что стоять у выхода на посадку и лететь вовсе не одно и то же. Вот мы стояли, стояли, за это время рейс перенесли на другой выход, а когда к нему прибежали, он был уже закрыт. Подобного со мной доселе еще не случалось. Урок на внимательность... потому что когда метались по окошкам "Трансаэро" и добивались правды (рейс действительно перенесли по сути незаметно, да еще в последние пять-десять минут до формального окончания посадки, и нас никто отдельно на рейс не вызывал и не ждал), самолет, оказывается, еще стоял (улетел он с получасовым опозданием, но нам тем не менее сказали, что все, поздно, поезд ушел). Может, у них там побочный бизнес такой, зарабатывать еще и на тех, кто не услышал смену выхода? В общем, не важно. И для меня это про отпуск. Все никак не мог найти внутри себя отпуск и наконец расслабиться. Вот, расслабился. Заболтавшись в зоне вылетов... А учат расслабляться, сохраняя внимание. Зато сейчас само собой простраивается нужное состояние. В котором и не напряжен, и внимателен. Мне оно такое там пригодится. Ну, и потом такие косяки в начале чего-то обычно означают очень хорошее протекание этого чего-то потом, после косяков. Так что начинается все правильно.


 12 апреля
Снег, Мэрилины, враг народа Дарвин...
Дежавю с этими рейсами, когда либо кружу над Домодедово, либо сижу в Череповце и жду, когда Внуково захочет-таки нас принять. На секунду невозможно отлучиться - сразу в погоде начинают превалировать метели и прочие снежные осадки.

Кукуя в Череповцком аэропорту, почерпнул из передачи "Код Дарвина. Обезьянье проклятье" тайное знание о том, что Дарвин был шизофреником-аутистом, прочитавшим в универе всего две книги по естествознанию, а одновременно агентом масонских спецслужб, по заказу которых и пропиарил обезьян в качестве наших предков. И это шло с экрана в такой разоблачительной интонации, с таким нечеловеческим надрывом, что, думаю, Дарвина надо б раскопать и казнить. Понятно, передачка эта не самый оригинальный для наших дней зомбопродукт, но по ее мотивам почему-то обиделся за державу: такого вот, для идиотов становится слишком много, с явным перебором, и к этому привыкаем. А вон парень, по соседству с которым летел в Череповец, читал Драйзера, и я приятно удивился, нечасто такое вижу.

А еще в нынешней командировке была интрига. Когда неделю назад торчали в Пермской волости, Йорг выдал, что нынче мне повезло лететь в одни края в компании "ответа Эппингена на Мэрилин Монро". О-о-о-днако! Смело! Но и интересно. Пусть Эппинген собой и невелик, но почему б ему в делах нерукотворных с Америкой и не потягаться? В общем, при встрече с Марен всматривался в нее с пристрастием. Увы. Либо мы, русские, народ избалованный, либо классика мне ближе экспериментальных образцов, но Эппинген все-таки деревня, рано ему на международную арену.


16 апреля
Нашенский юмор
На той неделе наш главный немецкий начальник Джонни Карл, изъездивший Россию вдоль и поперек, наслаждался отпуском и гостил у дочери, которая почему-то проживает в ЮАР. За день до возвращения присылает нам фото некого кафе в горах, с припиской, что вот он сидит у воды, 23 градуса, тепло-светло, вид на гору, на которую уже взбирался... и вот думает, а, может, ему от такой красоты не возвращаться, тем более что мы ж и без него справимся. Через пару минут после получения этого послания получаем копию ответа Славы. Не вникая в попытки Джонни набить себе цену, Слава послал ему фото гаража-развалины на фоне грязных сугробов и хмурых домов и приписал: "В этом случае ты упустишь редкую возможность насладиться пробуждающейся русской природой".


27 апреля
За стенкой Ваня издает нечто среднее между зевком и коротким завыванием, Слава  вздрагивает: "Ой, думал это у кого-то мобильный".
Я: "Вань, мелодично звучишь, можешь рингтоны навывать".
Слава: "Да нет, я подумал, вибрация..."
Ваня, ржет: "Что, могу работать вибратором!?"
 
 
18 мая
Все-таки есть прелести в нашей работе. Переводим неожиданно всплывшую новую редакцию уже недавно заключенного договора, которую задним числом пытаются протолкнуть юристы покупателя. И поскольку оборудование будет как-то поставляться, есть в договоре такие простенькие две строчки: "Частичные отгрузки разрешены.
Перегрузки разрешены".
Юристы покупателя сделали из них следующее:
"Частичные отгрузки разрешены.
Перегрузки разрешены / не разрешены".
Концовочка чисто наша, самое оно для взрыва немецкого мозга. Дима говорит, что еще можно приписать: "Нужное подчеркнуть, ненужное вычеркнуть", но мне кажется так, без пояснений, оно красивее. Ради такой красоты уже стоило во всей этой мути копаться.


