Необъяснимые события в жизни Ульяны Куркиной

               Это небольшое вступление нужно исключительно для понимания последующих событий. Многие слышали (или читали) про трагедию на перевале Дятлова. Я хочу рассказать историю, которая произошла в том же городе, тоже зимой, но тремя годами позже. Возможно между ними и нет никакой связи - боже упаси принять схожее за сущее - но история эта не совсем обычная, она подтверждается рассказами очевидцев и косвенно, одним единственным документом - милицейским протоколом.

            И так, приступим. Ульяна Агаповна Куркина перед самым Новым годом вышла на пенсию. Всю свою жизнь она отработала на электроламповом заводе упаковщицей, попробуем заглянуть к ней в душу.
            Жила Ульяна Агаповна в старом кирпичном доме, в угловой мансарде и из её окна была видна вся улица, вплоть до городских бань, за ними уже начинались  густые хвойные леса. Дома на ней были все как на подбор из тёмного прокопчённого годами кирпича, 4-5 этажные. Ульяна Агаповна любила стоять у окна и смотреть с высоты на прохожих особенно метельными вечерами, когда только-только зажигались фонари, а сверху сыпало снегом, словно мукой из дырявого решета. В мансарде всегда было тихо, и за это женщина любила свою уютную 28- метровую комнату со скошенной крышей и кирпичной трубой в углу от камина на первом этаже.

         Жизнь, в общем-то, уже прошла, ни мужа , ни детей не предвиделось, а если какая женщина и доживала до 50-лет старой девой, обычно уже этот статус не меняла. Мы конечно не утверждаем, что Ульяна Агаповна была старой девой, но с большой долей вероятности, это так. А после 50-ти, человек, мужчина или женщина,  порой даже сам себе не признаётся в том, что, потихоньку начинает готовиться к самому худшему.

         Как-то в один из таких вечеров (если мне не изменяет память, в середине января), она стояла, накинув на плечи шаль и наблюдала сверху за серым  потоком, обесцвеченных сумерками людей. К девяти вечера поток иссяк, и только фары редких машин продолжали ещё блуждать в метельной мгле. Ульяна Агаповна, хотела уже уйти и как всегда сесть в кресло с вязанием, когда её внимание привлёк странный автомобиль, который остановился у подъезда. Из него вышел человек, похожий на военного и не спеша вошёл в подъезд. Ещё через несколько минут в дверь позвонили. Барсук Андрей Юрьевич, куратор морской академии, так назвался вошедший, бледный морской офицер с кортиком на ремешках.. "Как на параде",- отметила про себя женщина, ни минуты не сомневаясь что капитан ошибся. Однако последующие события показали, что это не так; вежливых слов у куратора для Ульяны Агаповны больше не нашлось, а всё дальнейшее вообще повергло её в шок.

  - Ты, старая рухлядь, поступаешь в распоряжение G-ведомства. Мы сканировали твой мозг, и ты одна из немногих кто нам подходит. Будешь работать в качестве блока формирования информации (БФИ); какой, тебя не касается, Что от тебя требуется: держать язык за зубами, не задавать вопросов, ибо априори они все глупые.  Теперь ты  боец на передовой, а согласия бойцов никто не спрашивает.. Информация  придёт в виде цветных символов, сбитых в смысловые ряды, она будет проходить через твой мозг постоянно, столько, сколько потребуется, но ты быстро привыкнешь, вреда и больших неудобств не возникнет. Внимания на неё не обращай. Для твой защиты и блокировки помех к тебе будет приставлен  Юм, он же будет выполнять роль резонатора. Больше тебе, старой перечнице, знать не положено... И последнее: к врачам не обращаться, алкоголь не принимать, кислое не есть, в милицию не ходить. Юма будешь выдавать за мужа.

     Всё это моряк быстро проговорил блеклым тихим голосом, но Ульяна Агаповна была крайне изумлена и напугана, она покосилась на его кортик и решила не перечить морскому командиру. Вполне возможно, что таким грубым наскоком куратор  хотел сломить волю пожилой женщины и ему это удалось. После всего сказанного морячок подошёл к розетке, сунул туда два пальца и  несколько даже повеселел от этого, а на его щеках заиграл свежий румянец; правда свет в комнате замигал и стал тусклым. Через некоторое время, капитан "отлип" от розетки и бодро прошагал к выходу, а свет в мансарде восстановил свою яркость.

