Иссык-куль 86

Поединок Добра и Зла происходит каждую секунду в сердце каждого человека, ибо сердце и есть поле битвы, где сражаются ангелы и демоны.
(Пауло Коэльо)

Это было очень давно… Мы только что получили дипломы университета, были на седьмом небе от счастья, что теперь мы не кто-нибудь, а дипломированные специалисты.
Папа премировал меня путевкой на двоих на Иссык-Куль. В те годы отдых на Иссык-Куле был не просто поездкой к морю, а двумя неделями свободы, веселья и простых радостей отдыхающего. И поскольку папа был партийным работником, я думала, что попаду в райские кущи, с прекрасной обстановкой, горячей водой, душем, балконом в номере и ресторанным питанием.
Мы с подружкой Динарой купили билеты на автобус Алма-Ата – Чолпон-Ата, взяли по баулу вещей, немножко денег, предвкушая радость от предстоящей свободы, сели в вечерний автобус и помчались по серпантинному Кордайскому ущелью, даже не выглядывая в окна. Заранее предупредили водителя, чтобы он высадил нас возле поселка Долинка и, счастливые, заснули в креслах в позах буквы «зю», если б таковая имелась в русском алфавите.
Поутру, я б даже сказала, в неприлично раннее время, когда солнце еще не позолотило верхушки деревьев и было по-сумеречному темновато, водитель автобуса зычно крикнул в сторону салона: «Долинка!» – с ударением на первый слог. Мы вздрогнули, поднялись с мест и, выхватив свои сумки с верхней полки, выползли из автобуса.
Вместе с нами из автобуса выпало еще двое ребят, которые, как оказалось, собирались остановиться в пансионате с серьезным названием «Геолог». Они назвали свои имена, которые мы тут же забыли, окрестив про себя новых знакомых «геологами». Ребята предложили двигаться вместе, поскольку наш пансионат вроде бы по соседству. Но мы предпочли сократить дорогу и пойти полем. Поле было сплошь из подсолнухов. Пройдя его, мы очутились на картофельном поле. Солнце уже поднималось, невыносимо слепило глаза, и лишь дуновение ветерка поддерживало наш боевой настрой.
Когда мы добрели до столба с прибитой на нем дощечкой с надписью «Ак чердак», то остановились в недоумении. Потому что в путевке значился пансионат «Белая чайка». Логически рассуждая, мы решили, что это и есть то место, куда мы стремились попасть. Потом спросили проходящую мимо девушку-киргизку, и она, представляете, подтвердила догадку.
Наше прекрасное настроение с каждым шагом улетучивалось. Во всем пансионате нигде не было асфальта, и наша обувь покрылась пылью, что делало ее неопределенного цвета и формата. Мы стали искать администрацию, нам указали на барак, или даже сарай, он был деревянным, но в нем было окно. Позже мы поняли, что иметь окно – это привилегия.
А теперь, приготовьтесь, самое интересное и милое – про наше заселение. Администратор повела нас нехо-жеными тропками через лесок и вывела на пыльную полянку. Прямо за ней мы увидели длинное деревянное одноэтажное строение, где в стене имелись только двери. Дверей я насчитала пятнадцать штук. Дама-администратор пояснила нам, что это наш корпус, дала нам торжественно ключи от девятого номера и удалилась. Недолго думая, мы нашли дверь с огромной, нарисованной зеленой краской цифрой 9, открыли ее и застыли… как в пьесе «Ревизор» Гоголя, когда горожанам объявили, что к ним едет ревизор.
В нашем номере было две кровати с панцирной сеткой, одна тумбочка без дверцы и шкаф, тоже без дверей. Тут я открыла рот и сказала подруге: «Может, это ошибка? Мы не в ту «Чайку» приехали? Эту путевку нам прислал папин друг, он председатель райисполкома здесь, в Покровке – или в Быстровке? – не помню. Надо срочно позвонить домой».
В те годы, чтобы позвонить в другой город, нужно было ехать на почту в Чолпон-Ату. И вот опять дорога: вначале пешком через поле, потом на попутке: целое приключение! В центре Чолпон-Аты была ярмарка, базар, бар «Ямайка», почта, магазины.
И поскольку обстановка в пансионате не располагала к веселью, мы с Динарой решили позвонить подружкам, чтобы они приехали к нам. Откликнулись Эля и Гульнара. Довольные своей выдумкой, на попутке отправились обратно.
Первый вечер был убит напрочь и бесповоротно. Мы взяли по книжке и углубились в чтение. Других раз-влечений не было.
На следующее утро встречали подруг. Девочки приехали в полном молчании, потому что с первого взгляда друг другу не понравились. Мы не придали этому значение. Впереди еще десять дней. Подружатся, куда денутся?
Все дело в том, что характеры разные. Эля – независимая, красивая, дерзкая, но хозяйственная. Гульнара – беззаботная, холеная, тоже красивая, но безумно упрямая. Нашла коса на камень, одним словом.