31 мая
Сидим обсуждаем новую вводную из центра. Консульство России в Германии так преподнесло экономические прелести "находящейся на подъеме" Костромской области, что вожди нашей фирмы клюнули, и вот на той неделе соответствующий семинар, и кто-то из нас нужен в Бонне... Лететь, понятно, никто не хочет. Размышляем, какие в наличии варианты. Вон немцы хотят в Питере каких-то бойцов с английским трудоустроить, пусть эти и едут. Или приблудившийся "спецагент", работающий с фирмой за комиссионные, чего бы ему не скататься? Опять же тыловик Вадик наверняка не отказался б от миниподработки. Хотя нет, у Вадика нет визы. В конце концов Слава, восклицает: "Да два десятка лет назад предложи нам Бонн или какой-нибудь Шайсскрайсбрюккенгау, землю б грызли, чтобы просто туда попасть! Зажрались!" Слава прав. Два десятка лет назад первая поездка в Германию стала сбывшейся мечтой. Да в те времена смотреть по телеку фээргэшную передачу Germany life уже было маленьким чудом. Но ведь и было это два десятка лет назад, а сейчас и тут есть, чем заняться. Будем спички тянуть. Но лучше б, конечно, Витя. Торговать фейсом - его прямая обязанность.


Вчера вечером Витя привез из командировки дьютифришный виски, и по его мотивам идут песни и пляски народов мира. Я же настолько сконцентрирован на написании очередных извинительных писем в таможню (нынешняя поставка - катастрофа), что ничего этого особо и не замечаю. Подходит Витина Лариса, интересуется, а чего я такой тихий. Начинаю объяснять, что виски не люблю, что для меня он пойло. Потом вспоминаю, что в какой-то момент и коньяк перестал в меня "идти". То, что водка на юбилее мамы тоже шла без удовольствия, вспомнил уже потом. А когда иду домой, приходит, что классическое "имею возможность, но не имею желания" - это даже очень хорошо. Возможность-то правда есть, но желания не имею.
 

8 июля
Сидим в офисе, пьем пиво. Я - еще и по поводу: наконец-то наше оборудование прошло таможню и с всего трехдневным опозданием пошло в монтаж. Мильон объяснительных, оправдательных, извинительных писем и прочего-прочего-прочего, коим недели три неустанно, в режиме нон-стоп и бешеном ритме, кормили таможенного брокера, дал-таки результат. Еще утром вспомнилось классическое: "Дембель неизбежен, как крах империализма" (в контексте того, что все когда-то заканчивается, и эта таможенная битва не исключение)  но все равно это оказалось приятной, точнее, сверхприятной неожиданностью.

 
30 июля
Главбух Лариса подходит к столу отпускника Славы, восхищенно смотрит на аккуратно расставленные папки, кружки, словари: "Вот это порядок! Вот это был бы бухгалтер!". Не, Славу при его двух великолепных языках, знании техники, административных и компьютерных навыках, бешеной работоспособности и многом другом... вот так взять и понизить до простого бухгалтера - это неправильно, не отдадим.
 

2 августа
Командировочное
* У въезда в поселок - рекламный плакат. Большая надпись - "МОДНИЦА", а на плакате, помимо прочей рекламной красоты, джентльмен в костюме. Женщин на плакате не наблюдается. Неужели все уже настолько плохо?

* Вчера катим в гостиницу при мощной луне. И идут мысли о том, что в нас есть и день и ночь, и солнце и луна, и светлое и темное, а при этом жизнь течет под слоганом "билайна": "живи на яркой стороне"; и это не получается... неяркая сторона тоже жить хочет.

* Вычитал в аэропорту в каком-то журнале, что в мире эпидемия ожирения и жуткий процент избыточного веса. Я и сам нынче без футбола жирею, так что от мира не отстаю. Вспомнил о фразе из "Хохота шамана", что это от недостатка полноценного общения. Ложится. С ним и впрямь сложновато в нынешнем мире забега среди мелькающих картинок текущего клипа. А забег туда, где нужно успеть. Оттуда, где страшно не успеть. На этой дороге полноценно общаться трудно.

