Криминальный детектив продолжение

       Слон  и  собака.

  Дольше всех следователь беседовал с Валерой  Дёминым. Парень нервничал, путался в словах. Это не ускользнуло от глаз следователя и Василия Аркадьевича.      
- Валера, ты нервничаешь? - спросил следователь прокуратуры.   
- Чего мне нервничать, я никого не убивал. Доказать не могу, я спал. А наговорить можно, сколько угодно. Теперь  будут всё до кучи. За мной, только телефонные трубки, и всё. Я чистый, так и запишите.
- Ты, с Марчуком дружишь?  Продолжил следователь и приготовился делать запись в свой блокнот.
- Так себе, иногда. Пробубнил парень
- Это ты, с ним телефонные трубки срезал?   
- Всё знаете, в деле всё написано.  Я всего три трубки срезал, так теперь всю жизнь мне ими в морду будете совать. Кешка, тоже срезал, больше меня. Он говорит, только десять. Мы за раз двадцать срезали у “Автозаводской”, три я, остальные он. Нас и взяли у метро.
- Ты этим ножом трубки срезал? Следователь достал из своего портфеля финку с наборной ручкой.      
  Василий Аркадьевич сделал следователю замечание. Дознаватель убрал нож в пакет и отодвинул лист бумаги. - Так этим ножом? Видишь, я без протокола.
  Василий Аркадьевич снова, сделал замечание.  - Дело с телефонными трубками полностью закрыто. На родителей наложен по решению суда, штраф. Ущерб, нанесенный государству, подростком возмещён родителями, полностью. Я вам давал читать выписку из его дела, по всем эпизодам.
- Мне надо выяснить, чей этот нож. Валера? Следователь вопросительно посмотрел на парня.      
- Трубки ножом не срежешь, дураку понятно, мы кусачками. А этот нож, я в первую смену в лесу нашёл, когда в поход ходили, он  мне понравился, ручка красивая, наборная, и сам нож какой-то старинный.- И ты, в лесу нашёл?  Валера, покажи, мне свои руки.   
- Руки, как руки.
- Это что?  С язвительной улыбкой спросил дознаватель.
- Видите, что. Татуировка.      
На фалангах пальцев была татуировка букв  С.Л.О.Н.      
- Кто тебе это сделал?
- Не  скажу.
- Что СЛОН  обозначает? "Смерть легавым от ножа"? -  вновь ухмыльнулся следователь.   
- Совсем не обязательно.   
- Обычно на  пальцах  имена ПЕТЯ, ВОВА.  Ты же, не слон.   
- У меня пять пальцев, а не шесть, ВАЛЕРА не помещается.  Слон - это спать лёжа очень неудобно.
Следователь и начальник улыбнулся.
- На память, - шмыгнул носом Валера, - чтобы не забыть?  - Я пошутил.
- А если без шуток?   
- Я всегда шучу. Спец лагерь особого назначения.   
- Валера, здесь шутками и не пахнет. Это серьёзно.   
- Не нравится, пожалуйста: "Самолёт летит очень низко", "Спаси любовь от негодяев", могу ещё "Сегодня лентяи обедать не будут"   
- Скажи, вот что. Кто к тебе вчера, приходил? ...

                ...

  До  обеда  следователь  поговорил ещё с тремя  мальчиками  из второго отряда:  с Филипповым Толей, Емельяновым Валерой и Голубкиным Валерой.  Все твердили одно и то же: "Я спал, ничего не знаю".   
Емельянов признался, что ночью ходил курить, но ничего подозрительного не заметил.  ...      

