Опасная киносъемка...

       

                Когда тебе 25, а ты уже обладатель престижной докторской степени. Когда первая научная работа в Академии Наук связана с влиянием капельного орошения винограда на качество вин. Когда кажется, что  в твоём полном распоряжении шесть тысяч (!) гектаров элитных сортов винограда и крупный винзавод... Получается, получается  гремучая и опасная смесь разнообразных желаний...

                - Так выпьем же за то, чтобы наши желания обалдевали от наших
                возможностей!

                - Этот замечательный благородный сосуд опустошим, чтобы...


                - Пусть у нас все всегда будет, а нам за это ничего не
                будет...


                Самые экзотические тосты в десятках экземпляров и на все лады громко доносились из стен научной лаборатории  винзавода, возвышающегося между Чишмикиоем и Этулией - двумя живописными гагаузскими селами. Вокруг них, до самого горизонта простирались и простирались бесконечные виноградники....

                Активная полевая экспериментальная работа обычно продолжалась с раннего утра . Затем, полуденный зной заставлял прятаться, отдыхая в тени. После ужина, к вечеру, не реже раза, а то и дважды в неделю, начинались эксперименты другого толка.  В невесть откуда взявшейся эмалированной ванне, установленной в лаборатории на самом почетном месте, проводилась  торжественная церемония замешивания  одного ведра  драгоценного кагора и двух ведер ароматного терпкого каберне...
                Нас было всего четверо, включая престарелого старшего научного сотрудника, которого  можно было и не считать...
                Первое время, мы жили не тужили в общежитии, прямо на территории винзавода, в безграничной утробе которого плескались тысячи тонн ароматных вин и чистейшего как слеза виноградного спирта.
                Из дорогого научного оборудования присутствовала только новая кинокамера с пленкой (видео в далеком 1982 году еще не было и в помине) , на которую наш младшенький научный сотрудник Яша Эрлихман лихорадочно пытался запечатлеть каждую из восьми сотен девиц, присланных  московскими университетами на уборку винограда. Ежевечерне, после обильного возлияния, он с загадочным видом отправлялся на съемки, которые продолжались, продолжались и продолжались до самого утра...
                Девчонки сражались за Яшино внимание отчаянно и изощренно. Разместили их по четыре человека, поэтому приглашали его целыми комнатами...
 
                Красочно оформленные приглашения, где, например, комната 26 обещала самолично изловленного зайца, приготовленного в сметане с чесноком, а жилище  151 обещало шашлыки из молодого барашка с игрой в бутылочку, почти довели нас до голодных галюцинаций.  Намазывая на суховатые корки хлеба остатки майонеза, мы решили, что для одного Яши это слишком уж большая нагрузка. Киносъемкам, по нашему мнению, срочно потребовались и добавочный режиссер, и мудрый оператор. С утра мы решили потренироваться и , как следует, отточить съемочное мастерство, выполняя просьбу одного скользкого типа. Тот был сущим корифеем по поиску ценнейших  вин в самых глухих закоулках и закромах винзавода. Порядок съемки был описан им тремя предложениями:
                - Идут два Х** и несут гофрированный шланг. Вы  выскакиваете перед ними с камерой и просто, просто снимаете. Затем, быстро, очень быстро уе..., в смысле, уходите...
                Мы, было, заартачились, объясняя, что за 20 литров выдержанного хереса это не пройдет. Требуется, мол, особо ценная пленка с невероятной чувствительностью, несколько проб и тому подобное. Но Вася неожиданно сделал гениальный ход конем. Он предложил снимать вообще без пленки...   

                Крыть было нечем ,а понять, что творилось в голове у Василия Вериогло, наше экспертное сообщество не взялось бы и за более существенное вознаграждение...
                Через четверть часа мы заняли согласованную позицию у центральных ворот винзавода. Вскоре, из-за угла появилась пара хмурых, давно небритых горилл с громадной кишкой толстого гофрированного шланга. Они с трудом удерживали его, закрепив концы хомутами, висящими на давно немытых шеях. Вспоминая, впоследствии, эту картину , я начал понемногу догадываться, почему  истоки сюрреализма зарождались в Арле именно на виноградниках...
                Засмотревшись на громадных угрюмцев, не замечали, как из окошка на  проходной Вася  уже целый десяток секунд пытается подать условные знаки начала операции. Наконец, гурьбой мы высыпали поперек маршрута великанов, источавших настоящую животную угрозу. В напряженной тишине, слишком уж громко и беспечно, вовсю, застрекотала  кинокамера. Гориллы остановились и медленно, очень медленно, начали поднимать взгляд...Стало неуютно. Казалось, Гоголевский Вий сейчас прожжет своим взором наши защитные оболочки, и, всенепременно, случится непоправимое...

                Вдруг, не говоря ни единого слова, неуловимым движением великаны высвободили шланг. Разворачиваясь как в замедленной  съемке, он полетел на землю.. Оттуда, как из бездонной утробы, мгновенно, вылилось на землю не менее ста литров чистейшего алкоголя...
                - Да..! Знать бы заранее , кому мы стали поперёк горла, польстившись на знатное угощение! - Оказалось , что по нескольку раз в день эти милые ребята, входившие в группу очень серьезных бандитов, выносили за ворота шланг , наполненный спиртом - тогдашним дефицитом номер 1...

                Они бережно доносили его до железнодорожной станции , находившейся, буквально, в сотне метров, затем,  разливали в канистры и отправляли с проводниками в столицу солнечной Молдавии и , дальше, уже до Москвы...

                А, пока, мы беспечно улыбаясь и хихикая, с азартом обсуждали трусливое поведение воришек, исчезнувших сразу после происшествия. Заперев комнатку, мы отправились на обед, а Вася побежал добывать обещанное вознаграждение...

                Вернувшись после обеда, мы обнаружили печальную картину полнейшего разгрома - дверь сорвана с петель, от кинокамеры со всеми пленками, и след простыл, а все  более или менее приличные вещи просто испарились... Мы срочно собрав остатки одежды, лабораторные дневники, перебрались, по-добру, по-здорову, в более безопасное место. От запуганного Васи в качестве сатисфакции мы получили в дорогу намного больше обещанного:  40 литров холодного хереса, 20 литров коньяка и большой круг знаменитой  овечьей брынзы ...

                - Еще хорошо отделались!,- Они могли  свободно прирезать Вас  как баранов! Этому  придурку, Васе, я ещё все рёбра пересчитаю! Тоже мне, борец с преступностью ! ,- высоко подняв «За здравие ! » стакан благоухающего хереса и звонко чокаясь с нами , серьезно произнёс Петя, наш знакомый местный милицейский детектив...

                Дальнейшие съемки отменились до лучших времен...


Рецензии