Жилистый

        Маленький,  худой   Серёжка    Соловьев   в   детстве   часто  болел, пропускал уроки,  а мальчишка был способный, памятливый,  и  учитель   русского языка  и литературы,  мудрая  и строгая Тамара Ивановна   сказала   ему  после очередной болезни:
-  Сережа!  Поставлю тебе за четверть маааленькую  троечку.  Столько уроков  пропустил из-за болезни!  Тебе не надоело валяться в кровати с температурой и  больным горлом?  Закаляй свой организм,  обливайся  холодной водой, займись   спортом.

Тамару Ивановну уважали все ребята, и Серега последовал ее совету.
 
   По утрам он каждый день  теперь   делал зарядку, а потом  в ванной   закрывал глаза и минуту стоял под  холодным душем. Дальше больше   - стал заниматься в спортивной секции, начал ходить в бассейн  и научился  хорошо плавать.   Позже наращивал мускулы, посещая качалку.  Мать нарадоваться не  могла на своего сына –  из хлипкого болезненного парнишки вырос красивый  здоровый парень. Вот тогда-то и получил свое прозвище Серега,   и  прилипло оно  к нему, что  ребята    только так и звали   его – Жилистый.
 
     И  учился   Серега  хорошо  и  дома матери помогал в булочную сбегать, в квартире пол помыть. В  школе у него появился большой интерес  к  информатике.  В старших классах  он  уже   из   старых  частей собирал компьютеры,  и   работали они – будь здоров, как новенькие!    Серега  сам  составлял программы    и   делал сайты.  После окончания школы   парень  легко поступил в  престижный технический вуз  и с  увлечением стал  заниматься.    И   вдруг  на втором курсе,   как гром  с  ясного неба  -  болезнь!    У парня стала нестерпимо болеть голова, он стискивал зубы от боли, чтобы не беспокоить мать, ворочался в постели, потом  глотал таблетки и запивал из-под крана водой. 
 
     Голова стала болеть и на лекциях –  внезапно, словно обручем,   давила  голову  боль  и становилась невыносимой.   Когда проходил очередной приступ,      Сергей  покрывался  холодным потом,   и долго  еще  звенело  в  ушах…
 
     Мать заметила   неладное   и  отправила сына в больницу. После обследования врачи поставили диагноз  - опухоль головного мозга.    Каким это было ударом для матери, вырастившей сына без отца!   Сына, которого она любила без памяти!
Но духом падать   Нина Петровна  не стала.    Сама ходила   с  сыном   по врачам, просила спасти Сергея.  Все  сбережения отдала мать на консультации  у  специалистов  и разные обследования.
 
     Сергею сделали операцию   в  крупном   онкологическом  центре.    И,  как оказалось,  вовремя. Правда, после длительного лечения пришлось расстаться  со спортом  и  шапкой волнистых русых волос.      Но главное, он остался жив. И парень   радовался жизни,   как ребёнок.  С   трудом, но  плавал  в бассейне, хотя   уже   не мог   за сорок пять секунд  проплывать всю дорожку от начала до конца, все двадцать пять метров.  Но он не сдавался,  а    чтобы   мускулы   не   одрябли, занимался гантелями.   Мать просила:
 - Ради бога, осторожней сыночек! Брось ты эти штуки, поберегись! – а   он отвечал с улыбкой:
-  Ну, что ты мама. Я же совсем здоровый. Смотри! – и снова поднимал руки вверх вместе с гантелями.   И компьютер не бросал, а   каждый день сидел за ним по вечерам, составляя очередную программу.
 
   А в хорошую,  ясную,   нежаркую  погоду уезжал  за  город  на электричке  и  гулял  в  сосновом бору.  А   то  бродил по  берегу   Бердского  залива и  наблюдал  за  игрой  облаков, сидел на берегу  с  удочкой,    потом  ел заготовленные  матерью  бутерброды  и  к  вечеру возвращался  домой  хорошо  отдохнувший.
 
    Институт   временно пришлось оставить   –  надо  было оклематься после болезни.  Сергею   дали  группу инвалидности, но  кроме пенсии    Жилистый   сам  зарабатывал  деньги  компьютерной помощью.  Добираться   к   клиентам     было  тяжело,  и  пришлось  брать  в кредит подержанную иномарку, но в хорошем состоянии. И через полгода  у  Сергея   уже появились постоянные клиенты.   А еще через  полгода  он  приобрел участок  для строительства дачи. Очень уж  хотелось  Жилистому  летом  жить на свежем воздухе в любимом месте, неподалеку от  залива,  куда он теперь ездил на собственной машине.

А вот с девушками было никак.
 
