Манипуляция сознанием

 
   
   Эта  публикация    является  конспектом  книги  «Манипуляция  Сознанием» советского, российского ученого, доктора  химических наук, историка, публициста, человека энциклопедических знаний,  Сергея  Георгиевича Кара-Мурзы.  Любой  конспект  несет  искажения  первоначального текста, поэтому  я старался, как можно больше    цитировать автора  большими   блоками из его книги, сшивая    авторские  тексты. Возможно,  прочитав  мою публикацию, у Вас появится  желания   полностью прочитать книгу  Сергей   Георгиевича,  Вы их сможете   без труда  найти  в интернете.  Там публикуются несколько изданий книги «Манипуляция  Сознанием».
Книга  состоит  из трех разделов.
             1.Сущность и доктрины  манипуляции   сознанием.
             2.Главные мишени манипуляторов  сознанием: знаковые  системы.
             3. Главные мишени манипуляторов  сознанием: духовные  процессы.   

    Во введении автор книги  предупреждает  читателей: « эта книга – не руководство по манипулированию сознанием и не наставление по защите  от манипуляции.   Главная  её  цель – дать материал, что бы каждый мог задуматься над выбором, перед которым  сегодня  стоит  наша страна. Это не выборы не президента или Госдумы, а жизнеустройства  ( типа цивилизации).

               
                1.Сущность и доктрины  манипуляции  сознанием.
                Глава 1. О чем идет речь.
     «Человек - не просто социальное  существо, которое  может существовать,  только обмениваясь информацией с себе  подобными. Он обладает  РАЗУМОМ и ЯЗЫКОМ.  Это большие   сложные  системы, воздействуя  на которые  можно программировать  ПОВЕДЕНИЕ.  Человек обладает  ВООБРАЖЕНИЕМ и одновременно живет в  двух измерениях  в двух  «реальностях» - в действительной и воображаемой. Воображаемый мир  ТОЖЕ определяет  ПОВЕДЕНИЕ  человека.  Но он зыбок и податлив, на него можно воздействовать  извне»
        На   поведение  человека  можно  влиять,  воздействуя на его БИОЛОГИЧЕСКИЕ структуры путем ПРЕСТУПНОГО   воздействия   физическими  полями, химическими препаратами или хирургическими  операциями. Автор книги считает, что подобные  способы  пока что  открыто использоваться не будут.                А если и будут, то преступников    рано или поздно  настигнет возмездие.      
«История дает основания для оптимизма. Хотя, бдительность  необходима.        Ведь ЭЛИТА хотела  бы иметь население, которое ведет себя так, как   выгодно, удобно и приятно именно ей, ЭЛИТЕ».

        Поведение  человека  можно изменить  с помощь  реально существующей  простой и законной  вещи – МАНИПУЛЯЦИИ СОЗНАНИЕМ. « Возможность манипуляции основана на том,  что  заложенная в нас биологическая программа поведения  дополняется  программой, записанной в знаках культуры.  И  на эту  вторую программу  можно влиять  средствами  КУЛЬТУРЫ. Наше  поведение  всегда  находится под воздействием других людей. Какой же вид  воздействия  мы определяем, как МАНИПУЛЯЦИЮ? Вот её  несколько признаков».
 - Манипуляция   понуждает  нас делать поступки, из-за которых  мы оказываемся  в проигрыше, а манипулятор в выигрыше. «Понуждение» при помощи  силы  манипуляцией не является.
- Манипуляция – ЛОВКОЕ  обращение  с людьми как с объектами, вещами.
- Манипуляция  это СКРЫТОЕ управление  поведением.
Сокрытие,  утаивание  информации – обязательный прием, могут быть и элементы игры в искренность.
«МАНИПУЛЯЦИЯ  - это программирование мнений и устремлений   людей, их настроений и  даже психического состояния  с целью обеспечить такое их поведение, которое нужно манипуляторам. Это вид  ДУХОВНОГО, психологического воздействия, а не физическое  насилие или угроза  насилия. Мишенью  манипулятора  являются духовные  структуры  человеческой  личности».

       Манипуляция требует мастерства и знаний. Есть самородки, обладающие  мощной  интуицией, но размах у них невелик и способности они проявляют только в «ближнем круге, семья, бригада, банда и т.п.   В политике же привлекаются  специалисты,  владеющие  технологиями, разработанными в научных учреждениях. «Нобелевской  премии в явном  виде  тут пока не учредили ( хотя некоторые  лауреаты  Нобелевской  премии мира и по литературе   должны были бы идти по этому разряду)».
«Манипуляция – это часть технологии  ВЛАСТИ,  а не воздействие  на друга или партнера.»

       «Вообще, простой  обман сам по себе  манипуляцией ещё не является, хотя и служит  одним из  её ЧАСТНЫХ  приёмов. Если кто-то  спрашивает  у нас дорогу на Минск, а мы его направляем на Пинск – это лишь обман. А вот если тот, собирался идти в Минск, а мы сделали так, что он захотел идти в Пинск,то это  манипуляция.   Она заставляет  человека  ХОТЕТЬ  сделать то, что нужно манипулятору». Жертва  манипуляции выступает как её соучастник, как соавтор.
«Один из признаков   программы манипуляции состоит в том, что люди  вдруг  перестают внимать  разумным  доводам – они как будто  желают быть одураченными».
«К любым словам и делам политиков  и их идеологов надо  подходить, как следователь, выслушивающий   объяснение  подозреваемого. Мы не отбрасываем  возможности  того, что эта версия истинна, но не принимаем  её сразу истину.   
 Мы хотим  УСТАНОВИТЬ  истину.»
      Обычно люди  не желают тратить сил и времени, чтобы просто УСОМНИТЬСЯ. Критически обдумать каждый сигнал не хватить сил и времени, если не владеть до автоматизма  «неким набором  умственных инструментов, которые бы сами собой  без усилия  сознания и воли, анализировали  бы информацию по одному признаку:  есть ли в ней  СИМПТОМ манипуляции.
Это, как опытный  водитель, заметив  малохольного типа, покачивающегося на  тротуаре, автоматически, сбросит скорость и нажмет на тормоз.
 «Но одно дело – засечь сообщение, из которого  торчит много «лапши», чтобы навесить вам на  уши.  Другое  дело – быстро выстроить  версии истинного   замысла  того «повара», что эту  лапшу готовил.»

      Вот это «другое дело»  - дело сложное, требующее много сил, знаний и времени, в повседневной жизни человеку  не требуется. « Достаточно решить первую задачу – ПОЧУВСТВОВАТЬ  подвох и просто  НЕ ВЕРИТЬ таким  сообщениям, не пытаясь  разгадать их смысл.
 Разгадывать их смысл, могут специалисты   владеющие  ГЕРМЕНЕВТИКОЙ - наукой о толковании слов.    Макиавелли, мыслитель, политик  средневековой  Италии, первый  понявший, что власть держится на СИЛЕ и  СОГЛАСИИ и что «Государь   должен непрерывно вести  работу  по завоеванию и удержания согласия  подданных». Ему принадлежат слова:  « Долгое  время не говорил я того, во что верю, никогда  я не верю и в то, что говорю, и если иногда  случается так, я и в самом деле говорю правду, я окутываю её такой ложью, что её  трудно обнаружить».

     Герменевтику  используют в «поиске  истинных смыслов тех главных  ПОНЯТИЙ,  которые  лежат в в основе  цивилизации Запада ( например: индивид, свобода , недвижимость, преступность и т.д.)
 Любое  сообщение  передается  в виде  ЗНАКОВ -  это  слово, текст, жест и даже  молчание в нужном  месте  в нужное  время.  «У политиков, манипулирующих сознанием, главное  часто  заключается в УМОЛЧАНИИ, а слова – это отвлекающая «стрельба».   Очень важны  смыслы, скрытые   в ОБРАЗАХ                ( картины, фотографии, кино, театры и т.д.)  Наиболее сильный эффект достигается при комбинации различных знаковых систем. Истолкованию подвергаются  и ДЕЙСТВИЯ.
 Толкование  текстов или событий  основано на том, что они встраиваются в КОНТЕКСТ.   Текст - общность  мыслей и слов, сцепленная множеством   связей, часть из которых  часть скрыта, невидима.  Контекст – более широкая  общность, в которую  вплетен текст скрытыми, в основном,  связями. «Толкование – Это восстановление  скрытых связей сообщения с  контекстом.  Успех этого дела  определяется  знанием, волей и творчеством   читателя».

      «Цель  манипулятора – дать нам такие  знаки, что бы  мы, встроив их в контекст,  ИЗМЕНИЛИ  образ этого  контекста в нашем  восприятии.                Он ПОДСКАЗЫВАЕТ нам такие  связи  текста  с реальностью, навязывает  такое их истолкование, чтобы наше представление было искажено  в желательном для манипулятора  направлении. Это  повлияет  на наше  поведение, причем  мы будем  уверены, что поступаем по собственному  желанию.
А наша  задача – воссоздать  в уме РЕАЛЬНЫЙ  контекст  сообщения и разными   способами встроить в него услышанное или увиденное».
Важны ИНТЕРЕСЫ тех, кто посылает сообщение «ИЩИ кому  ВЫГОДНО!»
«Это психологически трудно.  Власть имущие  и денежные  мешки  имеют возможности нанять  для передачи сообщений   любимого артиста, уважаемого академика, неподкупного поэта – бунтаря, секс- бомбу, для каждой  категории населения свой  авторитет.»
«Тот,  кто хочет  построить защиту  против  попыток  манипуляции  его сознанием, должен преодолеть косность ума, научиться строить в уме  ВАРИАНТЫ объяснения. Спастись от манипуляции  с помощью догматизма и упрямства, просто «упершись» невозможно», поскольку  манипуляция – это технология, над которой работают и используют  сотни тысяч специалистов и от неё, в принципе, человек не может  укрыться. Но он может  изучить её инструменты и приемы, а значит, и создать личные и коллективные  «средства  защиты».

               
                Глава 2. Демократия, тоталитаризм
                и манипуляция сознанием.
      «Манипуляция  сознанием  как средство    власти возникает   только в ГРАЖДАНСКОМ обществе  с ПРЕДСТАВИТЕЛЬНОЙ демократией.                Это «демократия западного типа», которая сегодня ошибочно принимается как просто ДЕМОКРАТИЯ – антипод  тоталитаризму. На самом  деле  видов  демократии множество ( рабовладельческая вечевая, прямая и т.д.)
В западной демократии граждане – индивиды  наделены  равными частицами власти в виде «голоса». Частица   власти  осуществляется на  выборах, равенство  выражается  принципом «один человек – один голос».  Никто не отнимет            
 у индивидов их частицы власти – ни  коллектив, ни царь, ни мудрец, ни партия.
Но «равенство перед законом не означает  равенство перед фактом». Перед фактом политически равные  граждане не равны, и это необходимо – страх перед бедными  сплачивает гражданское  общество».


     «Раньше при «старом  режиме»  власть не  распределялась частицами  между  гражданами, а  концентрировалась  у монарха, обладавшего  правом на господство.  В сословном обществе неравенство охранялось  традицией, выражалось в разных правах перед законом и подтверждалось непререкаемым словом  монарха». Власть монарха или  генерального секретаря  нуждалась в легимитизации -  приобретением   АВТОРИТЕТА  в массовом  сознании и не  нуждалась в манипуляции.  «Тиран  ПОВЕЛЕВАЕТ, а не манипулирует».
 Паркинсон, специалист по управлению пишет: «В динамичном  обществе искусство управления   сводится  к умению  направлять по нужному  руслу  человеческие желания. Те, кто в совершенстве  овладели этим  искусством, смогут добиться небывалых успехов».

        Главным создателем технологии   манипуляции с самого начала  были США.  На пространствах  свободных от традиций  сословных культур, возник свободный  индивид, не признающий  авторитетов. Такой толпой невозможно было управлять,   прибегая  к «государственному  насилию».  В истории возник  новый тип   социального управления, основанный на  ВНУШЕНИИ.
          В США создавалась именно  технология. Этим был  занят  большой отряд хорошо оплаченных интеллектуалов, умеющих обращать на  службу  правящим  кругам  даже  оппозиционные  течения. По данным  опроса   1987 года,    почти   половина  населения США   считают  фразу « от каждого по способностям,  каждому по потребностям  - Статьей Конституции  США, а не лозунгом из  «Коммунистического  манифеста».
         Западные  философы  оперируют  не понятиями «тоталитаризм» или  «культ личности», а говорят о двух типа  деспотизма – ВОСТОЧНОМ и ЗАПАДНОМ. Западный опирается на контроль над СМИ и используют их как нервную систему  общества. Французский   философ Московичи пишет о СМИ:  «Западный» деспотизм   предполагает  захват орудий  влияний или внушения, каковыми являются  школа, пресса, радио… Они простирают ответвления повсюду, где  люди собираются, встречаются , работают Они проникают   в закоулки  каждого дома , чтобы запереть людей  в клетку заданных сверху образов и внушить им  общую для  всех картину  действительности».
       «Представление  же, будто  наличие  «демократических  механизмов» само по себе   обеспечивает   свободу  человека, а их отсутствие её подавляет – плод наивности. Как только  манипуляция  сознанием превратилась  в технологию господства, само понятие   «демократия» стало условным и употребляется лишь как идеологический  штамп.»
        « Почему  способы  духовного воздействия ВНЕ ДЕМОКРАТИИ не подпадают под понятие  демократии? Ведь тираны  не только головы рубили  и «черным  вороном»   пугали -  словом, музыкой и образом  они действовали не меньше.


         Воздействие  на  человека религии ( не говорим пока о сектах) или  «пропаганды  В  ИДЕОКРТИЧЕСКИХ обществах, какими были царская Россия или СССР отличаются от манипуляции главными родовыми признаками: первый  признак -  СКРЫТНОСТЬ  воздействия и внушение  человеку желаний, ЗАВЕДОМО противоречащих его ценностям и интересам. «Ориентиры  и  нормы  поведения,  к которым  побуждали  религия и идеология, декларировались открыто и были явно связаны с декларируемыми ценностями. И отцы церкви и «отцы коммунизма» считали, что поведение, к которому  они призывали, -  в интересах спасение души или  благоденствия  их  паствы…  Поэтому и не могло стоять задачи скрывать акцию духовного  воздействия.  В казармах Красной  Армии  висел плакат: « Не можешь – поможем. Не умеешь – научим. Не хочешь – заставим». Смысл же  манипуляции  иной:  мы не будем тебя заставлять, мы влезем тебе  в подсознание и сделаем так,  что ты САМ ЗАХОЧЕШЬ».

         «Идеократическое  общество – сложная  конструкция, она держится на  священных идеях-символах и на отношениях  авторитета. Если противнику удается  встроить в эти идеи разрушающие их вирусы, то победа  обеспечена.
Гражданское   общество, состоящее из атомов-индивидов, связано бесчисленными ниточками интересов».  Удары по идеям большого  ущерба   гражданскому  обществу не наносят,  но удар по интересам  каждого индивида, прежде всего экономическим, переносит трудно.
       «Человек  либерального образа  мыслей  убежден, что переход от принуждения  к манипуляции сознанием – прогресс. Аргументы  понятны.                Кнут – больно, а духовный  наркотик – приятно. Манипуляция  сознанием, производимая  скрытно, лишает индивида свободы  в большей степени, нежели прямое принуждение.  Её жертва  утрачивает возможность  РАЦИОНАЛЬНОГО ВЫБОРА, ибо её  желания  программируется  извне». Человек превращается   в программируемый  робот.  Выразители русской  культуры  XIX века видели  во власти, развращающей  человека « оружием  сластей», антихристианскую силу.
    «Надо хладнокровно прикинуть  «достоинства и недостатки» кнута принуждения и пряника  манипуляции  и каждому определить:  если каждая власть – зло, то какое  зло меньше именно для нашей  культуры. Даже  в «войне всех против всех», ведущейся по правилам гражданского общества ( конкуренции) объекты  отношений делятся на три категории: ДРУГ, ПАРТНЕР, СОПЕРНИК. Специалисты сходятся на том, что  человек ставший  объектом  манипуляции, вообще  выпадает из этой классификации. Он - не друг, не партнер и не соперник. Он становится ВЕЩЬЮ»
      Переход к государству с властью, основанной на манипуляции,  больнее бы   ударил бы по русской  культуре, чем  уязвил  Запад. Иную, нежели на Западе, свободу искал  русский человек – особое  сочетание  свободы духа  и быта. И довольно  равнодушно относился к столь  ценимым на Западе политическим и экономическим   свободам».
          Замечания  автора  публикации  на «Прозе» - К великому  сожалению  мы видим, что русский  человек всё больше  склоняется   к западным «идеалам» и всё больше  попадает во власть  манипуляторов  всех  мастей. 
 
                ГЛАВА 3.
         Основные доктрины   манипуляции сознанием.
    Доктрины и теории манипуляции  сложились в ХХ веке, но основы были уже   теми, кто готовил буржуазные   революции в Европе.
Во Франции, общество в конце  ХVIII века было подготовлено  к слому  монархии полувековой  работой Просвещения. Литераторы и ученые  сумели  «отключить»  естественное  недоброжелательство  городской  бедноты к  плутократом и натравить её  на  монархию.  «Орудием   богачей стало именно то, что им  враждебно – стремление  человека  к равенству и справедливости».
Тогда  было понято,  что главным средством  власти в  обществе  будет  ЯЗЫК.
Тогда  же было понято «влияние на  мысли как можно большего количества  людей  значение  ЧИСЛА, заменяющего качества».
В XIX  веке была   создана  ШКОЛА нового типа, важнейший   механизм  господства  буржуазии. В этой  школе  с первого класса  поток  обучаемых делился  на  два  потока: одни  воспитывались и  обучались так, чтобы быть способными манипулировать чужим  сознанием,  другие (большинство) должны  были легко поддаваться   манипуляциям.
ХХ век – время создания крупных теорий и доктрин манипуляции  сознанием  и разработки  на их основе  технологий  манипуляций.
В книге   Кара - Мурзы  рассматриваются три доктрины:
1) Учение о гегемонии  Антонио Грамши.
2) Психологическая доктрина.
3) Социодинамика  культуры.

                Учение  Антонио Грамши.
      Антонио Грамши  (1891 – 1937 г.г.)  создатель  и руководитель  Итальянской  Компартии.  С 1926  по  1934 год по приговору   фашистского суда был заключен в тюрьму, вышел  тяжело больным и умер  в 1937 году.  В тюрьме  написал  громадный труд «Тюремные  тетради» -  важный  вклад почти  во все разделы  гуманитарного знания.  «Грамши  осмыслил опыт  протестантской реформации,  Французской  революции,  русской  революции 1917 года  и фашизм. Он создал  новую теорию  государства и революции  - для  современного  городского общества  и сделал при этом  множество открытий  общенаучного значения».
 С помощью  учения Грамши изучается  громадный диапазон  общественных  явлений: разжигание  национальных конфликтов, влияние  спорта  на массовое  сознание   в США,  эффективность тех или иных видов  рекламы.
«Один из ключевых разделов труда  Грамши -  учение о  ГЕГЕМОНИИ, развивающее  мысль  Макиавелли о том, что власть  держится не только на силе, но и на СОГЛАСИИ. Механизм власти – не только  принуждение, но и  убеждение, Собственность, как экономическая  основа власти, недостаточна – господство не   гарантируется.  Грамши подчеркивал,  что гегемония,  будучи  этико-политической, будет и  экономической, но уходит  от «экономического детерминизма», который делает упор на отношениях собственности.  Экономика – скелет общества, а идеология -  её  кожа.
«Положение, при котором  достигается уровень согласия  ( между  правителем(и) и подданными), Грамши называл  ГЕГЕМОНИЕЙ. Гегемония – не застывшее  состояния, а динамичный  непрерывный  процесс.  Гегемония означает не просто согласие, но БЛАГОЖЕЛАТЕЛЬНОЕ ( активное) согласие, при котором граждане желают  того, что требуеться  господствующему   классу.

