Подстава милицейский очерк

                ПОДСТАВА


Солнце, сверкнув в последний раз, скрылось за кромкой синеющего вдали леса. В салоне машины сразу стало тихо. Даже вечный балагур Станислав замолчал и посмотрел на Абрамова, который молча смотрел в окно автомобиля.
- Шеф! О чем думаешь? – поинтересовался у него Станислав.
- Да так, о дочке. Заболела она у меня. Вот вызвал врача, а сам в командировку….
Виктор Николаевич посмотрел на сотрудника, который доставал из кармана куртки сигареты.
- Может, перекурим немного. Три часа не курил, уши без дыма опухли.
Машина, вильнув в сторону, остановилась на обочине  дороги. Станислав и Абрамов выбрались из салона и закурили.
- Виктор Николаевич, как вы думаете, мы раскроем эти кражи?
- Не знаю, Станислав. Если это - дело рук местных товарищей, то раскроем. А если «залетные»…. Сейчас приедем на место – ты к операм, а я к начальнику.
- Это, правда, Виктор Николаевич, что у него родственник работает в Обкоме КПСС?
- А что это меняет, Стас? Не он же руководит отделом милиции, а Равиль Хаматович.
- Вы его знаете?
- Конечно, знаю, - улыбаясь ему, ответил Абрамов. – Я всех начальников милиции знаю…
Загасив сигареты, они снова двинулись дальше.  Минут через тридцать вдали показались огни города.
- Вот и приехали, - тихо произнес водитель. – Виктор Николаевич, что-то с движком. Поговорите с начальником, пусть местные механики посмотрят.
- У тебя всегда проблемы, Игорь. Наверное, мне скоро придется поменять «прокладку» между рулем и сиденьем. Ты сам-то заметил, что это уже третий случай подряд, когда у тебя что-то с двигателем. Ты же знал о командировке, почему не проверил машину?
«Жигули», петляя по узким улицам городка, остановились около отдела милиции. Абрамов вышел из машины и посмотрел на окна здания. То крыло, в котором находился кабинет начальника отдела, было темным.
- Где начальник? – спросил он дежурного по отделу.
- На территории, - по привычке ответил капитан.
Дежурный, мужчина средних лет с большими залысинами на голове, выглядел как-то крайне нереспектабельно. Большой пивной живот просто вываливался из-за ремня, вторая снизу пуговица форменной рубашки была оторвана, и в образовавшуюся брешь было видно не совсем чистую нательную майку.
- Что я тебе могу сказать – ищи, - коротко ответил Абрамов. – Скажи, что прибыла группа из МВД.
В этот вечер Виктору Николаевичу встретиться с начальником отдела милиции не удалось. Переговорив с его заместителем, Абрамов поехал в местную гостиницу, которая находилась не так далеко от отдела милиции. Через час к нему зашел Станислав.
- Ну что? – спросил его Виктор Николаевич.
- Ничего. Так, куча всевозможной макулатуры и ничего по делу.
- Я так и думал, - в тон ему ответил Абрамов. – И так, что мы имеем на сегодняшний день – шесть краж норки. В первом случае неизвестный преступник убил и похитил шестнадцать зверьков, во всех остальных – по тридцать. Итого, было забито и похищено сто шестьдесят шесть зверьков. Правильно, я говорю?
- Да, Виктор Николаевич.
- Ты не обратил внимания, Станислав, что ни в одном случае охрана зверосовхоза не заметила преступника? Забор - двухметровый и никаких следов…
- Вы думаете, что преступник - местный?
- Правильно мыслишь. Он не только местный, он еще и работает там.  Я просто в этом убежден! Следовательно, ты завтра возьмешь с собой оперативника, и обойдите весь забор по периметру. Ищите разрывы в заборе, подкопы… Ну, в общем понял, что я говорю, а я переговорю с директором зверосовхоза. Интересно, откуда взялись эти цифры похищенных зверьков.
Поговорив еще минут пятнадцать, Станислав ушел в свой номер, оставив Абрамова одного.

