Глава 2. Леди Сноуфилд

Начало - http://www.proza.ru/2017/12/28/1479

Без доброго света каретных фонарей молодому человеку сразу стало холодно и неуютно. Он нерешительно топтался перед воротами, то узнавая, то не узнавая усадьбу. Признаться, он бывал здесь очень-очень давно, в возрасте десяти лет – целых полжизни назад! Но как-то всё изменилось. Этот дико разросшийся бурьян. Эта полынь в человеческий рост. Ржавчина. Отломанная ручка калитки. Устрашающая стена крапивы, тянущая свои жгучие щупальца сквозь решётку ограды.
Наконец, молодой человек разглядел колокол, висевший у воротного столба на гнутом кронштейне. Он дёрнул за шнурок, и колокол отозвался железным надтреснутым звоном, словно был не литой, а кованый.
Подождав с полминуты, он снова дёрнул шнурок, потом ещё и ещё. Наконец, где-то за оградой в тумане скрипнула дверь, и показалось бледное пятно керосиновой лампы.
-Кто там? – раздался сильный женский голос.
-Я Генри Вильсон, - отозвался молодой человек. – Могу я видеть леди Сноуфилд?
-Генри Вильсон? – под чьими-то ногами зашуршал гравий. Светлое пятно приблизилось, и вскоре из тумана возникла фигура старой экономки. – А, так Вы молодой Вильсон?
-Да, я давно уже здесь не был. Леди Сноуфилд приглашала меня к себе. Правда, это было весной. Но у меня была практика. Я не мог приехать раньше.
-Конечно, проходите, сударь. - Экономка поставила на землю лампу и загремела большой связкой ключей.
Кованая калитка отворилась со скрипом, который показался оглушительным в этой ватной туманной тишине.  И молодой человек вошёл в усадьбу.
-А я Вас, кажется, помню, - сказал он экономке по пути к дому. – Вы миссис Томсон. А как поживает Ваш супруг? Он всё ещё работает в этом доме?
-Ох, и не говорите, мастер Вильсон. Из всей прислуги только мы с мужем и остались. Финансовые дела леди Сноуфилд после смерти её супруга пришли в упадок. Теперь она уже не может держать много слуг. Парк без садовника зарастает, да и крыша во многих местах требует ремонта. Дом слишком большой, чтобы содержать его в порядке при нынешнем положении дел.
-Отчего же миссис Сноуфилд не продаст его?
-Да кто же его купит в такой глуши и в таком плачевном состоянии? Впрочем, это уже не моё дело. Моя забота – чистота в нескольких незапертых комнатах и готовка. Думаю, ужином Вы останетесь довольны.
Между тем, молодой человек и старая экономка поднялись на покосившееся каменное крыльцо, заросшее по щелям тонкими полосками мха, и вошли в полутёмный холл. Тусклый свет керосиновой лампы и неверный трепетный свет камина были слишком слабы для такого просторного помещения. Пятна света выхватывали из темноты лишь части интерьера – то резной подлокотник старинного кресла, то угол картинной рамы. Где-то наверху поблёскивали подвески тёмной холодной люстры.
-Посидите здесь, мастер Вильсон, - сказала экономка, принимая его влажный плащ, котелок и зонт. – Вы пока обсушитесь у огня, а я доложу хозяйке о Вашем приезде. Думаю, она будет рада. У нас здесь редко бывают гости.
Мастер Вильсон присел к огню. Жар раскалённого очага был силён, но не обжигал, а жадно впитывался в продрогшее тело. Только сейчас молодой человек понял, насколько сильно он замёрз в дороге.
Иногда он оглядывался по сторонам, по блеску дубовых перил угадывал контуры лестницы, ведущие на второй этаж, вспоминал сюжет картины на противоположной стене по маленькому освещённому фрагменту.
Перед его мысленным взором то и дело проплывали унылые пейзажи вересковой пустоши и таинственные тёмные предметы, торчавшие из тумана. Но как бы это ни было неприятно, память всё время возвращала его к телу растерзанной овцы. И он поражался жестокости и безумию существа, сделавшего это.
Но вот юноша услышал приближающиеся шаги, шелест батистовых юбок. Верхняя галерея холла осветилась светом свечи. На лестнице показалась тётушка. Она была бледная, худая. Черное траурное платье ещё больше оттеняло её бледность. Огромная шаль из белой шерсти сползла с плеч до самых локтей. Пламя свечи отбрасывало на её лицо резкие тени и жёлтые круги.
-Генри, как ты вытянулся, - радостно воскликнула тётушка, спускаясь скрипучим по ступеням.