   В двадцать лет  так  хочется  радоваться жизни и  любить!   А Сергей -  симпатичный  парень. Особо хороши   у него   глаза – светло-зеленые,  словно стеклышки от  бутылки.  Живые, выразительные,   они   светятся    умом и  удалью.  Его взгляд  раньше сразу цеплял девушек,  а  ему  очень   нравилась  девочка с их  курса   - Женя Смирнова.   Ему нравилось в ней всё:  нежное  имя, длинные,  светлые шелковистые волосы,   стройная фигурка,  голубые  глаза  и маленькие  полные ножки  в тонких колготках и изящных ботиночках.

      С  высшей   математикой   у  Жени  не  всё ладилось,  и  он иногда растолковывал перед сессией трудный материал лекций  и исписывал доску формулами,  когда она сама просила его помочь.  Несколько  раз   они  ходили  в  кафе и на дискотеку, где Женя  танцевала отлично, и  Сергей  тоже старался не ударить в грязь лицом, а после дискотеки  провожал её до  дома –  старой пятиэтажки на   Хилокской улице.   И как- то раз, прощаясь,   не выдержал   -   прижал Женю  к себе и  поцеловал  в  приоткрытые полные губы. Она не сопротивлялась – ей тоже нравился этот симпатичный сильный и умный парень,   и   она  ответила на поцелуй.   А когда узнала от однокурсников, что его положили  в  больницу,   даже не позвонила ему,  испугавшись страшного диагноза.

Вот  такой мимолетной оказалась    едва зародившаяся любовь  со стороны Евгении. Труднее оказалось Сергею забыть  эту милую девушку с нежным именем и пухлыми чувственными губами. Она приходила к нему во сне в его грезах, а просыпаясь, парень скрипел зубами, оттого что нежное видение исчезало. К  нему подходила мать,  осторожно клала руку на лоб  и спрашивала:
- Что ты, что ты, сыночек? Опять больно? Скажи,  где болит?
-   Да ничего не болит.   Тебе показалось.  Что- то во сне приснилось, кошмар какой-то.  Иди,   спи, мама, - и  Сергей отворачивался к стене, натягивая одеяло до подбородка.

Его удачно прооперировал  самый лучший доктор   - профессор, которого боготворили пациенты. Опухоль была удалена вовремя, но ему провели еще несколько курсов химиотерапии,   и  парень выжил. Справиться со страшной болезнью  помог богатый жизненными ресурсами молодой, тренированный организм и бесконечная забота и молитвы матери…

      Однажды зимой   он  ехал   в  час  пик   на  своей  машине  от  клиента,    по  загруженной  в  это  время Станционной улице,   и  вдруг   увидел  Евгению. Она стояла на остановке  в  светлой  курточке и обтягивающих  синих джинсах и в руке держала  тяжелую  сумку.   Серега не выдержал  и остановился.
- Ты? –  удивилась она.
- Привет!  Давай садись скорей, подвезу, - сказал он и почувствовал, как вдруг застучало сердце.
 
     Женя села рядом на переднее сиденье, и   он   искоса посмотрел на  неё –  она еще больше похорошела, стала более женственной.   Пухлые губы манили к  себе,   светлые волосы выбивались из-под  серой  шапочки с   пушистым помпоном,   и  она поправляла их.    Сергей невольно залюбовался  точеным профилем девушки.  Женя  тоже с  интересом поглядывала на парня, которого считала безнадежно  больным.  И вот он  за рулем машины и так умело управляет ею.   Евгении   стало неудобно, что она ни разу не позвонила ему, а он,  наверное, ждал звонка, надеялся на встречу –  и вот встретились…

- Ты знаешь, извини меня, что  я  такая  бесчувственная оказалась. Просто страшно было видеть тебя больного  и беспомощного.
- Да ладно. Чего старое вспоминать. Тебя до дома довезти?
- Ну, если можешь, пожалуйста.
-  А ты  не торопишься? Может,  ко мне  сначала   заедем? Мать сегодня во вторую смену. Приедет поздно.
 
  Женя пожала плечами, тряхнула светлой челкой и согласилась. Сергей жил на  площади Станиславского  в уютной двухкомнатной квартире, которая досталась им от бабушки. Дом был построен давно и украшен лепниной,  это   была серая  пятиэтажка   советских  времен.  Но эти дома на площади так хорошо вписались в этот сибирский город, который Сергей  очень  любил!       Они поднялись по лестнице на третий этаж, Сергей повернул ключ в замке, и они вошли в прихожую, разделись. Сергей повел гостью на кухню, где быстренько  приготовил   бутерброды с ветчиной и сыром, напоил девушку чаем, а потом сказал:
-  Пойдем,  посмотришь мою комнату.
- Давай, показывай, - улыбнулась  она и,   очутившись в его комнате, растерялась. Столько томов книг стояло на стеллажах!  Неужели он все их прочитал? Оттого,   наверное, такой умный.  Окна  квартиры выходили прямо на площадь,   и отсюда  она была видна, как на ладони!   Вон кафе, в котором они  бывали не раз до его болезни, а  вот остановка, где всегда толпятся люди, а рядом торгуют смуглые  азиаты  вещами  и фруктами. Всё тут было  ей давно  знакомо, ведь она  родилась и выросла в этом городе и почти каждый день  проезжала здесь на автобусе по дороге  в институт.
 