* Снова интересные языковые нюансы. Оказывается, слово Betrug* для немцев ругательное, на грани оскорбления, они слышат в нем обвинение в намеренном обмане. И когда их русские обвиняют в обмане в связи с невыполнением обязательств и говорят, что энто нехорошо, у немцев все внутри дыбится: они ж не нарочно, просто не шмагли. Это, мол, наперсточники betr;gen, или те, кто красит стальную заготовку в желтый цвет и выдает за золото... А они всего лишь не выполняют обещанное, не держат слово - но это не обман... Вот сучата...

* Betrug – «обман»
 

3 августа
Конная армия
- Че у меня голова-то болит? Я ж с вами вчера не пил. У тебя болит голова?
- У меня нет головы...
- Ты всадник?
- Да, сегодня я всадник. Я как Мересьев. Помнишь, его спрашивают: "Ноги-то не болят?", а он: "У меня нет ног". Вот у меня сегодня нет головы.
 
- Atomizer... Атомайзер...- Это распылитель какой-то.
- Да так и оставлю атомайзером.
- А было б красивей написать: "Ядерный реактор". А где-то рядом - "Лунный трактор". Все равно никто читать не будет.

(ржу) - Не, я точно сегодня болею: вместо папки создал еще один файл, попытался засунуть в него одиннадцать других таких же вордовских файлов, и вот все никак не получается.
- Саша, ты точно не пил вчера с нами?


7 августа
Второй день на территории нашего дикого мужского племени работают аудиторы, среди которых две молодых женщины. Не красавицы причем, и просто сидят и тихо чего-то там проверяют. Но атмосфера другая.
 

 1 сентября
Когда автопилот дает сбой…
Вчера автопилот начал клинить уже в первый день, ближе к десяти вечера, когда пьяный владелец фирмы покупателя некстати поинтересовался, есть ли среди присутствующих охотники. Некстати, потому что уважающие себя люди на пятой-седьмой рюмке приходят к футболу, и это правильно, это меня устраивает. Но человека понесло в лес. Охотников среди нас не оказалось, но тема охоты не ушла. Пришлось переводить длинный рассказ, в котором фигурировали лоси, медведи, рябчики... Когда на поляну вышел тетерев, мой автопилот, не моргнув ни глазом, выдал "Truthahn". "Truthahn?" - переспросил Клаус, и я мгновенно повторил, что да, Truthahn. Только сейчас дошло, что мы с уставшим автопилотом элегантно привнесли в описание охоты совершенно неожиданные краски. Впрочем, почему бы и нет? - Россия, нулевые вагоны идут за тридцатыми, почему бы в лесу на охотников не вышел индюк? Дикий русский индюк... сразу появляется изюминка. На Auerhahnов-то любой дурак может охотиться, но речь же о русской охоте...


3 сентября
Ближе к обеду собрались все. Вернулся из отпуска Дима; подъехал сломавший ногу Слава (который, говорят, изобрел оригинальный вид стриптиза: показывает мужикам по скайпу свою ногу в спецваленке); мы все из командировок подтянулись. Уже месяц, кажется, в полном составе не собирались. Слава подвез 50-процентный "Суктинис", и мы радостно обмыли встречу. Приятно это, когда такое удовольствие от встречи. Как бы что бы ни складывалось по конкретным проектам, но внутрикомандный климат у нас редкий.
 

10 сентября
Башка дымит, перевожу в экспресс-режиме транспортную документацию самого геморройного проекта. Все "должно было быть готово вчера". Попадается совсем уж неудобоваримое словосочетание. Сажусь на телефон, ищу в Германии автора...
- Марен, ты не в курсе, что такое Handausl;setableu in Folientechnik?*
- (радостный смех) Понятия не имею!
- Замечательно! (смеемся уже на пару)
- А это где?
- Система пожаротушения.
- А, это Minimax. Давай назовем это "части системы пожаротушения".
- Назовем.

  *(дословно) пленочное устройство для ручного включения табло


12 сентября
В офисе. Уже бывший отпускник, с впечатлениями об Италии:
- Увидел там девушку, сразу видно, настоящая итальянка.
-Что, сиськи?
 - Да нормальные сиськи! В общем, итальянка, какой она и должна быть... В последний вечер осмелился с ней заговорить, сказать, что она bellissima, cara, что ради нее готов бросить все... Так она оказалась болгаркой!
 

18 октября
Но никто не знает, что делают рядом (с)
После того как вдоволь наматерились насчет работы головного офиса под подходящий "Наутилусов" хит "Наша семья" (а мы ж работаем на семейное предприятие, которому аж 139 лет), выдали на гора очередную порцию подвигов, вдруг подумалось... А, может, еще повезло, что работаем не на турок и не на итальянцев, не на югославов и не на латинос. Тут все-таки немцы. Косячат, но хоть что-то делают.
 