Мастер Вильсон встал и приветствовал хозяйку дома элегантным кивком головы.
-Ну, рассказывай, проказник, как ты там грыз гранит науки в своём Оксфорде.
-Да, что же рассказывать, тётушка? Как все грызли, так и я грыз. Английские законы самые запутанные на свете. Вместо чёткого логичного свода – куча указов, хартий, манифестов, написанных разными монархами в разное время, с различными целями. Но теперь, слава Творцу всё это позади. Теперь я уже бакалавр. Думаю где-нибудь в этих краях устроить свою практику.
-Пора! Пора тебе завоёвывать своё место под нашими тучами.
-Тётушка, Вы, наверное, хотели сказать, под солнцем!
-Под солнцем, милый Генри, все места уже заняты. Остались только под тучками! – леди Сноуфилд легонько и нежно щёлкнула юношу по угреватому носу. - Сегодня за ужином я тебя кое с кем познакомлю. Ты в своём Оксфорде, наверное, забыл, как выглядят настоящие мужчины?
-Я знаю немало коллег – весьма достойных джентльменов, опытных юристов.
-Ты хотел сказать, крючкотворов и бумаго-марателей. Нет, я познакомлю тебя с человеком, который при виде бешеного медведя, не станет подавать на него кассационную жалобу, а встретит его пулей и кинжалом, как и подобает истинному джентльмену.
Разговор вертелся вокруг Оксфорда и общих знакомых, но у Генри никак не шла из головы растерзанная овца. Наконец, не выдержав, он сказал:
-Сегодня, по дороге к вашей усадьбе, я видел останки овцы. Её растерзали волки.
В ответ тётушка тяжело вздохнула:
-Наверное, это была моя овца. Последнее время я каждый день не досчитываюсь пяти, а то и десяти овец. Не спрашивай ни о чём. Не сыпь мне соль на рану. Эти волки скоро в конец разорят меня. Хотя… Нет. Я не имею права скрывать от тебя. Ты уже вырос достаточно большим, чтобы знать правду.
-Неужели волки наносят такой большой урон вашему хозяйству?
-С тех пор, как скончался мой супруг, кажется, все волки мира сошлись в эти края, чтобы разорить несчастную вдову. Представь, всего три года назад на этих пустошах паслось две тысячи овец. Наше хозяйство было одним из лучших в графстве, а теперь осталось от силы полторы сотни моих бедных милых овечек.
-Но я слышал, будто люди, хотя и редко, тоже пропадают в этих краях.
-Милый Генри, люди – самые опасные существа в нашем мире. Они тоже пропадают иногда. И мне их тоже искренне жаль, но овечки! Они ведь так беззащитны. Они надеются на меня – свою хозяйку. А я ничем не могу им помочь.
-Тётушка, вероятно, следовало обзавестись собаками!
-Все так говорят. Но, увы, здешние хищники первым делом убивают именно собак. То ли любят собачье мясо, то ли слишком умны, и первым делом уничтожают охрану. Словом, я без всякой пользы скормила этим тварям два десятка хороших милых псов!
-Не может быть! А я слышал будто собаки – лучшее средство для отпугивания волков!
-Жаль, волки этого не знают. Участь многих пастухов тоже печальна. За три года я потеряла семь пастухов. Все они пропали самым таинственным образом. Останки двоих их них были обнаружены в окрестностях нашей усадьбы. Одного после опознали в больнице для умалишённых. Судьба ещё четверых так и осталась загадкой. Были найдены останки ещё двух тел. Но они были так изуродованы, что опознать их не представлялось возможным.
-Какой ужас!
-Долгое время за овцами вообще никто не следил. Никто из местных жителей не хотел повторить их печальную участь. Мои овечки просто паслись на огороженной пустоши. И с каждым днём их становилось всё меньше и меньше. И только две недели назад я всё же наняла двух бродяг, чтобы сберечь хотя бы то, что осталось. Теперь они каждый вечер загоняют стадо в хлев. Но это мало помогает. Неведомые хищники непостижимым образом проникают даже в запертый хлев.
-Ну, хотя бы одного волка удалось застрелить?
-В том-то и дело, что нет! Я несколько раз нанимала охотников, но они не только застрелить, даже увидеть ни одного волка не смогли!
-Мистика какая-то! Волки сожрали две тысячи овец и шесть человек, и никто их не видел?
-Даже хуже, мой мальчик. Погибло не шесть, а семь человек. Мой покойный супруг – лорд Сноуфилд, твой дядя, был первой жертвой.
-Как? – Молодой человек даже вскочил из кресла. Неужели дядя тоже погиб от зубов этих тварей?