***
Виктор проснулся от громкого стука в дверь. Он моментально взглянул на ручные часы, которые лежали на тумбочке. Они показывали начало седьмого.
«В сельской местности люди встают рано», - подумал он, натягивая на себя брюки.
Он открыл дверь. На пороге стоял начальник отдела милиции.
- Разбудил? – спросил он и, не здороваясь, прошел в номер. – Вот вы еще спали, Виктор Николаевич, а я уже доярок с утра поднял на дойку и доложил Первому и Председателю исполкома о надоях. Вот так мы и работаем здесь. Первому секретарю района главное, сколько молока даст сегодня район, его не интересует оперативная обстановка.
- Извините меня, Равиль Хаматович, это вы к чему? Я - не чиновник министерства сельского хозяйства.
- Для информации, Виктор Николаевич, для информации. Какие у вас планы? Я распорядился в отношении завтрака, так что поедим, здесь недалеко.
Через полчаса они уже сидели в зале небольшого кафе. Официантка, женщина лет сорока, быстро накрыла стол и они стали завтракать.
- Как в МВД? - поинтересовался начальник милиции. – Какое задание – помочь или набрать грязи, чтобы наказать, Виктор Николаевич?
Абрамов усмехнулся. Он сразу понял – разведка боем.
- Вы хорошо знаете, Равиль Хаматович, если бы вас хотели наказать, то вместо меня приехали бы совершенно другие люди. Моя задача – разобраться с кражами, ведь ваш первый секретарь райкома жалуется в Обком КПСС о том, что районная милиция не в состоянии раскрыть кражи зверьков из зверосовхоза.
Рука начальника милиции дрогнула, и в тарелку с вилки упал небольшой кусок мяса. Словно испугавшись кого-то, он посмотрел по сторонам. Убедившись, что в зале кроме их никого нет, он сдавленным от напряжения голосом произнес:
- Решил меня завалить! Вот он как со мной! Видимо забыл, что мой родной брат работает в Обкоме КПСС. Ничего, ему напомнят об этом.
Равиль Хаматович посмотрел на Абрамова, стараясь отгадать - какое впечатление на него произвели его слова. Однако, лицо Виктора Николаевича было непроницаемо.
- Вчера мой сотрудник изучил ваши дела по кражам. Плохо работают ваши сотрудники, Равиль Хаматович. В делах ничего нет. Поэтому у меня возникает всего один вопрос к вам, вы собираетесь раскрывать эти кражи или нет? Не будет же их раскрывать ваш родной брат, хоть и работает в Обкоме КПСС.
Начальник зло сверкнул глазами и отодвинул в сторону тарелку с едой. Заметив это, Абрамов поднялся из-за стола и направился на кухню.
- Сколько я вам должен за завтрак? – обратился он к официантке.
- Виктор Николаевич! Какие деньги? Вы - наш гость, - засуетился около него начальник милиции.
- Спасибо, Равиль Хаматович, у меня есть деньги и я сам могу оплатить свой завтрак. Вы не обижайтесь, я - на службе.
Он гневно сверкнул своими большими глазами и вышел из кафе.
«Похоже, я нажил себе врага в лице начальника районного отдела милиции и его брата», - подумал Виктор Николаевич, выходя на улицу, где его уже ждала машина.
- Вы со мной? – спросил его Равиль Хаматович.
- Я на своей машине, - ответил Виктор Николаевич  и направился к своей автомашине.
«Наверное, это - лишнее», - подумал Абрамов и махнув рукой, сел в автомашину начальника милиции.

***
Дверь противно скрипнула. Сидевший за столом мужчина, оторвался от бумаг.
- А, Равиль Хаматович! – произнес он и поднялся из-за стола. – Чем обязан?
- Здравствуй, Абдулла Нурулович. Вот познакомьтесь, это - Виктор Николаевич Абрамов. Он хочет разобраться с вашими кражами…
Мужчина протянул руку Виктору. Его ладонь была холодной и влажной. В какой-то момент Абрамов заметил, как испуганно забегали глаза директора зверосовхоза. Начальник милиции по-хозяйски прошел по кабинету  и буквально плюхнулся на кожаный диван.
- Абдулла Нурулович, дай команду, пусть кто-то покажет Виктору Николаевичу, где все это происходило.
Начальник милиции обернулся и пристально посмотрел на Абрамова.
- Виктор Николаевич, вам приходилось бывать на ферме? Посмотрите, увидите много интересного. Я с вашего разрешения поеду, сами понимаете – район, дела…
Абрамов промолчал. Он хорошо понимал, что у начальника милиции действительно много дел и ему сейчас, в принципе, не до него. Равиль Хаматович взглянул злыми глазами на директора зверосовхоза и вышел из кабинета, оставив их один на один.
- Скажите, Абдулла Нурулович, каков общий ущерб от этих краж? – обратился Виктор к директору. – Судя по  сумме в заявлении, она- очень значительна. Дайте, пожалуйста,  команду бухгалтерии - пусть подготовят мне методику расчета потерь. А теперь, покажите мне места совершения краж.
Лицо директора исказила недовольная гримаса.
- Зачем вам все это, Виктор Николаевич? Вы же из уголовного розыска, а не их отдела по борьбе с хищением социалистического имущества. Вы должны найти злодея, а не проверять сотрудников бухгалтерии, как они считают потери.
- Я - любопытный, Абдулла Нурулович, мне все интересно, в том числе и расчеты вашей бухгалтерии…
Они вышли из здания и направились в сторону фермы. Абрамов был сильно удивлен, увидев тысячи клеток, установленных в ряды, в которых находились зверьки: песцы, норка, горностай, чернобурки.
- Обратите внимание, Виктор Николаевич, - произнесла молодая женщина, которая повела его между клеток. - Видите, все норки разного цвета – вот голубая норка, вот -  черная, это - канадская….
Виктор посмотрел на отставшего от них директора, который, остановившись, разговаривал с рабочим.
- Вера! – обратился он к девушке. – Скажите, сколько у вас норки, ну, например, вот такой- голубой?
- Нужно считать, Виктор Николаевич.
- А забили, какую норку? Голубую, черную, канадскую?
В глазах девушки пробежала едва заметная искра раздражения, но она успела взять себя в руки.
- Неужели это так важно для следствия, какая была норка?
- Да, это очень важно. Нам просто нужно знать, что конкретно искать…
В самом конце бесконечного ряда клеток они остановились.
- Вот все это произошло здесь. Вот видите, еще видны следы крови на земле.
- Расскажите, как можно забить столько зверей, они, наверняка, кусаются? – спросил ее Абрамов.
- Неопытному вору это не по силам. Вы правы, норки бы искусали ему все руки. Зубы у них хоть и мелкие, но челюсти - довольно сильные.
- И, и…., - продолжил Абрамов.
- Забивал профессионал в специальных рукавицах
 - Скажите, Вера, в каких клетках находились забитые преступниками зверьки?
Девушка молча указала на клетки, в которых находились норки.
«Сколько у них всего этого, если убили около двухсот, а в клетках полно норки» - подумал Абрамов.
- Последний вопрос, Вера. А нельзя несколько этих экземпляров содержать в одной клетке?
- Нет. Они дерутся и убивают друг друга. А почему вы меня об этом спрашиваете?
- Интересно…

