Эссе 12 Имперская мысль и Жизнь

Имперская мысль и Жизнь

Эссе 12

В первой половине ХХ века был период, когда в научных кругах активно обсуждалась проблема безденежного учета. И не только в Советской России в связи с военным коммунизмом, но и на Западе. Среди работ западных ученых обычно выделяют работы одного из основателей Венского кружка Отто Нейрата, среди русских — работы А.В. Чаянова. Но оба этих автора в конечном счете предлагали просто сделать шаг назад по сравнению с уже достигнутым уровнем — от обмена продуктами опосредованного деньгами к обмену же продуктами, деньгами не опосредованному.

Вот что говорит официоз: - Виктор Михайлович Глушко;в (1923, Ростов-на-Дону — 1982, Москва)— советский математик, кибернетик. Академик АН СССР (1964) и АН УССР (1961). И ни слова о его творчестве в области экономики, финансов, хозяйственной мысли и геополитической и нравственной психологии.

Гений Глушкова многосторонен и приводимые мною ниже выборочные высказывания сегодняшних доброжелателей открывают страшную картину (что я и постараюсь наглядно и подробно показать). Примитивность «размышлений» этой советско-патриотической научной публики просто зашкаливает, а психология гения мысли Глушкова им просто недоступна. И так выдержки воспоминаний о Глушкове с моими комментариями и выводами: -

«В.М. Глушков, В.С. Михалевич, А.И. Никитин и другие разработали первый экскизный проект Единой Государственной сети вычислительных центров ЕГСВЦ, который включал около 100 центров в крупных промышленных городах и центрах экономических районов, объединенных широкополосными каналами связи. Эти центры, распределенные по территории страны, занимаются обработкой экономической информации от низовых органов. Их число определяли тогда в 20 тысяч. Это крупные предприятия, министерства, а также кустовые центры, обслуживавшие мелкие предприятия. Характерным было наличие распределенного банка данных и возможность безадресного доступа из любой точки этой системы к любой информации после автоматической проверки полномочий запрашивающего лица.

Был разработан ряд вопросов, связанных с защитой информации. Кроме того, в этой двухъярусной системе главные вычислительные центры обмениваются между собой информацией (эти 100 или 200 центров) широкополосными каналами в обход каналообразующей аппаратуры с тем, чтобы можно было переписывать информацию с магнитной ленты во Владивостоке на ленту в Москве без снижения скорости. Тогда все протоколы сильно упрощаются (технологически В.М.) и сеть приобретает новые свойства. Проект был до 1977 года секретным.

К сожалению, после рассмотрения проекта комиссией от него почти ничего не осталось, вся экономическая часть была изъята, осталась только сама сеть. Изъятые материалы уничтожались, сжигались, так как были секретными.
Против всего проекта в целом начал резко возражать В.Н. Старовский, начальник ЦСУ. Возражения его были демагогическими. Глушков настаивал на такой новой системе учета, чтобы из любой точки любые сведения можно было тут же получить.

Начиная с 1964 года (времени начала широкого обсуждения проекта) против Глушкова стали открыто выступать ученые-экономисты Либерман, Белкин, Бирман и другие, многие из которых потом уехали в США и Израиль. Стоимость проекта обошлась бы в 20 миллиардов рублей. Основную часть работы можно было сделать за три пятилетки, но только при условии, что эта программа будет организована так, как атомная и космическая. Глушков не скрывал от Косыгина, что она сложнее космической и атомной программ вместе взятых и организационно гораздо труднее, так как затрагивает все и всех: и промышленность, и торговлю, планирующие органы, и сферу управления, и так далее. Была предусмотрена самоокупаемость затрат на программу. А всего за три пятилетки реализация программы принесла бы в бюджет не менее 100 миллиардов рублей (доллар стоил тогда 60 коп. В.М.).

Но наши ведущие (либералы В.М.) экономисты сбили Косыгина с толку тем, что, дескать, экономическая рыночная реформа (реализована, как реформа Косыгина-Либермана в 1965 году В.М.) вообще ничего не будет стоить, то есть будет стоить ровно столько, сколько стоит бумага, на которой будет напечатано постановление Совета Министров, и даст в результате больше. Косыгин был недоволен. Глушкову была приказано, временно прекратить пропаганду ОГАС и заняться системами нижнего уровня. Как выяснилось позже, это стало началом конца грандиозного проекта.
Причин тут несколько, но главную роль сыграла косность мышления некоторых ответственных партийных функционеров. Мрачное пророчество Глушкова о начале экономического спада СССР в конце 70-х годов сбылось на 100%.