2 ноября
Не узнаю себя в конфликтах. После вчерашнего собирался предъявить Вите свое большое "фи": увидел с его стороны подтасовку фактов, по мотивам которой несколько человек могли оказаться в серьезном напряге. Причем все факты выводили на это.
И вот с утра оказались вдвоем первыми в офисе. Получился спокойный диалог. Начал не с наезда, а с просьбы объяснить, как такая фигня возникла. Объяснение последовало, обменялись картинками того, что и как кто из нас воспринимает; Витя привел доказательство того, что никакой подтасовки, просто косяк идет сверху, от немцев. Поскольку с самого начала это был разговор, в котором оба друг друга слушали и давали другому высказаться, и о решении проблемы договорились спокойно.


30 ноября
Ждать - слово-девиз всей командировки. Началось это еще до нее, 28-го днем, в посольстве. С нами поделились замечательным образчиком немецкого порядка. Документы мы подавали в 12:30, на это время нас с Димой вызвали - а ровно в 13:00 все 18 (!!!) окон синхронно закрылись на получасовой обед. У кого-то при этом захлопнулось окошко оплаты визового сбора...

Потом Внуково. Сидим в самолете и два часа ждем, пока расчистят занесенную снегом взлетную полосу. Но и это еще не все: прилетаем в 12 ночи в Череповец: у встречающего нас Саши что-то там с ключами от машины, и снова полчаса ждем...
Сегодня прилетаем обратно в 9:00, до аэропорта нас автобус довозит в 9:40, багаж немцы получают в 10:30...

Но - при этом поездка получилась хорошей, все-таки к друзьям катались, и атмосфера радости встречи после долгой паузы сопровождала нас весь четверг.

Понравилось работать с Дидье. Он интересно общается. У него нет слова "вы", с кем бы он ни разговаривал. Сразу переходит на "ты". Причем нет ощущения, что рвет дистанцию. Это получается органично, и через какое-то время он уже свой в доску. Сначала задумался: все-таки он непростой дядька, двумя заводами руководил, но так и чего? - тоже перехожу на "Дидье" и на "ты".

Сегодня было забавно, когда утром Дидье задумывается о вылазке на Красную площадь, говорит, что видел в молодости по телеку парады советской военной техники и боялся, что русские придут. Рассказываю им это вот:
"Знакомый живёт в Германии, у них там были военные сборы. Стоят строем перед военным начальством и выслушивают нотации в духе: "Да что вы все такие ленивые, надо быть в форме, а не то русские завтра придут - и тогда...". Один не выдержал: "А что нам приходить, мы уже здесь..." - там человек 40 было русских". Ржут. Прикольно рассказывать это бельгийцу и немцу, на немецком же языке. Выясняется, что теперь они на эту тему боятся китайцев. И небезосновательно.


7 декабря
Худеем с посольством
Утром на работе меня встретили с тортом. Это награда за своевременное взятие немецкого посольства. Заслужил. Четыре забега, три  отказа (не считая того, который приснился Диме сегодня ночью), и только сегодня, после того как немцы напрягли посольское начальство, мы свои визы получили. За эти три дня километров шестнадцать только между посольством и м. Проспект Вернадского нагулял. Видимо, боги, курирующие немецкое посольство, сочли, что у меня лишний вес.
 
 
20 декабря
О свободе и счастье
Больше всего из командировки запомнилось наше лирическое отступление от переговоров, во время которого Антон вдруг выдает:
- Мой немецкий родственник, когда приехал к нам как-то летом, стоит у речки и спрашивает: "А это чья река?" Ему: "Общая, купайся!" Он с такой радостью туда залезает, давай плескаться! Потом видит, в речку гуси заходят: "А это чьи гуси?" - "Да кто его знает? - чьи-то. Можешь с ними пообниматься". В общем, это надо было видеть, с каким счастьем человек купался. Почувствовал, что такое свобода...
Ханс:
- Это правда. У нас если река, то правами ловить в ней рыбу обладает какой-нибудь оплативший эти права союз рыболовов; в лесу у реки охотится определенный охотник, тоже за это дело заплативший. Пойдешь к реке по лугу или по меже, и хозяин луга и межи вполне может сказать, что нечего тут ходить по его земле. Но, может, в этом и есть смысл. У нас маленькая страна, а людей много, и много таких, которые хотят прихватить чужое, не делясь своим... потому такие правила.