***
Абрамов и Станислав сидели в кабинете заместителя начальника и молча слушали его доклад о результатах раскрытия краж зверьков.
- Погоди, погоди, Рашит Исламович, скажи мне, почему вы не применили собак? Мне кажется, что собаки по свежим следам могли бы вывести вас на преступника. Скажите, зачем выдвигать версию о проникновении через забор, если вы изначально не проверили его целость по периметру?
Заместитель начальника замолчал и виновато посмотрел на Абрамова.
- Какие планы на раскрытие? – спросил его Виктор. – Вы думаете, что мне больше делать нечего, Рашит Исламович, как только торчать в вашем городке. У меня дома - дочь больная, а я здесь сижу и слушаю ахинею, которую вы несете.
В кабинете стало тихо. Было хорошо слышно, как стучит за стеной кабинета пишущая машинка.
- Вы мне скажите, Рашит Исламович, почему вы не хотите раскрывать эти кражи?
Он посмотрел сначала на Абрамова, а затем перевел свой взгляд на Станислава.
- Это - не простой вопрос, Виктор Николаевич, как кажется на первый взгляд. Можно поговорить с вами с глазу на глаз?
- Хорошо. Станислав, оставь вас, - приказал сотруднику Абрамов и, когда тот вышел, Виктор посмотрел на заместителя начальника отдела. – Я слушаю вас, Рашит Исламович…
Абрамов достал из пачки сигарету и, взглянув на заместителя начальника районной милиции, закурил. В кабинете повисла пауза.
- Ну, что вы молчите или мне нужно пытать вас? – спросил его Виктор Николаевич.
- Это - бизнес, в котором вертятся не только большие деньги, но и большие люди. Им не нужны потрясения и сейчас директор зверосовхоза жалеет, что послушал своего заместителя и обратился за помощью в Обком КПСС.
- И что? Вы хотите сказать, что вы специально не работали по этим кражам.
- Вы угадали, Виктор Николаевич. Вы сами знаете, что против ветра…
- Рашит Исламович, извините меня, но я не понимаю, почему вы до сих пор служите в МВД? Не проще написать рапорт и уйти на «гражданку»? Вы помните, тогда при вашем назначении на эту должность и я поддержал вашу кандидатуру, выходит, я ошибся в вас?
- Не знаю, Виктор Николаевич, вам сейчас виднее, ошиблись вы во мне или нет. В этом деле имеют свои интересы все: первый секретарь райкома КПСС, его большие покровители в Обкоме, председатель исполкома и мой непосредственный начальник. Денег много – всем хватает. Вы сами хорошо знаете, что меха - это мягкое золото.
- Тогда объясни мне, почему директор зверосовхоза обратился в Обком КПСС? Ты же сам мне сейчас говорил, что денег много, всем хватает…
Рашит Исламович задумался над вопросом Абрамова.
- Мне кажется, что у них там, что-то не срослось: могли поругаться, не исключено, что хотели кого-то сбросить с хвоста. Вы же сами знаете, что чем длиннее цепочка, тем больше шансов залететь на этих махинациях. Я думаю, что вы меня поняли. У меня семья – жена и двое маленьких детей. Я не хочу оставить их сиротами. Вы здесь отработаете и уедете, а мне здесь жить.
Виктор загасил сигарету и, поднявшись из-за стола, вышел из кабинета.