   Женя  смотрела в окно и не заметила, как  подошел Сергей и крепко обнял её за плечи. Потом закрыл штору и потянулся к ее  теплым   и  нежным  губам.   И они слились в долгом поцелуе…

     И поцелуй этот был так  сладок, что  не  было слов -  только губы и руки.   Женя   не  сразу поняла, как  эти сильные руки перенесли её, словно пёрышко,  на  черный кожаный диван,  застеленный  мягким пушистым покрывалом. Сергей осторожно расстегнул ее блузку и нежно поцеловал грудь, отчего  девушка вся прогнулась под  его  ласковыми  руками.

- Люблю тебя и давно, - наконец признался он,  краснея.  И снова впился в ее губы, а она, отвечая на поцелуй,  нежно гладила кубики  его бицепсов.
-  Какой ты сильный, Сережа. А я и не знала. Прости меня.   Я была  так неправа.
 -  Да что ты! Забудь.  Я хочу тебя. Понимаешь? Очень сильно хочу,   -  и он снова потянулся к ее груди.  И Женя не выдержала и отдалась парню…
 
     Сколько  длилось  это блаженство, которое испытали оба, они не заметили, но вернувшись  из рая любви,   смутились.  У Сергея она была первой девушкой, которой он овладел.  А Женя уже имела кое-какой сексуальный опыт,   но  такое сладкое чувство испытала впервые…
Ей стало неловко, что всё это случилось с  ней  в   этой квартире с парнем, который  снова   очень нравился.   Он лучше тех двоих, которые  ее  сразу  бросили после  секса.
 
   Она лежала  в  постели  Сергея  и прижималась к  нему  всем телом,  а он  гладил ее по груди, и у нее замирало сердце от нежности.  А он снова и снова хотел ее, и она  снова дарила ему свою любовь…
В комнате становилось темно, только  в  окно  через неплотно закрытые шторы просвечивал свет от уличных фонарей.

Женя  лежала на  теплой  руке Сергея, а   он  крепко обнимал ее за талию,  и  им  было так хорошо вместе!
-  Знаешь,  давай  Новый год встретим  вместе   у нас?  Я познакомлю  тебя  с мамой, -   наконец   сказал  Сергей,   целуя  Жене маленькое,  розовое  ушко.
 -  Хорошо.  Я подумаю, - ответила   и  обняла его  за шею.
Внезапно  у  Жени в  куртке зазвонил  телефон. Она соскочила, застегивая на ходу блузку,   и босиком побежала в прихожую.
  - Алло!  Мам,  я  еще в городе. Попала в пробку. Скоро приеду.
- Ой! Мне уже пора. Дома ждут. Мама волнуется,  спрашивает,   где я задержалась, -   сказала она Сергею,  и он нехотя отпустил девушку  и тоже стал одеваться.

И через  десять  минут они уже ехали в машине среди бесконечного потока других авто.  На улице падал снег крупными хлопьями и тут же таял на дороге, превращаясь в жидкую кашу. Зима   была необычно теплой.

   Возле дома на Хилокской   Женя выскочила из машины, на прощанье,   помахав  Сергею рукой.

   На  другой день у  Жилистого  был серьезный  разговор с матерью. Нина Петровна сидела в кресле, накинув на плечи любимую кружевную вишневую шаль,   и смотрела телевизор.
- Мама,  как  ты  планируешь встречать Новый год? – спросил сын.
-Да никак не планирую. Как всегда с тобой и тетей Клавой.  А что?
-   Я хочу пригласить девушку.
- И кто она, если не секрет?
-  Женя,   моя однокурсница.
- А что же я раньше ее не видела, когда твоя жизнь висела на волоске?
- Мама, не будь так категорична. Она хорошая девушка,  и  мне  очень нравится. Пусть придет  к нам, ты сама все поймешь. А если ты не согласна, я уйду к ребятам на всю ночь.
 
 И Новый год  они встречали вместе за празднично накрытым столом, причем  Женя так хорошо помогала  готовить,  что  понравилась   Нине Петровне и  её сестре Клавдии.

А  весной молодая пара решила пожениться   -  жить больше друг без друга они не могли…
И нежно лаская своего жениха, Женя  гладила кубики его крепких мускулов и тихо ворковала:    «Милый  мой,  Сереженька, люблю тебя, люблю».
И думаю я, что всё у этого парня  получится.  Ведь недаром друзья прозвали его  - Жилистый.  А  болезнь он победил.


Рецензии
Читал этот рассказ и раньше, с удовольствием и теперь. Вы остановили его на счастливом моменте, хотя мне кажется, что не всегда так будет и дальше. Это один момент из жизни, а будут и другие испытания. Конечно хотелось бы узнать как они их встретят не спасует -ли Женя..

Каким Бейсембаев   17.10.2018 20:06     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 24 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.