Тишина на дне коробки

    Лея , засучив рукава, доставала из большой картонной коробки ёлочные шары. Красные, в блёстках они так красиво выглядели в вечернем свете, но, стоило только взять один в руки, как он тут же трескался и рассыпался на тонкие, мелкие осколки, которые больно резали руки. Половина игрушек уже была раздавлена её уставшими руками – шары в коробке выглядели как скорлупки яиц какой-то сказочной птицы, птенцы которой покинули свои первые «домики». Лея вздохнула, отодвинула коробку и,  кряхтя, встала с пола. «Придется идти за старыми игрушками, иначе ёлка так и останется без украшений», — подумала девушка.

Благотворительная рождественская ярмарка приближалась с пугающей скоростью, но и половины ещё не было подготовлено. Да и команда собралась не лучшая.  Две недели назад Лея предложила заняться необычным делом и принести пользу обществу – помочь  в организации благотворительной рождественской ярмарки. Одной  было страшно брать на себя такую ответственность, потому она  подтянула своего парня и пару друзей. Этого ей казалось более чем достаточно, однако,  Кефа, её парень, как всегда притащил всю свою шайку, которую Лея так ненавидела. А  её товарищи в лице Вирсавии ,  Нецер  и Исаака   хоть и были людьми вполне вменяемыми, но с трудом справлялись с навалившимися на них обязанностями.

На улице было тепло — вьюжило, и падал влажный, тяжелый снег. Лея, набросив на плечи пальто, бежала в церковь за коробкой старых рождественских игрушек.  Всё вокруг дышало атмосферой праздника. Настало время, когда всё, что у нас есть приумножается, однако, всего, чего не хватает — в это время не хватает в десять раз сильнее.  Лея любила идею Рождества – уютные вечера как с открытки, музыка  и каждый встречный становится другом. Но в реальности для неё это был грустный праздник. Она чувствовала себя бродягой, заглядывающим за стеклянную витрину дорого магазина. С опаской и тревогой она замечала первые гирлянды и украшения, каждая нотка рождественской песни царапала грудь когтистой крысиной лапкой.  Потому, когда праздники заканчивались, Лея с облегчением убирала все украшения и возвращалась в серое течение будничных дней. И на её душе на некоторое время воцарялось нечто похожее на покой.

Тяжелая деревянная дверь церкви гулко громыхнула, вырванная порывом ветра из рук девушки. Внутри было темно и сухо. Лея стряхнула снег с пальто, прошла через церковный зал мимо пустых лавочек.  Поднявшись наверх, она  сразу приметила  коробку со старыми ёлочными украшениями. Руководитель благотворительного вечера их забраковал и привез новые, так что старые игрушки так и остались не у дел. Коробку даже никто не открывал, а Лее так не терпелось увидеть  что же в ней таилось. Она взяла коробку и начала спускаться по лестнице, когда телефон в кармане завибрировал.

— Кефа, ну что тебе нужно?

— Лея, завтра мы все вместе идем играть в хоккей. Все парни будут с девушками, ты тоже должна прийти.

 — Это на весь день? — вздохнув, спросила Лея.

 —Да, скорее всего. Так что ничего не планируй. И не надо так вздыхать!  Ты даже не пытаешься разделить со мной мои увлечения, так что хотя бы в этот раз сделай вид, что тебе интересно!

 —  А ты много моих увлечений разделил? —  ответила Лея и положила трубку. 
Уставшая от злости и обиды она опустилась на церковную скамейку.

 — Господи, ну почему, почему хотя бы раз в жизни всё не может быть так, как я хочу! Хотя бы на один день забыться и отдохнуть, почему хотя бы одно Рождество не может быть похоже на рождественскую открытку.. а дальше пусть всё будет как всегда.

 Её одинокий голос холодно отражался от кирпичных стен. Лея безвольно опустила руки между колен. Сквозь витражи она слабо видела непрекращающийся снегопад. Темнело. Пора было возвращаться.

***
В зале друзья шумно что-то обсуждали,  составляя план расстановки торговых точек на ярмарке.  Кефа громко смеялся и как всегда дергал бегунок толстовки. Рождественский свитер, который ему купила Лея он так ни разу и не надел.  По большому залу, который в будничное время служил холлом  европейского учебного цента,  летали блестки, серпантины, иногда даже бумажные тарелки, раздавался оживлённый гомон парней и снисходительный, поддакивающий хохот девиц.  Рахель   по обыкновению кружила между парней, запрокидывая голову в беспричинном  смехе.  Лея злилась и переживала, что такой командой никогда не получится подготовить благотворительный рождественский день по-настоящему хорошо. Она была перфекционисткой  - это был её слабый потуг создать видимость своей полезности в те редкие моменты, когда выпадала возможность проявить себя. Не смотря на то, что такие моменты выдавались крайне редко, она выходила из них победителем.  Лея была от природы ответственна и сообразительна. Подхватываемая творческим порывом  она  полностью отдавалась увлекшему её делу.
Девушка понимала, что у неё нет сил заниматься морализаторством и взывать к совести безответственных друзей, потому молча прошла с коробкой к ёлке. Её, казалось, никто не заметил, потому довольная таким раскладом, Лея уселась под рождественским деревом с коробкой старых игрушек.
Вооружившись тряпкой, Лея аккуратно протирала каждую игрушку, привязывала к ним новые верёвочки и развешивала на ёлку. Щелкунчик, снежный шар, шишка, спящий полумесяц, жёлтый дом с горящими окнами, белочка — все находили место на рождественском деревце. Было так приятно прикасаться к этим старым вещицам! Уже собравшись вставать, Лея заметила в углу коробки под куском газеты ещё одну игрушку – тряпичного мальчика в вязаном свитере со снегирями. Мальчишка был мягким, теплым, как любимая игрушка детства, его глазки-бусинки  пытливо уставились на Лею. Не в силах оставить его здесь, девушка забрала куколку домой, пообещав про себя завтра же принести взамен другую.