***
- Виктор Николаевич! Здравствуйте! – услышал он, едва дрожавший от волнения голос директора зверосовхоза. – Скажите, Галина Сергеевна, у вас?
- Да, - коротко ответил Абрамов.
- И как долго вы собираетесь ее допрашивать? Вы знаете, она нужна на работе….
- У меня тоже своя работа. У вас там есть ее заместитель, разве этого вам не достаточно?
Разговор прервал вошедший в кабинет начальник милиции. Он по-хозяйски прошел мимо Абрамова и сел за стол напротив Галины Сергеевны. Женщина вжала в плечи свою кудрявую от химии голову и с опаской посмотрела на Равиля Хаматовича.
- Не помешаю, Виктор Николаевич? – спросил он Абрамова.
- Нет. Мы уже заканчиваем  наш разговор, - ответил оперативник.
- Вот и хорошо, - произнес начальник. – Мне тоже интересно….
Виктор, взглянул на вспотевшее лицо бухгалтера и задал ей, наверное, самый главный вопрос:
- Скажите, Галина Сергеевна, каким образом было установлено, что именно сто шестьдесят зверьков было похищено, а не больше и не меньше?
Женщина испугано посмотрела на начальника милиции и, вытащив из сумки носовой платок, стала тщательно вытирать лоб, на котором выступили крупные капли пота.
- Мне плохо, - тихо произнесла она. – Помогите мне, мне плохо…
- Виктор Николаевич! Неужели вы не видите, что женщине плохо, - вскочив со стула, громко произнес Равиль Хаматович. – Вы хотите, чтобы она умерла прямо здесь, в кабинете!
Он схватил трубку и приказал дежурному по отделу вызвать карету «Скорой помощи».  Прошло менее минуты, как в кабинет вошли медсестра и врач. Это было столь неожиданно для Абрамова, что он невольно удивился. Складывалось впечатление, что карета «Скорой помощи» буквально дежурила у районного отдела милиции. Врач замерила давление и посмотрела на Виктора Николаевича.
- Двести пять на сто восемьдесят, - произнесла врач. – Нужно срочно госпитализировать. Похоже на инфаркт миокарда.
Буквально через минуту в кабинет вошли два сотрудника милиции. Уложив на носилки Галину Сергеевну, они понесли ее к машине «Скорой помощи». Виктор Николаевич молча проводил их взглядом и посмотрел на начальника милиции.
- Ничего не сделаешь, - произнес тот, - видимо вы здорово на нее «наехали».
Абрамов достал из пачки сигарету и закурил.
- Интересный вопрос вы ей задали. Как вы думаете, что она могла вам ответить ?
- Не знаю, - ответил ему оперативник. – Скажите, Равиль Хаматович, почему ваши сотрудники не задали ей этот вопрос. Я был на ферме и немного удивлен тем, что все клетки заняты. Насколько я понял - зверей совместно содержать в одной клетки нельзя….
- Почему вы меня спрашиваете об этом? Я - начальник милиции, а не зоотехник.
- Я - тоже сотрудник, но у меня возник этот вопрос, а у ваших оперативников – нет.
Начальник милиции встал из-за стола и молча покинул кабинет.

