Что мы видим?

Юрий Пахотин
Что мы видим?
Когда я был маленьким, мы жили в небольшом северном городке. Дом наш стоял  в нескольких шагах от   детского садика и утром  я всегда смотрел в окно, чтобы увидеть – кто из воспитателей сегодня работает.  У нас в группе их было две -  Нина Константиновна и Лера Николаевна. Звали мы их на своем языке Ника и Лека.

Все мы любили  Нику. Казалась она нам  такой доброй,  красивой, веселой, одним словом - сказочной феей. И когда была ее смена, я бежал в садик с радостным ожиданием всяких чудес. Лека ничего плохого мне не сделала. Она меня даже ни разу не наказывала, хотя я не был паинькой. Но она казалась мне какой-то тусклой, невзрачной, скучной  и холодной. Наверное, в садишном возрасте я таких слов не знал, но чувствовал, что она  не любит не только нас, а вообще детей. Мы ее раздражали самим фактом своего существования. Сухим, без всяких интонаций голосом она поминутно только и говорила «не»: не бегайте, не кричите, не кидайте.

А потом мы переехали жить в большой город.  Прошло  много лет. Постепенно стерлись из памяти  и  наш северный городок, и садик. И вот однажды, совершенно  случайно, я наткнулся на старый родительский альбом. И в нем, кроме прочих,   были  вклеены  с  десяток фотографий  с моего  новогоднего утренника в детсаду.
 
Снимки были любительские, очень плохого качества, да еще и  пожелтевшие от времени.  На  каких-то  из них вообще невозможно было ничего  разглядеть, на других видны были только  елка  и размытые фигурки детишек в костюмах зайчиков и снежинок.  Но одна фотография, была, видимо, сделана профессионалом. Она была большая,  на весь альбомный лист.  На ней в центре стояли  наши Ника и Лека, а перед ними  на маленьких стульчиках  сидели мы  - вся  наша детсадовская группа.
 Я смотрел на эту фотографию  и не верил своим глазам. Любимая наша Нина Константиновна,  оказывается, была полноватой,  высокой,  и,  из-за этого сутулой дамой, с лицом,  на котором выделялся  длинноватый  мясистый нос, гладко зачесанными  волосами, собранными в жиденький хвост, крупными руками. А  Лера Николаевна  была просто красавицей. Миниатюрная  фигурка, короткая, модная и сейчас стрижка, большие глаза, губки бантикам - она была из  тех женщин, на которых оглядываются все мужики.
Меня это потрясло. Я до сих пор не могу понять: так что же происходит с нами при взрослении,  и какое  зрение  «правильное»?


Рецензии
Невольно вспомнил своё детство и своих бабушек. Одна пекла хлеб в русской печи, который называла ковригами, такой вкусный и ароматный и рассказывала мне сказки, а я уютно устроившись на печи, затаив дыхание их слушал. Другая жила рядом в городе и часто сидела со мной, когда родители были на работе или уходили в гости или кино. Бабушка закрывала меня на кухне, когда я своими шумными играми мешал ей дремать на диване и выпускала перед приходом родителей. Я был мал и не мог разумеется поведать о большой любви ко мне. И вот однажды, глотая слёзы обиды, стоя перед закрытой дверью, я взял с кухонного стола нож и стал стучать им по стеклу двери, требуя свободы. Когда пришли родители, бабушка вдруг прослезилась и рассказала о случившемся и заявила, чтобы больше на её помощь не рассчитывали, она со мной никогда не останется, что растёт бандит и чуть не зарезал родной внучёк свою бабушку. Сейчас когда я посещаю кладбище я прихожу только к той, с кем мне было хорошо.

Владимир Северский   28.04.2020 19:18     Заявить о нарушении
Владимир, спасибо за эту потрясающую историю. Как все-таки врезаются в память эпизоды из детства, в которых столкнулся с несправедливостью или жестокосердием взрослых. Удачи! С уважением и признательностью,

Юрий Пахотин   29.04.2020 08:55   Заявить о нарушении
На это произведение написано 85 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.