— Что ты там возишься, Лея? Сколько можно тебя звать? – громыхающий голос Кефы отвлёк  Лею от размышлений о рождественской куколке.

— Что случилось?

— Мы назначаем волонтеров на торговые точки, список подтвердивших свое участие у тебя?

— Нет, я отдала всю информацию Нецер.

— Слушай, хватит здесь сидеть, как будто всё это не твоя идея, - сдвинув брови, Кефа повернулся на пятках и вернулся к друзьям.

— Конечно, я ведь здесь просто так сижу, - бормотала про себя Лея, с трудом разгибая затекшие ноги.

 Лея прошла мимо всех, спешив спрятать игрушечного мальчишку в сумку. На полу валялись смятые планы рассадки гостей, контакты волонтеров, которыми бросались ребята. «Хочешь сделать хорошо – сделай сама. Но разве можно в одиночку организовать благотворительную ярмарку?». Снова вздохнув, Лея направилась к парню, который как всегда громко смеялся, лишь изредка провожая её взглядом – нервно и высокомерно.

— Хватит бродить туда-сюда. Куда бы я с тобой ни пришел, я все равно, что один, - сверкнул глазами Кефа и переключился на просмотр дурацкого видео на ноутбуке, над которым все смеялись.

— А ты со мной вообще никуда не ходишь! Так что отвали, — рявкнула Лея.
Вирсавия сверяла списки. Лея подсела к подруге.

— Вирсавия, ты идешь завтра на хоккей?

— А что делать, все идут. А ты?

— Придется. Кефа как будто без меня не обойдется. Ненавижу хоккей. Там вечно холодно, пусто. Что нам там делать весь день?  Последние дни перед Рождеством лучше проводить где-нибудь под пледом, смотреть рождественские фильм и пить кофе с корицей. Вместо этого придется весь день наблюдать, как парни будут валять дурака, к концу вечера так и не заметив, что им даже шайбу не дали. Хоккеисты, тоже мне….

— Ну они думают, что это круто, - хмыкнула Вирсавия.

— Думать  –  это не про них.

— Не спорю. Меня радует, что все почти готово, и скоро можно будет расслабиться – хоть на хоккее, хоть под пледом.  В конце концов, главное же дух Рождества!
— Смотри-ка  кто заговорил! Ты же всегда скептически относилась к праздничным традициям?

— Я и сейчас отношусь скептически. Но это не значит, что я не могу сидеть под пледом с какао.

— Согласна, к тому же всё равно хоть скептически относись, хоть нет, а все эти имбирные человечки, вязаные носки и рождественские песни — пародия на старую рождественскую открытку. Если хранить Рождество внутри себя, то никакие носки и свечи не понадобятся. В противном случае всё бесполезно. ..А Исаак что? Так и не принял решение встречать Рождество вместе с тобой и твоими родителями?

— Кажется, уже и не примет. Да я и не уверена, что по-прежнему этого хочу, думаю, что всё к лучшему.

Девушки вздохнули и вернулись к работе. Лея зябко поёжилась, потёрла ледяные руки и оглянулась в поисках источника сквозняка – всё было закрыто.  Она обвела взглядом большое помещение холла.  Ещё недавно Лея в голове рисовала рождественскую суету, объединяющую всех подготовку к благотворительной ярмарке, тёплый свет и хрустальный смех. А по факту она видела холодный полупустой зал, разбросанные коробки и кучку  людей в лице Кефы и его друзей.

На улице всё еще сильно мело. Уже полностью стемнело, когда Кефа подошел к Лее сзади и погладил её по голове, хотя это было больше похоже на удар, отчего волосы Леи выбились из прически. Потом повелительным тоном сказал:

— Пойдем домой, мне ещё подготовиться к завтрашнему нужно. Я тебя подвезу.

Прислонившись лбом к стеклу машины, Лея всю дорогу промолчала. Кефа оживлённо о чем-то беседовал по телефону — видимо, по поводу предстоящей игры в хоккей. Он был шумным, активным и чёрствым человеком.  Меланхоличная Лея уставала от его давления и грубости. Ей были необходимы спокойные моменты тишины и молчаливого присутствия любимых людей – Кефа не был на это способен. При других обстоятельствах Лея никогда бы не была с таким человеком, но она так устала от вопросов  друзей и родственников об отсутствующей  личной жизни, что Кефа был её спасением. Надежный и постоянный он был её прикрытием. К тому же Лея давно потеряла способность к душевному покою , так что больше за этим не гналась, она была как больной анорексией -   голодной, но не способной принимать пищу.
Кефа пытался что-то спросить у Леи, но она так устала и хотела спать, что не могла ни о чём говорить. Ей не терпелось принять горячий душ, постирать игрушечного мальчишку и забыться сном.
***
На прикроватной тумбочке дымился чай. Игрушечный мальчик сушился на батарее после стирки. В то время Лея тоже приняла душ и сейчас, закутавшись в махровый халат, сидела на кровати и с нетерпением ждала, когда же игрушка высохнет. Тогда она снова наденет на него чистый, постиранный свитерок со снегирями и повесит на ёлку. Её глаза медленно и устало слонялись по книжным строчкам, она поглядывала на часы, прикидывая, когда сегодня ляжет спать. Стрелки ползли, но Лея наслаждалась мгновениями тишины и чистоты. Она заранее отправила своему парню сообщение «Спокойной ночи», чтобы Кефа сегодня больше ей не писал. За окном по-прежнему тихо падал снег, на улице совсем не было ветра, потому снежинки, ничем не потревоженные, падали ровно.