Именно Глушков, и никто другой, разработал и создал первую в мире персональную ЭВМ, названную «машиной для инженерных расчётов», сокращённо – МИР.

До того как усилиями Глушкова на свет появился МИР, ЭВМ представляли собой огромные шкафы, занимавшие в помещении несколько комнат. А МИР умещался на обычном письменном столе. Мало того, в представленном Глушковым устройстве были использованы все основные принципы работы современного персонального компьютера, так что МИР с полным правом можно назвать его первым прообразом. Диковинную машину там же, на выставке, купили представители компании IBM – до сих пор не вполне понятно, как советское руководство вообще решилось вывезти за рубеж для широкого показа столь передовую разработку, а уж тем паче её продать. Тем не менее факт остаётся фактом: американцам компьютер продали.

«К этому времени у нас уже имелась концепция единой системы вычислительных центров для обработки экономической информации, – вспоминал Глушков. Год-два – и в СССР можно было бы отправлять электронные письма. Плановой экономикой управлял бы «Интернет Глушкова» Советский прообраз Интернета был готов к осени 1963 года. Но в Кремле произошла внезапная смена власти, и новому руководителю – Леониду Брежневу было не до передовых разработок. «Начиная с 1964 года против меня стали открыто выступать учёные-экономисты, многие из которых потом уехали в США и Израиль, – писал Глушков в своих воспоминаниях.

А в Америке времени зря не теряли. В середине 1964 года учёный Джозеф Ликлайдер, работавший в области информационных технологий, впервые обнародовал идею создания разветвлённой компьютерной сети. Считается, что это было первым шагом к проектированию прообраза современного Интернета – системы ARPANET. Выходит, идеи Глушкова значительно опередили своё время. И при этом были заимствованы его критически настроенными коллегами из Москвы и Киева, оказавшимися впоследствии за океаном в команде того же Ликлайдера.

Мое резюме

До чего же надо быть сегодня слепым всем этим вспоминальщикам, чтобы не видеть разрушительной работы «пятой колоны» под четким, конкретным управлением верхушки либерального клана в России с 1917 года до сего дня. Эти творческие скопцы, «ученые» либералы сами были ни на что не способны, а вот сведения о любых наших научных разработках, тем более стратегических, как гениальная работа Глушкова, передавали на Запад тут же, и тут же по команде эмигрировали для работы над подобной системой в США, как штаб либералов.

Гений практической социологии Генри Форд в начале XX века опрелелил закон управляемости системы и ее конкретные реальные предельные размеры после которых система становиться неуправляемой и идет в разнос. Чтобы восстановить управляемость систему надо делить, дробить на составляющие. Подобная проблема стала ребром в экономике России и мира народов и государств Традиции жизни. И работы Глушкова по созданию «концепции единой системы вычислительных центров для обработки экономической информации» была ключем жизнеспособности страны, а не просто хозяйственно-управленческой моделью. Подобная система применима в любой индикативной экономической имперской системе государства (а Россию неминуемо пришлось бы возвращать на эти рельсы), она разпространима на все без исключения области жизни. И это сразу увидели либералы разрушители и встали против нее стеной, в подобной системе им просто не было места, она для них была убийственна.

Но в России с 1917 года процветает царство примитивных «технических» плебеев из русских и «республиканских» аборигенов, затаптывающих любое значимое явление, по подаче их кукловодов, «идейных партийцев»-либералов. Рулить «политбюро», «цк» и «генеральными секретарями» самим либералам «аппаратчикам», после Сталина, не составляло труда, что и показывает судьба гениальных идей Глушко. Сегодняшняя «социалистическо-коммунистическая» масса, как козлы на морковку, покупаются на дешевые лозунги «плановой социалистической экономики» от примитивного «звоночного» козла «академика» Глазьева, не видя их убогой гибельной сути.

Никто из нынешних плебеев «комуняк» и сегодня не признает очевидного. Рыночная торговая реформа Косыгина-Либермана 1965 года наработала связи либералов-«цеховиков» по стране, сразу начавших пухнуть от избытка денег и скупать на корню власть, а рынки к этому времени по подаче либералов были захвачены Кавказом и Средней Азией. Управляемость хозяйством страны была полностью потеряна и уже тогда пришли, были поставлены, Горбачев и Ельцин, когда страна катилась под откос и ее катастрофа распада была вопросом времени. Здесь «неизбежность великой октябрьской революции» и неизбежность распада России 1991 года явления совершенно одного плана и порядка, и имеют один источник – космополитическо-интернациональную либералистику.

Что бы могла принести система управления Глушкова в России и что она принесла Западу, я покажу в следующей части. 


Рецензии