             После всех этих событий пожилая девственница повалилась на тахту и заплакала, а наплакавшись, незаметно для себя уснула. Картинки, точнее символы в её голове пошли прямо во время сна, на некоторые она с любопытством смотрела, другие проскакивали с большой скоростью и рассмотреть их не было возможности. Тут надо пояснить что это "кино" она видела только когда были закрыты глаза. При открытых глазах они, видимо, проносились незамеченными. Удивительно, но все они были нарисованы красной сангиной, без текста или каких-либо пояснений. Иногда это были силуэты людей или растений, иногда какие-то странные механизмы со множеством трубок, чем-то напоминающие искусственное сердце. Правда однажды промелькнул чёрный прямоугольник с большими белыми буквами, то ли Атман было написано на нём, то ли Альтман, Ульяна Агаповна не успела разглядеть.


 - Юм.

 Отрапортовал он по-военному и улыбнулся.

 - Прибыл для выполнения задания.

Мужчина был моложав и очень красив, в чёрном пальто и каракулевой шапке, в руках держал небольшой  чемоданчик. "Как же я с таким жить-то буду - запаниковала Ульяна Агаповна,- ведь ему ж наверное всяко..это..нужно, а мне оно и даром не хочу. Да и тахта у меня одна, что же я на старости лет с мужиком на ней  лягу!" Но Юм сразу успокоил её: "Ульяна Агаповна, моя кровать вот здесь - он показал на свой чемоданчик, - так что я вас не стесню".
  "А что у него интересно в чемоданчике, сервиз от первой жены?..Да уж не женат ли этот хлюст, а то потом хлопот не оберёшься".

  - Не женат я, Ульяна Агаповна и не принимайте всякую ерунду, что лезет в голову, близко к сердцу.

  "А, чёрт, догадался, - смутилась Ульяна Агаповна,- прямо мысли читает".

 - А в чемодане у меня резиновый коврик и электрический провод.

"И этому розетка нужна,- подумала женщина, а вслух сказала:  А кто за свет платить будет?"

 - Не беспокойтесь, счётчик мы  по окончании эксперимента обнулим, так что Энергосбыт вам ещё должен останется.

 - И всё ж таки я стесняюсь вас, ни один мужчина, кроме батюшки покойного не видел меня раздетой..

 - И я не увижу. Я сейчас постелю коврик вон там,  за шкафом, лягу на него лицом вниз и так пролежу до утра, а вы занимайтесь своими делами: одевайтесь, раздевайтесь, пейте чай, - делайте всё как вам удобно.

Перед сном упаковщица, любившая полежать в горячей ванне,  решила что и на этот раз не будет изменять своей привычке, правда приняла  кое-какие меры предосторожности: прикрутила крепко-накрепко изнутри дверь проволокой и положила рядом с собою стамеску. Всё-таки мужчинам веры нет, говорить они могут одно, а сделать совсем другое и примеров тому пруд пруди, справедливо считала Ульяна Агаповна. Из ванной вышла разомлевшая, в жёлтой полосатой пижаме и с накрученным полотенцем на голове. Юм уже лежал за шкафом в голубоватом облаке разрядов, в бесстыдной позе, приспустив брюки и оголив крепкие мужские ягодицы. Чуть выше их, прямо в позвоночник красавца, была вставлена вилка и проводом,  с другой такой же вилкой, подсоединена к розетке в стене. В комнате пахло озоном. Приблизиться к постояльцу женщина не решилась: а ну как шибанёт током!..Она только перекрестилась, опасливо глядя на это чудо и залезла на свою тахту под ватное одеяло.
          А картинки в её голове всё шли и шли, с появлением Юма скорость и плотность передачи их усилилась, и действительно никаких неудобств они женщине не доставляли, на них вообще можно было не обращать внимания, если не сводить глаза вверх к переносице...вот только Юм, как бухгалтер всё время бормотал во сне пяти и шестизначные цифры.