    По Грамши, и установление, и подрыв  гегомонии ( состояния  согласия) – «молекулярный» процесс, протекающий не как  столкновение   классовых сил, а как
а как невидимое, малыми порциями, изменение  мнений и настроений  в сознании КАЖДОГО человека. Гегемония  опирается на  «культурное ядро» общества. Пока это ядро стабильно, в обществе имеется  устойчивая  коллективная  воля», направленная на сохранения  существующего  порядка.
Подрыв «культурного ядра» и разрушение этой  коллективной воли – условие  революции».
«Когда  «кризис  гегемонии» созрел и возникает  ситуация « войны» нужны   уже не только «молекулярные» воздействия на  сознание, но и быстрые целенаправленные  операции, которые  наносят  сильный  удар по сознанию, вызывают  шок, заставляют  людей  перейти к активной  позиции».
Для подрыва гегемонии  нужна  длительная «молекулярная» агрессия                в культурное  ядро.   Это не изречение истины, совершающей переворот  сознания. Это, как писал  Грамши: « огромное  количество книг, брошюр, журнальных и газетных статей, разговоров и споров, которые без конца  повторяются  и в своей гигантской  совокупности образуют то длительное  усилие, из которого рождается коллективная  воля определенной  степени однородности, необходимой, чтобы  получить действие,  координированное  одновременно во времени и пространстве». Такое  «усилие» было  создано в ходе  перестройки и в сознании  среднего  гражданина   было  « сломлено  культурное   ядро советского общества и установлена  «рыночная  гегемония». Для  слома  этого культурного ядра достаточно воздействовать на   обыденное  сознание, повседневные  «маленькие» мысли среднего  человека, неустанно повторяя одни и те же  утверждения, « чтобы  к ним привыкли стали принимать не РАЗУМОМ, а на ВЕРУ. 
Главным  действующим  лицом  в установлении  ГЕГЕМОНИИ  (достаточного  уровня согласия  в обществе)  Грамши  называет ИНТЕЛЛИГЕНЦИЮ.  «Её главная  общественная  функция  не профессиональная
(инженер, ученый  и т.д.)  Именно создание и распространение  идеологий, установление или подрыв  гегемоний – главный  смысл  существования  интеллигенции.

     От автора  публикации  на «Прозе».  В Советском  Союзе   во времена    «перестройки»  ведущую  роль играла  по подрыву  этого согласия   между  властью и населением, именно населением,  термин «граждане» в этом случае не  подходит, играла творческая интеллигенция и представители гуманитарных наук. Перечислять их поименно не  будем, одни  уже  ушли навсегда, другие ещё  продолжают вещать  в многочисленных  ток- шоу на телеэкранах.

   «Опираясь на теорию Грамши, культурологи  объясняют роль вещи в гегемонии  буржуазии. Вещи создают  окружающую среду, в которой  живет  человек, несут «сообщения», воздействуя на  обыденное  сознание. Если же  вещи и проектируются с учетом этой их функции как «знаков», то в силу огромных масштабов и разнообразия их потока  они могу стать решающей  СИЛОЙ в формировании СОЗНАНИЯ.


                Психологическая доктрина.
    Учение   Грамши  рассматривает  «ЧЕЛОВЕКА  ОБЩЕСТВЕННОГО», а не отдельную личность и не малые группы. Русский  психофизиолог  В.М. Бехтерев в книге  «Внушение и его роль в  общественной  жизни» описал  явление  массового внушения под влиянием «психического заражения», то есть при передаче  информации                с помощью разных  знаковых систем, т.е. СЛОВ, ИЗОБРАЖЕНИЙ, ЗВУКОВ.
«У Бехтерева  внушение  есть вторжение в сознание посторонней  идеи  без прямого и непосредственного участии  в этом  акте «Я»  субъекта. Оно может производится не только словами,  « везде  оно влияет не путем логического убеждения, а непосредственно влияет на  психическую сферу, без соответствующей  переработки, благодаря  чему происходит прививание идеи, чувства, эмоций или того  или иного  психофизического состояния». Поток  информации  здесь  односторонний,  диалог исключён. «Обстановка  внушения  -  митинг, где с удалённой трибуны  вещает  фюрер или демократический  кумир, толпа ликует и ты не можешь не то  вопроса  задать, а и усомниться ( могут  побить).  Сидя перед телевизором,  имеем  туже  структуру  общения. 
 
    В отличие от внушения  при УБЕЖДЕНИИ   человеку  предлагаются ряд доводов, которые он осмысливает  и принимает или отвергает. Убеждение  проходит в режиме  диалога. Обстановка  убеждения  - научный  семинар, техническое   совещание, семейный  совет.
Внушение, напротив, «обходит» разум субъекта. Бехтерев  писал: «Внушение, в отличие от убеждения проникает в психическую сферу помимо личного сознания, входя  без особой переработки непосредственно в сферу общего сознания и  укрепляясь здесь, как предмет пассивного восприятия».                Поток информации  здесь односторонний, диалог исключается.  Обстановка общения – митинг, где с удалённой  трибуны   вещает  фюрер или демократический  кумир.   То же  самое  происходит и у телеэкрана.
 Основатель теории  психоанализа  Зигмунд  Фрейд,  в своем  учении о  ПОДСОЗНАНИИ, « оформил  мысль, что  в подсознании  таится страшная сила и её  можно направить как на  поддержку, так и на отрицание какого-либо утверждения».
«Принятие психоанализа  как основы доктрины  манипуляции способствовали  успехи в области РЕКЛАМЫ.  Ученик  Фрейда Эрнст Дихтер, используя  психоанализ для рекламы, утверждал, что главная  ценность товара  для покупателя  заключается не в его назначении, а в удовлетворении запрятанных глубоко  в подсознании желаний, о которых сам покупатель может и не подозревать.  В большинстве  случаев  это темные  инстинкты и тайные желания, «вытесненные» в подсознание  потому, что они неприемлемы  для сознания».
В  конце  50-х годов психоанализ, дополненный  методами  герменевтики               ( науки о толковании  слов), семиотики ( науки о символах), этнографии и культурологи   и рекламы  товаров  был перенесен  в манипуляцию познанием  в политической  сфере.   
« Из психоанализа   в доктрину  манипуляции  перешло   важнейшее понятие «психологическая защита». Вначале  так обозначалось явление  личностное, потом  стали говорить  о  «психологической  защите» в межгрупповых
отношениях. Например, в прикладной  психологии есть направление, занятое  постановкой  психологической защиты  делегаций отправляющихся на переговоры».
 Успех  манипуляции  зависит от умения  отключить  средства  психологической защиты  личности и общественных групп, одним из средств   защиты  являются СИМВОЛЫ.
       .Австрийский  психолог Карл  Густав    Юнг так  раскрывает понятие символа: «..это термин, имя или изображение, которые могут быть известны в повседневной жизни, но обладают специфическим добавочным значением к своему обычному смыслу». В отличие от знака или эмблемы, символ не просто обозначает некий объект, а подразумевает нечто большее, обширный бессознательный аспект, имеющий глубокий смысл, который невозможно раскрыть до конца. Примеры символов - море, вода, гора, птица, змея, дорога».
      «Важной  концепцией   стало представление психики человека как арены  борьбы  множества  составляющих  его «субличностей» - частичных «Я». В этой борьбе   верх может брать то одна, то другая сторона его  «Я». Задача  манипулятора  -  правильно определить на  какое  суб-Я ему  выгоднее всего ставить и как помочь этому  частичному «Я» одолеть своих противников.
 Оказалось, что проще  всего манипулятору войти в союз  с низкими темными  силами.  Легче возбудить и превратить в мощный  импульс порочные, подавляющие  влечения, усилить и подкупить их, побудить сделать противное  всей  личности  дело».
 

 
                II. Главные  мишени  манипуляторов  сознанием:               
                знаковые   системы.               
             
        «Человек  живет в двух мирах – мире ВЕЩЕЙ и мире ЗНАКОВ. Вещи, созданные, как природой, так и самим  человеком -  материальны. Мир знаков  связан с вещами, но сложными текучими и часто неуловимыми отношениями.              В целом, мир знаков – первая мишень для манипуляторов.

                Глава 1.
                Оснащение ума: язык слов.

             Магическая  сила  слов.
    « Мир слов  включает  в себя  язык  как средство общения и средство мышления.  Размышляя, мы облекаем  мысли в слова.
 Язык  как система  слов, в которых человек воспринимает  мир,
есть самое  главное СРЕДСТВО ПОДЧИНЕНИЯ. Внушаемость посредством                слов   -  свойство психики, возникшее  ранее  мышления.  В раннем детстве                слова  взрослых оказывают такое  воздействие, что ребенку не требуется обоснований.

      «Мама не велела» -  это главное. Когда родители начинают логически  обосновывать запрет, они приводят  ребенка  в замешательство и подрывают силу  своего слова.
Внушение – это подчинение не через  рассудок, а через чувство. Даже   самый рассудочный  человек нуждается  во внушении. Во время неурядиц мы ищем  совета   у людей, которые  не являются знатоками нашей  проблемы.
 Во всех этих «не горюй», «всё уладится» и т.д.  нет полезной информации, но они оказывают  целительное  действие.

     Философ  С. Московичи  в книге «Наука о массах» писал: «Что во многих отношениях удивительно и малопонятно, это могущество слов в психологии толп. Могущество,  которое происходит не из того, что говорится, а из их «магии»,                от человека, который их говорит, и атмосферы,  в которой они рождаются». 
Через язык воздействуют и на СОЗНАНИЕ. В естественном  языке слова имеют множественный  смысл. Они порождают образы  через  ассоциации. Он рождается из личного общения людей,  которые излагают свои мысли. Он напрямую связан с диалогом и здравым  смыслом.
    Язык  диктора, зачитывающий текст – это  односторонний поток  слов, направленный на  определённую группу людей с целью убедить её  в чем  либо.  «Язык  диктора  несет смыслы, которые  закладывают в него те, кто контролирует СМИ. Люди, которые  начинают  сами говорить на таком  языке, отрываются от здравого смысла и становятся легкими объектами  манипуляции.    Когда русский  человек слышит слова  «биржевой делец» или « наемный  убийца, они поднимают в его сознании  целые  пласты  смыслов, он опирается на эти слова  в своем отношении  к  обозначенным ими явлениям. Но слова  БРОКЕР или  КИЛЛЕР, он воспринимает скудный, лишенный  чувства и не пробуждающий ассоциаций  смысл». Сравните: «убийца  скрылся с места преступления» - «киллер  удалился                с места  работы»!!!  Методичная  замена слов русского языка такими словами – часть манипуляции  сознанием.
 « Чтобы  ввести  в обиход  слова  разрушающие  ткань естественного языка, важно и звучание,  «звуковой  облик» слова. Ищут не благозвучие в его обычном  смысле, а броскость, энергичность слова, необычность звучания. Для этого хорошо  подходят иностранные  слова, насыщенные  звонкими согласными
(брокер, консалтинг, миллениум), особенно удвоенными ( триллер,  саммит)».

       В ХХ веке искусственное создание  языка  в целях манипуляции сознанием было поставлено на научную основу. Американский  социолог Лассуэл стал изучать  роль слова с помощью  точных методов. Он разработал методы  изучения и подбора слов как средство  искажения  смыслов, создал  целую систему принципа создания «политического мифа», путем  подбора  нужных слов.
 Германский   «Третий  рейх» создал  особый  магический язык.                Приступая  к   фанатизации масс, фашисты изменили смысл привычных                слов и понятий, ввели множество новых.     В этом  языке» применялась                особая, «разрушенная» конструкция   фразы с монотонным повторением                не связанных между  собой  утверждений и заклинаний.  Немецкий  ученый                Э. Кассиер писал, что воздействие  нацисткой идеологии на язык  было                столь велико, что произошло изменение  функции языка -  его магическая                функция стала доминировать над  информационной.
 Вырабатываются  слова  с заданным  смыслом -  сокращение, аббревиатуры.
«Сильное  воздействие на  человека оказывало сокращение   КГБ, причем на  человека  Запада оно действовало сильнее, чем на жителя  СССР».
Конструируются слова с отрицательным  смыслом, например, совдепия, слово бомж лишено полутонов и не содержит какого либо  сострадания, которое                звучит   в словах  «бездомный» и даже  «бродяга».
 В США во время  войны  во Вьетнаме создается  для прессы  специальный  язык. 
Из языка были исключены все слова вызывающие отрицательные  ассоциации: война,  наступление, оружие  по уничтожению живой  силы.  Вместо них применялись слова: конфликт, операция, устройство. Президент  Америка
В русском  языке наблюдаются  те же  явления - политики избегают  использовать слова, смысл которых устоялся в общественном  сознании и заменяют их эвфемизмами - благозвучными и непривычными  терминами.
Во время реформ 90-х в официальных и пропагандистских материалах  слово «капитализм»  заменялся на   «рыночную экономику».
Одним из  инструментом политического языка  являются  ЯРЛЫКИ,           которые  «навешваются»  политическим  противникам  с целью опорочить или высмеять противника путем  воздействия на  чувства и подсознание. Ярлык «империя зла» введенный  Рейганом, придавал борьбе  с   СССР оттенок религиозного противостояние  дьяволу.
 В самом  СССР в последние  его  годы, был введен  термин «геронтократия»  и даже «красно- коричневые», чем как бы  проводили параллель  между  фашизмом и коммунизмом.

В своем  романе- антиутопии «1984» писатель  Оруэлл описывает   западное общество, пережившее «выверт  демократии» - искусственный тоталитаризм, одним из средств власти был искусственный  язык  с                замещёнными смыслами.

                Глава 2.
                Иные  знаковые  системы
                Язык чисел. Мера.
        « В числе, как и в слове, заложены  множественные  смыслы. Магия                числа  в том, что оно, в отличие от слова, обладает авторитетом точности и  беспристрастности. Поэтому  число – один из главных объектов  манипуляции.
 Усиление количественного начала  в мышлении за счет качественного, сразу  сказывается на  языке – здесь на первый план выдвигаются количественные  характеристики, число оказывается в центре  внимания в политических выступлениях.

Свобода тех, кто  «ВЛАДЕЕТ ЧИСЛОМ» означает глубокую, хотя и скрытую зависимость тех кто «потребляет числа». Сила  убеждения  чисел  огромна.                Это предвидел ещё  Лейбниц, который писал: « В тот момент, когда  будет формализован  весь язык, прекратятся  всякие  несогласия; антагонисты усядутся за  столом  один напротив другого и скажут: подсчитаем!» Эта утопия означает полную замену  качеств (ЦЕННОСТЕЙ) их количественным  выражением (ЦЕНОЙ).  В свою очередь, это снимает проблему  выбора и заменяет её  проблемой  подсчета, что и является  смыслом  технократии.
Магическая сила   внушения, которой обладает число, такова, что если человек  воспринял какое-либо количественное утверждение, его уже  почти невозможно вытеснить  логическими  аргументами. Число имеет свойство застревать  в мозгу  необратимо». 
 Манипулирующая  сила  числа  многократно  возрастает, когда  числа  связаны  математическими формулами  и уравнениями – здравый  смысл  против них бессилен.
« Особо потрясают разум  цифры, приводимые  в качестве  художественного образа. Дело в том цифры  художника нельзя  понимать буквально, соотносить их с цифрами физическими. Религии же уклоняются от контакта  с историческим  временем.  Глупо  было бы  верить или не верить,   что Ной  прожил  950 лет, как сказано в Библии.  Это «не те» числа !    Одни  верят, и это нелепо,  другие  возмущаются, принимают эти цифры  за злодейский  обман».
   
      «Именно ради  воздействие на  воображения, а не на разум,     манипуляторы, стремятся  раздуть, увеличить и так громадные  потери, причем  увеличить их в десятки  а то и в сотни раз.  Само это стремление преувеличить реальную количественную меру может служить признаком манипуляции.                Вот типичное умозаключение из идеологически важной  книги, вышедшей  в издании «Наука»:
«Четверть миллиарда  - 250 миллионов потеряло население нашего Отечества                ХХ веке.  Почти  60 миллионов из них в ГУЛАГЕ.
Это манипуляция  с числами. Контекст  протягивает  нить к ГУЛАГу.  Но ГУЛАГ существовал  30 лет, число заключенных в лагерях лишь в отдельные  годы                1 миллион человек, смертность в лагерях составляла  в среднем 3% в год                – как Отечество  могло там  «потерять 60 миллионов».  Доподлинно  известно,              что с  01.01.1934 года по 31.12.1947 года  в лагерях ГУЛАГА находилось                963 766 заключенных, и основное  число смертей пришлось на годы  войны.
Пожалуй, самым  большим  достижением при манипуляции с числами является разрушение у человека  способности «взвешивать» явления, он утрачивает  «ЧУВСТВО МЕРЫ».  ОН теряет саму «СИСТЕМУ ККООРДИНАТ», в которую мы помещаем реальность, чтобы ориентироваться  в ней  и делать более ли менее правильные  выводы. Во время перестройки  деформация  в мышлении                привела к необычной интеллектуальной патологии  - утрате   РАСЧЁТЛИВОСТИ. 
В условиях обширной программы  манипуляции, когда разрыхляются системы психологической  защиты и нарушается  система ориентации, наши
«ИНСТРУМЕНТЫ   МЕРЫ» могут быть сильно испорчены. Французский  ученый  Пиаже  в  конце  80-х  годов выявил, что у большого числа людей  проявляется явление, заключающееся в  неспособности количественно  сравнивать предметы, имеющие  разную форму «ФЕНОМЕНЫ ПИАЖЕ».  Люди не владеют «ПРИНЦИПОМ СОХРАНЕНИЯ ВЕЛИЧЕНЫ или КОЛИЧЕСТВА», в то время  как овладение этим  инструментом  меры « составляет необходимое  условие всякой  рациональной  деятельности».
 В качества примера  автор книги приводит пример из популярного ещё  сейчас  фильма «Ирония  судьбы». Герои фильма  жалуются на то, что их зарплата  меньше, чем того заслуживает их профессия. При этом они не замечают, что они только что получили  бесплатно квартиры, которые  бы при нынешней  рыночной стоимости  равной зарплате  нынешней  стоимости за  100 лет работы. Но такую прибавку  ни учительница, ни врач  «застойного времени» не замечали.
 «Важнейшее свойство расчетливости, даваемое образованием и опытом -  способность быстро прикинуть в уме порядок  величин.  Когда расчетливость подорвана, сознание не отвергает самых абсурдных количественных   утверждений, человек теряет ЧУТЬЁ на ложные  количественные данные».


                ЯЗЫК ОБРАЗОВ.

              «Воздействуя на духовную сферу человека, слово порождает  цепной  процесс. Пробужденное словом  чувство усиливает ход мысли вызванной этим словом, а воображении возникает и начинает жить своей  жизнью ОБРАЗЫ.
 Ещё  в начале  ХХ века  французский  психолог и  социолог Ле Бон                писал  о роли образов в программировании  поведения: «Толпа  мыслит                образами, и вызванный в её  воображении образ в свою очередь вызывает                другие, не имеющие никакой  логической  связи  с  первыми. Толпа,  способная               мыслить только образами, восприимчива только к образам. Только образы могут увлечь её или породить  в ней  ужас и сделаться     двигателями её поступков…
Искусство манипуляции состоит в том, чтобы  пустить процесс  воображения по нужному  руслу, но так, чтобы  человек не заметил  этого».
Самые  эффективные  средства информации  одновременно захватывают  и мысль,  и   художественное чувство. Эффект соединения  слова и образа              хорошо виден на примере «комиксов», примитивных  текстов  с картинками.                В США  комиксы  стали сильнейшим  инструментом  идеологии.  Вся история  американской идеологии неразрывно  связана с комиксами. Даже  во время                Второй  мировой  войны средний  читатель газеты  сначала  прочитывал                комиксы, а во вторую очередь – военную сводку.