***
Абрамов вышел из здания и посмотрел в след отъезжавшей машине «Скорой помощи».  Его почему-то не покидало чувство постановочного поведения главного бухгалтера зверосовхоза во время допроса. По сути дела, ему не удалось получить ни одного вразумительного ответа на поставленные им вопросы. Она явно была хорошо подготовлена к  беседе и знала, как правильно уходить от прямых и неудобных для нее вопросов.
«Зачем в кабинет вошел начальник милиции? – подумал Виктор. – Наверняка, хотел убедиться, что она ничего не рассказала мне лишнего. А может для того, чтобы она изобразила сердечный приступ. Нужно послать Станислава на станцию «Скорой помощи», пусть проверит мою догадку».
- Виктор Николаевич! – услышал он у себя за спиной голос  начальника милиции. – Извините меня, я хотел передать вам приглашение прокурора района. У него сегодня день рождения, вот он и попросил передать через меня приглашение отметить этот праздник.
 Равиль Хаматович, мне как-то неудобно.  Вы же знаете, я не знаком с ним…
- Ничего, познакомитесь. У него соберется узкий круг: будет первый секретарь райкома, председатель исполкома, военком…
- Извините, пока ничего сказать не могу, - неуверенно ответил Абрамов. – Вы же сами знаете, почему я здесь….
- Это ничего не меняет, Виктор Николаевич. Не придете – обидите хорошего человека.
Начальник милиции повернулся и направился в сторону служебной машины, которая стояла у подъезда здания. Весь остаток дня Абрамов провел в зверосовхозе. Ему удалось переговорить с десятком работников фермы и к концу рабочего дня он уже хорошо понимал сложившуюся там ситуацию, связанную с хищением пушнины.
Все было предельно просто. По отраслевым нормативам считалось, что норка приносит лишь два детеныша, почему так считалось, никто Абрамову ответить так и несмог, хотя были случаи, когда приплод составлял  пять детенышей. Таким образом, в зверосовхозе возникал излишек зверьков. Чтобы разместить новое поголовье, то есть излишки, их подсаживали в другие  клетки, в которых иногда возникали отчаянные схватки между зверьками, в результате которых погибал кто-то из зверьков. Трупы мертвых зверьков разрывали пополам и списывали ни как одного зверька, а  как двух. В результате подобных махинаций в клетках зверосовхоза содержалось множество неучтенного поголовья песцов, норок, горностая…
Перед тем как покинуть ферму, Абрамов зашел к директору зверосовхоза. В кабинете стоял запах дорогого коньяка.
- Все ходите и ходите, Виктор Николаевич, - поучительно произнес он. – Неужели вам все это не надоело? Вот мне жалуются рабочие, что замучили их своими вопросами… Как насчет коньяка?
- На работе не пью, - ответил Абрамов.
- Если бы согласились, я, наверное, удивился этому. А так, привычно.
- Вы правы, все хожу и хожу, спрашиваю, и вы знаете, у меня возникло большое желание провести полную инвентаризацию всего вашего хозяйства. Не смотрите на меня так, как смотрит солдат на вошь. Да, да, полную инвентаризацию!
- Хотите выявить недостачу?
- Все наоборот, выявить излишки. Сейчас согласую это с руководством министерства, и, может, даже завтра, приступим к ней. Вы же хорошо знаете, что в случае обнаружения излишек, это может сказаться на вашем служебном положении.
Лицо директора стало пунцовым. Его полуоткрытый рот стал жадно хватать воздух. В какой-то момент он походил на крупную рыбину, которую волна выбросила на песчаный берег реки.
- Вы мне угрожаете? – произнес он, обретая прежнюю уверенность. – Не утруждайте и не тешьте себя надеждами. Вам никогда не разрешат провести здесь инвентаризацию. Вы меня поняли, Виктор Николаевич?
- Почему же? Все будет вполне законно, в рамках возбужденного уголовного дела. Ведь у вас были кражи, неправда ли?
Директор вздрогнул и посмотрел на Абрамова. Виктор уже знал, что разворошил муравейник и что в самые кратчайшие сроки должен последовать ответный и мощный удар. Улыбнувшись, он покинул кабинет.

***
Абрамов вышел из машины и посмотрел на окна здания, в котором располагался отдел милиции. В левом крыле, где размещался  кабинет начальника милиции, в окнах горел свет.
- Станислав! Езжай в гостиницу, отдохни.
- Хорошо…
Виктор поднялся на второй этаж и направился к начальнику милиции. Он уже догадывался, что тот уже знает о том, что он решил провести полную ревизию зверосовхоза.
- Привет! – поздоровался с ним Абрамов. – Как дела, Равиль Хаматович? Скажите мне, почему вы по-прежнему не желаете заниматься этими кражами? Я не видел в совхозе ни одного вашего сотрудника – ни из уголовного розыска, ни из ОБХСС, там же - море работы.
- Поймите меня правильно, Виктор Николаевич. Для меня, как для начальника милиции не имеет особого значения вид преступления. Здесь украли у государства и сейчас вы занимаетесь установлением личности преступника, а по другим преступлениям работают мои сотрудники. Это было бы неправильно, если бы закрыли отдел и все побежали в зверосовхоз искать преступников.
«Когда он спросит меня о ревизии? – подумал Абрамов. – Не может же он не спросить об этом, если он является одним из звеньев в этой цепочке».
- Вы, наверное, не ужинали, Виктор Николаевич? Впрочем, сейчас поедем, там и поужинаете.
«Ну и выдержка у него» - снова подумал Абрамов.
Они вышли из здания и направились в ожидавшей их автомашине.
- Равиль Хаматович, мне как-то неудобно. У человека день рождения, а я без подарка.
Взглянув на него, начальник милиции улыбнулся.
- Не переживайте, Виктор Николаевич, я же тоже без подарка. Подарите в следующий раз.
Абрамов хорошо знал, что у прокурора района день рождения был два месяца назад и, следовательно, собрать весь районный бомонд его заставляет, похоже, Первый секретарь райкома КПСС.
- И далеко ехать?
- Нет, минут двадцать не больше. Садитесь, поехали.
Машина медленно затряслась по кочкам и, выехав со двора, помчалась по улице, распугивая гусей и кур….
- Виктор Николаевич! Скажите, а вы уверены, что министр внутренних дел санкционирует проведение полной инвентаризации. Вы же сами понимаете – другое ведомство, это - первое, а второе – Обком КПСС. Думаю, что не всем понравится ваша затея.
«Вот ты и сказал свое слово, - подумал Абрамов. – Следовательно, директор зверосовхоза уже проинформировал всех об их разговоре. Они уже наверняка успели выработать единую позицию и сейчас выступят против него единым фронтом, подключив к нему и тяжелую артиллерию – Обком КПСС».
- Откуда вы взяли, что я хочу назначить полную инвентаризацию хозяйства зверосовхоза? Я прибыл сюда по приказу руководства МВД, чтобы разобраться с фактами краж и не более, что я и делаю…
Начальник милиции пристально посмотрел на лицо Абрамова, надеясь увидеть на нем, что-то свое, что могло бы подтвердить правоту сказанных им слов. Однако, лицо оперативника было непроницаемо.
Вечер был скучным. Все гости с интересом взирали на представителя МВД, надеясь услышать от него последние новости о работе по раскрытию преступления, однако, Абрамов искусно уходил от наводящих на эту тему вопросов.
- Скажите, Виктор Николаевич, как долго вы еще собираетесь работать по этим кражам? – поинтересовался у него Первый секретарь райкома КПСС. – Весь район бросил все дела и с интересом наблюдает за вашей работой. Вы знаете, я навел в отношении вас кое-какие справки. Согласно им, вы - один из самых опытных оперативников нашего МВД, а в прошлом году вы вообще были признаны лучшим оперативником МВД СССР. Мы все рассчитываем, что вам удастся с честью раскрыть это преступление.
- Спасибо, Артем Иванович, за комплемент. Есть ряд сложностей мешающих моей работе. Вы не поверите, но мне так и не предоставили материалов об ущербе. Говорят, что преступниками было похищено сто шестьдесят зверьков, а вот документов об этом нет. Главбух в больнице, заместитель уехал в командировку.
- Да, нелегкая у вас работа…
Побыв еще с часок в гостях, Абрамов уехал в гостиницу.