          Утром Ульяна Агаповна проснулась от звука  закипавшего чайника (был у неё такой чайник со свистком). На столе её ждала овсянка, варёное яйцо и белый хлеб, намазанный маслом, и  это всё успел приготовить Юм, а самое главное он каким-то чутьём догадался, что именно так она всегда и завтракает. Впрочем, то что новый жилец читает мысли, Ульяна Агаповна убедилась уже накануне. А что замужем не так уж и плохо решила старая девственница, глядя припухшими со сна  глазами на крепкий мужской торс Юма, повязанный её фартуком в красный горошек.  Днём Юм не отходил от женщины ни на шаг: он помыл посуду, наточил ножи, подмёл пол на кухне, вынес мусорное ведро и сделал много ещё других полезных вещей. После обеда они пошли в магазин за продуктами, по дороге Ульяна Агаповна то и дело ловила женские взгляды, то удивлённые, то завистливые, а порой и злобные. Кажется, ни одна встречная дама не была равнодушна к такому красавцу..и к такой несправедливости. Мужчины же наоборот всё внимание обращали на Ульяну Агаповну и  не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что  что-то здесь не так, вот и Ульяна Агаповна подумала: то-ли мужики ослепли, то-ли я помолодела; а соседка у подъезда шепнула ей на ухо:

  - Уля, это кто с тобой?

 - Муж.

  - Где ты его нашла? Импозантный гусь..
Упаковщица ей ничего не ответила и с Юмом под ручку прошла мимо. В конце концов почему у неё не может быть мужа? Если у женщины есть всё, что положено иметь женщине, то, извините, и мужчина приложится. Правда то, что имела Ульяна Агаповна как женщина, было ещё не испытано в деле и это, как ей казалось, её несколько обесценивало, но не обязательно же кричать об этом на всех перекрёстках, тем более докладывать Юму.

          Хотя первые дни Ульяна Агаповна и затаилась, но после недельной жизни с Юмом расцвела, ласково называла его Юмушка и нежно прижималась к мужчине своими выпуклостями. Если семейное счастье свалилось  с неба, этим надо пользоваться: "Хватит, натерпелась, всю жизнь без мужика, я со своим терпением вон на какую гору влезла, а ведь пока молодая была вроде и не заметно: потерплю - поплачу, потерплю - поплачу, так год за годом и летели в никуда. Кто знает - тот меня поймёт!"

Был у Юма  один немаловажный плюс: Резонатор не только не ел обычную пищу, он не ел ничего вообще, следовательно для маленькой пенсии Ульяны Агаповны угрозу не представлял, а раз человек не ест, значит и не создаёт по утрам очередь в туалет, к тому же он и не потел, носки у него абсолютно не пахнут.  Да, ещё и ванну не занимает, ибо боится что в розетку над попой затечёт вода: про последнее Ульяна Агаповна уже догадалась сама. Ко всему прочему, Юм  был вежлив, предупредителен, следил за её питанием, называл Ульяну Агаповну всегда по имени-отчеству, взял на себя всю домашнюю работу, спал на своём коврике,  не пытался залезть к ней ночью на тахту и даже не подглядывал, когда она переодевалась. А если быть честным, то не подглядывал вовсе, хотя старая девственница и проверяла: специально расстёгивала на халате две пуговицы. Правда это её и  обижало:  "Что же я для него уже и не баба?.. Наверное неопытен он просто, стеснительный, - вздыхала она, - такой же как и я".  А вот мускулистый мужской торс наоборот очень даже  нравился Ульяне Агаповне, и она не упускала случая чтобы похлопать Резонатора ладонью между лопаток. Картинки? А что картинки, они шли своим чередом и давно уже не отвлекали внимания женщины. Если для науки надо потерпеть, она потерпит.

    Пару раз приходил таинственный капитан , Ульяна Агаповна при нём сильно робела, но вскоре поняла что у того на уме только одно - сунуть пальцы в розетку и минут на десять "прилипнуть" к ней, а потом так же молча исчезнуть в метельной тьме ночи. Правда с Юмом у них были какие-то секреты, они перекидывались  фразами на непонятном языке. В такие минуты упаковщица напрягалась и краснела, ей казалось, что говорят они про неё что-то нелестное.