 Лея встала с кровати и подошла к шкафу. Нужно было приготовить одежду к завтрашнему хоккею. Хотя какое отношение хоккей имел к ней? Она просто будет сидеть и весь день пялиться невидящим взглядом на лёд. А она бы так хотела провести этот день дома, пусть бы даже Кефа пришёл, взял  большую кружку чая и смотрел вместе с ней какой-нибудь милый фильм. Но нет. Где уж там. Зато Лея всегда рядом, всегда разделит его интересы, которые самой ей абсолютно безразличны, а чаще  - даже раздражают её.  И Лея бы ушла от него. Оставила бы всё. Если бы чувствовала себя где-то нужной. А так она могла почувствовать себя на месте только принадлежа кому-то.

В квартире было очень тихо. На столько, что могло показаться, что слышно как падает снег. На столе завибрировал телефон — звонила мама. Лея не стала отвечать, она не хотела никого слышать. Она любила свою квартиру за тишину и возможность не говорить с теми, с кем не хочется. Ведь что может быть хуже, чем быть одиноким в окружении чужих людей. Даже если это родственники.  Думая о ком-то несуществующем, но близком, Лея ощущала тепло.

В безмолвии вечера девушка размышляла том, что у любимого человека замечаешь даже неровный вздох, а у нелюбимого и крик о помощи не слышен.  От того ещё  больше сейчас не хотела ни с кем общаться.

Когда игрушечный мальчик высох,  Лея взяла его в руки. Он был таким мягким и теплым, словно живой, что Лея оказалась не в силах повесить его на ёлку.  Она подняла игрушке ручки как ребенку и аккуратно надела постиранный свитер. Мальчишка скромно улыбался ей, а его глазки-бусинки влажно сверкали, словно от слёз.

***
На следующий день Лея проснулась выспавшейся и свежей. Она так и уснула в халате в обнимку с игрушечным мальчиком.  Часы показывали восемь утра. Девушка проверила свой телефон, светилось одно сообщение от Вирсавии: «Приезжай на ярмарку. Оттуда мы все поедем вместе. P.S. И да, у меня для тебя сюрприз. Возьми с собой вещи первой необходимости. Расскажу, когда приедешь». Совсем не понимая, что к чему Лея быстро собралась, закинула в сумку необходимые мелочи, натянула джинсы и свитер и поехала в учебный центр, прихватив ёлочную игрушку взамен мальчика.
На улице было свежо и светло – белоснежный снег укутал город как в пуховую шаль, казалось, ему теперь нехолодно. Лею накрыло чувство чистоты и спокойствия.
На ярмарке все занимались последними подготовками к Рождеству.  Кефа махнул Лее рукой и понес какие-то коробки в машину. Девушка  осмотрелась вокруг в поисках Вирсавии - она обстукивала от снега ботинки у входной двери. Запыхавшись, Вирсавия подошла к подруге и с блеском в глазах полушепотом сказала:

— Мы не едем на чёртов хоккей!  Зато едем в загородный дом – мы и вот те ребята,  тоже волонтеры. Говорят, это в пятидесяти километрах от города . Красота! Я на фотках видела. Камин, горячий шоколад и шерстяные носки – всё как ты любишь! Я побежала упаковывать подарки детям, мне всего штук десять осталось, - сказала Вирсавия убегая.

«Что ж, в такое прекрасное утро я не могла получить новость лучше!..Надо перезвонить маме. Я ведь так и не позвонила ей.  И предупредить её, что в загородном доме, возможно, не будет связи» — подумала про себя Лея.
После звонка матери Лея с облегчением выдохнула и вспомнила о важном долге, который необходимо было вернуть – игрушку ёлке.

Приблизившись к лесной красавице Лея начала искать лучшее место для мягкого снеговичка как вдруг почувствовала под рукой чей-то ботинок… Потом ветки ёлки раздвинулись, и оттуда на неё смотрели два карих глаза:

— Привет, — прошептал незнакомец и робко поднял ладонь в знак приветствия.

— Привет, — такой картине невозможно было не улыбнуться, потому Лея расплылась в улыбке, продолжая рассматривать «ёлко-жителя». У него были каштановые, теплого оттенка волосы и длинные,  пушистые на концах ресницы, которые выгодно оттенял верхний свет. Его доброе, открытое лицо белело между иголками как личико сказочного персонажа.

 – Ты тоже тут помогаешь?

—  Да, — всё ещё сквозь ветки отвечал парень.

— Может тебе помочь?