« Очень большую роль в привлечении зрительных образов                к манипуляции сознанием сыграла  новаторская практика  немецких фашистов.                Фашизм    вернулся к  древнему  искусству соединять людей  в экстазе  через огромное  шаманское действо – но уже  с помощью современных технологий.                При соединении слов  со зрительными образами  возник  язык, с помощью                которого большой  и рассудительный  народ был превращен на  время                в огромную  толпу   визионеров ( людей испытывающих галлюцинации, видения), как  в раннем  Средневековье. 
Немцы действительно  коллективно видели  «явления», от которых  очнулись лишь в конце   войны. Например, никогда не было удовлетворительного  объяснения,  на что немцы могли надеяться  в безумной  авантюре  Гитлера.  А на деле ни о каком расчете и речи не было, в них возникла  коллективная  воля, в которой  и вопроса такого не стояло. Немцы  оказались в  искусственной, созданной  языком, Вселенной, где, как писал  Геббельс, «ничто не имеет смысла – ни добро, ни зло, ни время, ни пространство, в которой  то, что другие  люди  зовут успехом, уже не может служить мерой».
 Для создания этой  «Вселенной»   использовались  массовые  зрелища и действа, кино.  Причем, для  съемки  фильмов  снимались  с фронта десятки тысяч солдат. И это было в то время,  когда  Берлин горел от бомбежек.


     «Важный  пример – использование   зрительных образов  в сочетании с авторитетом НАУКИ.  Речь идет о географических картах.
Карта как способ  «свертывания» и соединения разнородной  информации обладает огромной, почти  мистической эффективностью. Она имеет не вполне объясненное  свойство – « вступать  в  диалог»  с человеком. Карта –  инструмент творчества, так же, как картина  талантливого художника, которую зритель «додумывает»,  дополняет своим знанием и чувством, становясь  соавтором   художника. Карта мобилизует пласты неявного знания работающего с ней  человека ( а по своим запасам неявное, неформализованное  знание превышает знание  осознанное, выраженное  в словах и цифрах).
В то же  время  карта  мобилизует ПОДСОЗНАНИЕ, гнездящиеся в нем иррациональные  установки и предрассудки -  надо только умело подтолкнуть человека на нужный  путь работы  мысли и чувства. При этом есть возможность создать в воображении человека именно тот образ, который нужен  идеологам».

      « Первыми широко использовали  географические   карты  для идеологической обработки населения  немецкие  фашисты. Они установили, что чем лучше и «научнее» выполнена  карта, тем сильнее её  воздействие  её  на сознание».
« В последнее время фабрикации  географических карт стала  излюбленным средством для  разжигания  национального психоза при подготовке этнических  конфликтов.  Это – особая «горячая» сфера  разжигания национального психоза при подготовке  этнических конфликтов».

   « Сегодня  главным  средством воздействия  на сознание  стал язык телевидения  с особым  жанром – РЕКЛАМОЙ, главной  целью  которой заключается  именно  в манипуляции сознанием.

 
                III. Главные  мишени   манипуляторов  сознанием: 
                Духовные   процессы.   

                Глава 1.
                Мышление: его типы и оснащение.

                Логическое  мышление.
    «На какие  психические и интеллектуальные  структуры  личность и направляют манипуляторы  удар, чтобы  разрушить психологические защиты  и «подготовить» человека  к манипуляции?  Что надо сделать, чтобы отключить здравый  смысл?»
Слова,  числа, образы, с помощью которых  люди обмениваются информацией  и  организуют свое  мышление, становясь элементами «оснащения  ума».   В ходе  эволюции  человек выработал и сложные  умственные процессы.  Один из них – логическое  мышление.
Ницше писал: «Величайший  прогресс, которого достигли люди, состоит в том, что они учатся правильно умозаключать. Это вовсе не есть нечто естественно, а лишь поздно приобретенное и ещё  и теперь не является господствующим». Действительно, большинство европейски образованных людей просто не задумывались над тем, насколько недавнее это приобретение   - умение мыслить логически.



     «Есть мышление  и дологическое, или ПРАЛОГИЧЕСКОЕ.   Логическое             и пралогическое  мышление существуют в одном и том же  обществе и даже                в одном и том же  индивидуальном  сознании: в некоторых условиях  человек  может  «переключиться» и начать мыслить пралогически.               
    Суть такого мышления в том, что оно не выстраивает  цепочки причинно – следственных связей и не сопоставляет свои  выводы с опытом.                Причины   явлений носят при таком   видении мира  мистический  характер.
Манипуляция  сознанием, основанном  на пралогическом  мышлении, как технология   невозможна. Дело в том, что это мышление непредсказуемо для технолога, он не может вычислять его «алгоритм». Напротив  логическое мышление  прозрачно, его структура  хорошо изучена. Значит, в него можно вторгнуться, исказить программу, лишив  человека возможности делать правильное  умозаключение.

     Когда были подведены  исследования массового сознания  в годы  перестройки, психологи ввели в оборот термин искусственная  ШИЗОФРЕНИЗАЦИЯ  сознания. Шизофрения – это расщепление  сознания. Один из характерных симптомов   шизофрении – утрата способности связи между  отдельными словами и понятиями.
 Ясно, что если удастся  шизофренировать  сознание, люди оказываются  неспособными  увязать в логическую систему получаемые ими сообщения и не могут критически их  осмысливать».  Они просто  верят выводам приятного диктора, авторитетного ученого,  популярного поэта. Иной  выход – огульно «не верить никому»  вызывает такой стресс, что выдержат его немногие.
  Легче  всего разрушение  логики достигается в сознании, которое  рационально в максимальной  степени. Наиболее чистое  логическое  мышление весьма  беззащитно. Мышление, «армированное» включениями  иррациональных представлений, гораздо устойчивее. Во время  перестройки именно интеллигенция оказалась  более  всего подвержена искусственной  шизофренизации, причем  с большим отрывом от других социальных групп. Наиболее устойчивым  было мышление  крестьян.

     Хорошо изученный  психологами эпизод – манипуляция  сознанием компанией    АО МММ ( Сергей  Мавроди). Несмотря на  то, что люди потеряли свои деньги, но они всё равно верили и опять несли деньги. При опросах, проводимых несколькими группами  исследователей, на вопрос: « Понимаете ли Вы, что прибыль, обещанная  Мавроди, не могла  быть заработана?». 60% отвечало  утвердительно. Они понимали, что невозможно получить такие  высокие  диведенты, но шли и отдавали деньги. Основной состав вкладчиков - научно-техническая  интеллигенция  до 40 лет, причем, вся реклама   «МММ»,  вроде  бы  ориентировалась  на  Лёню Голубкова – простоватого рабочего.

    «Что такое  рационализм?  Декарт писал: «никогда не принимать за истинное ничего, что я не познал бы таковым с очевидностью…, включать в свои суждения только то,  что  представляется  моему  уму  столь ясно и столь отчетливо, что не дает мне никакого повода подвергать это сомнению. В итоге это означает, что из «оснащение  ума» исключается знание, записанное на  языке традиций -  оно, выражаясь словами Декарта, не познается   с очевидностью и не является полностью ясным и отчетливым. Между тем традиции  содержат огромный  фонд информации, хотя она не может быть подтверждена научными методами.
Установка рационализма совершенно законна и необходима в научном  исследовании. Ослабляющее действие норм  рационализма сказывается, когда  ум  «выходит за стены научной  лаборатории»  и речь идет об осмыслении реальных целостных проблем  жизни. Приложение к таким проблемам чисто научного  метода есть не наука, а НАУЧНОСТЬ – имитация  науки».
Хранящиеся  в глубинах исторической  памяти знания, «островки памяти», не подвергаемые  логическому  мышлению,  действуют автоматически и их  трудно отключить извне манипуляторами нашего сознания.

    Взять  аферу  с  «МММ».  Ясно людей  соблазнили возможность  получить лёгкую прибыль, пустив   свои деньги в рост. Что не согласуется  с русской  культурной  традицией. Традиция содержит множество предупреждений, в виде  пословиц и поговорок («без труда  не выловишь  рыбки из пруда») против  соблазна  легких денег и спекуляций – добра о них не жди.
 Люди, в которых образование и характер работы  подавили традиционные  запреты, оказались податливее  к манипуляции, чем люди физического труда с более низким  уровнем образования.

    Виднейший  антрополог К. Лоренц считает отказ от традиций гибельным для  устойчивости сознания, даже  в том  случае, если  этот отказ ПОЛНОСТЬЮ  ОПРАВДАН. Наличие традиций  в рациональном  мышлении действует как общий  механизм, предотвращающий расщепление  сознания.
Успехи точных наук  породили веру  в их всемогущество, в возможность «онаучить» все  знания, что привело   к глубокому  кризису  сознания – ведь ценности  не только не поддаются исследованию научными  методами, их нельзя  даже «уловить» в научных терминах. Рационализм, вычистивший из логического мышления этику и  МЕТАФИЗИКУ, всё качественное, неизмеримое и неизрекаемое, выродился в нигилизм, который и снимал защиту разума от манипуляций.

    Немецкий  учёный  Гейзенберг, наблюдавший  соблазн фашизма писал: «Характерной  чертой любого нигилистического направления является отсутствие твердой общей основы, которая бы направляла  деятельность личности. В жизни  отдельного человека это проявляется в том, что человек теряет инстиктивное чувство правильного и ложного, иллюзорного и реального. В жизни народов  это приводит к странным  явлениям, когда  огромные  силы, собранные для достижения определённой  цели, неожиданно изменяют свое  направление и в своем  разрушительном  действии  приводят к результатам, совершенно противоположным  поставленной  цели.  При этом люди бывают  настолько ослеплены ненавистью, что они с цинизмом наблюдают за всем этим, равнодушно пожимая плечами. Такое  изменение  воззрений людей, по-видимому,  некоторым образом связано  с развитием научного мышления».

 
                Аутистическое  сознание   
     «Большое  место в сознании занимает ВООБРАЖЕНИЕ, особенно создание   фантастических образов, способных  увлечь массы людей и приглушить в них чувство ответственности. В этом состоянии  они  обретают  особый  тип  мышления  - АУТИСТИЧЕСКОГО. Аутизм – состояние психики, при котором  человек концентрируется на  своей  внутренней жизни, активно уходит от внешнего мира.
 В мышлении человека  сочетания   компоненты  реалистического  и аутистического  мышления.   Оба они необходимы, важно чтобы между ними было равновесие.   Цель реалистического мышления  - создание  правильного представления о действительности,  аутистического – создать приятные представления, вытеснить неприятные, преградить доступ информации, связанной  с  неудовольствиями.  Двум типам мышления соответствуют два типа  удовлетворения  потребностей.  Реалистическое – через действие  и разумный  выбор лучшего  варианта, с учетом  всех   «за» и «против».  Тот кто находится  во власти  аутистического  мышления, избегает действия, не слушает трезвые  суждения и будет голодать пережёвывая свои фантазии.

Аутистическое  мышление  тендициозно, в ней всегда доминирует та или иная  тенденция или образ, всё, что ему противоречит – отключается.  И если  удается отключить или подавить реалистическое  мышление, то аутистическое  мышление  выходит на первый план.
 В девяностые годы  в нашей  стране  произошел массовый  сдвиг  сознания людей  к  аутистическому мышлению,  «организованный» средствами  манипуляции сознанием.  Этому  способствовал общий кризис, всегда толкающий к аутизму как возможности спрятаться  от страшной действительности.  Аутизм заменяет реальность моделью, которая по- своему  логична и даже респектабельна.
«У массы людей идеологи создали  самые превратные, внутренние  противоречивые представления  о понятиях РЫНОК и ДЕМОКРАТИЯ, совершенно не совместимые ни с реальностью тех обществ, откуда они были взяты, ни  реальностью России.  Почему они привились на нашей почве, разрушив связную общественную мысль? Потому, что люди попали  в такой  мыслительный  коридор, в котором  структуры  аутистического мышления господствуют над здравым  смыслом. И люди строили в своем  воображении фантастические  образы. Идеологи  верно подметили  и использовали   важную черту массового сознания  советского человека – избалованность высокой надежностью социальной  системы  СССР.  Человек привык к тому, что жизнь  может только  УЛУЧШАТЬСЯ, а все  социальные  блага, которыми он располагает, являются   как бы  естественной частью  окружающей природной среды  и не могу исчезнуть из-за, человека, политических  установок и  решений».
 Господство аутистического мышления при расщеплении  логики породил небывалый  кризис народного  хозяйства,   тогда же проявился важный  признак   аутистического мышления – придание  преувеличенного значения РАСПРЕДЕЛЕНИЮ в ущерб  ПРОИЗВОДСТВУ.  Распределять легко и приятно, производить и налаживать производство – трудно и хлопотно. Можно  даже  сказать, что речь уже идет не о мышлении,  а о целом аутистическом   мироощущении.
 Плодом аутистического  мышления был и созданный  воображением  образ той  свободы, которая наступит, как только будет сломан «тоталитарный» советский строй. Между  тем каждый  реалистически мыслящий  человек знает, что любая конкретная  свобода   возможна лишь при наличии  ряда   «несвобод».

Парадоксальность  аутистического мышления  в том, что оно делало возможным  веру в противоположные, несовместимые   фантазии.  Желание  устроить капитализм  совмещалось с мечтой  о «лишении привилегий.
 Одной из самых нелепых фантазий такого рода было  бурное и утопическое  возрождение в РФ  СОСЛОВНЫХ  притязаний.   Не только в Москве, но  и  на всех необъятных просторах России в большом количестве  появились  потомки дворян, графов и князей. Возникли  дворянские  собрания, поиски  родословных, а так как  таковых у многих «потомков»  не было, изготовление  родословных, гербов и прочих  атрибутов «высокого» происхождения. Хотя откуда в таком  количестве  могли появиться «потомки», если по «исследованиям  ученых»  дворянство было  поголовно истреблено, а остатки  их, два  миллиона бежали за границу.  И совсем неважно, что к 1917 году, всех дворян, включая обитателей ночлежек, в России   было  1,4 миллиона.

Главным  условием  общественного строя  в СССР было СОКРАЩЕНИЕ СТРАДАНИЙ. Всем миром были признаны  успехи – устранены   главные  источники массовых страданий -  бедность, безработица, бездомность, межнациональное  насилие. Альтернативным критерием было увеличение  наслаждений. А ещё Аристотель сказал: «Мудрец должен искать не наслаждений, а отсутствие  страданий»…  Нет худшего безумия, как желать превратить мир – эту  юдоль горя – в увеселительное  заведение и вместо свободы от страданий ставить себе  целью наслаждение и радости; а очень многие  именно так и поступают».


               Ассоциативное  мышление. Метафоры.
      « Создание  МЕТАФОР – главная задача  идеологии. Поэтически выраженная  мысль всегда  играла  огромную роль в программировании поведения  людей, хорошая  метафора  очаровывает  и загоняет  мышление в узкий  коридор, выход из которого предусмотрен манипулятором. Вот пример  сильной  метафоры, введен в оборот Геббельсом, а затем использованный  Черчиллем – ЖЕЛЕЗНЫЙ ЗАНАВЕС.
 Чем больше давление мозаичной  культуры, тем меньшую роль играет логика  («полиция нравом  интеллигенции»), тем более  восприимчиво сознание  к манипуляции». 

       Разрушение университетской  культуры, происходящее сейчас  в России и на Западе – необходимое условия  для  господством  посредством  манипуляции. Место рационального мышления  занимает  ассоциативное. Манипуляционная сила  метафор определяется  их эвристической  привлекательностью и способностью объяснять  сложное  явление через знакомую аналогию, в действительности же  аналогия не обладает  достаточным подобием и приводит к ложному заключению, что и желательно манипулятору.

      «Известно, что  человек, чтобы действовать в своих интересах, а не в интересах манипулятора, должен  реалистично определять три вещи:
      - нынешнее  состояние;
      - будущее состояние, желательное для него;
      - путь перехода от нынешнего состояния к будущему.
Соблазн сэкономить интеллектуальные усилия заставляет  человека  вместо осмысления всех этих трех вещей, прибегать к ассоциациям: называть вещи  метафорой, которая отсылает его  к иным, знакомым  состояниям».

       Историк А. Тойнби показал, что глубокие  преобразования начинаются  благодаря небольшой части общества, которое он называл «творческим меньшинством».   «Что отличает творческое  меньшинство  и привлекает к нему  симпатии всего остального населения, - свободная игра творческих сил меньшинства».

       «В середине 80-х годов умами людей  в СССР  овладела особая сложная по составу группа, которая представляла  целое  культурное  течение – условно их называли «демократы». В  атмосфере  официальной идеологии  они предстали как группа  с раскованным  мышлением, полная  свежих метафор, новых лозунгов и аллегорий. Они вели свободную игру, бросали  искры  мыслей – а люди додумывали, строили  воздушные замки, включались в эту игру.
Вот пример таких    метафор, на время подавившие способности к здравому  мышлению: « наш общий  европейский дом», « столбовая дорога  цивилизации», «нельзя быть немножко беременной», «коней на переправ не меняют и т.д.   Плотность бомбардировки была такой, что основная часть общества была  очарована.

    «Одним из самых больших успехов  для идеологов было успешное внедрение   в обиход  метафор из аллегорической повести   М. Булгакова «Собачье  сердце». Интеллигенция  приняла  программу-вирус, не распознав   её манипулятивной  силы.  А профессор  Преображенский стал положительным героем, задающий  этические нормы.  На деле этот паразитирующий на  номенклатуре   профессор – образ СВЕХЧЕЛОВЕКА, присвоивший  себе   право создать из собаки человека, не нести за него никакой  ответственности, а затем уничтожить его.  Дело, несовместимое с элементарными нормами   этики, не говоря  уже  о крайнем антидемократизме и даже   социальном  расизме изречений этого профессора.  Связка ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ-ШАРИКОВ разрушало  символическую  конструкцию  основы символическую  конструкцию  основы советского строя».

   
                СТРЕОТИПЫ.

     Метафоры  - это готовые  штампы  мышления, но штампы  привлекательные. Это выраженные художественно  СТЕРЕОТИПЫ. Стереотипы – это устойчивые упрощенные  представления и оценки, штампы,  клеймо, которое общественное   мнения   ставит на тех или иных людей, явление, социальные группы и т.д. Это «истина» не требующих доказательств. В социологии  даже есть теория, которая описывает  процессы  выработки и «приклеивания»  ярлыков. 
 
     Для обдумывания  каждой  ситуации  у человека не хватит сил и времени,  и стереотипы полезны как инструмент  восприятия и мышления, но они  могут быть выявлены, изучены  и использованы как мишени для  манипуляций.
Известный   американский  журналист  Уолтер  Липман ещё   в 1922 году  выдвинул  целую  концепцию  СТЕРЕОТИПИЗАЦИИ как основы пропаганды. Он писал: «Из всех средств  влияния на человека  самым тонким и  обладающий  исключительной  силой  внушения  являются те, которые   создают и поддерживают  галерею стереотипов. Мы представляем  себе  большинство вещей  прежде, чем познакомимся на опыте. И эти предварительные  представления, если нас не насторожит в этом наше  образование, из глубины  управляют всем процессом  восприятия».

     На магической  силе  стереотипов основана  коммерческая реклама и торговые  марки. Частое  повторение слов и образов создает стереотип  высокого качества   какого- то товара.  Если подтолкнуть людей  видеть какое-либо  явление  через нужный стереотип, то убедить людей подумать  и не принимать скоропалительных решений будет очень трудно.

      Для  успешной   манипуляции общественным  мнением  составляется «карта стереотипов» разных групп и слоев населения.  Наибольшие  усилия  были предприняты  в США для изучения  культурных стеротипов разных групп населения, особенно интеллигенции, как главной  силы, создающей и разрушающей  легитимность  государства.  Американские  советологи нашли в душе  советского человека струны, на которых можно  было эффективно играть.