***
Абрамов проснулся от телефонного звонка, который словно сирена, рвал на клочья утреннюю тишину. Первое, что пришло ему в голову, что ему звонит жена, и что с его дочерью что-то случилось. Он осторожно поднял трубку.
- Абрамов, - произнес он, чувствуя, как деревенеет его язык. – Я слушаю…
Он облегченно вздохнул, услышав голос дежурного по МВД, который попросил его связаться с заместителем министра. Быстро набрав знакомый ему номер, он стал ждать ответа.
- Абрамов! Мы тебя для чего направили в райцентр? Раскрывать кражи или шантажировать руководство зверосовхоза.
- А я и не думал кого-то шантажировать.
- А твои угрозы о проведении полной инвентаризации? Чего молчишь? Кто тебе ее разрешит?
- Товарищ заместитель министра! В совхозе организовано массовое хищение государственного имущества, я имею в виду, создание излишек с последующим их хищением. Думаю,  речь идет о громадных суммах.
На том конце повисла тишина. Абрамов хорошо слышал, как тяжело дышит заместитель министра. Он явно не знал, какое принять решение.
- Я тебя понял, Абрамов. Ты вечно создаешь проблемы…. Я доложу министру твои соображения, а ты сейчас переключайся на кражи. Найди преступника, а иначе…, ну ты сам хорошо понимаешь, что будет иначе.
- Я плохо вас слышу, товарищ заместитель министра, не слышу…. Треск… Извините…
Виктор положил трубку и направился к окну. Раздвинув шторы, он посмотрел на улицу. Деревья словно солдаты стояли вдоль дороги, ни ветерка…
«Кажется, мне уже начинают перекрывать кислород. Шаг влево или вправо, расценивается как попытка к бегству, - подумал он. – Нужно раскрывать кражи…».
В дверь негромко постучали.
- Кто? – громко спросил Абрамов.
- Это - я, Станислав!
- Заходи…
Оперативник вошел номер и сел на свободный стул.
- Сейчас говорил с заместителем министра. Похоже, о том, что я планирую провести полную инвентаризацию зверосовхоза, дошло уже до Казани. Стал докладывать, не нашел понимания. Приехал по кражам, вот и занимайся этим, - произнес Абрамов и с улыбкой посмотрел на Станислава. – Напугал… Наверное всю ночь не спали местные товарищи.
- Не боишься, шеф, что в один прекрасный момент подрежут они тебе крылья.
- Волков бояться, в лес не ходить.  Однако, раскрывать эти кражи все же надо.
- Похоже, есть небольшая зацепка, шеф. Вчера, когда вы уехали, я забрел здесь в небольшое питейное заведение. Взял кружку пива. Два мужика за спиной разговаривают. Один другого спрашивает, как поступить с пушниной, мол, есть желание сбросить весь товар за один раз. Ну, думаю, повезло… Короче, проводил, адрес знаю.
- Ну, молодец, Станислав, - радостно произнес Абрамов. – Бери группу и тащи его в контору.
Оперативник поднялся со стула и направился к двери.
- Стас, бери нашу машину, - крикнул ему вслед Абрамов. – Не хочу, чтобы о задержании знали местные товарищи…..