11 января
Работа, приятные моменты
Есть у нас партнеры, с которыми мы пару лет как просто друзья. Конечно, в кабинет их гендиректора пинком дверь открывать не стану, но отношения с большинством руководства очень теплые.
И вот наши немцы решили сделать друзьям подарок: поскольку один наш технолог так и так будет в их краях, отправить его потрудиться денек бесплатно на благо друзей. Правда, в выходные дни.
Ну, и вот звоню Сергею Федотову как другу и тому, кто принимает решения, и происходит такой диалог:
- Сергей, привет. Слушай, у меня для тебя презент. У нас технолог в ваших краях будет. Готов заехать к вам, поработать день-полтора, 19-го-20-го. Вы как насчет?
- Привет, Саш. Эээ... Слушай, выходные же...
- И я о том же. Но вот такой вариант. Потому и спрашиваю.
- Это вы нас ошарашили. Не знаю. Но - отбой пока не давай, уточню.
Через десять минут, звонок Сергея:
- Саш, тут оказалось, что мы не просто ждем технолога, а ждем с нетерпением. И нам бы его пораньше!
- Не, тут никак не могу. 19-е и 20-е.
- Ну вот вы так всегда...


16 – 19 января
Вчера вечером пишет мне ни с того ни с сего один начальственный товарищ из немецкой транспортной фирмы, давным давно работающей с головным офисом. Пишет мне (зачем!?), что будет на той неделе в Москве и хотел бы со мной (зачем!?) встретиться и называет кодовое имя одного моего проекта.
Поутру списываюсь с нашими немцами, выдавшим этому ненашему немцу мои координаты, говорю, что это волюнтаризм и что задали ж они мне задачку: послать незнакомого человека в пешее эротическое путешествие, но очень-очень вежливо. Выслушиваю их просьбу все же приютить его на полчаса, и сажусь сочинять ответ.

Как человек высококультурный, пишу ему не только правду. Пишу, что будто бы рад возможной с ним встрече и возможному же знакомству, но не совсем я тот, с кем бы ему нужно общаться. Точнее, совсем не тот, потому что к транспортным компаниям никакого отношения не имею. Что едва ли у меня есть для него что-то интересное или полезное. А вдобавок у меня есть еще такой серьезный недостаток, что в любой момент меня могут вызвать в командировку, и тогда встреча с ним, может, увы, не состояться, а потому и запланировать ее сложно, практически невозможно, а потому... А потому сразу предлагаю ему встретиться... весной, в Германии, на выставке.
 
Замуровали, демоны
Мой вчерашний вежливый посыл немецкого транспортника аукнулся мне по полной программе. Утром нахожу письмо аж от его гешефтсфюрера, то бишь владельца предприятия или как минимум управляющего. Письмо с ошибками, нервное, близкое к ультиматуму... причем и этот хочет со мной (зачем!???) встречаться. Так и пишет, что если у меня нет времени на той неделе на его "младшего научного сотрудника", то еще через неделю он приедет лично... И хоть интонационный рисунок письма живо напомнил мне все то, от чего на автомате хочется выпустить когти, все же беру паузу и прихожу к неутешительным выводам. Пошлешь этого - объявится министр транспорта и перевозок соответствующей федеральной земли Германии.. а после него уже и лично Ангела Меркель. А я не готов нести ответственность за потенциальную третью мировую, потому отписал в ответ, что вспылил и был неправ, что вот сижу и жду встречи. Так ведь и придется в ту среду переться в офис в костюме...

После всех предыдущих душевных терзаний третья часть марлезонского балета получилась смешной. Как и ожидал, говорить мне с транспортниками было не о чем, а смешно было то, что я единственный из четырех собравшихся был красавец-мужчина в полном галстучно-переговорном облачении. Вельможно-транспортный немец вовсе в футболке заявился. В общем, я пил кофе, слушал, иногда что-то вставлял, и очень порадовался, что все это длилось только полчаса. Зачем они приходили, понял. Зачем ко мне, так и осталось загадкой. Очень хорошо, что Витя пришел, потрепался и меня от слома головы спас.

Вот он, смысл-то в чем
А утром Ваня приносит спасибо от жены за ежедневник. Не зря в среду маялся на этих дурацких переговорах с транспортниками: они притащили парочку хороших ежедневников - один взял Татьяне Ваня...


12 февраля
Сыктывкар
Хорошая получилась командировка. Приятные люди, приятные переговоры, приятный вечер в ресторане. Жалко только, что башка временами болела.
Попутно узнал, что в Лос-Анджелесе есть закон, запрещающий облизывать лягушек, а в Англии законодательно запрещено умирать в здании парламента.
 