     Особенно важно  использование стереотипов при ЗАХВАТЕ  АУДИТОРИИ».  «Захват» - одна из главных операций   в манипуляции сознанием.
В ходе  её  выполнения   манипулятор привлекает, а затем  удерживает  внимание   аудитории  и «присоединяет  её» ( создает ощущение   принадлежности  к одному и тому же  «мы» - «мы с тобой одной  крови – ты и я).
Американский  социальный  психолог  Зимбардо  советует : «Эффективность  коммуникатора  возрастает,  если он сначала  выражает мнения, соответствующие взглядам  аудитории … Представляйте одну  сторону  аргумента, если аудитория в общем  дружественная. Представляйте  обе  стороны  аргумента, если аудитория  уже не согласна  с вами или есть вероятность, что аудитория  услышит противоположное   суждение от кого- нибудь ещё.
  Даже  одиозным   или уже  ненавистным   идеологическим работникам  удастся   восстановит доброжелательное  отношение  аудитории, перейдя на   перейдя на  язык   близких  её сердцу  стереотипов. « За 3-4 месяца перед  каждыми   выборами антисоветское  телевидение  пускает в эфир  советские  фильмы и песни – и большинство аудитории размягчается и вновь начинает доверять ненавистным  дикторам».

     Как правило, в манипуляции используются  стереотипы, которые  уже  отложились в сознании. Но используется  готовые  стереотипы не прямо,  а чаще  всего используя прием  КАНАЛИЗИРОВАНИЯ или  подмены  стереотипа.  Например:  в конце    80-х годов,  в СССР  антисоветские   идеологи   в советских  СМИ, особенно телевидение, очень сильно давили на чувство справедливости и уравнительный идеал советских людей. Стереотип   неприязни   к нетрудовым   доходам ( клеймо  «спекулянт» -  прочно было приклеено  к представителям этой  группы и уважением они не пользовались)   постепенно подменили  к  номенклатуре   как классу, эксплуатирующих трудящихся.  Неудовлетворенность людей  канализировали на работников  управления, тесно связанных  с образом  государства. 
Для  построения или усиления  стереотипа также заранее внушается ложное  объяснение  какой- либо проблемы, так,  что оно  становится привычным и приобретает  характер очевидного ( если землю превратить в товар, то будет изобилие продуктов).

     « Хорошо  разработана  технология  «создания»  политиков  с опорой на стереотипы.   Жаргонное  слово   «Раскрутка»  обозначает  целую  систему методов  продвижения  на высшие  уровни   политики  независимо  от их личных качеств или уже  завоеванной  популярности.  Одним  из сложных стереотипов   является ИМИДЖ – специально выстроенный в ходе  целой  программы действий  стереотипны образ политика или общественного деятеля.  Как пишут в  учебниках,
в имиджах  «главное  не то, что есть в реальности, а то, что мы хотим  видеть то, что нам нужно».  То есть, имидж должен  соответствовать активным ожиданием  людей  - активным  стереотипам   массового сознания.
 

                Глава 2.
                ЧУВСТВА
                Эмоциональные   воздействия
                как предпосылка  манипуляции.

    «Столь  же  важным,  как мышление, объектом  для  манипуляции,  является  сфера  ЧУВСТВ. Возможно даже,  что это – главная или, по крайней мере, первая сфера, на которую направлено воздействие. Во всяком  случае, чувства более податливы и подвижны, а если их удастся «растрепать»,                то и мышление  оказывается более  уязвимыи  для манипуляции.
Чувственная  ступень отражения стоит ближе к внешнему  миру,  чем мышление,                и реагирует быстрее.  Поэтому  её легче  «эксплуатировать». Если же надо                в чем-то убедить массу, то надо этот процесс может быть начат  только воздействием на эмоции – на освоение  логической  аргументации масса не пожелает тратить ни усилий, ни времени».

     В области  чувств легче  создать «цепную реакцию» - ЗАРАЖЕНИЕ, эпидемию чувств. Здесь  издавна   известны явления, которых нет в индивидуальной психике, - ПОДРАЖАНИЕ, стихийное распространение  массового  чувства.   Поэтому общей принципиальной  установкой  в манипуляции массовым  сознанием  является предварительное  «раскачивание» эмоциональной  сферы. Главным  средством для этого служит создание  или использование кризиса, аномальной  ситуации, оказывающей сильное  воздействие на  чувства.  Это может быть крупная технологическая катастрофа,  национальный конфликт, кровавое насилие  маньяка или терроризм, резкое  обеднение  больших групп населения и т.д.
  Особенно легко  возбудить те  чувства, которые  в обыденной морали  считаются  предосудительными: страх, ненависть, самодовольства. Вырвавшись из- под власти морали, они плохо поддаются  внутреннему  самоконтролю и проявляются особенно бурно. Менее бурно, зато более устойчиво  проявляются чувства благородные, опирающиеся на традиционные   положительные   ценности.
В этом случае  используется  естественное   чувство  жалости и сочувствия к слабому и беззащитному. Они не заменяют активных и жестких манипуляторов,                но резко ослабляют психологическую защиту  людей.

    От автора   публикации на  «Прозе»: вспомните  старшее поколение читателей:  жалко чудаковатый  вид  знаменитого  академика, или виолончелиста, их согбенные  несчастные   образы  буквально заполняли  телеэфир.

     Для манипуляции сознанием годятся  любые  чувства – если они помогают  хоть на  время отключить здравый смысл. Вспомним, как  « раскачивали»  в советском  человеке уязвленное  чувство справедливости. Советский человек стал испытывать  почти ненависть к номенклатуре – за то что, она пользовалась «привилегиями».  Сегодня тот же человек  равнодушно  взирает на воров, которые  его обобрали и нагло демонстрирует свое  богатство. Значит, дело  не социальных ИНТЕРЕСАХ, а в уязвленном  ЧУВСТВЕ.

     Дело в том, что в глубине сознания большинство  людей  жила  вера в то, что социализм  будет  царством   РАВЕНСТВА, где люди будут братьями и равны. Разрушение этого идеала,  притом,  с грубым  растравливанием  сознания, вызвало  приступ гнева, который невозможно было компенсировать доводами рассудка. Перестройка и была основана на эксплуатации этой  утопии  и уязвленного чувства.
«Преимущество новой номенклатуры  в том, что она «перестала врать».
Более того, телевидение  специально  убеждает людей, что новые  чиновники, как правило, нечисты на руку.  Но особых претензий  к ним нет, потому  что быть вором менее преступно, чем изменять идеалу».

               
                Чувство юмора.  Смех.

      «Исключительно  важным  чувством, которое  широко используется в программах манипуляции сознанием, является ЧУВСТВО  ЮМОРА. Способность видеть  и осваивать мир  под  углом зрения иронии  - важное  свойство психики, Поэтому  смеховая  культура во все исторические  эпохи составляет  необходимую, особую часть культуры  общества. Огромную роль играет  смех в процессах  установления  или подрыва  культурной гегемонии, то есть  в переломные  моменты  жизни общества.
Сильным  средством разрушения психологической защиты  против  манипуляции сознанием является  ОСМЕЯНИЕ, идеологизированное  острословие. Особенно идеологически нагружен бывает смех, имеющий своим  объектом  именно скрепляющие   общество СИМВОЛЫ.  Фрейд  писал о тенденциозных остротах, « что они служат орудием атаки, на великое, достойное и могущественное, внешне и  внутренне защищённое от открытого пренебрежения им».  Именно  поэтому идеологизированные  острословы:  Хазанов, Жванецкий, Петросян  стали   в СССР  влиятельными и реальными политиками в годы  перестройки.

      Те нормы   антисоветской «смеховой   культуры», которые  позже  были укреплены   Жванецким и другими, начали вводиться   в середине   50-х годов, в субкультуре  той  молодежи,  которую называли «стилягами». Весь их разговоров  был пропитан  иронией. Она казалась аполитичной потому,  что была  всеохватной, но само определение  ЧУЖИХ, как «плебеев»  было небезобидным, «плебеи» смеялись не над всем, многое  в жизни обладало для них святостью.
 Вскоре в  молодежной  среде стал  ПРЕСТИЖНЫМ и приобрел нормативное  значение, ставшее очевидным  в  60 е годы и сыграло важную роль в консолидации «шестидесятников». Вскоре это перешло в массовую эстрадную культуру.
 Когда  в том же  ключе  стали  «иронизировать» над  принципиальными  устоями советского строя, этого никто даже не заметил. Люди, которые    в августе  1991 года спокойно распевали    с эстрады  «забил  заряд я в тушку Пуго», были подготовлены  сами  и имели  перед собой  подготовленную аудиторию.

                СТРАХ
  « Едва ли  не главным  чувством, которым  шире  всего  эксплуатируется в манипуляции сознанием, является страх. Есть даже такая  формула: « общество, подверженное  влиянию неадекватного страха, утрачивает  общий разум».
 Есть страх истинный, отвечающий  за реальную опасность, этот страх есть выражения  инстинкта  самосохранения, и на основании этого сигнала  выбирается  наиболее приемлемый способ поведения: бегство, защита, нападение.  Реальный  страх может быть чрезмерным, тогда он вредит.
Но есть и невротический, иллюзорный страх не  сигнализирующий о реальной опасности,  а создается в воображении, как виртуальная  реальность. Такой страх губителен. Невротический  страх может быть маниакальным, когда величина  опасности  многократно преувеличивается, когда в действительности опасность не велика и незначительна. Бывает  невротический  страх и шизофреническим, но это вид в данной статье  рассматривать не будем.

     «Для манипуляций главный интерес представляет именно, неадекватный, иллюзорный страх – способы  его создания, особенно в условиях расщепленного сознания.  А также отключение, подавления истинного, спасительного страха – достижения апатии, равнодушия, привыкание к реальной опасности или наоборот преувеличение   опасности, которая толкает к гибельным действиям».
Создание преувеличенного образа  иллюзорного страха очень действенное  средство «отключения» здравого смысла и защитных психологических  механизмов.  Такой, потрясенный страхом  человек, легко поддается внушению  и  верит в любое предлагаемое  ему  «спасительное» средство.

       В разных культурах страх проявляется по- разному.  «Японцы не бояться   божьей  кары, загробных мучений, у них нет понятий смертного греха – основной источников страха в «культуре  вины» Запада. Зато японцы  испытывают страх перед «чужими», особенно если они роняют  пред ним свое  достоинство и заставляют стыдиться за  тебя  твой коллектив».  Страх позора так велик, что часто молодые  люди  не прошедшие  вступительные экзамены  в университет, заканчивают жизнь самоубийством.

        «Западный  страх»  имеет  свои «традиции»  от Х века, века ожидания  «конца света», продолжался  в  ХIV, в разгар эпидемии  чумы, в ХVI веке в период религиозных войн, а точнее, просто массовой резни.  Но сейчас остановимся   на «ядерном страхе»,  « который овладел   средним  американцам, когда стало известно, что СССР также обладает  атомной бомбой. Он сразу приобрел черты страха иррационального, так что Федерация ученых – атомщиков США организовало крупное   исследование психологов с целью найти средства  ввести этот страх  в разумные рамки.  Психологи поставили своей целью превратить иллюзорный  страх в  реальный, побуждающий   к действию и реализации эффективных мер против реальной  опасности  ядерной  войны. Эта  цель не была достигнута и страх перед ядерной  войной обрел те же  черты, что и «европейский  страх»  десятого, четырнадцатого  и   шестнадцатых   веков.

      В результате  в начале  50-х годов  эксперты считали, что главную опасность для  США составляют  уже не сами  атомные и водородные бомбы СССР как средство разрушения, а та  паника, которая  возникла   бы в случае  ядерной   войны».

     Некоторые собственные  соображения  автора  публикации на «Прозе» по теме  «американских ядерных страхов». Уже   в конце  пятидесятых, начале   шестидесятых годов, я, тогда  развитый  подросток, узнавал  из публикаций газет  и радио о всеобщей  психопатии в  США: строительстве   семейных бомбоубежищ, создания   запасов  продовольствия, воды и т.д. Но  теперь, живя,   в «новых»  рыночных  отношения, понимаешь, что это была не только  « ядерная истерия», но и просто бизнес, массовое  строительство бомбоубежищ было очень доходным  делом.

     А были ли параноические « ядерные страхи»  в это время в СССР?
Возвращаюсь к своим собственным  воспоминаниям  и ощущениям.  У старшего поколения, пережившего войны и  революции, такого  страха не было, люди работали, рожали и растили  детей, было много  трудностей, но они говорили:  «Лишь  бы не было войны» и говорилось это без всяких истерик.

     Автор  книги «Манипуляция   сознанием»  Сергей Кара – Мурза   пишет  о «мистическом, иллюзорном страхе: « Когда  мы окидываем мысленным взглядом нашу  историю, сравнивая с историей становления человека Запада, сразу бросается  в глаза разница: никогда в сознание русского человека не вводился в сознание вирус  мистического страха. Этого не делало Православие, этого не делали народные сказки про бабу  Ягу.  Наши грехи поддавались искуплению через покаяние, и даже разбойник  Кудеяр мог  надеяться  на спасение души.

     Можно принять как общий  вывод:  вплоть до последнего времени в культуре России  не играл существенной роли экзистенциональный страх – страх перед самим  существованием  человека, страх как важная сторона  самой  его жизни.  Православие и выросшая и выросшая на  его почве культура  делала акцент на любви: «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что вс трахее  есть мучение,  Боящийся  несовершенен в любви» (Первое  послание  Иоанна, 4,18)».

     Далее автор книги пишет, что «в той части  граждан, которые  в наибольшей степени были проникнуты рациональным способом  мышления и западническими иллюзиями, удалось  раскачать невротический  страх. Речь идет о страхе  внушенном,  бредовом, основания которого сам человек не может объяснить.               
 В него запускают идею-вирус, идею-матрицу, а он уже  сам вырастит монстра, который лишил его способности  соображать. Так, значительная  часть интеллигенции проголосовала  в 1996 году  за Ельцина.  Социологи, изучавшие  мотивы этого выбора, пришли к  выводу: в нем доминировал страх – перед Зюгановым!  Этот страх не мог быть подтвержден никакими  разумными  доводами,  и этих доводов в разговорах  получить было невозможно».
 



                Глава 3.

                Манипуляция  и воздействие на память.

                Запоминание, узнавание и внушение.
     «В целях манипуляции сознанием приходиться воздействовать на все виды  памяти человека и разными способами. С одной  стороны, надо, чтобы  человек запомнил,  а то и заучил до автоматизма, какую-то мысль, метафору, формулу.                Другой  стороны, бывает необходимо  «отключить» его краткосрочную или историческую память, потому, что они создают  психологический  барьер против внушения.
 
     Человек, не помнящий истории своего народа и страны, выпадает из общности и становится беззащитен  против  манипуляции. Если люди быстро забывают  реальность, то всякую проблему можно представить  ложно, вне реального контекста.    И обсуждение, даже  если оно было, теряет разумные  черты – результат  достигается на  эмоциях.
Рассмотрим сначала  важность запоминания. Когда  человек получает  какое-то сообщение, его взаимодействие с памятью делится на  два этапа: сначала происходит
«ПАССИВНОЕ» запоминание. Затем информация  перерабатывается  рассудком,               и если она признается мало-мальски убедительной, эмоционально  окрашенной                и представляющей  интерес, она «внедряется»  в память и начинает воздействовать                на  сознание»
Запоминаемость и   убедительность  находятся в единстве. Человеку  всегда  кажется  убедительным то, что он запомнил, пусть даже запомнил чисто механически, как слова назойливой  песенки, Внедренное  в сознание  сообщение, действует  уже независимо  от его истинности или ложности. В результате  частого повторения какого-либо утверждения, независимо от того вызывает ли оно  возражение или одобрение, утверждение прочно запоминается.  Эффективность убеждения измеряется числом  людей, у которых данное  сообщение вызывает определённую   РЕАКЦИЮ: гнев, радость, страх… Направленность реакции НЕСУЩЕСТВЕННА! Главное , чтобы она  осталась в памяти.

        «Специалистами  в области информации проведено  множество  исследований  с целью  выяснить  свойства сообщений, облегчающих запоминание. Обнаружено, что сообщения должны  укладываться в промежутке от 4 до 10 секунд, а отдельные его частицы – в промежуток от 0,1до  0,% секунд.  Чтобы  воспринять рассуждение, которое не умещается в 10 секунд, человек уже должен делать особое   усилие, и мало кто его пожелает сделать. Сообщение  будет  просто отброшено памятью. Поэтому  редакторы телепередач доводят текст до примитива, выбрасывая из него всякую логику и связный  смысл, заменяя  его  ассоциациями образов, игрой  слов».
Запоминается то что, вызвало  впечатление – ВПЕЧАТЛИЛОСЬ. Любая информация, не подкреплённая  «памятью чувств», быстро стирается.  Роль разных  чувств в запоминании тщательно «взвешена».  Построены математические  модели, которые используется для подготовки выступлений  политиков.  Каждое  из сообщение  целенаправленно внедряется  в  долгосрочную  память или краткосрочную, или используется как нейтральное  прикрытие, создающее правдоподобность.

        В манипуляции  играет ключевую роль УЗНАВАНИЕ, потому что оно порождает ложное  чувство знакомства. Для «захвата»  аудитории узнавание  ( свой парень!)  гораздо важнее сознательного согласия  с его утверждениями. Поэтому так  важно мозолить людям  глаза  с телеэкрана.

       Действуя   через СМИ, манипуляторы делают главную ставку на НЕПРОИЗВОЛЬНОЕ запоминание. Поэтому для них  важнее  создать поток сумбурных сообщений, чем изложить связную идею, которую человек  обдумает и преднамеренно запомнит.  «Сумбурные  сообщения  откладываются  в  дремлющих  слоях памяти и действуют подспудно, больше на подсознание. Они оживляются новыми образами и сообщениями, которые их   «будят».

      «При изучении  процессов  памяти  психологи обнаружили  явление  «дремлющего  эффекта»: отложенная  в памяти  точка зрения, отвергнутая сознанием в момент непроизвольного запоминания, с течением времени «отлежавшись» превращается  в смутное, неопределенное  представление, а потом и в «СОГЛАСИЕ» с ней. Для  того, чтобы  пресечь это процесс превращения, необходимо  время от времени напоминать человеку первоначальный  смысл утверждения и причины, по которым оно  было отвергнуто.

                Историческая  память
      «Устранение из сознания  стабилизирующего блока традиций  резко  повышает  уязвимость к  манипуляции.  Не менее важно отключение  «ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ. 
В ней заложены  сведения и символы, соединяющие   людей  в общество и обеспечивают в нем общего языка и устойчивых  каналов  общения.
Разрушение  исторической  памяти  происходит  во всяком  обществе, где  господство  основано на манипуляции.
В периоды  общественных кризисов разрушение  исторической  памяти выполняется  как целенаправленная  программа  заинтересованных политических сил. На это  работает  большая  пропагандистская  машина.
Сегодня, когда наше  общество   в значительной  мере  атомизировано, восстановление исторической  памяти – даже раньше, чем восстановление  логического мышления – должно стать заботой  любого разумного человека. Память – это первое,  к чему следует обращаться, чтобы успокоить разрушительные или  самоубийственные   инстинкты толпы».

 От автора  публикации на «Прозе».
  С момента  первой  публикации  книги  «Манипуляция   сознанием» прошло   17 лет, но   механизм   исключения «исторической  памяти»  становится всё изощреннее и приносит свои  плоды. Особо яркий пример – Украина.

                Глава  4.
                ОБЩЕСТВО  СПЕКТАКЛЯ

                Воображение и поведение.
     «Помимо мышления и  чувств,  важнейшим  объектом  манипуляции сознанием   является воображение.  Вдумаемся в само слово.  ВО-ОБРАЖЕНИЕ! Превращение   какой-то частички  реальности  в образ, создаваемый  сознанием ( фантазией) человека.