            Надо сказать, что старую девственницу давно подмывало посмотреть как там у Резонатора спереди всё устроено. Если сзади в попе нет дырочки ( а её и не было это она уже поняла), то что же тогда спереди?. Улучшив  момент, она выкрутила ночью пробки, прокралась  к Юму и, перевернув красавца на спину, посветила "туда" фонариком, увы, её разочарованию не было предела:  спереди был только небольшой твёрдый выступ, она даже надавила на него большим пальцем.."Боже мой!..Это что? Этим только орехи колоть",- пробормотала обескураженная женщина..На это сонный мужчина разразился потоком пятизначных чисел, но глаза так и не открыл. Ульяна Агаповна  в исступлении  было замахнулась на него рукой...но, опомнившись, залезла на свою тахту и до утра не могла уснуть. Она даже подумывала, а не отключить ли этого прохвоста и голодранца от электричества на всю ночь, чтобы знал как в мужья набиваться, но, вспомнив про таинственного капитана, решила не связываться с дураками. Однако,  к утру неожиданно для себя сообразила: что даже в таком,"усечённом" виде, Юм ей люб. В конце концов, детей она родить уже не может, а у мужчины ведь есть ещё и пальцы, озарила её мысль, и не далее как вчера, он своим указательным пальцем поковырял у Ульяны Агаповны в больном зубе и..боль прошла!  И, несколько успокоенная, женщина наконец смежила веки.

   

     Шли дни, упаковщица уже значительно привязалась к Юму и даже начала строить планы: что, мол, летом можно на участке в два раза больше картошки посадить, Юмушка возьмёт на себя всю физическую работу, он сильный, а она, на рынке излишки продаст, копеечка в семье не лишняя будет и, убаюканная этими планами, Ульяна Агаповна даже начала вязать Резонатору свитер и в шутку иногда подсмеивалась над ним:

  - Ты мне муж, Юмушка, а в паспорте это не прописано...недостаток надо бы исправить.
 
На что Юм вежливо отвечал:

 - На это, Ульяна Агаповна, пока нет разрешения, да и паспорта у меня тоже
нет.

 После такого ответа женщина негодовала, на морского капитана, который, пользуясь своей властью,  мог бы выдать человеку документ, но по каким-то причинам не делал этого, разве что генералу пожаловаться. Были и забавные случаи, например, Юма нельзя было послать в магазин даже за хлебом: выяснилось, он совершенно не разбирался в деньгах, да что там деньги, даже такой простой вопрос сколько тебе лет, ставил Резонатора в полный тупик и недоумение. Конечно хорошо, считала Ульяна Агаповна, если человек не пьёт, не ест, не портит воздух в квартире и даже не задумывается о пенсии, но как скажите с таким выйти в люди, если он даже не знает сколько лет ему  от роду!..Ребёнок в детском саду и тот знает. Но даже и не это главное, а главное то, что у Резонатора нет паспорта и получить его при таком раскладе возможности не представляется. А из этого вытекает много чего неприятного и это неприятное не заставило долго себя ждать.

                Однажды зимним вечером Ульяна Агаповна услышала на лестничной площадке перед дверью какой-то шум и голоса,  затем в прихожей раздался звонок. Женщина посмотрела на Юма и спросила одними губами открывать ли ей дверь. Квартирант  побледнел и как был в одних кальсонах и майке кинулся на балкон. "Куда, разобьёшься!"- заголосила упаковщица, хватая руками воздух..В дверь уже яростно стучали не только кулаками, но и ногами, и доносились крики: " Открывайте, участковый, проверка документов!" В комнату ворвались трое, запорошенные снегом: двое в тёмно-синей милицейской шинели с красными погонами и сапогах и ещё один в штатском - в коричневом пальто с каракулевым воротником, чёрной кубанке и белых бурках; из-за их спин выглядывала испуганная соседка, в спешке накинутом платке..."Ага, - начал тот что в форме, толстошеий, усатый, похожий на борова, - сигнал нам,  гражданочка, поступил, что у вас  тут люди незаконно, без прописки, проживают с вашего, так сказать, согласия и разрешения, тунеядничают, пользуясь попустительством и пороками некоторых"... Пока он это всё выговаривал, с каким-то гадким коверканьем слов, остальные рассыпались по комнате и начали осматривать потайные места: открыли шкаф, заглянули под тахту, в туалет, в ванную. Соседку в квартиру не пустили: велели идти домой и "держать язык за зубами".  Ульяну Агаповну словно окатило ледяной водой из проруби: она растерянно топталась на месте, крутила пуговицу халата и от волнения ничего кроме мычания выдавить из себя не могла. "Кто ещё с тобой проживает?"- уже грубо наседал Боров.. "Никого, одна я тута"- перепуганная женщина старалась не смотреть ему в глаза, ибо не умела врать. А те двое, внимательно изучали электросчётчик. Тот, что в штатском, крикнул женщине:

 - Самогон по ночам гоните? Почему электричество столько расходуете?