—  Всё уже почти готово, - сказал «ёлко-житель», ёрзая в попытках встать.
— Может тебе помочь встать? — по-прежнему улыбаясь, спросила Лея.

Робко замявшись, незнакомец протянул худую, белую руку.

— Меня зовут Ной.

— Я – Лея, приятно познакомиться. Ты тоже едешь в загородный дом?

— Да, — смущенно улыбаясь, сказал Ной,  — кстати,  а где новые ёлочные игрушки?

—  Они очень хрупкие, половина разбились, пока я доставала их из коробки, — с вздохом сожаления ответила Лея.

— Всё современное такое хрупкое, ненадёжное. А эти старые игрушки не такие красивые, зато крепкие. На них всегда можно положиться. Я помню их еще совсем новыми. Они были такие яркие, блестящие.

После этой фразы Лея попыталась внимательнее всмотреться в своего собеседника, чтобы определить его возраст. На вид парню, даже если прикинуть, что он прекрасно сохранился, никак не могло быть больше тридцати, а этим ёлочным игрушкам уже около полувека – как он мог помнить их новыми?

— Но время взяло свое. Коробку с игрушками кидают, бросают, когда проходит первый трепет обладания новой вещью. Игрушки оставляют на  чердаках – иногда на много лет, если появляются новые, более красивые игрушки. А потом, когда новые вещи их подводят, они вспоминают про старых «друзей». Достают эту самую забытую коробку, сдувают с неё пыль. Открывают коробку, и из их груди вырывается вздох разочарования – игрушки уже не такие красивые, как были.  Но иногда, как в нашем случае, коробка попадает к нужному человеку — эти ёлочные игрушки он моет, подкрашивает, наводит лоск. И вот они снова висят на красивом рождественском дереве, более чем достойные его. Вот бы с людей можно было также сдуть пыль бросаний и забываний, правда? — Ной грустно улыбнулся и опустил  взгляд на ботинки. — Но одной-то игрушке из этой коробки повезло найти свой дом и больше никогда не быть в забвении? — Ной  хитро улыбнулся, явно намекая на игрушечного мальчика. Потом кто-то позвал его и он, извинившись,  ушёл. А Лея осталась наедине со своими мыслями и многочисленными вопросами: «Как он может помнить новыми эти старые игрушки?», «Откуда он знает, что я взяла к себе мальчика?», «Почему я никогда не видела его здесь раньше?»

 Вокруг праздничная суета была в разгаре.  Нецер и Вирсавия раскладывали что-то по большим  дорожным сумкам, попутно легко споря о необходимости их содержимого; Кефа с Исааком смотрели на ноутбуке  видео, а глупая  Рахель как всегда смеялась, нависая поочерёдно над каждым парнем в зале. Остальные «перерезали» зал со списками, последними проверками подарков и  планами рассадки волонтёров. Осмотрев из своего угла большое светлое помещение, которое уже почти было готово к благотворительной рождественской ярмарке, Лея никак не могла найти своего нового знакомого.

***
Микроавтобус ехал мягко и тихо. Кефа поехал во втором с Исааком и Рахель – там веселее. Вирсавия теперь полудемонстративно, а на самом деле просто из желания отгородиться от ненужных мыслей,  ехала  с Леей и Нецер.  Заходя в микроавтобус,  Лея увидела, что Ной уже сидит в самом конце и, даже не задумавшись, устроилась рядом с ним.

—  Ты тоже хочешь, чтобы дорога была длиннее? — спросила Лея.

— Почему ты так решила? — в растерянности спросил парень.

— Ну ты сидишь в самом конце.

—  И что..?

— Ну как «что»? Мы сидим в самом конце, значит приедем позже других. И в дороге будем на долю секунды дольше, — с хитрой улыбкой объяснила Лея.

— Да, так и есть, как ты догадалась? — улыбаясь, спросил Ной.

—  Это очевидно.

Все расселись, и машина тронулась.  За окном пробегали сначала заснеженный город, потом поля и леса. Казалось, весь мир накрыло снежной пеленой. Ной дышал ровно и глубоко, от него исходило тепло и приятный сладковатый запах, хотелось прижаться к нему ещё сильнее, если бы это было возможно  — не только они любили ездить сзади.

Вдруг машину тряхнуло, Лея вскинула от испуга руки,  уже успев провалиться  в дремоту.  Ной  перехватил в воздухе её ладонь.

—  Почему у тебя такие холодные руки!?

— Они всегда холодные —  это не  значит, что мне холодно. Сейчас мне очень даже тепло.

    Ной достал свой клетчатый шарф и укрыл им руки Леи.

— Пусть рукам тоже будет тепло, - с улыбкой сказал Ной. Лея не нашла в себе сил ответить, лишь тоже благодарно улыбнулась в ответ и прикрыла глаза.

В тайне Лея мечтала, чтобы эта дорога в сказку не заканчивалась никогда.  Чтобы микроавтобус вечно также мягко ехал по занесенной снегом дороге, пусть всё всегда будет впереди, и  рядом всегда сидит этот тёплый мальчишка.

Вдруг Ной мягко толкнул Лею и кивнул в сторону,  показывая на дорогу. Там, на трассе, им махал трёхпалой ручонкой снеговичок с грязным шарфиком на шее.  Носик у него уже давно съехал от порывов ветра, но он по-прежнему был рад каждому, кто проезжал мимо – в тепло, а он был обречен всегда быть только свидетелем чужого уюта, но вопреки устройству мира именно поэтому был счастлив.