 Следователь и начальник остались одни.
- Ваше мнение?  Вы, начальник, должна же быть собственная версия происшедшего в вверенном, вам учреждении.   
- Думаю, всё же, - начал Василий  Аркадьевич, - это их собственные разборки. "Легавый щенок", может относиться и к взрослому. Четвёртый или пятый был, наверняка. Вопрос, который больше интересует меня, зачем они к нам забрели?  Вы же знаете, кто они. Они все у вас в картотеке. В розыске.   
- Я, тоже над этим думаю, Василий Аркадьевич.   
Следователь закончил писанину, отодвинул бумаги на центр стола.
– Я расследую двойное убийство. Вокруг вашего лагеря творятся тёмные дела.  Не так ли?   
-  Вы правы, - ответил начальник пионерского лагеря.
-  В том месяце у вас пропали трое ребят, хочу заметить: Вихров, Столицын и ваш сын.   
- Ещё Французов. Хорошо, что тогда всех их нашли.   
- Разрешите, я по порядку. Через неделю, в лесу труп вблизи от вашего лагеря,  убийство  ... Скажите совпадение?
- В трёх километрах.
- Да, в трёх километрах, но других лагерей здесь нет. В соседнем лагере, семь километров от вас, пожар и опять фигурируют ваши ребята, и ваш сын, в том числе. Вчера, всё та же компания, целый день без сопровождения взрослых, вне лагеря. В Подольске побывали, в Серпухове - в результате вокруг них одни драки, в завершении три трупа.   
- Два.   
- Я про труп девушки. Ещё неизвестно, может ниточка к вам потянется.
- Вы забыли, в километре посёлок. Умышленно не сказали, что рядом с детскими лагерями криминальный бордель, который с большим трудом прикрыли. Лагерь "Водник" расформирован, исключительно по причине близости его к этому осиному гнезду. Наш лагерь, также имеет проблемы.   
- Я не забыл, я умолчал.
- Кстати, я про ниточку, про этот бордель. Вы в курсе, я член комиссии по расследованию этого дела от МВД? Ещё я думаю, многие  моменты, на первый взгляд не соприкасающиеся друг с другом и те, о которых вы упомянули, всё же пересекаются. Есть факты и фигуранты, общие для  многих эпизодов.  Не удивлюсь, что в скором времени, все эти разрозненные "дела" объединят в одно производство.
  - Не стану с вами спорить. Многое здесь не ясно. Вы, меня извините, я младше вас по званию, это к делу не относится, я скажу вам прямо, конкретно по данному делу  -  вы что-то знаете, и скрываете от следствия.
- Да. Я, что-то знаю. Знаю, дело о пожаре в соседнем  "Воднике", точно пересекается с нашим лагерем, да и с этим происшествием.   
- В чём?
- Финка с наборной ручкой фигурирует сразу в нескольких  эпизодах. Когда, прокуратура проведёт, все необходимые мероприятия с этим вещ доком, наш департамент будет просить ваш, передать его нам, для дальнейшего следствия. Этот нож проходит ещё и по линии ОБХСС. С ними МВД плотно работает.
- Это будет решать начальство. Я вернусь к данному событию. У меня есть ощущение, что вы, кого-то покрываете. Вы мне мешали задавать ребятам  вопросы.
- Ошибаетесь. Я отвечаю за всех ребят, и я соблюдаю закон, чтобы следователь сам не нарушал нормы дознания для несовершеннолетних.  Я, товарищ капитан, по закону, могу заявить протест и требовать замену следователя, если в дальнейшем будут нарушения. Перед вами, прежде всего дети. У них разные судьбы, не у всех чистая биография.   
-  И руки.  Съязвил следователь.   
-  Да, и руки. Мы их взяли на перевоспитание, у нас таких шесть человек. Да, у них поведение, оставляет желать лучшее. Этих мальчишек и девчонок хотели  прямиком в колонию. Не мне вам говорить, кто выходит из колонии. Они там не исправляются, из них там делают профессионалов для дальнейшего криминала.  Соглашусь, не всех, но для большинства, это начальная “школа воровства”, зачастую и бандитизма. Они сами там передают друг другу криминальный опыт. Мы же за два месяца уже перевоспитали четверых подростков.
-  Знаю, но их шестеро.  ...
-  Душа ребёнка, это жемчуг ...   
-  Чёрный жемчуг! Перебил следователь.   
-  Чёрный жемчуг дороже, его надо очень долго шлифовать, работать над ним. Не  забывайте этого, товарищ капитан. Я не позволю, чтобы по нежной душе подростка прошлась репрессивная машина дознания. Я не вдаюсь в тонкости этого дела, вы следователь - это ваша работа, но и я не постороннее здесь лицо. Надо давно принять закон, чтобы уже со времени вот таких  “бесед”, допросов следствия, принимали участие адвокаты, а не когда дело передаётся в суд. «Напахать», можно везде. Тем более, здесь дети. Считайте, я адвокат всех без исключения ребят, и как адвокат скажу, вы трижды оказывали давление на мальчиков, вынуждали их давать выгодные для обвинения показания. Ещё скажу, прямых улик против мальчиков нет. Нет даже, отпечатков на улике. Так, что отрабатывайте версии более тщательно, не травмируя детей излишней подозрительностью
- Что я и делаю. Скоро прибудет кинолог. Есть улика, ещё одна. Собака, самый независимый и не неподкупный  специалист своей службы. Она не различает звёздочки на погонах.  Ей без разницы - прокурор, или адвокат.   
                ....