19 февраля
- (Чихаю) Какое-то время нынче. С декабря все время то ли грипп, то ли простуда рядом. Хотя, конечно, город большой, в метро...
- Это, Саша, не грипп! Это старость! Вот так она приходит.
- Ага, значит, это "Здравствуй, старость!"?
- Да, это она!
- Ага. Спасибо, добрый мальчик. Я тебе это припомню. Поэтому лучше тебе законопатить все дырки, чтобы не дай бог не чихнуть!
- (Слава, после паузы, во время которой ржем) А я не боюсь старости. Самое хорошее время. Ты на пенсии. Делаешь всякие безумия, и тебе за это ничего. Трясешь себе ручками, а все вокруг пляшут. Я к ней готов. Пусть приходит.

Через пару часов. Слава чихает.
- Это, Слава, старость!
- Да!
 
 
20 марта
Вологодские зори
Водку с таким романтичным названием нам выдали на обратную дорогу. И она нам пришлась очень кстати: скромно одетые немецкие товарищи замерзли, как собаки, в ожидании поезда на дальнем перроне, поэтому после долгожданной загрузки зори пошли в ход. На вологодщине весна морозная, с метелью, так что скатались не без романтизма, и на подъезде к такой же не жаркой Москве грамотный Андреас вдруг выдал: "Доктор Живаго". Ну, это он, понятно, погорячился.

Мертвые души, век 21-й
Едем на вокзал, вдоль дороги одна за другой встречаются умершие деревни. Тут три остова домов, там два, там чуть больше. Та же картина, что и восемь лет назад. Спрашиваю водителя, отчего этих покойников не похоронят наконец. Валерий ухмыляется: "Да, мертвые деревни. А вон знак стоит, и в засаде гаишники прячутся. Да, можно было б снести и вычеркнуть из архивов и карт. А так на развитие этих деревень деньги выделяются"...

Едем дальше, проезжаем бывший совхоз-миллионер. Валерий показывает влево: "Вон там голландские коровы стоят".
Вижу непонятные здания, уточняю, а чего, собственно голландские.
Валерий: "Так нашим гулять надо. А эти стоят круглый год, зимой и летом"...
Говорю, что мясо-молоко от голландок наверняка не самое живое.
Валерий: "А чего молоко? Наши покупают в Беларуси сухое молоко, смешивают с водой и отправляют в Москву как вологодское молоко".
 
 
18 апреля
Как-то очень быстро перетекаю из одной формы одежды в другую. Еще в понедельник, помнится, был теплый джемпер и теплая куртка...
На работе тоже лето, страда, транспортировка и таможня.


20 апреля
Устал. Как собака. Вчера вышел из офиса со слипшимися глазами и радости от того, что можно просто докатить до дому и вырубиться. Что и сделал. Но дневное догнало во сне, и эта тема поставок, бункеров этих дурацких, жююють. Потому кусочек сна о том, как плыл в команде, но по своему маршруту, а потом вернулся и увидел женщину из таких же вернувшихся, - большое светлое пятно.
А утро начинается весело. Звонят от покупателя: одна из машин перевернулась, стоит в кювете. И вопрос: "Что делать?"


23 мая
Наверно, иногда уходить нужно хотя бы для того, чтобы прочувствовать, сколько же слез благодарности внутри. И эти вчерашние пятнадцать минут были тоже и в слезах... по живому ж. И не привык еще, что так бывает: всем непросто, больно, но и так по-человечески тепло. Но оно такое уже есть. И еще три месяца.
 

25 мая
Сто дней до приказа
Мамино "Тогда я буду тебе помогать" в ответ на объяснение, что увольняюсь и ухожу в чисто поле из желания заниматься тем, что люблю, - это что-то очень большое... начало новой эры. Посмеялись, но и трогательно очень. Похоже, внимательно отмеряя шаги в новом для себя дружелюбном мире, стал чаще находить правильное место и время, нужные чувства и слова.

Хотя, понятно, суечусь. Планы на лето наполеоновские: завершение проекта, учеба у Лены Калашник, покупка квартиры с переездом, продумывание и простраивание будущего, ну, а в сентябре и само увольнение. А, может, и не буду ничего заранее продумывать... все равно из сердца двигаюсь, а у него, по-счастью, взаимная любовь с несущей волной жизни, той самой, в которой есть все, от детской смущенной радости до глубокой печали и смерти, и я уже готов лечь на эту волну.

Все чаще слышу в свой адрес "дембель". Да, дембель, состояние один в один: страстное желание сменить обстановку, но и страх перед выходом из привычного и обкатанного в неизвестность. Но желание, конечно, больше, ну, и обычно меня жизнь подхватывает. Как и тогда, после службы, знаю, куда хочу. Тогда меня привело в любимое занятие, думаю, и сейчас приведет.