 - Да что вы, я и вино не люблю..не то что эту гадость, а так если рюмочку по праздникам...

 - Ну-ну..А вот соседка говорит не одна ты тут торжествуешь.

 Лицо и щёки Ульяны Агаповны от этих слов покрылись красными пятнами, к тому же она всё время думала разбился или нет Юм, упав с четвёртого этажа, может снег как смягчил. А то что он упал, она не сомневалась, балкон-то самым внимательным образом уже осмотрели проверяющие. Что ж они ему паспорт-то не выдали..попу к розетке подключить ума хватило, а без документа ни в Загс с ним не пойдёшь, ни теперь из морга не заберёшь..
Но усатый не дал ей додумать, он подошёл вплотную и неожиданным резким движением, стал больно выворачивать  женщине руку, а второй свободной ударил пенсионерку по лицу, от чего на щеке у Ульяны Агаповны появился лиловый синяк. Тут же к ним подскочил другой милиционер, худой и вёрткий, вдвоём они повалили несчастную женщину на тахту и пока первый держал её за руки, второй ловко оседлал и стал хлестать упаковщицу по ягодицам и по спине вдвое сложенным электрическим проводом. Ульяна Агаповна, задыхаясь от боли кричала и умоляла отпустить её.."Что, говоришшшь, одна живёшь, а это чтооо?!" - Худой сунул ей под нос резиновый коврик Юма

  - Это что, я спрашиваю?..Знакомо тебе имя Юм?..Кто Резонатор, кто принимающий контур?!. Кто куратор? Как выявляли фактор транскрипции?

Понятно, что на одни вопросы Ульяна Агаповна ответить  не могла, а на другие не желала, чтобы не выдать Юма, и худой принялся с новой силой  хлестать  женщину и тут же на ходу, не прекращая избиений, отдавал короткие, лающие команды третьему, в штатском:

 - На балконе ещё раз посмотри, трубу каминную простучи, да магнитное поле замерь, может там где вход есть.

Ульяна Агаповна так и не поняла кто у них тут главный, то один, то другой принимали командование на себя и остальные подчинялись. На какое-то время истязатели оставили несчастную песионерку в покое и переместились в прихожую, где зачем-то надорвали обои над выключателем, а потом принялись  перетряхивать старые вещи и всякий хлам из двух, стоящих там шкафов. В одном из них нашли большую картонную коробку, доверху набитую новенькими лампочками в заводской упаковке. Ульяна Агаповна обмерла, лампочки эти она носила по одной с завода, надеясь что когда выйдет на пенсию, не придётся покупать. Воровала?..Несомненно. Но кто не тащит со своего предприятия, хоть болт, хоть гвоздь - только глупый!..Да и воровством это не считается, оно как бы своё. Вот Ульяна, сидеть теперь тебе в тюрьме на старости лет - какой позор!..Кажется беда неотвратима, но  к её удивлению милиционеры лампочками не заинтересовались, да посмотрели, да подержали в руках, о чём-то меж собой погутарили, да и задвинули коробку обратно в шкаф.

          И тут произошло одно странное и ничем не объяснимое событие, которое до крайности поразило Ульяну Агаповну: усатый, стараясь быть незамеченным, сунул два пальца в розетку и..повеселел, свет в комнате сразу замигал и стал тусклым. Худой грязно выругался, воровато оглянулся на пенсионерку и потребовал "прекратить пикник". Да-да, он так и сказал: "прекратить пикник", да и не мог сказать по-другому, чтобы не выдать товарища. Ульяна Агаповна сделала вид, что ничего этого не видела. Наконец её, как мешок картошки приподняли за воротник халата, оторвав при этом его наполовину, и вывели в коридор. Бедная женщина покорно шла за своими мучителями, думая только об одном: что же  мог натворить квартирант, если его ищут такими силами.

 - Куда меня?

 -  Судить тебя будут, Агаповна за сокрытие и как пособницу..генерацию за полгорода расходовала - деньги-то всё народные! А ты думала в санаторий отправляем? Дело тебе сошьём, да такое, что будь здоров, внуки твои правнукам о нём  с ужасом расскажут. И в несознанку с нами играть не позволим - в КПЗ пока посидишь. До суда.