И начались деньки отдыха и веселья. Утром, умывшись ледяной водой из-под крана в общем клозете, толпой идем на завтрак. Отстояв огромную очередь, получаем чай в солдатских кружках и кашу бесформенным твердым куском, кусок хлеба и кубик сливочного масла. Вот и весь завтрак. Чай сразу же выливаем в раковину, кашу не трогаем, кусок масла размазываем по хлебу и идем в комнату попить нормального чая. У меня с собой был огромный кипятильник, чтобы можно было постирать свои вещи, или вымыть голову горячей водой. В железном ведре кипятим воду и разливаем по кружкам. Такая была у нас суровая действительность. Никто не позавидует. Но мы были счастливы и этому. Ведь под рукой всегда была горячая вода – одно из благ цивилизации!
На трудности мы внимания не обращали, потому что были молоды, красивы и счастливы. И никакие трудности нас не пугали.
Пляж нам не понравился. Во-первых, галька вместо песка. Во-вторых, постоянный галдеж детей, орущих, бегающих и постоянно брызгающихся, тоже не устраивал.
Эля предложила взять лодку, сама села на весла и стала грести. Солнце пекло невыносимо. Мы могли превратиться в печеную картошку. Плыли на лодке, свесив ноги в воду. И вдруг, о чудо! Показался остров. Хоть он был небольшим, зато необитаемым, это точно! Мы назвали его Барса-кельмес (с казахского - пойти и не вернуться), для хохмы. Там мы загорали вволю, плавали, и никто нам не мешал.
Ничто не омрачало наш отдых. Все было замечательно, если не считать мелких ссор Эли и Гульнары.
Но однажды произошел инцидент, который заставил всех нас задуматься о том, что такое дружба, и о неоднозначном поведении людей в экстремальных ситуациях.
В один прекрасный вечер мы решили посетить дискотеку в одном из лучших пансионатов Иссык-Кульского побережья. Почистили перышки, нарядились и, уговорив сторожа отвезти нас на машине на вожделенную дискотеку, отправились на поиски приключений. Все прошло без эксцессов и нежелательных знакомств. Мы хорошо повеселились, потанцевали и стали думать, как же нам добраться до Долинки. Поймали частника, уселись и собрались ехать. Как вдруг к нашему водителю подошел его знакомый и попросил подвезти кого-то. Мы стали спорить, две девушки вышли, а мы остались. Девчонки сказали, что поймают такси и приедут. Конечно, нам не надо было разделяться. Но было поздно, хотелось спать. И мы не думали, что может что-то случиться. Тем более что нам с Динарой было хорошо видно, как девочки садятся в красную машину и уже едут за нами.
Но когда мы приехали в наш пансионат и вышли из машины, обнаружили, что второй машины нет. Постояв минут двадцать, пошли спать. Мы уже видели десятый по счету сон, когда услышали стук в дверь. «Кто там?» В ответ услышали Элин голос, который показался нам очень нервным. Открыли дверь и увидели Элю: вся перепачкана грязью, ладони исцарапаны, волосы всколочены. «Боже мой, что случилось?» – спросили мы в один голос. И услышали такую историю.
– Мы ехали в машине и уснули. Я сидела впереди, а Гульнарка сзади. Сквозь сон я поняла, что машина остановилась. Я стала открывать глаза, и в это же мгновение дверца открылась, и водитель меня буквально вытолкнул из машины. Я упала, стала вставать, а он захлопнул дверь и уехал. Девчонки, одевайтесь, поедем искать Гульнарку, – сказала Эля.
– Где мы ее искать будем? Мы не знаем эту территорию, и сейчас ночь, – сказала Динара.
– Если мы не будем искать ее сейчас, будет поздно, – ответила Эля.
В голове проносились самые мрачные картины, и страшные мысли одна за другой будоражили мозг. Мы оделись и вышли в темноту. Дойдя до сторожевой будки, стали громко стучать. Сторож, выслушав нас, согласился ехать искать нашу подругу.
Сколько мы ездили, час или два, не знаю. Искали везде: на дорогах, вблизи трассы, заезжали на дикие пля-жи. И вдруг нам повезло. Вдалеке я увидела одинокую красную машину с выключенными фарами. «Это она!» – крикнула я. Рядом с машиной горел костер и виднелись человеческие фигуры. Подъехав поближе, увидели заплаканную подружку, возле машины суетился тот самый водитель.
Гульнара дрожала то ли от страха, то ли от холода. Увидев нас, бросилась навстречу. Я не буду пересказывать о словесной перепалке с этим подонком. Скажу лишь, что очень хотелось врезать ему по физиономии. Но самое главное – подруга была жива и здорова.
Этот случай заставил меня приглядеться к Эле. Хотя я была знакома с ней года два-три, мне показалось, что узнала я ее только сейчас, в ту самую минуту, когда увидела в ней настоящего человека, друга, с которым не страшно пойти хоть на край света. Человека неравнодушного к чужой беде. Гульнара ей не нравилась, но она, не раздумывая, бросилась на ее поиски. Я очень благодарна Эле за то, что она такой смелый и неравнодушный человек. Хотя, к слову, Гульнара никакой благодарности не испытывала. Более того, она продолжала цепляться к Эле и высказывала свое неприятие…
Вот такие разные люди бывают и встречаются нам на жизненном пути. Делайте свои выводы, господа!


Рецензии
Поздравляю Вас, с выходом на прозу.
Вдохновения Вам и ярких впечатляющих героев.
Счастья Вам землячка.

Василий Григорьев   08.01.2018 13:51     Заявить о нарушении