На глаза Леи от вида снеговичка навернулись слёзы.  Из-за предательской пелены всё плыло, а горло ломило от сдерживаемых рыданий. Ной, заметив, что девушка плачет, почти неощутимо взял её  за локоть, приободряюще пожав плечами.  Всё в его манерах и движениях было деликатным, мягким — Ной  был похож на тёплый рождественский свитер. В его больших грустных глазах отражалась дорога и сама Лея. Девушка уже не знала, плачет она из-за снеговичка или из-за этого парня – трогательного и милого. Чувства перемешивались, Лея ничего сейчас не боялась, ни о чём не думала, ни о чём не вспоминала. Комок боли и обиды растёкся — растаял как огромный ледяной куб у камина. Потому забыв, что в соседней машине едет её парень, она положила голову на плечо Ноя и, закрыв глаза, наслаждалась дорогой.

***
Лея сквозь сон почувствовала, как машина остановилась. Спросонок она растеряно смотрела по сторонам, стараясь понять где и с кем находится. Справа от себя она увидела всегда улыбающееся лицо Ноя, а слева в окне горело огнями название загородного коттеджного комплекса  «Вифлеем». Лея сладко потянулась, все только  начали выходить из машины, а она уже слышал радостный гомон парней из второго микроавтобуса. Что-то  падало и гремело,  а в зимнем воздухе раздавался раскатистый смех. Но девушке совсем не хотелось выходить. Ной  сквозь пелену  не до конца сошедшего сна казался ещё теплее. Как милый сказочный персонаж  он не отпускал сознание Леи – уставшей и замученной своим одиночеством.
Выйдя на улицу,  Лея вдохнула морозный свежий воздух, вместе с этим воздухом её легкие наполнила надежда — беспричинная, безосновательная, но долгожданная.  Вдруг её кто-то сильно толкнул в спину – это Кефа, играя в снежки с Исааком, в неё врезался.  Придержав Лею, чтобы она не упала, Кефа, даже не взглянув на неё, продолжил своё веселье. Лея же осталась  в одиночестве на пустой территории комплекса.

— Ты чего тут одна стоишь? – спросила Лею Вирсавия, поправляя на плече ремешок большой дорожной сумки.

—  Просто. Сейчас в дом пойду.

—  Ну ладно, забирай сумку, пошли в дом, — сказала Вирсавия, уходя. — Кстати, — она остановилась на полпути и, повернувшись к Лее, спросила:

— Кто этот парень, с которым ты так тепло общалась всю дорогу?
— Эмм. Это Ной. Он просто новый знакомый. С ним интересно.

— М, ясно.

— Что ясно, Вирсавия? Кефа всё утро в городе тёрся рядом с Рахель, потом они вместе поехали в машине. Про меня он и не вспомнил! Что я ему должна? Они же с Рахель  друзья! Вот у меня теперь тоже есть друг.

—Не злись, Лея. Я просто никогда не видела тебя такой. Потому и просила кто он. Пошли в дом. Где твоя сумка?

— В машине.

—Уже нет. Вон идет твоя «сумка». Ладно, встретимся в доме.

Повернувшись, Лея увидела Ноя — он нёс её сумку и как всегда робко улыбался. Его улыбка никогда не была  слишком веселой, эмоциональной или разнузданной. Он всегда улыбался, как будто  извиняясь, словно для поддержания дружеской теплоты. Не улыбнуться ему в ответ было невозможно, потому Лея весь день расплывалась в довольной улыбке, даже когда его рядом не было, потому что с того момента, как она его увидела, он всегда стоял у неё перед глазами.

— Не стой на морозе. Пошли в дом. Пришло время пледа, теплых носков и какао перед камином,  — сказал Ной,увлекая Лею по дорожке.

— Которых у нас нет. Ни носков, ни пледа, ничего. Ни рождественской пижамы. Все так спонтанно куда-то сорвались, что даже вещи с собой никто не взял…

— Значит, придется всё купить, - хитро подмигивая, сказал Ной.

— Где? Не думаю, что здесь что-то есть.

— Есть. Здесь всё есть. На территории комплекса есть магазины. Поверь мне, ведь это я его выбирал.

Ной потянул Лею за руки в сторону дома. Смутившись, девушка поплелась за ним.
Территория загородного комплекса  была украшена рождественскими огнями, фонарики горели вдоль узких дорожек, а окна больших, добротных деревянных домов светились тёплым жёлтым светом, в них она уже видела фигуры Нецер и Вирсавии, суетящихся в гостиной.  Кефа потерялся из вида почти сразу. «Оно и к лучшему», — думала про себя Лея,— «Оно и к лучшему».

***
Зайдя в свой номер, Лея, закрыла дверь за Ноем и сразу опустилась на кровать. Она была такой мягкой, дружелюбной, что не в силах встать, девушка пролежала четверть часа. Потом пошла в ванную и умылась прохладной водой, разложила немногочисленные вещи, которые взяла с собой и спустилась в холл.

На большом деревянном столе уже горели свечи, дымились пунш и глинтвейн. Девушки что-то готовили.

— Лея, иди помогать, куда пропала! – с весельем в голосе крикнула Нецер, было очевидно, что все уже были немного «под градусом».