***
Абрамов вошел в кабинет уголовного розыска. Перед Станиславом сидел мужчина средних лет. У него были редкие светлые волосы, зачесанные назад, через которые сверкала на солнце большая лысина. Его выгоревшая на солнце рубашка выбивалась из-под поясного ремня, делая его фигуру настолько комичной, что Виктор невольно улыбнулся.
- Ну, как? – спросил Абрамов оперативника. – Молчит? Думаю, что разговаривать здесь с ним бесполезно. Поэтому отправляй его к нам в Казань на «Черное озеро», там быстро его разговорят.
Мужчина вздрогнул. Глаза его забегали. Он испугано втянул голову в плечи, словно ожидая удара.
- Сейчас ребята приехали от него. При обыске они обнаружили пушнину. Так что, Станислав, готовь клиента к поездке в Казань. Жена все рассказала и его показания сейчас никому не нужны, - явно блефуя, произнес Абрамов.
Станислав посмотрел на своего начальника и встал из-за стола.
- Давай, вставай! – произнес он. – Пошли в камеру. Ты слышал, что мне приказал начальник. Поедешь с нами…
Лицо мужчины сделалось каким-то маленьким. Наверное, только сейчас он ощутил потерю свободы. Из глаз его брызнули слезы.
- Начальник! – обратился он к Абрамову. – Зачем в Казань? Давайте, поговорим по-хорошему.
- Это, в каком смысле по-хорошему? – переспросил его Виктор. – Разве здесь с тобой говорили по-плохому.
- Я все расскажу, только не увозите меня в Казань – затараторил мужчина.
- Станислав, работай, - произнес Абрамов. – Похоже, это -  наш клиент, а мне нужно к прокурору. Просил зайти….
Виктор вышел из здания милиции и, взглянув на голубое небо, ласковое солнце, тяжело вздохнул.
«Как там дочка? – подумал он. – Лето, солнце… Сейчас бы с дочкой на пляж».
Он шел по улице, здороваясь с каждым встречным человеком. За время работы в МВД и в вечных разъездах по районам республики он хорошо усвоил главное правило командировочного - это приветливое отношение к людям. В небольших населенных пунктах люди были знакомы между собой и желали здоровья друг другу, независимо от места проживания. Вот и сейчас, поздоровавшись со старенькой бабушкой, он продолжил свой путь по улице.
Абрамов вошел в кабинет и остановился в дверях. В кабинете прокурора района помимо него находился первый секретарь райкома партии.
- Проходи, Виктор Николаевич, - произнес прокурор и рукой указал ему на стул. – Присаживайся.
Когда Абрамов сел за стол, прокурор молча протянул ему лист бумаги.
- Читайте, Виктор Николаевич. Вот такие дела… - многозначительно произнес он. – Ошибочка вышла. Я уже дал команду на прекращение уголовного дела.


***
Абрамов читал. Он иногда прерывал чтение и с интересом бросал свой взгляд то на прокурора района, то на первого секретаря райкома партии. Это было заявление директора зверосовхоза, в котором он сообщал прокурору о том, что работниками зверофермы была проведена инвентаризация поголовья зверьков ценной породы. В инвентаризации принимали участие – прилагался длинный список работников с указанием их должностей. Абрамова поразила заключительная часть заявления, оно было столь лаконичным, что Виктор невольно улыбнулся – в процессе инвентаризации недостачи и излишек выявлено не было. 
- Ловко, - выдавил из себя Абрамов. – Краж и ущерба нет. Уголовное дело прекращено…
- Я что-то вас не совсем понял, Виктор Николаевич? – обратился к нему первый секретарь райкома партии. – Я бы на вашем месте обрадовался подобному исходу, а вы – не рады. Я уже об этом доложил в Обком партии и вашему министру.
Прокурор встал из-за стола и, взяв  в руки заявление, положил его в сейф.
- Ну что, может по рюмочке коньяка? – обратился он к присутствующим.
Он достал из шкафа три хрустальные рюмки и поставил их на стол. Он разлил армянский коньяк по рюмкам и, поставив на стол бутылку, поднял рюмку.
- У меня сейчас в кабинете сидит мужчина и пишет явку с повинной о совершенной краже норок. Интересно….
Рука прокурора слегка дрогнула. Несколько капель жидкости растелись по полированному столу.
- Это вы, про какие кражи говорите, Виктор Николаевич? Вы сами прочитали, что краж не было. Неплохо работаете, если заставляете оговорить самому себя честного человека. Освободите его незамедлительно. Я думаю, что вам не нужны неприятности…
Абрамов поднялся из-за стола и молча вышел из кабинета.
« Оказывается все так просто, - подумал он. – Сейчас у меня даже нет оснований для проведения не только полной инвентаризации, но и какой-либо проверки зверосовхоза. Переиграли вы меня….».
В кабинете сидел один Станислав. Взглянув на него, Виктор сразу понял, что он в курсе последних событий. На столе перед оперативником лежало несколько листов, исписанных мелким корявым подчерком. Это была явка с повинной.
- Чувствую, шеф, нам нужно собираться домой, - произнес он. – Лишние мы здесь.
- Погоди, Станислав. Сейчас я позвоню заместителю министра. Жалко, что начальник управления в отпуске, он бы точно посоветовал бы, что нам с тобой делать.
- Да брось ты, шеф… Посоветовал бы. Нет дела и этим все сказано…
Абрамов набрал номер телефона и стал ждать ответа.
- Здравия желаю, товарищ, заместитель министра, - произнес Абрамов.
Он не успел еще произнести ни одного слова, как услышал в ответ следующее:
- У меня из-за тебя Абрамов большие неприятности. Ты вот скажи мне, почему это все происходит так регулярно, после твоих выездов в командировки?
- Товарищ, заместитель министра, мы вышли на преступника. Передо мной лежит явка с повинной…
- Какой преступник, Абрамов! Похоже у тебя что-то с головой! Выезжай в Казань, больше тебе там делать нечего.
Виктор положил трубку и посмотрел на Станислава.
- Я все слышал, шеф. Я пойду, нужно собрать свои вещи.
Он вышел из кабинета, оставив Абрамова один на один со своими мыслями.