                В накинутой на плечи истёртой кроличьей шубе и шлёпанцах на босу ногу, Ульяна Агаповна медленно начала спуск с четвёртого этажа, поддерживаемая с двух сторон странными людьми в милицейской форме. Если бы не они, она наверное бы уже упала на пол - ноги совсем не держали пожилую женщину, пережившую такое нашествие. Третий, в штатском, шёл, точнее сказать, крался, впереди на полпролёта лестницы контролируя обстановку. Но тут внизу громко хлопнула входная дверь и какие-то люди, тоже в милицейской форме, топоча подкованными сапогами начали подниматься по ступенькам вверх. Вся троица растеряно остановилась, переглянулась и, когда шедший первым, в штатском, установил этих поднимающихся, а потом шёпотом произнёс загадочное слово -"Ареф" - вся эта троица, неожиданно оставила Ульяну Агаповну и кинулась к окну в подъезде. В течении нескольких секунд, "милиционеры",  на глазах почти потерявшей рассудок Ульяны Агаповны, выпрыгнули из окна четвёртого этажа в темноту ночи, сметая снег с подоконника полами шинелей. А бедная женщина, избитая и потерявшая от побоев последние силы, упала на цементный пол под батарею и лишилась чувств. Вся эта сюрреалистическая картина настолько быстро промелькнула перед глазами Ульяны Агаповны, что позднее, вспоминая  детали для милицейского протокола, она думала уж не приснилось ли ей вся эта неправдоподобная белиберда, уж не навёл ли кто на неё какие чары, чтобы показать то, чего на самом деле вовсе и не было...

       Объяснительная об этом происшествии, зафиксированная протоколом за № 79, была на редкость лаконична и глупа. Точнее она ничего не объясняла, а наоборот уводила следствие в сторону. 
                "Я, лейтенант  Корица, мл. сержант Крапивин и рядовой Тарасюк прибыли по вызову на ул. Энгельса, дом 4/5 в 22.06 по вызову гражданки Ряскиной А.С. В подъезде указанного дома, на четвёртом этаже, нами была обнаружена гр. Куркина Ульяна Агаповна в бессознательном состоянии. Придя в себя, гр. Куркина У.А. рассказала, что незадолго до этого была избита в своей квартире тремя неизвестными в милицейской форме, которые в последствии на её глазах, якобы выпрыгнули из окна подъезда на четвёртом этаже. Место предполагаемого происшествия и прилегающая территория были тщательно осмотрены, в т. ч. с розыскной собакой, но никаких следов банды  обнаружено не было. . Полагаю, что потерпевшая получила травмы в результате самостоятельного падения с лестницы. Ссылки на то, что нападавшие выпрыгнули в окно четвёртого этажа не подтверждаются свидетелями и осмотром места происшествия. Дальше стояло число и подпись:                Ст. лейтенант М.Р.Корица".
                Таким образом заявлению Ульяны Агаповны движения не дали, а факты проигнорировали..и, самое главное, была упущена возможность установить, кто были все эти странные личности.

От себя добавим: всем известно, что если человек падает с большой высоты, то он либо убьётся насмерть, либо получит тяжёлые увечья. Ни того ни другого в данном случае не произошло. Резонно предположить или странные милиционеры почему-то не упали из окна на землю или Ульяне Агаповне всё привиделось..но кто же  тогда битый час издевался над упаковщицей?!


           Пенсионерку сразу же отправили в травмпункт, где она понюхала нашатыря и смазали раны йодом, а потом на милицейской машине, так как время было позднее, отвезли обратно домой, напутствуя словами: голову бабушка при падения берегите, а то и не такое привидится. Когда измученная пожилая женщина оказалась в родных стенах с голубыми обоями, она сразу почувствовала внутренние перемены: картинки в её голове пропали напрочь, возможно они пропали ещё раньше, просто у неё не было возможности это заметить, одним словом, информационное поле было нулевым; к тому же за время её отсутствия исчез из комнаты резиновый коврик, чёрный чемодан Резонатора  и шнур с двумя вилками, которым негодяи недавно избивали женщину. Может конечно это всё унесли с собой лжемилиционеры, пожилая женщина уже плохо помнила, но возможно их забрал и сам Юм, каким-то образом появившись в квартире в её отсутствие. За последнее говорит и то, что электросчётчик действительно был обнулён как и обещал капитан, а на подоконнике между горшками с цветами лежала новенькая, ещё пахнувшая типографской краской, сторублёвка.