Дембель - это и о том, что становлюсь чужим среди своих. Это честно. Я ухожу, они остаются, это разные направления. Это непросто, но важнее, что сам себе я свой.


15 июня
Йорг Бойтин вчера прощался с фирмой. Уезжает к себе под Мюнхен. Похоже, он весь день ходил по Эппингену, переписывался, перезванивался, прощался. Нам позвонил по скайпу ближе к шести. Выдержал минут пять, потом в слезах отключился. Слишком много тепла, трудно выдерживать. Тяжело уходить из такой команды, где хорошо, где столько людей, которым ты рад и которые рады тебе, откуда никто не гонит. Мое 31 августа будет таким же. Уже сейчас начинаю прощаться, и это сродни тому, с чем вчера ушел Йорг. От простых слов в переписке слезы наворачиваются, а глаза в глаза сразу зашкаливает, я это уже знаю. Наверно, потому в основном уходят на негативе. Так легче. Но мне уходить так, как Йоргу.


23 июня
Вчера на шашлыках в "Бакинском бульваре" поздравить именинника и земляка приехал и Гарик. "Гарик, а помнишь, ты в 12-14 лет ездил в Болгарию, и у тебя была подруга по имени Жужа..." Гарик, с искренней растерянностью: "Вить, ну ты вспомнил. Больше тридцати лет. Если честно, даже лица не помню".
А я, в отличие от Гарика, свою первую любовь в четвертом-пятом классе хорошо помню. Поскольку тогда не знал, что по месту работы романы крутить нежелательно, то влюбился в своем же собственном классе. Причем это была светлая любовь-игра-в-догоняшки, не приправленная никакими страданиями. Правда, закончилась она неожиданно, с осадком разочарования в себе, в собственной же неверности. Но - у меня была уважительная причина. В середине пятого класса переехал из Белоруссии на Урал, и, оказавшись в 6-м "Б" миасской школы № 10, был определен за первую парту в среднем ряду. Сел за свою парту и замер: слева такая красавица, с такими ресницами... В общем, думаю, все те полгода, что просидел за одной партой с Леной Езиевой, дышал через раз и, как умудрялся еще и прилично учиться, сейчас уже трудно вспомнить (видимо, на морально-волевых), а переписка с Машей быстро превратилась в некий долг... Я себя за это, понятно, корил, а потом просто из переписки выпал. И, однако, прекрасно помню эти лица.


30 июня
- Саша, а ты когда сказал Джонни Карлу, что любишь плов?
- Не знаю, Дим, дату не скажу. Но когда-то сказал.
- А что, ты правда любишь плов?
- Ну да. Ты что, не помнишь, как одно время недели две-три подряд приносил тазики плова, когда столовая гикнулась?
- Нет. Я помню, что ты любишь жареную картошку. И как приносил жареные пельмени, и их запах на весь офис.
- Ну, такое тоже было. А вообще люблю плов. И жареную картошку. И борщ. А ем в основном йогурты.
- Несчастный извращенец! Любит плов и жареную картошку, а ест йогурты!


20 июля
Часов тридцать за эти два дня проспал, и... мало, сплю на ходу. И нельзя: дела есть у нас, как минимум в командировку собраться. Опять загнал себя...
 

24 июля
Вернулся из последней командировки в Германию. Было хорошо, сильно, тепло распрощался со многими из тех, с кем хотел. Но и как-то все в последнее время на дичайшей усталости. Ночные рейсы, ранние подъемы, недосыпы, долгие переезды, куча ресторанного перевода, да еще простудился, отчего три дня гремел соплями, а сегодня на приземлении почувствовал неслабую боль в ушах. Похоже, уже аллергия на этот ритм жизни. Хочу другой.
 
В первый день в Германии снился длинный сон, который ходил кругами, возвращая меня к тому, что если после действия взять достаточную паузу, то следующее действие произойдет в том числе из объема, пришедшего в паузе. Хочу в сентябре на море. Точнее, хочу уже сейчас, а выберусь в сентябре.
 

26 июля
Турбулентность
Да, самое приятное событие командировки произошло в туалете самолета еще на пути в Мюнхен. Как-то так сложилось, что оказался в нем как раз в момент начала сильной турбулентности, ну, а поскольку по идейным соображениям турбулентность решил переждать, то зацепился за что-то руками и повернулся к зеркалу. И, что удивительно, то, что увидел, понравилось. Притом что не было там, в зеркале, ничего экстраординарного... все то же самое, что мне вечно не так и не то: текущая усталость, напоминающие не о первой молодости седина и лысина. А при этом смотрю в зеркало, и отражение меня устраивает. Не несмотря на, а просто. Как есть. Со всем тем, что есть. При этом сквозь заметную усталость отмечаю и живой взгляд и некую свежесть, которая тоже откуда-то есть. И все это вижу и принимаю как есть. Хм.