***
- Что это? – спросил Абрамов водителя, показывая тому на сверток, что лежал на заднем сиденье машины.
- Не знаю, - обескуражено произнес водитель. – Передал вам какой-то мужчина. Сказал, что это - подарок от начальника милиции.
- Что за подарок? Я у него ничего не просил и мне не нужны его подарки. Возьми и верни его обратно.
- Шеф! Ты что? – вступил в разговор Станислав. – Человек к тебе всей душой, а ты к нему задом. Как-то не хорошо все это. Если тебе не нужен подарок, его могу взять я.
Станислав потянулся к свертку, но Абрамов стукнул его по руке.
- Не сметь брать то, что предназначено не тебе. Чего сидишь, бери сверток и верни его начальнику.
Водитель с явной неохотой выбрался из машины и, взяв сверток в руки, направился в кабинет начальника милиции. Прошло около минуты и он вернулся со свертком обратно.
- Виктор Николаевич, его нет на месте. Дежурный по отделу говорит, что он выехал по району и вернется поздно вечером.
Абрамов вырвал из его рук сверток и сам направился в дежурную часть милиции.
- Капитан! Передашь этот сверток начальнику милиции.
Тот взял сверток и отложил его в сторону. Попрощавшись с ним, Виктор направился во двор. Машина выехала со двора милиции и, набрав скорость, помчалась в сторону Казани. Часа через четыре, ожила мобильная рация в автомобиле.
- Десятый, десятый, я  - «Волга». Вам приказано прибыть в МВД.
- Я – «десятый,  ты посмотри сколько времени…
- Я вижу, это - приказ…
- Все понял….
- Они что там заболели, - с возмущением произнес Станислав.
Абрамов не ответил. Он думал – с чем был связан этот приказ. Впереди показались огни большого города.
«Вот и приехали», - подумал Виктор.
Через полчаса машина припарковалась около министерства внутренних дел.
- Виктор Николаевич, - обратился к нему инспектор по личному составу отдела кадров министерства. – Передайте мне сверток, который вы получили сегодня утром.
- Сатаров! Не обижайте меня, я ничего ни от кого не получал. Не верите на слово, можете осмотреть машину и мои личные вещи. Я разрешаю вам это сделать.
- Хорошо, Виктор Николаевич, мы осмотрим  ваши вещи и машину.
Абрамов и Станислав вышли из машины, предоставив возможность проверяющим осмотреть машину и их личные вещи. Оперативники с нескрываемым интересом наблюдали за сотрудниками министерства.
- Ну, как, Сатаров? Нашли?
Не говоря ни слова, они развернулись и направились в министерство.
- Виктор Николаевич! Вы случайно не ясновидящий? Откуда вы знали, что машину будут осматривать?
- Нет. Просто у меня, Станислав, жизненный принцип, никогда и ничего не брать, особенно, находясь в командировке.
Утром после доклада заместителю министра о результатах выезда тот неожиданно спросил у Абрамова:
- Скажи, Виктор, как ты догадался о подставе?
- Опыт, товарищ заместитель министра.
- Ну, ну…


Рецензии
Прочитал с интересо эм. Ну и на муравейник наткнулся Абрамов. Кто только не прикоснулся к кормушке. Пишите со знанием дела. Был в советское время
писатель Шейнин Вы чем- то наполнил мне его. Он детально описывал ход каждого расследования.
Спасибо,Александр, за доставленное удовольствие. Кстати, много нового для себя узнал о норках.
С уважением! А.М.

Владин   05.10.2019 12:00     Заявить о нарушении
Спасибо за оценку. Заходите.... Теплого вам октября.

Александр Аввакумов   06.10.2019 08:41   Заявить о нарушении
Когда писал комментарий, наткнулся на трудности.кто- то постоянно лезет на мой планшет и страницы, которые я открываю. Неужели на портале есть засланные казачки и прохиндеи.
С уважением! В.М.

Владин   06.10.2019 09:09   Заявить о нарушении
На это произведение написано 175 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.