— Вы так сразу? Что не предупредили, я бы раньше пришла.

—Хорошо, что сейчас пришла. Мы ещё ничего особо не начинали. Где твой друг? Ну, этот,  у которого на плече ты проспала всю дорогу? – с хитрой улыбкой и еле уловимым укором спросила Нецер.

— Не знаю, наверное, у себя.

—Ну, так найди его. Нам тут все нужны.

— Хорошо, я быстро.

— Ну-ну. Быстро она.

В тишине деревянные доски под ногами уютно поскрипывали, голоса и смех звучали отдалённо и празднично.  Лея поднялась на второй этаж, чтобы зайти в номер Ноя, но его там не оказалось.  Пройдя по глухому коридору, она услышала его голос – он стоял у открытого окна и кормил белку, тихо о чем-то  разговаривая с маленьким зверьком.

— Ной… - сказала Лея тихо, чтобы не напугать его, — пойдем вниз, нас все ждут.

— Да, конечно, я как раз спускался вниз. Но увидел эту красавицу и не смог пройти мимо. Иди сюда, — Ной протянул Лее орешек, чтобы она дала его белочке. Зверек вытянул к ней свои ручки и аккуратно забрал орешек, — Вот теперь точно пошли.
Ной деликатно взял Лею за руку — было чувство, что он ведёт её, при этом парень всегда шёл рядом — не впереди, не сзади, а всегда рядом, оттого касался её плечом, и одно это прикосновение наполняло душу Леи спокойствием и уверенностью.  С крупным, грузным, как шкаф Кефой она себя так никогда не чувствовала, наоборот, словно от него могла исходить опасность, она держалась немного на расстоянии, а хрупкая фигура Ноя  защищала её. По крайней мере, Лее так казалось.

День, переходящий в вечер был очень шумным и пьяным. Ной и Лея весь вечер не отходили друг от друга. Но никто не обращал на это внимания. Даже Кефа. Он всё время громко смеялся, постоянно что-то пил, бродил от одного собутыльника к другому, потом и вовсе полураздетый ушёл  на улицу жарить шашлык с друзьями.
 
— Может пойдем купим тебе носки? — утомленный шумом, Ной прошептал Лее.

— Да, давай уйдем отсюда. Очень громко. И очень всех много, — Лее не терпелось остаться с Ноем вдвоем.

На улице всё ещё шел снег. Уже темнело, потому фонари вдоль дорожек казались ещё ярче.  В конце дорожки виднелись бани, а от людей, вышедших из парилки, валил пар, они смеялись и играли в снежки. Лея с Ноем прошли мимо веселящихся постояльцев «Вифлеема», на лицах ребят блуждала снисходительная улыбка – шумные гулянья казались для них сейчас чем-то далёким в их тихом, заснеженном мире.

— Ещё дальше? — спросила Лея.

— Немного, за банями есть небольшая ярмарка, нам туда.

За деревянными домиками бань показались треугольные крыши уличных ларьков, украшенных огоньками. В их глубине сидели старушки, торговавшие банными принадлежностями, вязаными носками и шалями. Пахло глинтвейном и жареным в специях миндалём. Лея повернулась назад к дому, в котором они жили – он был так далеко, что еле различался среди холмов и деревьев, отделявших девушку от коттеджа. В этот момент Лею не угнетало её неоднозначное поведение и тот факт, что Кефа сейчас там,  в том доме, который казался ей  таким далеким. С кем он там? Лея видела, что ему весело без неё — Кефа и не заметил, что она ехала в другой машине, что в доме даже не подошла к нему, а потом и вовсе ушла куда-то с другим парнем. И её это не беспокоило — сейчас все мысли девушки  были устремлены только  к тому, кто шёл с ней за руку по этому сказочному городку. А кого интересует  что будет дальше? Привыкшую из-за  всего переживать, сейчас её это не волновало.

Время  шло медленно, как будто сжалившись над Леей. Она наслаждалась глинтвейном, который они пили с Ноем под кедром в новых, только что купленных варежках. Потом они снова шли покупать всё, что могло согреть их в эту ночь. Хотя сейчас Лее было тепло как никогда —  вечно мерзнущая сегодня она не нуждалась ни в варежках, ни в носках. Тем не менее, в большой крафтовый пакет  легли  белоснежные варежки, две пары вязаных носков с оленями, две пижамы – красная и синяя в имбирных человечках – для Леи и Ноя.  А потом ещё один глинтвейн. Грудь жгла ароматная, пряная жидкость и дыхание Ноя на щеке Леи. Он был так близко от неё, что чем ближе он находился, тем ещё ближе хотелось к нему быть.  Всё это должно было пугать её, но не пугало. Лея знала, что сегодня она будет ночевать в номере Ноя, а не Кефы, знала, что переступит черту. И она хотела, чтобы всё было именно так. Возможно, это будет счастливейший день в её жизни. Она просто не могла себе отказать в этом. Знала, что виновата. И что счастлива. И что это не продлится долго.

***
 В тот вечер они больше ни с кем не общались.  Казалось нечеловечески жестоким разрушить эту тишину, которая парила между Леей и Ноем.  Они прошли мимо уже изрядно подвыпившей компании товарищей. Лея даже не посмотрела, где был Кефа. «Не сегодня, просто не сегодня», — раздавался голос у неё в голове.