     Ле Бон  писал   в книге  «Душа  толпы»: « Толпу  увлекают  за  собой, действуя  главным  образом  на  её воображение…  Не факты  сами по себе поражают народное  воображение, а то, каким образом они распределяются и представляются толпе…
Необходимо, чтобы, сгущаясь эти факты  представили бы такой  поразительный образ, что он мог бы полность овладеть всецело умом толпы и наполнить всю область  её  понятий.  Кто владеет  искусством   производить впечатление  на  воображение толпы, тот и обладает искусством  ею управлять».

      Воображение связано  с ВОСПРИЯТИЕМ, оно лишь по- новому комбинирует то, что мы  когда-то познали на  опыте и зафиксировалось в памяти.  К воображению тесно  примыкает ПРЕДЧУВСТВИЕ, которое также  порождает  в сознании образы, построенные   из элементов  познанных ранее в реальности.
Так как  воображение  - способность ТВОРЧЕСКАЯ, оно меньше, чем  мышление (логика, традиции),  подвержено дисциплине. Значит оно более  уязвимо для воздействия  извне.  Большая  часть людей подвержена грёзам, уводящим их всё дальше и дальше от реальности. У других воображение, наоборот,   сковано, они затрудняются в  выработке  собственных образов, ищут их в готовом  виде.
Через воображение   манипулятор может воздействовать  на  мышление и чувства.  Говорят, что эмоции – основные  деятели в психическом  мире, а образы  строительный  материал для эмоций.   

        Исключительно  сильная комбинация  воздействия воображения и чувств возникает  при воздействии  на сознание образа  КРОВИ и гибели людей.                (Пример:  храм  «Спаса на крови» в Петербурге.)  Например, Огромную роль  в определении  всего хода  исторических событий в России   ХХ века  сыграло  КРОВАВОЕ  ВОСКРЕСЕНИЕ 9  января 1905 года – расстрел мирной демонстрации  рабочих в Петербурге.  Свидетель тех событий  Александр Керенский писал в воспоминаниях: « События  кровавого  воскресения  произвели коренной  переворот  в мышлении рабочих масс, на  которое  до этого времени пропаганда  действовала  слабо. Генерал Трепов и те, кто позволил  ему  совершить этот  безумный акт, разорвали  духовные  узы, которые  связывали  царя и простых рабочих».

      « При этом образ крови действует по  разному, в зависимости от общей  культурно-психологической  обстановки  в обществе. Во время  «путча  ГКЧП» в  Москве  в августе  1991 года, гибель трех юношей ( причём в результате несчастного случая) стала  важной  вехой   в ликвидации советского государства, - расстрел из танков  Верховного Совета в октябре  1993 года прямого эффекта  на  массовое  сознание не произвел – это сознание находилось в ином состоянии, нежели в 1991 году.

         На сочетании  воображения и чувств основано  одно из самых мощных средств  воздействия на общественное  сознание  - ТЕРРОРИЗМ, соединенный с телевидением.
Образ изуродованной  взрывом невинной  жертвы доводится  телевидением  буквально до каждой  семьи,  а воображение «подставляет» на место жертвы самого телезрителя или его близких, и это порождает бурю чувств. Затем  уже  дело техники - направить эти чувства на тот образ, который подрядились разрушить манипуляторы  (образ армии,  федерального центра, исламских фундаменталистов и т.д.)  В этой  акции необходимо лишь цепочка: ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЙ АКТ – ТЕЛЕВИДЕНИЕ -  ВООБРАЖЕНИЕ – ЧУВСТВА – НУЖНОЕ ПОВЕДЕНИЕ.   Желательно  при этом  отключить мышление                ( здравый  смысл), потому  что террор не является  реальным  средством   уничтожения, Его цель  - устрашение, т.е. создание неадекватного чувства  страха».

     «В психологии  выработана  подробная  классификации типов  воображения: преднамеренное  и непроизвольное, воспроизводящее и творческое, конкретное и абстрактное. У многих людей развивается воображение типа  «сны наяву» - способность погрузиться в собственные  фантазии, уйти от действительности. Во время общественных кризисов  это может стать массовым  явлением и завидной целью для  манипуляторов сознанием – когда  правящий  слой заинтересован  в том, чтобы отвлечь как можно больше людей от активной политической позиции ( например, от участие  в выборах).
Делится  воображение и по типу  объектов, по виду  деятельности ( научное, художественное, техническое религиозное и т.д.) В отличие от аналитического   мышления, которое  расчленяет объект, концентрируя  внимание на отдельных его сторонах, воображение дает синтетический образ – впечатление от предмета  в целом.
Поэтому его воздействие на сознание  труднее контролировать  средствами логики.
 Игра воображения  сильно зависит от степени удовлетворения  потребностей  человека.  Удовлетворенные потребности  не разжигают  воображения, а вот если человеку  чего-то не достает, в его  сознании  возникают образы – как недостающего предмета, так и путей  к обладанию им.  Искусственное  изменение состояния удовлетворенности самых главных потребностей людей – сильное средство контроля над их воображением и, таким  образом, над поведением людей. Умеренная нехватка какого-то ресурса пробуждает  активное воображение, заставляющее действовать, разрешать проблему. Как правило, это не в интересах  манипуляторов  сознанием. Обычно манипуляторы стремятся как можно быстрее обострить неудовлетворенность людей до стадии ФРУСТАЦИИ – ощущения подавленности и безысходности. В этом состоянии начинают доминировать пассивное воображение -  миражи, грезы,  мечты.
Возникают и повышенное стремление  искусственно «улучшить  настроение», например  выпивкой.
Особенно богат и насыщен  порожденный творческим  воображением мир,  когда  игра носит  коллективный  характер.  Умело  давая пищу  воображению, дирижируя  игрой, политики – манипуляторы  могут вовлечь в неё  целые  народы. При этом игра  порой  становится страшной, разрушительной и даже  самоубийственной – и  тем                не менее народ может быть до такой степени увлечен, что бесполезно взывать к его рассудку. При этом чуть ли не каждый по отдельности согласится  с разумными оценками реальной действительности…


    В отличие от шизофреника  нормальный  человек  отдает себе отчет в том, что образы его воображения не есть реальность. Именно поэтому они и приобретают для него особый глубокий  смысл – они как бы  выявляют сущность вещей и событий.                Эти образы  реальнее фактов, они – СВЕХРЕАЛЬНОСТЬ.  Когда  человек  вживается  в них, с ним может произойти озарение – ему  кажется, что он проникает в суть вещей.  Манипуляция  Сознанием.
Эта  публикация    является  конспектом  книги  «Манипуляция  Сознанием» советского, российского ученого, доктора  химических наук, историка, публициста, человека энциклопедических знаний,  Сергея  Георгиевича Кара-Мурзы.  Любой  конспект  несет  искажения  первоначального текста, поэтому  я старался, как можно больше    цитировать автора  большими   блоками из его книги, сшивая    авторские  тексты. Возможно,  прочитав  мою публикацию, у Вас появится  желания   полностью прочитать книгу  Сергей   Георгиевича,  Вы их сможете   без труда  найти  в интернете.  Там публикуются несколько изданий книги «Манипуляция  Сознанием».
Книга  состоит  из трех разделов.
1. Сущность и доктрины  манипуляции   сознанием.
             2.Главные мишени манипуляторов  сознанием: знаковые  системы.
             3. Главные мишени манипуляторов  сознанием: духовные  процессы.   

Во введении автор книги  предупреждает  читателей: « эта книга – не руководство по манипулированию сознанием и не наставление по защите  от манипуляции.   Главная  её  цель – дать материал, что бы каждый мог задуматься над выбором, перед которым  сегодня  стоит  наша страна. Это не выборы не президента или Госдумы, а жизнеустройства  ( типа цивилизации).

               
1.Сущность и доктрины  манипуляции  сознанием.
                Глава 1. О чем идет речь.
 «Человек - не просто социальное  существо, которое  может существовать,  только обмениваясь информацией с себе  подобными. Он обладает  РАЗУМОМ и ЯЗЫКОМ.  Это большие   сложные  системы, воздействуя  на которые  можно программировать  ПОВЕДЕНИЕ.  Человек обладает  ВООБРАЖЕНИЕМ и одновременно живет в  двух измерениях  в двух  «реальностях» - в действительной и воображаемой. Воображаемый мир  ТОЖЕ определяет  ПОВЕДЕНИЕ  человека.  Но он зыбок и податлив, на него можно воздействовать  извне»
         На   поведение  человека  можно  влиять,  воздействуя на его БИОЛОГИЧЕСКИЕ структуры путем ПРЕСТУПНОГО   воздействия   физическими  полями, химическими препаратами или хирургическими  операциями. Автор книги считает, что подобные  способы  пока что  открыто использоваться не будут.                А если и будут, то преступников    рано или поздно  настигнет возмездие.
«История дает основания для оптимизма. Хотя, бдительность  необходима.       Ведь ЭЛИТА хотела  бы иметь население, которое ведет себя так, как   выгодно, удобно и приятно именно ей, ЭЛИТЕ».
Поведение  человека  можно изменить  с помощь  реально существующей  простой и законной  вещи – МАНИПУЛЯЦИИ СОЗНАНИЕМ. « Возможность манипуляции основана на том,  что  заложенная в нас биологическая программа поведения  дополняется  программой, записанной в знаках культуры.  И  на эту  вторую программу  можно влиять  средствами  КУЛЬТУРЫ. Наше  поведение  всегда  находится под воздействием других людей. Какой же вид  воздействия  мы определяем, как МАНИПУЛЯЦИЮ? Вот её  несколько признаков».
 - Манипуляция   понуждает  нас делать поступки, из-за которых  мы оказываемся  в проигрыше, а манипулятор в выигрыше. «Понуждение» при помощи  силы  манипуляцией не является.
- Манипуляция – ЛОВКОЕ  обращение  с людьми как с объектами, вещами.
- Манипуляция  это СКРЫТОЕ управление  поведением.
Сокрытие,  утаивание  информации – обязательный прием, могут быть и элементы игры в искренность.
«МАНИПУЛЯЦИЯ  - это программирование мнений и устремлений   людей, их настроений и  даже психического состояния  с целью обеспечить такое их поведение, которое нужно манипуляторам. Это вид  ДУХОВНОГО, психологического воздействия, а не физическое  насилие или угроза  насилия. Мишенью  манипулятора  являются духовные  структуры  человеческой  личности».

Манипуляция требует мастерства и знаний. Есть самородки, обладающие  мощной  интуицией, но размах у них невелик и способности они проявляют только в «ближнем круге, семья, бригада, банда и т.п.   В политике же привлекаются  специалисты,  владеющие  технологиями, разработанными в научных учреждениях. «Нобелевской  премии в явном  виде  тут пока не учредили ( хотя некоторые  лауреаты  Нобелевской  премии мира и по литературе   должны были бы идти по этому разряду)».
«Манипуляция – это часть технологии  ВЛАСТИ,  а не воздействие  на друга или партнера.»
«Вообще, простой  обман сам по себе  манипуляцией ещё не является, хотя и служит  одним из  её ЧАСТНЫХ  приёмов. Если кто-то  спрашивает  у нас дорогу на Минск, а мы его направляем на Пинск – это лишь обман. А вот если тот, собирался идти в Минск, а мы сделали так, что он захотел идти в Пинск,то это  манипуляция.   Она заставляет  человека  ХОТЕТЬ  сделать то, что нужно манипулятору». Жертва  манипуляции выступает как её соучастник, как соавтор.
«Один из признаков   программы манипуляции состоит в том, что люди  вдруг  перестают внимать  разумным  доводам – они как будто  желают быть одураченными».
«К любым словам и делам политиков  и их идеологов надо  подходить, как следователь, выслушивающий   объяснение  подозреваемого. Мы не отбрасываем  возможности  того, что эта версия истинна, но не принимаем  её сразу истину.  Мы хотим  УСТАНОВИТЬ  истину.»
Обычно люди  не желают тратить сил и времени, чтобы просто УСОМНИТЬСЯ. Критически обдумать каждый сигнал не хватить сил и времени, если не владеть до автоматизма  «неким набором  умственных инструментов, которые бы сами собой  без усилия  сознания и воли, анализировали  бы информацию по одному признаку:  есть ли в ней  СИМПТОМ манипуляции.
Это, как опытный  водитель, заметив  малохольного типа, покачивающегося на  тротуаре, автоматически, сбросит скорость и нажмет на тормоз.
 «Но одно дело – засечь сообщение, из которого  торчит много «лапши», чтобы навесить вам на  уши.  Другое  дело – быстро выстроить  версии истинного   замысла  того «повара», что эту  лапшу готовил.»

 Вот это «другое дело»  - дело сложное, требующее много сил, знаний и времени, в повседневной жизни человеку  не требуется. « Достаточно решить первую задачу – ПОЧУВСТВОВАТЬ  подвох и просто  НЕ ВЕРИТЬ таким  сообщениям, не пытаясь  разгадать их смысл.
 Разгадывать их смысл, могут специалисты   владеющие  ГЕРМЕНЕВТИКОЙ - наукой о толковании слов.    Макиавелли, мыслитель, политик  средневековой  Италии, первый  понявший, что власть держится на СИЛЕ и  СОГЛАСИИ и что «Государь   должен непрерывно вести  работу  по завоеванию и удержания согласия  подданных». Ему принадлежат слова:  « Долгое  время не говорил я того, во что верю, никогда  я не верю и в то, что говорю, и если иногда  случается так, я и в самом деле говорю правду, я окутываю её такой ложью, что её  трудно обнаружить».

 Герменевтику  используют в «поиске  истинных смыслов тех главных  ПОНЯТИЙ,  которые  лежат в в основе  цивилизации Запада ( например: индивид, свобода , недвижимость, преступность и т.д.)
 Любое  сообщение  передается  в виде  ЗНАКОВ -  это  слово, текст, жест и даже  молчание в нужном  месте  в нужное  время.  «У политиков, манипулирующих сознанием, главное  часто  заключается в УМОЛЧАНИИ, а слова – это отвлекающая «стрельба».   Очень важны  смыслы, скрытые   в ОБРАЗАХ                ( картины, фотографии, кино, театры и т.д.)  Наиболее сильный эффект достигается при комбинации различных знаковых систем. Истолкованию подвергаются  и ДЕЙСТВИЯ.
 Толкование  текстов или событий  основано на том, что они встраиваются в КОНТЕКСТ.   Текст - общность  мыслей и слов, сцепленная множеством   связей, часть из которых  часть скрыта, невидима.  Контекст – более широкая  общность, в которую  вплетен текст скрытыми, в основном,  связями. «Толкование – Это восстановление  скрытых связей сообщения с  контекстом.  Успех этого дела  определяется  знанием, волей и творчеством   читателя».

«Цель  манипулятора – дать нам такие  знаки, что бы  мы, встроив их в контекст,  ИЗМЕНИЛИ  образ этого  контекста в нашем  восприятии.  Он ПОДСКАЗЫВАЕТ нам такие  связи  текста  с реальностью, навязывает  такое их истолкование, чтобы наше представление было искажено  в желательном для манипулятора  направлении. Это  повлияет  на наше  поведение, причем  мы будем  уверены, что поступаем по собственному  желанию.
А наша  задача – воссоздать  в уме РЕАЛЬНЫЙ  контекст  сообщения и разными   способами встроить в него услышанное или увиденное».
Важны ИНТЕРЕСЫ тех, кто посылает сообщение «ИЩИ кому  ВЫГОДНО!»
«Это психологически трудно.  Власть имущие  и денежные  мешки  имеют возможности нанять  для передачи сообщений   любимого артиста, уважаемого академика, неподкупного поэта – бунтаря, секс- бомбу, для каждой  категории населения свой  авторитет.»
«Тот,  кто хочет  построить защиту  против  попыток  манипуляции  его сознанием, должен преодолеть косность ума, научиться строить в уме  ВАРИАНТЫ объяснения. Спастись от манипуляции  с помощью догматизма и упрямства, просто «упершись» невозможно», поскольку  манипуляция – это технология, над которой работают и используют  сотни тысяч специалистов и от неё, в принципе, человек не может  укрыться. Но он может  изучить её инструменты и приемы, а значит, и создать личные и коллективные  «средства  защиты».

               
                Глава 2. Демократия, тоталитаризм
                и манипуляция сознанием.
«Манипуляция  сознанием  как средство    власти возникает   только в ГРАЖДАНСКОМ обществе  с ПРЕДСТАВИТЕЛЬНОЙ демократией.                Это «демократия западного типа», которая сегодня ошибочно принимается как просто ДЕМОКРАТИЯ – антипод  тоталитаризму. На самом  деле  видов  демократии множество ( рабовладельческая вечевая, прямая и т.д.)
В западной демократии граждане – индивиды  наделены  равными частицами власти в виде «голоса». Частица   власти  осуществляется на  выборах, равенство  выражается  принципом «один человек – один голос».               Никто не отнимет   у индивидов их частицы власти – ни  коллектив, ни царь, ни мудрец, ни партия.
Но «равенство перед законом не означает  равенство перед фактом». Перед фактом политически равные  граждане не равны, и это необходимо – страх перед бедными  сплачивает гражданское  общество».
«Раньше при «старом  режиме»  власть не  распределялась частицами  между  гражданами, а  концентрировалась  у монарха, обладавшего  правом на господство.  В сословном обществе неравенство охранялось  традицией, выражалось в разных правах перед законом и подтверждалось непререкаемым словом  монарха». Власть монарха или  генерального секретаря  нуждалась в легимитизации -  приобретением   АВТОРИТЕТА  в массовом  сознании и не  нуждалась в манипуляции.  «Тиран  ПОВЕЛЕВАЕТ, а не манипулирует».
 Паркинсон, специалист по управлению пишет: «В динамичном  обществе искусство управления   сводится  к умению  направлять по нужному  руслу  человеческие желания. Те, кто в совершенстве  овладели этим  искусством, смогут добиться небывалых успехов».