13 августа
В ходе приятного и трогательного расставания с немцами, с друзьями-партнерами по проектам знаменитая фраза "Бросааешь!" обычно не звучит напрямую, но время от времени фоново всплывает в разных вариациях, от разных людей: "...Вот ты уйдешь, и нам станет еще сложнее", "...Ты уже, похоже, в мыслях не с нами, и потому допустил эти ошибки", "...Решил свинтить с проекта" и т.д. И пусть никуда не свинчиваю, а проект свой завершаю, слышать такое больно, тем более что скрытый упрек "легкой жизни ищешь, а мы тут..." имеет все основания. Да, ищу, почему-то наивно полагая, что жить свое - легче, лучше, правильнее, чем таскать мешки с чужими тяжестями. Для меня это большой разворот, я даже не очень знаю, как ориентироваться в том, куда иду. Жить из преодоления для меня привычно, и у меня есть для этого все: силы, навыки, терпение - но сейчас хочу в другое. Хочу быть там, где легко. Сначала, конечно, найти это "легко" внутри себя и с ним подружиться, научиться в нем быть. И все чаще получается, я стал лучше слышать себя.
 
Приятно, что научился, чувствуя боль, не вступать на автомате в обмен ударами или обвинениями, а открываться из этой уязвимости и боли. Немцу-начальнику, который выдает мне, что, похоже, я в мыслях фирму уже покинул, отвечаю, что грустно это слышать на фоне того, что пашу перед уходом с еще большей ответственностью, и после краткой переписки он передо мной извиняется, объясняет, что не со зла, и это простое действие очень трогает... просыпается ребенок, перед которым никогда никто не извинялся в таких случаях, и ему и радостно, и тепло.
 

15 августа
Отвальная
Поскольку на той неделе не будет ни Димы, ни Славы, отвальную ставлю сегодня. Витя странный человек, все еще живет в реальности, что будто бы не ухожу - притом что я это три месяца назад объявил - и пытается протолкнуть тост о том, что ухожу в отпуск, но потом вернусь. Что, приятно, остальная команда в курсе, что ухожу не понарошку, этот неадкватный тост отвергает, и пьем за то, чтобы у меня все сложилось, за то, чтоб пошел на новом месте в гору.
 

26 августа
Первый день последней недели в фирме, в которой проработал десять лет. Утром никаких чувств, кроме усталости, но в целом светлое сегодня состояние.
 

29 августа
Прощание выдается очень непростым. Сегодня опять провожаюсь в офисе, в том числе прощаюсь с Джонни, и столько приятного и душевного слышу, что текут слезы. Ну правда, если тебе говорят, что, если что, дверь всегда открыта, это ж чего-то стоит. Ну, и многое другое. Очень нелегко, когда столько тепла.

Удивительное дело, но то, что сегодня слышу, погружает в приятное смущение. Саша Мизяев, человек, с которым познакомились лет двадцать назад, а сейчас, после долгого перерыва, более полугода работает в нашем офисе, вдруг говорит,  что я оказал на него сильное влияние за то небольшое время, что мы прожили в соседних комнатах общаги одного из нижегородских ПТУ в начале 90-х, а еще -  что я совсем не изменился. Если учесть, что в последние несколько лет меняюсь чуть ли не каждую неделю, а в искренности Саши не сомневаюсь, то это явно о чем-то таком, что не меняется, каком-то стержневом качестве. И не знаю, что это, но это дико приятно, я растроган.
 

30 августа
Последний день
Не думал, что во мне столько слез и соплей. День красных носа и глаз. То, как ребенок, реву в трубку, дозвонившись до Сергея Федотова, и он вынужден разъяснять мне, что да, наши совместные проекты закончились, и ему чертовски жаль, что так произошло, но что мы же не прощаемся, просто говорим друг другу до свиданья, и наверняка еще встретимся. То на мое прощальное письмо откликается пол-Эппинена, все, кто не в отпусках. И они все пишут и пишут, и купаюсь в этом море тепла, и дико не хватает носового платка.
При этом как-то успеваю работать, и рабочее место уже свободное и чистое, в рабочем компе ничего лишнего.

Да, мой рабочий скайп закрывается. Остается домашний.


1сентября
А сегодня первый день новой жизни. Он красивый, у него живое лицо.


Рецензии