"Зря я, так на капитана, сразу, наехал", - думал Василий  Аркадьевич.   
“Был, конечно, нажим в вопросах к мальчикам, но корректный. Что он, знает? Догадывается, что у меня свои интересы? Своих, я не сдаю никогда. Молодец, Лютик, не выдал себя. А я подумал, что ты прокололся на отпечатках, ан, нет. Что за умка?! Что за подарок готовит следователь? Пугает? Пугает, только меня. Зачем? Кинолог - это серьёзно. Хотя ... всё бывает. Вихрова искали, и куда служебная собака привела? К девочке, с которой паренёк, может быть, был в близких отношениях. Что ещё за улика? Нашли его вещь? Это плохо. Пёс в миг его вынюхает. Мало ли, что они там нашли на нашей территории, нужна прямая улика. Что же? Что будет, то и будет. Надо держаться до конца. Пусть прокуратура землю роет. Потом зам. министра им укажет, в каком направлении следует искать настоящих преступников...”

-  Задумались, полковник? - спросил следователь.
-  Есть немного.
-  О чём?
-  О том, что вам необходимо для проведения следственного мероприятия на территории детского лагеря, у меня как у начальника учреждения, необходимо получить на это разрешение, либо у моего руководства.
- У вас есть основание не давать мне такое  разрешение?   
- Да, капитан, есть.
- И какое основание?   
- Я сейчас для них и папа и мама. Они дети. В лагере есть малыши. Они могут испугаться.
- Такие дети ничего не испугаются, которые ножи метают, как десантники.
- Я согласен, в этом, с вами. Но не все, же десантники.  В июле мы сами обратились за помощью к кинологам, в поисках одного подростка. Собака дала «сбой», перепугав всех девочек. Паренька нашла совсем другая собака, нашего сторожа.
- Я понял одно, вы не хотите, чтобы собака, подчеркиваю, служебная собака, ...  испортила вам репутацию.
- Капитан, формулируйте ваши мысли более чётко. Если надо, ребята поймут необходимость этого. Они и я, пойдём вам навстречу, мы первые заинтересованы в  наказании настоящих преступников.
- Вас, не интересует, что за улика?
- Улика, это предмет, который изобличает преступника. Здесь нет преступников, я вам точно заявляю, капитан.   
- Вот, и посмотрим, может пёс за территорию лагеря махнёт, прямиком на станцию побежит, вам и беспокоиться не придётся. Вот, смотрите, улика. Это найдено на территории лагеря.
Следователь достал из портфеля прозрачный полиэтиленовый пакет, в котором находились хлопчатобумажные  перчатки.   
- Это улика? Капитан, да вы, что? Вас любой адвокат на смех поднимет. На нашей территории многое, что можно найти.
- Детский размер, кстати.   
- Не удивительно, кругом дети.  У нас стройка недавно закончилась, в овраге баня. Можно и взрослый размер найти ... перчаток.  Удивляюсь я, товарищ  следователь.
- Я расследую убийства. Я отрабатываю все версии, без исключения.
- Хорошо, отрабатывайте ...
Они ещё долго  беседовали между  собой.  Василий  Аркадьевич  понял, следователь тянет время, ждёт кинолога с собакой.     Пропустим  час  времени.            
                ...

  Приехал кинолог. Собаке дали понюхать перчатки и ...      Как, вы думаете, что было? Не угадаете. Пёс стал по-собачьи чихать, лапами тереть морду. В итоге стал лаять на своего проводника, мол, что за гадость дал мне нюхать. “Сам нюхай, и ищи”  - было написано в умных глазах псины.
Василий Аркадьевич наблюдал эту сцену. Он закрыл глаза, и с силой сдержал себя, чтобы не рассмеяться.         
"Ай, да Лютик! Ай, да Лютик!  Сухой горчицы насыпал в перчатки, я думал «прокол», и перчатки подбросил умело. Главное бандитов обезвредил, раз милиция не в состоянии... или не хочет. Всё продумал, молодец. Задание выполнил на "отлично". Тянешь, на поощрение".


Рецензии