   Главным создателем технологии   манипуляции с самого начала  были США.  На пространствах  свободных от традиций  сословных культур, возник свободный  индивид, не признающий  авторитетов. Такой толпой невозможно было управлять,   прибегая  к «государственному  насилию».  В истории возник  новый тип   социального управления, основанный на  ВНУШЕНИИ.
           В США создавалась именно  технология. Этим был  занят  большой отряд хорошо оплаченных интеллектуалов, умеющих обращать на  службу  правящим  кругам  даже  оппозиционные  течения. По данным  опроса   1987 года,    почти   половина  населения США   считают  фразу « от каждого по способностям,  каждому по потребностям  - Статьей Конституции  США, а не лозунгом из  «Коммунистического  манифеста».
         Западные  философы  оперируют  не понятиями «тоталитаризм» или  «культ личности», а говорят о двух типа  деспотизма – ВОСТОЧНОМ и ЗАПАДНОМ. Западный опирается на контроль над СМИ и используют их как нервную систему  общества. Французский   философ Московичи пишет о СМИ:  «Западный» деспотизм   предполагает  захват орудий  влияний или внушения, каковыми являются  школа, пресса, радио… Они простирают ответвления повсюду, где  люди собираются, встречаются , работают Они проникают   в закоулки  каждого дома , чтобы запереть людей  в клетку заданных сверху образов и внушить им  общую для  всех картину  действительности».
       «Представление  же, будто  наличие  «демократических  механизмов» само по себе   обеспечивает   свободу  человека, а их отсутствие её подавляет – плод наивности. Как только  манипуляция  сознанием превратилась  в технологию господства, само понятие   «демократия» стало условным и употребляется лишь как идеологический  штамп.»
        « Почему  способы  духовного воздействия ВНЕ ДЕМОКРАИИ не подпадают под понятие  демократии? Ведь тираны  не только головы рубили  и «черным  вороном»   пугали -  словом, музыкой и образом  они действовали не меньше.
         Воздействие  на  человека религии ( не говорим пока о сектах) или  «пропаганды  В  ИДЕОКРТИЧЕСКИХ обществах, какими были царская Россия или СССР отличаются от манипуляции главными родовыми признаками: первый  признак -  СКРЫТНОСТЬ  воздействия и внушение  человеку желаний, ЗАВЕДОМО противоречащих его ценностям и интересам. «Ориентиры  и  нормы  поведения,  к которым  побуждали  религия и идеология, декларировались открыто и были явно связаны с декларируемыми ценностями. И отцы церкви и «отцы коммунизма» считали, что поведение, к которому  они призывали, -  в интересах спасение души или  благоденствия  их  паствы…  Поэтому и не могло стоять задачи скрывать акцию духовного  воздействия.  В казармах Красной  Армии  висел плакат: « Не можешь – поможем. Не умеешь – научим. Не хочешь – заставим». Смысл же  манипуляции  иной:  мы не будем тебя заставлять, мы влезем тебе  в подсознание и сделаем так,  что ты САМ ЗАХОЧЕШЬ».
         «Идеократическое  общество – сложная  конструкция, она держится на  священных идеях-символах и на отношениях  авторитета. Если противнику удается  встроить в эти идеи разрушающие их вирусы, то победа  обеспечена.
Гражданское   общество, состоящее из атомов-индивидов, связано бесчисленными ниточками интересов».  Удары по идеям большого  ущерба   гражданскому  обществу не наносят,  но удар по интересам  каждого индивида, прежде всего экономическим, переносит трудно.
       «Человек  либерального образа  мыслей  убежден, что переход от принуждения  к манипуляции сознанием – прогресс. Аргументы  понятны.                Кнут – больно, а духовный  наркотик – приятно. Манипуляция  сознанием, производимая  скрытно, лишает индивида свободы  в большей степени, нежели прямое принуждение.  Её жертва  утрачивает возможность  РАЦИОНАЛЬНОГО ВЫБОРА, ибо её  желания  программируется  извне». Человек превращается   в программируемый  робот.  Выразители русской  культуры  XIX века видели  во власти, развращающей  человека « оружием  сластей», антихристианскую силу.
    «Надо хладнокровно прикинуть  «достоинства и недостатки» кнута принуждения и пряника  манипуляции  и каждому определить:  если каждая власть – зло, то какое  зло меньше именно для нашей  культуры. Даже  в «войне всех против всех», ведущейся по правилам гражданского общества ( конкуренции) объекты  отношений делятся на три категории: ДРУГ, ПАРТНЕР, СОПЕРНИК. Специалисты сходятся на том, что  человек ставший  объектом  манипуляции, вообще  выпадает из этой классификации. Он - не друг, не партнер и не соперник. Он становится ВЕЩЬЮ»
           «Переход к государству с властью, основанной на манипуляции,  больнее бы   ударил бы по русской  культуре, чем  уязвил  Запад. Иную, нежели на Западе, свободу искал  русский человек – особое  сочетание  свободы духа  и быта. И довольно  равнодушно относился к столь  ценимым на Западе политическим и экономическим   свободам».
          Замечания  автора  публикации  на «Прозе» - К великому  сожалению  мы видим, что русский  человек всё больше  склоняется   к западным «идеалам» и всё больше  попадает во власть  манипуляторов  всех  мастей. 
 
                ГЛАВА 3. Основные доктрины   манипуляции сознанием.
    Доктрины и теории манипуляции  сложились в ХХ веке, но основы были уже   теми, кто готовил буржуазные   революции в Европе.
Во Франции, общество в конце  ХVIII века было подготовлено  к слому  монархии полувековой  работой Просвещения. Литераторы и ученые  сумели  «отключить»  естественное  недоброжелательство  городской  бедноты к  плутократом и натравить её  на  монархию.  «Орудием   богачей стало именно то, что им  враждебно – стремление  человека  к равенству и справедливости».
Тогда  было понято,  что главным средством  власти в  обществе  будет  ЯЗЫК.
Тогда  же было понято «влияние на  мысли как можно большего количества  людей  значение  ЧИСЛА, заменяющего качества».
В XIX  веке была   создана  ШКОЛА нового типа, важнейший   механизм  господства  буржуазии. В этой  школе  с первого класса  поток  обучаемых делился  на  два  потока: одни  воспитывались и  обучались так, чтобы быть способными манипулировать чужим  сознанием,  другие (большинство) должны  были легко поддаваться   манипуляциям.
ХХ век – время создания крупных теорий и доктрин манипуляции  сознанием  и разработки  на их основе  технологий  манипуляций.
В книге   Кара - Мурзы  рассматриваются три доктрины:
1) Учение о гегемонии  Антонио Грамши.
2) Психологическая доктрина.
3) Социодинамика  культуры.
 Учение  Антонио Грамши.
Антонио Грамши  (1891 – 1937 г.г.)  создатель  и руководитель  Итальянской  Компартии.  С 1926  по  1934 год по приговору   фашистского суда был заключен в тюрьму, вышел  тяжело больным и умер  в 1937 году.  В тюрьме  написал  громадный труд «Тюремные  тетради» -  важный  вклад почти  во все разделы  гуманитарного знания.  «Грамши  осмыслил опыт  протестантской реформации,  Французской  революции,  русской  революции 1917 года  и фашизм. Он создал  новую теорию  государства и революции  - для  современного  городского общества  и сделал при этом  множество открытий  общенаучного значения».
 С помощью  учения Грамши изучается  громадный диапазон  общественных  явлений: разжигание  национальных конфликтов, влияние  спорта  на массовое  сознание   в США,  эффективность тех или иных видов  рекламы.
«Один из ключевых разделов труда  Грамши -  учение о  ГЕГЕМОНИИ, развивающее  мысль  Макиавелли о том, что власть  держится не только на силе, но и на СОГЛАСИИ. Механизм власти – не только  принуждение, но и  убеждение, Собственность, как экономическая  основа власти, недостаточна – господство не   гарантируется.  Грамши подчеркивал,  что гегемония,  будучи  этико-политической, будет и  экономической, но уходит  от «экономического детерминизма», который делает упор на отношениях собственности.  Экономика – скелет общества, а идеология -  её  кожа.
«Положение, при котором  достигается уровень согласия  ( между  правителем(и) и подданными), Грамши называл  ГЕГЕМОНИЕЙ. Гегемония – не застывшее  состояния, а динамичный  непрерывный  процесс.  Гегемония означает не просто согласие, но БЛАГОЖЕЛАТЕЛЬНОЕ ( активное) согласие, при котором граждане желают  того, что требуеться  господствующему   классу.

По Грамши, и установление, и подрыв  гегомонии ( состояния  согласия) – «молекулярный» процесс, протекающий не как  столкновение   классовых сил, а как
а как невидимое, малыми порциями, изменение  мнений и настроений  в сознании КАЖДОГО человека. Гегемония  опирается на  «культурное ядро» общества. Пока это ядро стабильно, в обществе имеется  устойчивая  коллективная  воля», направленная на сохранения  существующего  порядка.
Подрыв «культурного ядра» и разрушение этой  коллективной воли – условие  революции».
«Когда  «кризис  гегемонии» созрел и возникает  ситуация « войны» нужны   уже не только «молекулярные» воздействия на  сознание, но и быстрые целенаправленные  операции, которые  наносят  сильный  удар по сознанию, вызывают  шок, заставляют  людей  перейти к активной  позиции».
Для подрыва гегемонии  нужна  длительная «молекулярная» агрессия                в культурное  ядро.   Это не изречение истины, совершающей переворот  сознания. Это, как писал  Грамши: « огромное  количество книг, брошюр, журнальных и газетных статей, разговоров и споров, которые без конца  повторяются  и в своей гигантской  совокупности образуют то длительное  усилие, из которого рождается коллективная  воля определенной  степени однородности, необходимой, чтобы  получить действие,  координированное  одновременно во времени и пространстве». Такое  «усилие» было  создано в ходе  перестройки и в сознании  среднего  гражданина   было  « сломлено  культурное   ядро советского общества и установлена  «рыночная  гегемония». Для  слома  этого культурного ядра достаточно воздействовать на   обыденное  сознание, повседневные  «маленькие» мысли среднего  человека, неустанно повторяя одни и те же  утверждения, « чтобы  к ним привыкли стали принимать не РАЗУМОМ, а на ВЕРУ. 
Главным  действующим  лицом  в установлении  ГЕГЕМОНИИ  (достаточного  уровня согласия  в обществе)  Грамши  называет ИНТЕЛЛИГЕНЦИЮ.  «Её главная  общественная  функция  не профессиональная
(инженер, ученый  и т.д.)  Именно создание и распространение  идеологий, установление или подрыв  гегемоний – главный  смысл  существования  интеллигенции.
 От автора  публикации  на «Прозе».  В Советском  Союзе   во времена    «перестройки»  ведущую  роль играла  по подрыву  этого согласия   между  властью и населением, именно населением,  термин «граждане» в этом случае не  подходит, играла творческая интеллигенция и представители гуманитарных наук. Перечислять их поименно не  будем, одни  уже  ушли навсегда, другие ещё  продолжают вещать  в многочисленных  ток- шоу на телеэкранах.

 «Опираясь на теорию Грамши, культурологи  объясняют роль вещи в гегемонии  буржуазии. Вещи создают  окружающую среду, в которой  живет  человек, несут «сообщения», воздействуя на  обыденное  сознание. Если же  вещи и проектируются с учетом этой их функции как «знаков», то в силу огромных масштабов и разнообразия их потока  они могу стать решающей  СИЛОЙ в формировании СОЗНАНИЯ.


                Психологическая доктрина.
Учение   Грамши  рассматривает  «ЧЕЛОВЕКА  ОБЩЕСТВЕННОГО», а не отдельную личность и не малые группы. Русский  психофизиолог  В.М. Бехтерев в книге  «Внушение и его роль в  общественной  жизни» описал  явление  массового внушения под влиянием «психического заражения», то есть при передаче  информации   с помощью разных  знаковых систем, т.е. СЛОВ, ИЗОБРАЖЕНИЙ, ЗВУКОВ.
«У Бехтерева  внушение  есть вторжение в сознание посторонней  идеи  без прямого и непосредственного участии  в этом  акте «Я»  субъекта. Оно может производится не только словами,  « везде  оно влияет не путем логического убеждения, а непосредственно влияет на  психическую сферу, без соответствующей  переработки, благодаря  чему происходит прививание идеи, чувства, эмоций или того  или иного  психофизического состояния». Поток  информации  здесь  односторонний,  диалог исключён. «Обстановка  внушения  -  митинг, где с удалённой трибуны  вещает  фюрер или демократический  кумир, толпа ликует и ты не можешь не то  вопроса  задать, а и усомниться ( могут  побить).  Сидя перед телевизором,  имеем  туже  структуру  общения.   
В отличие от внушения  при УБЕЖДЕНИИ   человеку  предлагаются ряд доводов, которые он осмысливает  и принимает или отвергает. Убеждение  проходит в режиме  диалога. Обстановка  убеждения  - научный  семинар, техническое   совещание, семейный  совет.
Внушение, напротив, «обходит» разум субъекта. Бехтерев  писал: «Внушение, в отличие от убеждения проникает в психическую сферу помимо личного сознания, входя  без особой переработки непосредственно в сферу общего сознания и  укрепляясь здесь, как предмет пассивного восприятия».                Поток информации  здесь односторонний, диалог исключается.  Обстановка общения – митинг, где с удалённой  трибуны   вещает  фюрер или демократический  кумир.   То же  самое  происходит и у телеэкрана.
 Основатель теории  психоанализа  Зигмунд  Фрейд,  в своем  учении о  ПОДСОЗНАНИИ, « оформил  мысль, что  в подсознании  таится страшная сила и её  можно направить как на  поддержку, так и на отрицание какого-либо утверждения».
«Принятие психоанализа  как основы доктрины  манипуляции способствовали  успехи в области РЕКЛАМЫ.  Ученик  Фрейда Эрнст Дихтер, используя  психоанализ для рекламы, утверждал, что главная  ценность товара  для покупателя  заключается не в его назначении, а в удовлетворении запрятанных глубоко  в подсознании желаний, о которых сам покупатель может и не подозревать.  В большинстве  случаев  это темные  инстинкты и тайные желания, «вытесненные» в подсознание  потому, что они неприемлемы  для сознания».
В  конце  50-х годов психоанализ, дополненный  методами  герменевтики               ( науки о толковании  слов), семиотики ( науки о символах), этнографии и культурологи   и рекламы  товаров  был перенесен  в манипуляцию познанием  в политической  сфере.   
« Из психоанализа   в доктрину  манипуляции  перешло   важнейшее понятие «психологическая защита». Вначале  так обозначалось явление  личностное, потом  стали говорить  о  «психологической  защите» в межгрупповых
отношениях. Например, в прикладной  психологии есть направление, занятое  постановкой  психологической защиты  делегаций отправляющихся на переговоры».
 Успех  манипуляции  зависит от умения  отключить  средства  психологической защиты  личности и общественных групп, одним из средств   защиты  являются СИМВОЛЫ.
       .Австрийский  психолог Карл  Густав    Юнг так  раскрывает понятие символа: «..это термин, имя или изображение, которые могут быть известны в повседневной жизни, но обладают специфическим добавочным значением к своему обычному смыслу». В отличие от знака или эмблемы, символ не просто обозначает некий объект, а подразумевает нечто большее, обширный бессознательный аспект, имеющий глубокий смысл, который невозможно раскрыть до конца. Примеры символов - море, вода, гора, птица, змея, дорога».
      «Важной  концепцией   стало представление психики человека как арены  борьбы  множества  составляющих  его «субличностей» - частичных «Я». В этой борьбе   верх может брать то одна, то другая сторона его  «Я». Задача  манипулятора  -  правильно определить на  какое  суб-Я ему  выгоднее всего ставить и как помочь этому  частичному «Я» одолеть своих противников.
 Оказалось, что проще  всего манипулятору войти в союз  с низкими темными  силами.  Легче возбудить и превратить в мощный  импульс порочные, подавляющие  влечения, усилить и подкупить их, побудить сделать противное  всей  личности  дело».
 

 
II. Главные  мишени  манипуляторов  сознанием:               
                знаковые   системы.               
             
              «Человек  живет в двух мирах – мире ВЕЩЕЙ и мире ЗНАКОВ. Вещи, созданные, как природой, так и самим  человеком -  материальны. Мир знаков  связан с вещами, но сложными текучими и часто неуловимыми отношениями.              В целом, мир знаков – первая мишень для манипуляторов.

                Глава 1.
                Оснащение ума: язык слов.
Магическая  сила  слов.
           « Мир слов  включает  в себя  язык  как средство общения и средство мышления.  Размышляя, мы облекаем  мысли в слова.
    Язык  как система  слов, в которых человек воспринимает  мир,
есть самое  главное СРЕДСТВО ПОДЧИНЕНИЯ. Внушаемость посредством                слов   -  свойство психики, возникшее  ранее  мышления.  В раннем детстве                слова  взрослых оказывают такое  воздействие, что ребенку не требуется обоснований.
«Мама не велела» -  это главное. Когда родители начинают логически  обосновывать запрет, они приводят  ребенка  в замешательство и подрывают силу  своего слова.
Внушение – это подчинение не через  рассудок, а через чувство. Даже   самый рассудочный  человек нуждается  во внушении. Во время неурядиц мы ищем  совета   у людей, которые  не являются знатоками нашей  проблемы.
 Во всех этих «не горюй», «всё уладится» и т.д.  нет полезной информации, но они оказывают  целительное  действие.

Философ  С. Московичи  в книге «Наука о массах» писал: «Что во многих отношениях удивительно и малопонятно, это могущество слов в психологии толп. Могущество,  которое происходит не из того, что говорится, а из их «магии»,                от человека, который их говорит, и атмосферы,  в которой они рождаются». 
Через язык воздействуют и на СОЗНАНИЕ. В естественном  языке слова имеют множественный  смысл. Они порождают образы  через  ассоциации. Он рождается из личного общения людей,  которые излагают свои мысли. Он напрямую связан с диалогом и здравым  смыслом.
  Язык  диктора, зачитывающий текст – это  односторонний поток  слов, направленный на  определённую группу людей с целью убедить её  в чем  либо.  «Язык  диктора  несет смыслы, которые  закладывают в него те, кто контролирует СМИ. Люди, которые  начинают  сами говорить на таком  языке, отрываются от здравого смысла и становятся легкими объектами  манипуляции.    Когда русский  человек слышит слова  «биржевой делец» или « наемный  убийца, они поднимают в его сознании  целые  пласты  смыслов, он опирается на эти слова  в своем отношении  к  обозначенным ими явлениям. Но слова  БРОКЕР или  КИЛЛЕР, он воспринимает скудный, лишенный  чувства и не пробуждающий ассоциаций  смысл». Сравните: «убийца  скрылся с места преступления» - «киллер  удалился                с места  работы»!!!  Методичная  замена слов русского языка такими словами – часть манипуляции  сознанием.
 « Чтобы  ввести  в обиход  слова  разрушающие  ткань естественного языка, важно и звучание,  «звуковой  облик» слова. Ищут не благозвучие в его обычном  смысле, а броскость, энергичность слова, необычность звучания. Для этого хорошо  подходят иностранные  слова, насыщенные  звонкими согласными
(брокер, консалтинг, миллениум), особенно удвоенными ( триллер,  саммит)».

« В ХХ веке искусственное создание  языка  в целях манипуляции сознанием было поставлено на научную основу. Американский  социолог                Лассуэл стал изучать  роль слова с помощью  точных методов. Он разработал методы  изучения и подбора слов как средство  искажения  смыслов, создал                целую систему принципа создания «политического мифа», путем  подбора                нужных слов.
 Германский   «Третий  рейх» создал  особый  магический язык.                Приступая  к   фанатизации масс, фашисты изменили смысл привычных                слов и понятий, ввели множество новых.     В этом  языке» применялась                особая, «разрушенная» конструкция   фразы с монотонным повторением                не связанных между  собой  утверждений и заклинаний.  Немецкий  ученый                Э. Кассиер писал, что воздействие  нацисткой идеологии на язык  было                столь велико, что произошло изменение  функции языка -  его магическая                функция стала доминировать над  информационной.
 Вырабатываются  слова  с заданным  смыслом -  сокращение, аббревиатуры.
«Сильное  воздействие на  человека оказывало сокращение   КГБ, причем на  человека  Запада оно действовало сильнее, чем на жителя  СССР».
Конструируются слова с отрицательным  смыслом, например, совдепия, слово бомж лишено полутонов и не содержит какого либо  сострадания, которое                звучит   в словах  «бездомный» и даже  «бродяга».
 В США во время  войны  во Вьетнаме создается  для прессы  специальный  язык. 
Из языка были исключены все слова вызывающие отрицательные  ассоциации: война,  наступление, оружие  по уничтожению живой  силы.  Вместо них применялись слова: конфликт, операция, устройство. Президент  Америка
В русском  языке наблюдаются  те же  явления - политики избегают  использовать слова, смысл которых устоялся в общественном  сознании и заменяют их эвфемизмами - благозвучными и непривычными  терминами.
Во время реформ 90-х в официальных и пропагандистских материалах  слово «капитализм»  заменялся на   «рыночную экономику».
Одним из  инструментом политического языка  являются  ЯРЛЫКИ,           которые  «навешваются»  политическим  противникам  с целью опорочить или высмеять противника путем  воздействия на  чувства и подсознание. Ярлык «империя зла» введенный  Рейганом, придавал борьбе  с   СССР оттенок религиозного противостояние  дьяволу.
 В самом  СССР в последние  его  годы, был введен  термин «геронтократия»  и даже «красно- коричневые», чем как бы  проводили                параллель  между  фашизмом и коммунизмом.

В своем  романе- антиутопии «1984» писатель  Оруэлл описывает         западное общество, пережившее «выверт  демократии» - искусственный тоталитаризм, одним из средств власти был искусственный  язык  с                замещёнными смыслами.