Всё по той же поскрипывающей деревянной лестнице они поднялись  в номер Леи. Глинтвейн всё ещё согревал её изнутри. Окна светились рождественскими огнями, забрасывая внутрь золотистый, тёплый свет. В полном молчании Лея разложила пакеты с уютными покупками, отдав один пакет Ною. Она не слышала, как он вышел. И тут же, только окинув взглядом опустевший номер, девушка ощутила подкатывающую разрушительную пустоту. «Как можно пугаться отсутствию человека, которого знаешь первый день?» — уткнувшись лицом в  ладони, шептала  Лея. Но она перестала искать логику во всём, что её окружало. Теперь ей было жизненно необходимо счастье – пусть немного эгоистичное, пусть странное, пусть вообще никто в этом мире её не поймет, кроме одного человека. И пусть он как можно скорее снова войдет в эту комнату. И он войдет.  Дверь тихо приоткрылась, и в комнату вошел Ной в синей пижаме с имбирными человечками. К лицу Леи снова прилила кровь, словно сама жизнь, замерев на мгновение, опять побежала по венам.

В полумраке Лея видела его милую, скромную улыбку. Всегда сам немного испуганный, он был таким трогательным в смешной пижаме. Совсем домашний, такой до трепета в груди тёплый, как само Рождество, как мерцающие огоньки в окнах домов. Ей хотелось плакать от разливающегося  внутри счастья. Вся она настолько чуждая этому чувству, наконец, с ним встретилась. Чтобы не расплакаться, Лея взяла пижаму и ушла в ванную переодеться.  Даже тонкая дверь, отделявшая её от Ноя, заставляла тело Леи холодеть от перспективы вот так, как сейчас не видеть его.

 Выйдя из ванной в пижаме и теплых носках, она увидела Ноя — он никуда не делся, никуда не исчез, а сидел на кровати и ждал её. В воздухе повисла пауза. Они не понимали должны ли сейчас придерживаться принятых в обществе правил общения с человеком, которого знаешь первый день или поступать так, как они чувствовали. Когда Лея сделала шаг к кровати, парень слегка подался к ней, словно собираясь встать. Но Лея выставив вперед ладонь, жестом показала оставаться на месте.

— Давай закажем еду, еще чего-нибудь сладкого и огромную чашку капучино, м? — спросила Лея, присаживаясь на край кровати.

— Кто в своем уме откажется от этого? Потом включим рождественский фильм и не будем его смотреть, потому что проговорим всю ночь?

— Да, такой вариант идеально подходит.

Ной притянул Лею к себе. Она с легкостью ей не свойственной приняла этот жест, устроившись на его плече. Лея вслушивалась в каждую нотку его мягкого голоса, когда он делал заказ. С жадностью одинокого человека, она старалась запомнить в этот день каждую деталь, пыталась бережно всё сохранить, потому что знала — этими воспоминаниями ей придется жить еще много лет. Возможно, они будут поддерживать в ней огонь жизни в самые холодные  времена.

Потом началась предрождественская ночь.  Лея и Ной смотрели на огни ёлки, горевшей за окном. Казалось, они даже слышали треск  дров в камине на первом этаже. Сейчас эти двое были как загнанные дикие зверьки , обреченные на борьбу за выживание – они слышали и видели всё вокруг. Даже стук сердца гулко звучал где-то в горле, но не от страха или волнения, как обычно, а от тепла и ощущения чуда, которые поднимаясь снизу, приливали  жгучим румянцем к щекам.

— Я ведь не знаю тебя. А так хотелось бы знать. Пройти с тобой к этому моменту уже целый путь, прожить и разделить важные моменты, которые привели бы нас в это мгновение. И избежать тем самым столько боли, нелепых ошибок, потерянных возможностей. Одно твоё присутствие расставило бы всё в моей жизни по местам. Если бы мы встретились раньше. Намного раньше, — допив кофе, Лея разрушила священную, рождественскую тишину.

— Возможно, лучше встретиться хотя бы сейчас, чем не встретиться никогда? Так ведь говорят, да?

— Да, так говорят. Но сердце сжимается ещё сильнее, когда представляешь, как было бы, если бы не пришлось  пережить всё то, что пережито.

— Наша дорога друг к другу состоит из кирпичей — наших ошибок. Никто не говорил, что мир справедлив.

— Да. Но теперь для многих вещей уже слишком поздно. И наша встреча не изменит этого. Но сегодня я не хочу об этом думать. Пусть ничего не будет кроме сегодняшнего момента – ни прошлого, ни будущего. Хотя бы сегодня.

— Так всегда. Есть только сегодня. Нужно просто уметь быть счастливым, осознав это.

— Я учусь.

Шли часы. Они шли и медленно, и быстро. Странное, совершенно незнакомое Лее спокойствие бежало по венам. Как будто огромная железная скобка, сковывающая многие годы её грудь, вдруг разжалась, и девушка впервые дышала свободно.  Сквозь её закрытые веки мерцали рождественские огни,  под головой она ощущала теплое плечо Ноя —  присутствие парня стало для Леи покоем и избавлением.

— Я так хочу спать, Ной. Но боюсь заснуть. Не дай мне заснуть.

— Почему ты боишься? Наоборот, засыпай. Уже утро. Скоро начнет светать, а ты ещё не спала.