Леди промокнула слезу.
-Об этом не следует сильно распространяться. Этот скандал удалось замять. Это было очень странное дело. Его тело с перекушенным горлом нашли возле речки. Полиция долго копалась, но так ничего и не нашла. А потом пошли все эти страшные смерти. Сначала пропадала одна овечка в несколько дней. Но постепенно масштабы бедствия всё усиливались, словно лавина, катящаяся с горы.
-А что же Ваши соседи? Неужели они не могут помочь. Надо было собраться всем вместе и устроить облаву. Ведь у них тоже пропадает скот! Как же они терпят?
-В том-то и дело, что нет! По непостижимой причине эти неуловимые хищники досаждают только мне.
-Но, как такое возможно?
-Я сама ничего не понимаю. Порою мне кажется, что это не волки, а адские демоны. Чем мы так прогневили Создателя? Вероятно, это наше родовое проклятие.
Молодой человек от этих ужасных откровений не в силах был произнести ни слова. Выходит, дело обстояло даже хуже, чем это представлялось возчикам. Все самые нелепые сплетни о проклятии, не шли ни в какое сравнение с ужасной действительностью.
-Бедный Генри, прости. Я так тебя напугала. Я должна была тебя подготовить.
-Нет, что Вы, тётушка. Напротив, Вы правильно поступили, предупредив меня об опасности.
-Мой мальчик!
-Я уже взрослый мужчина. Мой долг защищать Вас, а не прятаться за Вашей юбкой.
-Как ты вырос! Но ты не должен забывать об осторожности.
Разговор был прерван появлением дворецкого – мистера Томсона. Он вошёл в полутёмный холл.
-Миледи, милорд, ужин подан, прошу к столу.
-Генри, ты голоден? Надеюсь, я не сильно испортила тебе аппетит?
-Нет, что Вы, тётушка, напротив, я … - Молодой человек замялся, не находя слов, чтобы закончить фразу.
Столовая, куда вошли мастер Вильсон и его тётушка, была длинной залой с лепным потолком. Середину её занимал длинный дубовый стол, рассчитанный на тридцать человек. Но сервирован он был в этот раз всего лишь на четыре персоны. Один конец стола, где стояли столовые приборы, был ярко освещён свечами – маленький островок света и уюта. Остальное помещение оставалось в полумраке, заполненном причудливыми тенями.
Во тьме угадывались глубокие оконные ниши и драпировки, то и дело колыхавшиеся под действием сквозняка. Чёрная пасть камина казалась вратами тьмы.
В скором времени в трапезную вошли ещё два сотрапезника, мисс Мери Сноуфилд, которую Генри помнил ещё курносой конопатой девчонкой пяти лет, и незнакомый дородный джентльмен в монокле и с рыжими баками.
-Знакомьтесь, господа, - сказала леди Сноуфилд. – Это мой племянник, Генри Вильсон, будущий юрист. А это полковник Смокли – старый друг моего покойного мужа.
-Мы были знакомы с ним ещё по Афганистану. Но потом наши пути надолго разошлись, - поклонился полковник, сверкнув моноклем.
-Прошу любить и жаловать, – улыбнулась леди Сноуфилд. - Я нарочно пригласила Мистера Смокли, ибо он, будучи заядлым охотником на хищников, выразил горячее желание разобраться с моими неуловимыми волками. Прошу к столу, господа.
После того, как леди прочла молитву, дамы уселись по одну сторону стола, джентльмены – по другую. Дворецкий снял с блюд колпаки и пространство наполнилось ароматами блюд. Он ловко разделывал индейку острейшим ножом, подавал гостям понравившиеся кусочки, не забывал подливать вино и воду.
Первое время был слышен только стук ножей и вилок, да короткие похвалы кулинарному искусству миссис Томсон. Когда же голод был уже утолён, на столе появились чайные чашки и бутылка янтарного виски. Мистер Смокли испросил у дам разрешения закурить, и, получив оное, с наслаждением закурил сигару, довольно откинувшись на спинку своего кресла.
Леди Сноуфилд первой нарушила тишину:
-Мистер Смокли, не расскажите ли Вы, как сегодня прошёл Ваш день?
-Охотно, миледи, я почту своим долгом дать Вам отчёт о моих сегодняшних изысканиях, хотя, похвастаться пока нечем. Начну с того, что мы с моим Арчи облазили все окрестности именья и осмотрели все места, удобные для засады хищников. Арчи, - пояснил полковник для мастера Вильсона, - это мой пёс, непревзойдённый следопыт. Я завтра Вас с ним познакомлю.
Мы с ним прошли всю Ост-Индию, всю Капскую колонию. В жизни не встречал столь  умного пса.