                Глава 2.
                Иные  знаковые  системы
                Язык чисел. Мера.
 « В числе, как и в слове, заложены  множественные  смыслы. Магия                числа  в том, что оно, в отличие от слова, обладает авторитетом точности и  беспристрастности. Поэтому  число – один из главных объектов  манипуляции.
 Усиление количественного начала  в мышлении за счет качественного, сразу  сказывается на  языке – здесь на первый план выдвигаются количественные  характеристики, число оказывается в центре  внимания в политических выступлениях.

Свобода тех, кто  «ВЛАДЕЕТ ЧИСЛОМ» означает глубокую, хотя и скрытую зависимость тех кто «потребляет числа». Сила  убеждения  чисел  огромна.                Это предвидел ещё  Лейбниц, который писал: « В тот момент, когда  будет формализован  весь язык, прекратятся  всякие  несогласия; антагонисты усядутся за  столом  один напротив другого и скажут: подсчитаем!» Эта утопия означает полную замену  качеств (ЦЕННОСТЕЙ) их количественным  выражением (ЦЕНОЙ).  В свою очередь, это снимает проблему  выбора и заменяет её  проблемой  подсчета, что и является  смыслом  технократии.
Магическая сила   внушения, которой обладает число, такова, что если человек  воспринял какое-либо количественное утверждение, его уже  почти невозможно вытеснить  логическими  аргументами. Число имеет свойство застревать  в мозгу  необратимо». 
 Манипулирующая  сила  числа  многократно  возрастает, когда  числа  связаны  математическими формулами  и уравнениями – здравый  смысл  против них бессилен.
« Особо потрясают разум  цифры, приводимые  в качестве  художественного образа. Дело в том цифры  художника нельзя  понимать буквально, соотносить их с цифрами физическими. Религии же уклоняются от контакта  с историческим  временем.  Глупо  было бы  верить или не верить,                что Ной  прожил  950 лет, как сказано в Библии.  Это «не те» числа !                Одни  верят, и это нелепо,  другие  возмущаются, принимают эти цифры  за злодейский  обман»

«Именно ради  воздействие на  воображения, а не на разум,     манипуляторы, стремятся  раздуть, увеличить и так громадные  потери, причем  увеличить их в десятки  а то и в сотни раз.  Само это стремление преувеличить реальную количественную меру может служить признаком манипуляции.                Вот типичное умозаключение из идеалогически важной  книги, вышедшей  в издании «Наука»:
«Четверть миллиарда  - 250 миллионов потеряло население нашего Отечества                ХХ веке.  Почти  60 миллионов из них в ГУЛАГЕ.
Это манипуляция  с числами. Контекст  протягивает  нить к ГУЛАГу.  Но ГУЛАГ существовал  30 лет, число заключенных в лагерях лишь в отдельные  годы                1 миллион человек, смертность в лагерях составляла  в среднем 3% в год                – как Отечество  могло там  «потерять 60 миллионов».  Доподлинно  известно,              что с  01.01.1934 года по 31.12.1947 года  в лагерях ГУЛАГА находилось                963 766 заключенных, и основное  число смертей пришлось на годы  войны.
Пожалуй, самым  большим  достижением при манипуляции с числами является разрушение у человека  способности «взвешивать» явления, он утрачивает  «ЧУВСТВО МЕРЫ».  ОН теряет саму «СИСТЕМУ ККООРДИНАТ», в которую мы помещаем реальность, чтобы ориентироваться  в ней  и делать более ли менее правильные  выводы. Во время перестройки  деформация  в мышлении                привела к необычной интеллектуальной патологии  - утрате   РАСЧЁТЛИВОСТИ. 
В условиях обширной программы  манипуляции, когда разрыхляются системы психологической  защиты и нарушается  система ориентации, наши
«ИНСТРУМЕНТЫ   МЕРЫ» могут быть сильно испорчены. Французский  ученый  Пиаже   в  конце  80-х  годов выявил, что у большого числа людей  проявляется явление, заключающееся в  неспособности количественно  сравнивать предметы, имеющие  разную форму «ФЕНОМЕНЫ ПИАЖЕ».  Люди не владеют «ПРИНЦИПОМ СОХРАНЕНИЯ ВЕЛИЧЕНЫ или КОЛИЧЕСТВА», в то время  как овладение этим  инструментом  меры « составляет необходимое  условие всякой  рациональной  деятельности».
 В качества примера  автор книги приводит пример из популярного ещё  сейчас  фильма «Ирония  судьбы». Герои фильма  жалуются на то, что их зарплата  меньше, чем того заслуживает их профессия. При этом они не замечают, что они только что получили  бесплатно квартиры, которые  бы при нынешней  рыночной стоимости  равной зарплате  нынешней  стоимости за  100 лет работы. Но такую прибавку  ни учительница, ни врач  «застойного времени» не замечали.
 «Важнейшее свойство расчетливости, даваемое образованием и опытом -  способность быстро прикинуть в уме порядок  величин.  Когда расчетливость подорвана, сознание не отвергает самых абсурдных количественных   утверждений, человек теряет ЧУТЬЁ на ложные  количественные данные».


                ЯЗЫК ОБРАЗОВ.

              «Воздействуя на духовную сферу человека, слово порождает  цепной  процесс. Пробужденное словом  чувство усиливает ход мысли вызванной этим словом, а воображении возникает и начинает жить своей  жизнью ОБРАЗЫ.
 Ещё  в начале  ХХ века  французский  психолог и  социолог Ле Бон                писал  о роли образов в программировании  поведения: «Толпа  мыслит                образами, и вызванный в её  воображении образ в свою очередь вызывает                другие, не имеющие никакой  логической  связи  с  первыми. Толпа,  способная               мыслить только образами, восприимчива только к образам. Только образы могут увлечь её или породить  в ней  ужас и сделаться     двигателями её поступков…
Искусство манипуляции состоит в том, чтобы  пустить процесс  воображения по нужному  руслу, но так, чтобы  человек не заметил  этого».
Самые  эффективные  средства информации  одновременно захватывают  и мысль,  и   художественное чувство. Эффект соединения  слова и образа              хорошо виден на примере «комиксов», примитивных  текстов  с картинками.                В США  комиксы  стали сильнейшим  инструментом  идеологии.  Вся история  американской идеологии неразрывно  связана с комиксами. Даже  во время                Второй  мировой  войны средний  читатель газеты  сначала  прочитывал                комиксы, а во вторую очередь – военную сводку.

« Очень большую роль в привлечении зрительных образов                к манипуляции сознанием сыграла  новаторская практика  немецких фашистов.                Фашизм    вернулся к  древнему  искусству соединять людей  в экстазе  через огромное  шаманское действо – но уже  с помощью современных технологий.                При соединении слов  со зрительными образами  возник  язык, с помощью                которого большой  и рассудительный  народ был превращен на  время                в огромную  толпу   визионеров ( людей испытывающих галлюцинации, видения), как  в раннем  Средневековье. 
Немцы действительно  коллективно видели  «явления», от которых  очнулись лишь в конце   войны. Например, никогда не было удовлетворительного  объяснения,  на что немцы могли надеяться  в безумной  авантюре  Гитлера.                А на деле ни о каком расчете и речи не было, в них возникла  коллективная  воля, в которой  и вопроса такого не стояло. Немцы  оказались в  искусственной, созданной  языком, Вселенной, где, как писал  Геббельс, «ничто не имеет смысла – ни добро, ни зло, ни время, ни пространство, в которой  то, что другие  люди  зовут успехом, уже не может служить мерой».
 Для создания этой  «Вселенной»   использовались  массовые  зрелища и действа, кино.  Причем, для  съемки  фильмов  снимались  с фронта десятки тысяч солдат. И это было в то время,  когда  Берлин горел от бомбежек.

«Важный  пример – использование   зрительных образов  в сочетании с авторитетом НАУКИ.  Речь идет о географических картах.
Карта как способ  «свертывания» и соединения разнородной  информации обладает огромной, почти  мистической эффективностью. Она имеет не вполне объясненное  свойство – « вступать  в  диалог»  с человеком. Карта –  инструмент творчества, так же, как картина  талантливого художника, которую зритель «додумывает»,  дополняет своим знанием и чувством, становясь  соавтором   художника. Карта мобилизует пласты неявного знания работающего с ней  человека ( а по своим запасам неявное, неформализованное  знание превышает знание  осознанное, выраженное  в словах и цифрах).
В то же  время  карта  мобилизует ПОДСОЗНАНИЕ, гнездящиеся в нем иррациональные  установки и предрассудки -  надо только умело подтолкнуть человека на нужный  путь работы  мысли и чувства. При этом есть возможность создать в воображении человека именно тот образ, который нужен  идеологам».

« Первыми широко использовали  географические   карты  для идеологической обработки населения  немецкие  фашисты. Они установили,                что чем лучше и «научнее» выполнена  карта, тем сильнее её  воздействие                её  на сознание».
« В последнее время фабрикации  географических карт стала  излюбленным средством для  разжигания  национального психоза при подготовке этнических  конфликтов.  Это – особая «горячая» сфера  разжигания национального психоза при подготовке  этнических конфликтов».
« Сегодня  главным  средством воздействия  на сознание  стал язык телевидения  с особым  жанром – РЕКЛАМОЙ, главной  целью  которой заключается  именно  в манипуляции сознанием.

 
 III. Главные  мишени   манипуляторов  сознанием: 
                Духовные   процессы.   

                Логическое  мышление.
«На какие  психические и интеллектуальные  структуры  личность и направляют манипуляторы  удар, чтобы  разрушить психологические защиты  и «подготовить» человека  к манипуляции?  Что надо сделать, чтобы отключить здравый  смысл?»
Слова,  числа, образы, с помощью которых  люди обмениваются информацией  и  организуют свое  мышление, становясь элементами «оснащения  ума».   В ходе  эволюции  человек выработал и сложные  умственные процессы.  Один из них – логическое  мышление.
Ницше писал: «Величайший  прогресс, которого достигли люди, состоит в том, что они учатся правильно умозаключать. Это вовсе не есть нечто естественно, а лишь поздно приобретенное и ещё  и теперь не является господствующим». Действительно, большинство европейски образованных людей просто не задумывались над тем, насколько недавнее это приобретение   - умение мыслить логически.
«Есть мышление  и дологическое, или ПРАЛОГИЧЕСКОЕ.   Логическое             и пралогическое  мышление существуют в одном и том же  обществе и даже                в одном и том же  индивидуальном  сознании: в некоторых условиях  человек  может  «переключиться» и начать мыслить пралогически.                Суть такого мышления в том, что оно не выстраивает  цепочки причинно – следственных связей и не сопоставляет свои  выводы с опытом.                Причины   явлений носят при таком   видении мира  мистический  характер.
Манипуляция  сознанием, основанном  на пралогическом  мышлении, как технология   невозможна. Дело в том, что это мышление непредсказуемо для технолога, он не может вычислять его «алгоритм». Напротив  логическое мышление  прозрачно, его структура  хорошо изучена. Значит, в него можно вторгнуться, исказить программу, лишив  человека возможности делать правильное  умозаключение.
Когда были подведены  исследования массового сознания  в годы  перестройки, психологи ввели в оборот термин искусственная  ШИЗОФРЕНИЗАЦИЯ  сознания. Шизофрения – это расщепление  сознания. Один из характерных симптомов   шизофрении – утрата способности связи между  отдельными словами и понятиями.
 Ясно, что если удастся  шизофренировать  сознание, люди оказываются  неспособными  увязать в логическую систему получаемые ими сообщения и не могут критически их  осмысливать».  Они просто  верят выводам приятного диктора, авторитетного ученого,  популярного поэта. Иной  выход – огульно «не верить никому»  вызывает такой стресс, что выдержат его немногие.
  Легче  всего разрушение  логики достигается в сознании, которое  рационально в максимальной  степени. Наиболее чистое  логическое  мышление весьма  беззащитно. Мышление, «армированное» включениями  иррациональных представлений, гораздо устойчивее. Во время  перестройки именно интеллигенция оказалась  более  всего подвержена искусственной  шизофренизации, причем  с большим отрывом от других социальных групп. Наиболее устойчивым  было мышление  крестьян.

 Хорошо изученный  психологами эпизод – манипуляция  сознанием компанией   АО   МММ ( Сергей  Мавроди). Несмотря на  то, что люди потеряли свои деньги, но они всё равно верили и опять несли деньги. При опросах, проводимых несколькими группами  исследователей, на вопрос: « Понимаете ли Вы, что прибыль, обещанная  Мавроди, не могла  быть заработана?».                60% отвечало  утвердительно. Они понимали, что невозможно получить такие  высокие  дивиденты, но шли и отдавали деньги. Основной состав вкладчиков - научно-техническая  интеллигенция  до 40 лет, причем, вся реклама   «МММ»,  вроде  бы  ориентировалась  на  Лёню Голубкова – простоватого рабочего.

«Что такое  рационализм?  Декарт писал: «никогда не принимать за истинное ничего, что я не познал бы таковым с очевидностью…, включать в свои суждения только то,  что  представляется  моему  уму  столь ясно и столь отчетливо, что не дает мне никакого повода подвергать это сомнению. В итоге это означает, что из «оснащение  ума» исключается знание, записанное на  языке традиций -  оно, выражаясь словами Декарта, не познается   с очевидностью и не является полностью ясным и отчетливым. Между тем традиции  содержат огромный  фонд информации, хотя она не может быть подтверждена научными методами.
Установка рационализма совершенно законна и необходима в научном  исследовании. Ослабляющее действие норм  рационализма сказывается, когда  ум  «выходит за стены научной  лаборатории»  и речь идет об осмыслении реальных целостных проблем  жизни. Приложение к таким проблемам чисто научного  метода есть не наука, а НАУЧНОСТЬ – имитация  науки».
Хранящиеся  в глубинах исторической  памяти знания, «островки памяти», не подвергаемые  логическому  мышлению,  действуют автоматически и их  трудно отключить извне манипуляторами нашего сознания.
 Взять  аферу  с  «МММ».  Ясно людей  соблазнили возможность  получить лёгкую прибыль, пустив   свои деньги в рост. Что не согласуется  с русской  культурной  традицией. Традиция содержит множество предупреждений, в виде  пословиц и поговорок («без труда  не выловишь  рыбки из пруда») против  соблазна  легких денег и спекуляций – добра о них не жди.
 Люди, в которых образование и характер работы  подавили традиционные  запреты, оказались податливее  к манипуляции, чем люди физического труда с более низким  уровнем образования.

Виднейший  антрополог К. Лоренц считает отказ от традиций гибельным для  устойчивости сознания, даже  в том  случае, если  этот отказ ПОЛНОСТЬЮ  ОПРАВДАН. Наличие традиций  в рациональном  мышлении действует как общий  механизм, предотвращающий расщепление  сознания.
Успехи точных наук  породили веру  в их всемогущество, в возможность «онаучить» все  знания, что привело   к глубокому  кризису  сознания – ведь ценности  не только не поддаются исследованию научными  методами, их нельзя  даже «уловить» в научных терминах. Рационализм, вычистивший из логического мышления этику и  МЕТАФИЗИКУ, всё качественное, неизмеримое и неизрекаемое, выродился в нигилизм, который и снимал защиту разума от манипуляций.
  Немецкий  учёный  Гейзенберг, наблюдавший  соблазн фашизма писал: «Характерной  чертой любого нигилистического направления является отсутствие твердой общей основы, которая бы направляла  деятельность личности. В жизни  отдельного человека это проявляется в том, что человек теряет инстиктивное чувство правильного и ложного, иллюзорного и реального. В жизни народов  это приводит к странным  явлениям, когда  огромные  силы, собранные для достижения определённой  цели, неожиданно изменяют свое  направление и в своем  разрушительном  действии  приводят к результатам, совершенно противоположным  поставленной  цели.  При этом люди бывают  настолько ослеплены ненавистью, что они с цинизмом наблюдают за всем этим, равнодушно пожимая плечами. Такое  изменение  воззрений людей, по-видимому,  некоторым образом связано  с развитием научного мышления».

 
                Аутистическое  сознание   
«Большое  место в сознании занимает ВООБРАЖЕНИЕ, особенно создание   фантастических образов, способных  увлечь массы людей и приглушить в них чувство ответственности. В этом состоянии  они  обретают  особый  тип  мышления  - АУТИСТИЧЕСКОГО. Аутизм – состояние психики, при котором  человек концентрируется на  своей  внутренней жизни, активно уходит от внешнего мира.
 В мышлении человека  сочетания   компоненты  реалистического  и аутистического  мышления.   Оба они необходимы, важно чтобы между ними было равновесие.   Цель реалистического мышления  - создание  правильного представления о действительности,  аутистического – создать приятные представления, вытеснить неприятные, преградить доступ информации, связанной  с  неудовольствиями.  Двум типам мышления соответствуют два типа  удовлетворения  потребностей.  Реалистическое – через действие  и разумный  выбор лучшего  варианта, с учетом  всех   «за» и «против».  Тот кто находится  во власти  аутистического  мышления, избегает действия, не слушает трезвые  суждения и будет голодать пережёвывая свои фантазии.

Аутистическое  мышление  тендициозно, в ней всегда доминирует та или иная  тенденция или образ, всё, что ему противоречит – отключается.  И если  удается отключить или подавить реалистическое  мышление, то аутистическое  мышление  выходит на первый план.
 В девяностые годы  в нашей  стране  произошел массовый  сдвиг  сознания людей  к  аутистическому мышлению,  «организованный» средствами  манипуляции сознанием.  Этому  способствовал общий кризис, всегда толкающий к аутизму как возможности спрятаться  от страшной действительности.  Аутизм заменяет реальность моделью, которая по- своему  логична и даже респектабельна.
«У массы людей идеологи создали  самые превратные, внутренние  противоречивые представления  о понятиях РЫНОК и ДЕМОКРАТИЯ, совершенно не совместимые ни с реальностью тех обществ, откуда они были взяты, ни  реальностью России.  Почему они привились на нашей почве, разрушив связную общественную мысль? Потому, что люди попали  в такой  мыслительный  коридор, в котором  структуры  аутистического мышления господствуют над здравым  смыслом. И люди строили в своем  воображении фантастические  образы. Идеологи  верно подметили  и использовали   важную черту массового сознания  советского человека – избалованность высокой надежностью социальной  системы  СССР.  Человек привык к тому, что жизнь  может только  УЛУЧШАТЬСЯ, а все  социальные  блага, которыми он располагает, являются   как бы  естественной частью  окружающей природной среды  и не могу исчезнуть из-за, человека, политических  установок и  решений».
 Господство аутистического мышления при расщеплении  логики породил небывалый  кризис народного  хозяйства,   тогда же проявился важный  признак   аутистического мышления – придание  преувеличенного значения РАСПРЕДЕЛЕНИЮ в ущерб  ПРОИЗВОДСТВУ.  Распределять легко и приятно, производить и налаживать производство – трудно и хлопотно. Можно  даже  сказать, что речь уже идет не о мышлении,  а о целом аутистическом   мироощущении.
 Плодом аутистического  мышления был и созданный  воображением  образ той  свободы, которая наступит, как только будет сломан «тоталитарный» советский строй. Между  тем каждый  реалистически мыслящий  человек знает, что любая конкретная  свобода   возможна лишь при наличии  ряда   «несвобод».

Парадоксальность  аутистического мышления  в том, что оно делало возможным  веру в противоположные, несовместимые   фантазии.  Желание  устроить капитализм  совмещалось с мечтой  о «лишении привилегий.
 Одной из самых нелепых фантазий такого рода было  бурное и утопическое  возрождение в РФ  СОСЛОВНЫХ  притязаний.   Не только в Москве, но  и  на всех необъятных просторах России в большом количестве  появились  потомки дворян, графов и князей. Возникли  дворянские  собрания, поиски  родословных, а так как  таковых у многих «потомков»  не было, изготовление  родословных, гербов и прочих  атрибутов «высокого» происхождения. Хотя откуда в таком  количестве  могли появиться «потомки», если по «исследованиям  ученых»  дворянство было  поголовно истреблено, а остатки  их, два  миллиона бежали за границу.  И совсем неважно, что к 1917 году, всех дворян, включая обитателей ночлежек, в России   было  1,4 миллиона.