          После всего пережитого у Ульяны Агаповны стала трястись голова, она долго болела, плохо спала (иногда даже не раздевалась), перестала за собой следить, часто вздрагивала от резких звуков, а когда просыпалась по ночам, всё смотрела туда, за шкаф, где обычно на своём коврике коротал ночи Юм..и, не найдя его, плакала; недовязанный свитер валялся в кресле вместе со спицами и клубками шерсти. Когда-то давным-давно упаковщица, тогда ещё молодая девушка видела фильм, где одни разведчики следили за другими разведчиками, и сейчас она решила, что нечто похожее произошло и тут, в её квартире. По утрам она вставала со своей тахты измученная, невыспавшаяся, шла на кухню, варила овсянку, а потом ставила стул у окна, садилась на него и, как была в грязной ночной рубашке, так и сидела до обеда,  безразлично смотря на людской поток внизу. Иногда начинала раскачиваться на стуле, бубня себе под нос что-то вроде: "Бежит ручей течёт ручей, гляжу лежит мужик ничей"...Ей часто приходила в голову мысль, что Юм её предал и сейчас живёт с другой женщиной, и проделывает с ней то же, что проделывал недавно с ней, тогда она шумно вздыхала, бесцельно бродила по комнате, отказывалась от овсянки, а вместо кофе пила только кипячёную воду - её душила ревность.

                Все знают что тело это некая  оболочка набитая кишками, костями и кровью; оно конечно может доставить некоторое удовольствие своему владельцу, но мало кто догадывается, что тело это ещё и таинственный инструмент, и если он не заиграл, значит рядом просто не было мастера. Да что там тело, даже когда она по утрам просто видела мужественный торс Юма, заботливо готовившего ей на плите завтрак, от корней волос, до кончиков пальцев Ульяны Агаповны проходила сладкая волна электричества, такого с ней не было никогда раньше. И потом весь день всё к чему бы она не прикасалась било её током. А когда дело у них доходило до любовных игр, то Ульяна Агаповна ощущала тысячи маленьких пузырьков у себя внутри, они поднимались кверху, щекоча, лопаясь, доставляя ей неземное блаженство, лопнувшие пузырьки образовывали ещё более маленькие, и те в свою очередь лопались ещё и ещё и всё это заканчивалось мощным электрическим разрядом между ней и Резонатором. А после, они хохотали и катались по тахте как маленькие дети, и Ульяна Агповна чувствовала что ей не 55 лет, а..наверное 15..так ей было хорошо. А хорошо ей было, потому, что Юм и был тем самым мастером, о котором сказано выше. Несколько дней назад она  начала  было делать записи об электричестве вообще, и о влиянии тока на здоровье человека в частности, и даже написала первую строчку: "Электричество - это когда нет замыкания и горят все лампочки в доме"..но дальше продолжить не смогла по причине сильных головных болей.
 Всё это сейчас вспоминала Ульяна Агаповна, глядя как на людишек внизу падает снег... она не понимала кто и зачем разрушил её маленькое семейное счастье, ведь в этой проклятой  жизни  и так отпущено его по крупицам: отпуск раз в год, 8-е марта и поздравительная открытка от заводской администрации, ну и ещё немного по мелочи. Никогда ни один мужчина не прикасался к ней, не любил, не ухаживал, не дарил цветы, и только Юм сделал то, что должны были сделать мужчины, он сделал её женщиной! "Ульяна Агаповна вам чай или кофе?..Мне, Юмушка, чай с лимончиком. Нельзя вам кислого, Ульяна Агаповна, я  лучше с медком сделаю"..
         Боже, пошли счастья всем женщинам на земле, а мне теперь уже ничего не надо.
 


Рецензии
Написано классно! Вопросов, конечно, много оставляет, но и в этом есть своё удовольствие.

Артем Фатхутдинов   05.12.2018 13:26     Заявить о нарушении
Спасибо, Артём. Буду и дальше стараться)

Юрий Тихвинский   05.12.2018 20:03   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.