Так вот, господа. Прежде всего, мы искали лёжку – место, откуда хищник мог бы наблюдать за стадом. А таких мест, удобных для наблюдения, как Вы понимаете, не может быть слишком много. Но, увы, мы не нашли ни примятой зверем травы, ни следов на грунте, ни клочков шерсти на ветках. Абсолютно, никаких признаков волка, или иного хищника.
Место, откуда хищник совершает свои вылазки, так осталось неустановленным.
После ланча пастух сообщил о первой жертве, обглоданные кости которой, совсем свежие, были обнаружены возле ручья. Мы поспешили туда, и опять чертовщина. Никаких отпечатков лап. Причём, следы самой несчастной овцы отлично отпечатались на мокром песке, да и следы других овец, которые ходили к ручью на водопой, тоже были хорошо видны. А вот следов хищника почему-то не было.
-Невероятно! – воскликнул мастер Вильсон.-  Неужели хищник напал прямо с небес? А что же Ваш замечательный пёс? Он что-нибудь учуял?
-Увы, мой милый Арчи впервые подвёл меня. Он бестолково нюхал землю, бегал туда-сюда, потом сел и принялся выть, потом, ни с того, ни с сего, облаял группу овец, щипавших траву неподалёку от этого места. Я даже начал думать, что мой друг стареет и теряет нюх.
-Уму непостижимо! – только и смог сказать молодой человек.
-Ах, полно, господа, - вмешалась в беседу леди Сноуфилд. – Не вините бедного пса. Знали бы Вы, сколько раз я слышала подобные отчёты от других охотников, которых я нанимала. Если бы мистер Смокли сам не выразил желание раскрыть эту загадку, я бы не стала больше обращаться к охотникам. Возможно, здесь действуют мистические силы, против которых бессильны даже самые лучшие псы.
-А Вы, юная леди, что думаете по этому поводу? – осведомился мистер Смокли.
-Я? – Леди Мери прекратила ковырять ложечкой свой бисквит. – Я ничего не смыслю ни в охоте, ни в демонах. Я знаю только одно – всё во власти Господа.
-В самом деле, - заметил мастер Вильсон, - впору опрыскать всё стадо святой водой.
-Генри, - покачала головой тётушка, - неужели ты думаешь, что я за эти три года не обращалась к священникам? Они уже несколько раз освятили всю усадьбу и всё стадо. Но толку от этого, как видишь, никакого…
-В таком случае, я, как и все присутствующие, ничего не понимаю, - вздохнул молодой человек. – Может быть, овец поедает гигантский орёл? Я слышал, что крупные орлы, халзаны, способны похитить овцу.
-Молодой человек, - рассмеялся полковник, - неужели Вы серьёзно полагаете, что мы могли не замечать парящего в небе орла? Хищник, таящийся в зарослях, ещё куда ни шло, но орёл! Разве только это какой-нибудь орёл-невидимка!
И потом, орлы никогда не терзают жертву на месте, они уносят добычу в свои гнёзда.
-Тогда я пас! – развёл руками молодой человек.
-А хотите завтра пойти со мной на охоту? – предложил полковник. - Сможете сами всё увидеть собственными глазами. Кто знает, вдруг к Вам придёт в голову какая-нибудь свежая мысль? Новичкам везёт.
-Я бы почёл своим долгом, - смущённо пробормотал мастер Вильсон. – Да и мне самому очень интересно…
-Вот и хорошо! – воскликнул полковник. –  После завтрака, вместе и пойдём.
-Умоляю, Генри, будь осторожен, - вмешалась тётушка, - и беспрекословно слушайся мистера Смокли. Полковник, Вы дадите Генри ружьё?
-Конечно, дам! У меня их полдюжины различных моделей. И к каждому не меньше сотни патронов!
-Полковник, Вы лично отвечаете за безопасность моего племянника.
-Разумеется, - кивнул полковник.
-У мистера Смокли четыре ящика с различным снаряжением, но, мой мальчик, не забывай, что надеяться нужно прежде всего на собственную голову. Я буду молиться за Вас.

Продолжение http://www.proza.ru/2018/01/02/1569


Рецензии
Захватывающе, страшно, атмосферно. "Тьма сгущается". Единственное - но это дело вкуса, и не факт, что можно было сделать иначе - то, что сюжет развивается очень быстро, "раз приехал - некогда рассиживаться, пора охотиться за монстром"). Но это не недостаток, отнюдь.

С уважением,

Андрей Звягин   05.05.2019 10:17     Заявить о нарушении
Спасибо, Андрей. Я вообще очень торопливый человек.

Михаил Сидорович   05.05.2019 19:28   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.