— Но я боюсь  потратить драгоценное время на сон, боюсь, что, когда  я проснусь, тебя здесь не будет,  — сказала полусонным голосом Лея,  с каждым словом всё крепче прижимаясь к Ною.

— Не бойся. Перестань бояться. Страх уничтожает всё хорошее. Это чувство ничего не решает,  только разрушает. Тем более, куда же я денусь? — парень укрыл Лею одеялом и обнял её, чтобы развеять опасения девушки.

И Лея начала проваливаться в сон. Всё ещё прислушиваясь к дыханию Ноя, она утопала  в сладкой, безмятежной неге, как маленький ребёнок, уснувший в рождественскую ночь под ёлкой. Её накрыло сказкой, душевным теплом, она впервые чувствовала себя свободной —  от страхов, от сожалений, от самой себя.

— Ничего не прошу. Только будь со мной, когда я проснусь, — прошептала еле слышно Лея, перед тем как забыться сном.

***
Лею разбудил звон будильника. В комнате было очень холодно. Она протянула  руку к телефону, чтобы выключить навязчивую мелодию.  Очнувшись ото сна, девушка не сразу поняла, где находится. Потом постепенно узнала свою спальню — ни уютного номера в загородном доме, ни пижамы с имбирными человечками, ни рождественских огней. А вместо парня, обнимая которого она заснула – игрушечный мальчик в свитере. «Всё сон. Всё мне только приснилось», — словно вонзая нож в сердце, повторяла про себя Лея горькую правду.  Она чувствовала себя убитой, разрушенной. Всё вокруг ей казалось холодным, чужим, враждебным. А ещё тяжелее было от мысли, что она никогда больше не увидит Ноя. Не столкнется с ним случайно на улице, не посмотрит его фотографии в социальных сетях, любовно сохраняя их на свой компьютер, никогда её палец не зависнет в нерешительности над кнопкой «Написать сообщение». Потому что Ноя не существовало.  Вот так глупо и жестоко.

Рано утром Лея ждала метро. Белые следы чьих-то ботинок на чёрных путях казались донными  членистоногими, оставившими свои останки в тёмных океанических песках. На телефон одно за другим приходили сообщения от Вирсавии: «Ты где? Мы уже все в сборе», «Лея, ты что не отвечаешь?», «Лея, давай скорее!». Но ни на одно из них Лея не ответила. Как и Бог долгое время не отвечал на просьбы Леи дать ей передышку от бесконечного холода. Раньше она думала, что просто не заслуживает этой передышки.  Что это было её наказанием. Она так думала и сейчас. И только теперь понимала, почему Бог все-таки позволил ей прикоснуться к той жизни, о которой она всегда мечтала — потому что это было её истинным наказанием, то, чего она заслуживала. Жалел он её раньше, когда не позволял узнать этого чувства — чувства покоя и счастья. Потому что настоящая пытка и наказание шли следом – жизнь реальная. Намного проще жить, не зная, как можно жить по-другому. Не зная, с чем сравнивать. А теперь всё стало вовсе невыносимым , тело пронзала боль, как будто отходил наркоз. И Лея не могла жаловаться. И не хотела. В глубине души, понимая, что заслужила это наказание. Но менее больно от этого не становилось.

Зал благотворительной ярмарки был полностью украшен. Никто не заметил, что приехала Лея. Не видя ничего и никого вокруг, в слабой, но жгучей надежде она подошла к ёлке. Сердце билось как раненая птица — вот сейчас она снова увидит коричневый ботинок и  пару грустных глаз между еловых веток. Она скажет ему «привет» и поймет, что это был не сон. Руку в кармане согревал игрушечный мальчик, которого она сжала  с такой силой, что ногти впились в ладонь. Но Лея никого не увидела. Ни под ёлкой, ни вокруг. Его не было. Нигде.

— Лея! Наконец-то! Где ты пропадала? Почему не отвечала на сообщения? Поехали, все уже рассаживаются по машинам. Хоккей ждет нас.

— Нет, Вирсавия, я никуда не поеду.

Все имена в тексте являются библейскими:
Лея - усталая
Кефа - камень, скала;
Вирсавия - дочь клятвы;
Нецер - ветвь;
Исаак - смеющийся;
Рахель - овца;
Ной - покой, безопасность.


Рецензии
И всё же, я верю, что зная теперь каким может быть счастье, Леа найдет его в реальной жизни!!!) Очень понравилась Ваша повесть, Алёна, читая, словно окунулась в мир Рождества, мир удивительной тонкой натуры девушки!!!) Вы заставили думать, чувствовать, сопереживать!!!) Захотелось и самой быть счастливой!!!) Огромное Спасибо!!!)

Анни Аниклев   03.03.2018 21:55     Заявить о нарушении
Спасибо большое, Инна! Я тоже очень надеюсь на это!) Я даже написала два финала, в одном из них Леа все-таки встречает своего друга в реальности, но мне это показалось хоть и оптимистичным, но не слишком реалистичным. Буду надеяться, что теперь герои этого рассказа живут там своей жизнью дальше - непременно счастливой жизнью) Искренне желаю Вам счастья, Инна! И реального, самого настоящего!))

Алёна Левашова-Черникова   04.03.2018 14:11   Заявить о нарушении
Спасибо!!!) Это взаимно!!!)

Анни Аниклев   04.03.2018 22:22   Заявить о нарушении