Главным  условием  общественного строя  в СССР было СОКРАЩЕНИЕ СТРАДАНИЙ. Всем миром были признаны  успехи – устранены   главные  источники массовых страданий -  бедность, безработица, бездомность, межнациональное  насилие. Альтернативным критерием было увеличение  наслаждений. А ещё Аристотель сказал: «Мудрец должен искать не наслаждений, а отсутствие  страданий»…  Нет худшего безумия, как желать превратить мир – эту  юдоль горя – в увеселительное  заведение и вместо свободы от страданий ставить себе  целью наслаждение и радости; а очень многие  именно так и поступают».

 Ассоциативное  мышление. Метафоры.
« Создание  МЕТАФОР – главная задача  идеологии. Поэтически выраженная  мысль всегда  играла  огромную роль в программировании поведения  людей, хорошая  метафора  очаровывает  и загоняет  мышление в узкий  коридор, выход из которого предусмотрен манипулятором. Вот пример  сильной  метафоры, введен в оборот Геббельсом, а затем использованный  Черчиллем – ЖЕЛЕЗНЫЙ ЗАНАВЕС.
 Чем больше давление мозаичной  культуры, тем меньшую роль играет логика  («полиция нравом  интеллигенции»), тем более  восприимчиво сознание  к манипуляции». 
 Разрушение университетской  культуры, происходящее сейчас  в России и на Западе – необходимое условия  для  господством  посредством  манипуляции. Место рационального мышления  занимает  ассоциативное. Манипуляционная сила  метафор определяется  их эвристической  привлекательностью и способностью объяснять  сложное  явление через знакомую аналогию, в действительности же  аналогия не обладает  достаточным подобием и приводит к ложному заключению, что и желательно манипулятору.

«Известно, что  человек, чтобы действовать в своих интересах, а не в интересах манипулятора, должен  реалистично определять три вещи:
      - нынешнее  состояние;
      - будущее состояние, желательное для него;
      - путь перехода от нынешнего состояния к будущему.
Соблазн сэкономить интеллектуальные усилия заставляет  человека  вместо осмысления всех этих трех вещей, прибегать к ассоциациям: называть вещи  метафорой, которая отсылает его  к иным, знакомым  состояниям».

Историк А. Тойнби показал, что глубокие  преобразования начинаются  благодаря небольшой части общества, которое он называл «творческим меньшинством».   «Что отличает творческое  меньшинство  и привлекает к нему  симпатии всего остального населения, - свободная игра творческих сил меньшинства».

«В середине 80-х годов умами людей  в СССР  овладела особая сложная по составу группа, которая представляла  целое  культурное  течение – условно их называли «демократы». В  атмосфере  официальной идеологии  они предстали как группа  с раскованным  мышлением, полная  свежих метафор, новых лозунгов и аллегорий. Они вели свободную игру, бросали  искры  мыслей – а люди додумывали, строили  воздушные замки, включались в эту игру.
Вот пример таких    метафор, на время подавившие способности к здравому  мышлению: « наш общий  европейский дом», « столбовая дорога  цивилизации», «нельзя быть немножко беременной», «коней на переправ не меняют и т.д.   Плотность бомбардировки была такой, что основная часть общества была  очарована.
 «Одним из самых больших успехов  для идеологов было успешное внедрение   в обиход  метафор из аллегорической повести   М. Булгакова «Собачье  сердце». Интеллигенция  приняла  программу-вирус, не распознав   её манипулятивной  силы.  А профессор  Преображенский стал положительным героем, задающий  этические нормы.  На деле этот паразитирующий на  номенклатуре   профессор – образ СВЕХЧЕЛОВЕКА, присвоивший  себе   право создать из собаки человека, не нести за него никакой  ответственности, а затем уничтожить его.  Дело, несовместимое с элементарными нормами   этики, не говоря  уже  о крайнем антидемократизме и даже   социальном  расизме изречений этого профессора.  Связка ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ-ШАРИКОВ разрушало  символическую  конструкцию  основы символическую  конструкцию  основы советского строя».

   
                СТРЕОТИПЫ.
Метафоры  - это готовые  штампы  мышления, но штампы  привлекательные. Это выраженные художественно  СТЕРЕОТИПЫ. Стереотипы – это устойчивые упрощенные  представления и оценки, штампы,  клеймо, которое общественное   мнения   ставит на тех или иных людей, явление, социальные группы и т.д. Это «истина» не требующих доказательств. В социологии  даже есть теория, которая описывает  процессы  выработки и «приклеивания»  ярлыков.   
 Для обдумывания  каждой  ситуации  у человека не хватит сил и времени,  и стереотипы полезны как инструмент  восприятия и мышления, но они  могут быть выявлены, изучены  и использованы как мишени для  манипуляций.
Известный   американский  журналист  Уолтер  Липман ещё   в 1922 году  выдвинул  целую  концепцию  СТЕРЕОТИПИЗАЦИИ как основы пропаганды. Он писал: «Из всех средств  влияния на человека  самым тонким и  обладающий  исключительной  силой  внушения  являются те, которые   создают и поддерживают  галерею стереотипов. Мы представляем  себе  большинство вещей  прежде, чем познакомимся на опыте. И эти предварительные  представления, если нас не насторожит в этом наше  образование, из глубины  управляют всем процессом  восприятия».

 На магической  силе  стереотипов основана  коммерческая реклама и торговые  марки. Частое  повторение слов и образов создает стереотип  высокого качества   какого- то товара.  Если подтолкнуть людей  видеть какое-либо  явление  через нужный стереотип, то убедить людей подумать  и не принимать скоропалительных решений будет очень трудно.

Для  успешной   манипуляции общественным  мнением  составляется «карта стереотипов» разных групп и слоев населения.  Наибольшие  усилия  были предприняты  в США для изучения  культурных стеротипов разных групп населения, особенно интеллигенции, как главной  силы, создающей и разрушающей  легитимность  государства.  Американские  советологи нашли в душе  советского человека струны, на которых можно  было эффективно играть.

 Особенно важно  использование стереотипов при ЗАХВАТЕ  АУДИТОРИИ».  «Захват» - одна из главных операций   в манипуляции сознанием.
В ходе  её  выполнения   манипулятор привлекает, а затем  удерживает  внимание   аудитории  и «присоединяет  её» ( создает ощущение   принадлежности  к одному и тому же  «мы» - «мы с тобой одной  крови – ты и я).
Американский  социальный  психолог  Зимбардо  советует : «Эффективность  коммуникатора  возрастает,  если он сначала  выражает мнения, соответствующие взглядам  аудитории … Представляйте одну  сторону  аргумента, если аудитория в общем  дружественная. Представляйте  обе  стороны  аргумента, если аудитория  уже не согласна  с вами или есть вероятность, что аудитория  услышит противоположное   суждение от кого- нибудь ещё.
  Даже  одиозным   или уже  ненавистным   идеологическим работникам  удастся   восстановит доброжелательное  отношение  аудитории, перейдя на   перейдя на  язык   близких  её сердцу  стереотипов. « За 3-4 месяца перед  каждыми   выборами антисоветское  телевидение  пускает в эфир  советские  фильмы и песни – и большинство аудитории размягчается и вновь начинает доверять ненавистным  дикторам».

Как правило, в манипуляции используются  стереотипы, которые  уже  отложились в сознании. Но используется  готовые  стереотипы не прямо,  а чаще  всего используя прием  КАНАЛИЗИРОВАНИЯ или  подмены  стереотипа.  Например:  в конце    80-х годов,  в СССР  антисоветские   идеологи   в советских  СМИ, особенно телевидение, очень сильно давили на чувство справедливости и уравнительный идеал советских людей. Стереотип   неприязни   к нетрудовым   доходам ( клеймо  «спекулянт» -  прочно было приклеено  к представителям этой  группы и уважением они не пользовались)   постепенно подменили  к  номенклатуре   как классу, эксплуатирующих трудящихся.  Неудовлетворенность людей  канализировали на работников  управления, тесно связанных  с образом  государства. 
Для  построения или усиления  стереотипа также заранее внушается ложное  объяснение  какой- либо проблемы, так,  что оно  становится привычным и приобретает  характер очевидного ( если землю превратить в товар, то будет изобилие продуктов).

« Хорошо  разработана  технология  «создания»  политиков  с опорой на стереотипы.   Жаргонное  слово   «Раскрутка»  обозначает  целую  систему методов  продвижения  на высшие  уровни   политики  независимо  от их личных качеств или уже  завоеванной  популярности.  Одним  из сложных стереотипов   является ИМИДЖ – специально выстроенный в ходе  целой  программы действий  стереотипны образ политика или общественного деятеля.  Как пишут в  учебниках,
в имиджах  «главное  не то, что есть в реальности, а то, что мы хотим  видеть то, что нам нужно».  То есть, имидж должен  соответствовать активным ожиданием  людей  - активным  стереотипам   массового сознания.
 

                Глава 2.
                ЧУВСТВА
                Эмоциональные   воздействия
                как предпосылка  манипуляции.
«Столь  же  важным,  как мышление, объектом  для  манипуляции,  является  сфера  ЧУВСТВ. Возможно даже,  что это – главная или, по крайней мере, первая сфера, на которую направлено воздействие. Во всяком  случае, чувства более податливы и подвижны, а если их удастся «растрепать»,                то и мышление  оказывается более  уязвимыи  для манипуляции.
Чувственная  ступень отражения стоит ближе к внешнему  миру,  чем мышление,                и реагирует быстрее.  Поэтому  её легче  «эксплуатировать». Если же надо                в чем-то убедить массу, то надо этот процесс может быть начат  только воздействием на эмоции – на освоение  логической  аргументации масса не пожелает тратить ни усилий, ни времени».

 В области  чувств легче  создать «цепную реакцию» - ЗАРАЖЕНИЕ, эпидемию чувств. Здесь  издавна   известны явления, которых нет в индивидуальной психике, - ПОДРАЖАНИЕ, стихийное распространение  массового  чувства.   Поэтому общей принципиальной  установкой  в манипуляции массовым  сознанием  является предварительное  «раскачивание» эмоциональной  сферы. Главным  средством для этого служит создание  или использование кризиса, аномальной  ситуации, оказывающей сильное  воздействие на  чувства.  Это может быть крупная технологическая катастрофа,  национальный конфликт, кровавое насилие  маньяка или терроризм, резкое  обеднение  больших групп населения и т.д.
  Особенно легко  возбудить те  чувства, которые  в обыденной морали  считаются  предосудительными: страх, ненависть, самодовольства. Вырвавшись из- под власти морали, они плохо поддаются  внутреннему  самоконтролю и проявляются особенно бурно. Менее бурно, зато более устойчиво  проявляются чувства благородные, опирающиеся на традиционные   положительные   ценности.
В этом случае  используется  естественное   чувство  жалости и сочувствия к слабому и беззащитному. Они не заменяют активных и жестких манипуляторов,                но резко ослабляют психологическую защиту  людей.

От автора   публикации на  «Прозе»: вспомните  старшее поколение читателей:  жалко чудаковатый  вид  знаменитого  академика, или виолончелиста, их согбенные  несчастные   образы  буквально заполняли  телеэфир.

Для манипуляции сознанием годятся  любые  чувства – если они помогают  хоть на  время отключить здравый смысл. Вспомним, как  « раскачивали»  в советском  человеке уязвленное  чувство справедливости. Советский человек стал испытывать  почти ненависть к номнклатуре – за то что, она пользовалась «привилегиями».  Сегодня тот же человек  равнодушно  взирает на воров, которые  его обобрали и нагло демонстрирует свое  богатство. Значит, дело  не социальных ИНТЕРЕСАХ, а в уязвленном  ЧУВСТВЕ.
Дело в том, что в глубине сознания большинство  людей  жила  вера в то, что социализм  будет  царством   РАВЕНСТВА, где люди будут братьями и равны. Разрушение этого идеала,  притом,  с грубым  растравливанием  сознания, вызвало  приступ гнева, который невозможно было компенсировать доводами рассудка. Перестройка и была основана на эксплуатации этой  утопии  и уязвленного чувства.
«Преимущество новой номенклатуры  в том, что она «перестала врать».
Более того, телевидение  специально  убеждает людей, что новые  чиновники, как правило, нечисты на руку.  Но особых претензий  к ним нет, потому  что быть вором менее преступно, чем изменять идеалу».

               
                Чувство юмора.  Смех.

                «Исключительно  важным  чувством, которое  широко используется в программах манипуляции сознанием, является ЧУВСТВО  ЮМОРА. Способность видеть  и осваивать мир  под  углом зрения иронии  - важное  свойство психики, Поэтому  смеховая  культура во все исторические  эпохи составляет  необходимую, особую часть культуры  общества. Огромную роль играет  смех в процессах  установления  или подрыва  культурной гегемонии, то есть  в переломные  моменты  жизни общества.
Сильным  средством разрушения психологической защиты  против  манипуляции сознанием является  ОСМЕЯНИЕ, идеологизированное  острословие. Особенно идеологически нагружен бывает смех, имеющий своим  объектом  именно скрепляющие   общество СИМВОЛЫ.  Фрейд  писал о тенденциозных остротах, « что они служат орудием атаки, на великое, достойное и могущественное, внешне и  внутренне защищённое от открытого пренебрежения им».  Именно  поэтому идеологизированные  острословы:  Хазанов, Жванецкий, Петросян  стали   в СССР  влиятельными и реальными политиками в годы  перестройки.

Те нормы   антисоветской «смеховой   культуры», которые  позже  были укреплены   Жванецким и другими, начали вводиться   в середине   50-х годов, в субкультуре  той  молодежи,  которую называли «стилягами». Весь их разговоров  был пропитан  иронией. Она казалась аполитичной потому,  что была  всеохватной, но само определение  ЧУЖИХ, как «плебеев»  было небезобидным, «плебеи» смеялись не над всем, многое  в жизни обладало для них святостью.
 Вскоре в  молодежной  среде стал  ПРЕСТИЖНЫМ и приобрел нормативное  значение, ставшее очевидным  в  60 е годы и сыграло важную роль в консолидации «шестидесятников». Вскоре это перешло в массовую эстрадную культуру.
 Когда  в том же  ключе  стали  «иронизировать» над  принципиальными  устоями советского строя, этого никто даже не заметил. Люди, которые    в августе  1991 года спокойно распевали    с эстрады  «забил  заряд я в тушку Пуго», были подготовлены  сами  и имели  перед собой  подготовленную аудиторию.

                СТРАХ
  « Едва ли  не главным  чувством, которым  шире  всего  эксплуатируется в манипуляции сознанием, является страх. Есть даже такая  формула: « общество, подверженное  влиянию неадекватного страха, утрачивает  общий разум».

 Есть страх истинный, отвечающий  за реальную опасность, этот страх есть выражения  инстинкта  самосохранения, и на основании этого сигнала  выбирается  наиболее приемлемый способ поведения: бегство, защита, нападение.  Реальный  страх может быть чрезмерным, тогда он вредит.
Но есть и невротический, иллюзорный страх не  сигнализирующий о реальной опасности,  а создается в воображении, как виртуальная  реальность. Такой страх губителен. Невротический  страх может быть маниакальным, когда величина  опасности  многократно преувеличивается, когда в действительности опасность не велика и незначительна. Бывает  невротический  страх и шизофреническим, но это вид в данной статье  рассматривать не будем.

«Для манипуляций главный интерес представляет именно, неадекватный, иллюзорный страх – способы  его создания, особенно в условиях расщепленного сознания.  А также отключение, подавления истинного, спасительного страха – достижения апатии, равнодушия, привыкание к реальной опасности или наоборот преувеличение   опасности, которая толкает к гибельным действиям».
Создание преувеличенного образа  иллюзорного страха очень действенное  средство «отключения» здравого смысла и защитных психологических  механизмов.  Такой, потрясенный страхом  человек, легко поддается внушению                и  верит в любое предлагаемое  ему  «спасительное» средство.

  В разных культурах страх проявляется по- разному.  «Японцы не бояться   божьей  кары, загробных мучений, у них нет понятий смертного греха – основной источников страха в «культуре  вины» Запада. Зато японцы  испытывают страх перед «чужими», особенно если они роняют  пред ним свое  достоинство и заставляют стыдиться за  тебя  твой коллектив».  Страх позора так велик, что часто молодые  люди  не прошедшие  вступительные экзамены  в университет, заканчивают жизнь самоубийством.

«Западный  страх»  имеет  свои «традиции»  от Х века, века ожидания  «конца света», продолжался  в  ХIV, в разгар эпидемии  чумы, в ХVI веке в период религиозных войн, а точнее, просто массовой резни.  Но сейчас остановимся   на «ядерном страхе»,  « который овладел   средним  американцам, когда стало известно, что СССР также обладает  атомной бомбой. Он сразу приобрел черты страха иррационального, так что Федерация ученых – атомщиков США организовало крупное   исследование психологов с целью найти средства  ввести этот страх  в разумные рамки.  Психологи поставили своей целью превратить иллюзорный  страх в  реальный, побуждающий   к действию и реализации эффективных мер против реальной  опасности  ядерной  войны. Эта  цель не была достигнута и страх перед ядерной  войной обрел те же  черты, что и «европейский  страх»  десятого, четырнадцатого  и   шестнадцатых   веков.

В результате  в начале  50-х годов  эксперты считали, что главную опасность для  США составляют  уже не сами  атомные и водородные бомбы СССР как средство разрушения, а та  паника, которая  возникла   бы в случае  ядерной   войны».

Некоторые собственные  соображения  автора  публикации на «Прозе» по теме  «американских ядерных страхов». Уже   в конце  пятидесятых, начале   шестидесятых годов, я, тогда  развитый  подросток, узнавал  из публикаций газет  и радио о всеобщей  психопатии в  США: строительстве   семейных бомбоубежищ, создания   запасов  продовольствия, воды и т.д. Но  теперь, живя,   в «новых»  рыночных  отношения, понимаешь, что это была не только  « ядерная истерия», но и просто бизнес, массовое  строительство бомбоубежищ было очень доходным  делом.

А были ли параноические « ядерные страхи»  в это время в СССР?
Возвращаюсь к своим собственным  воспоминаниям  и ощущениям.  У старшего поколения, пережившего войны и  революции, такого  страха не было, люди работали, рожали и растили  детей, было много  трудностей, но они говорили:  «Лишь  бы не было войны» и говорилось это без всяких истерик.

Автор  книги «Манипуляция   сознанием»  Сергей Кара – Мурза   пишет  о «мистическом, иллюзорном страхе: « Когда  мы окидываем мысленным взглядом нашу  историю, сравнивая с историей становления человека Запада, сразу бросается  в глаза разница: никогда в сознание русского человека не вводился в сознание вирус  мистического страха. Этого не делало Православие, этого не делали народные сказки про бабу  Ягу.  Наши грехи поддавались искуплению через покаяние, и даже разбойник  Кудеяр мог  надеяться  на спасение души.

Можно принять как общий  вывод:  вплоть до последнего времени в культуре России  не играл существенной роли экзистенциональный страх – страх перед самим  существованием  человека, страх как важная сторона  самой  его жизни.  Православие и выросшая и выросшая на  его почве культура  делала акцент на любви: «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что вс трахее  есть мучение,  Боящийся  несовершенен в любви» ( Первое  послание  Иоанна, 4,18)».

Далее автор книги пишет, что «в той части  граждан, которые  в наибольшей степени были проникнуты рациональным способом  мышления и западническими иллюзиями, удалось  раскачать невротический  страх. Речь идет о страхе  внушенном,  бредовом, основания которого сам человек не может объяснить.               
 В него запускают идею-вирус, идею-матрицу, а он уже  сам вырастит монстра, который лишил его способности  соображать. Так, значительная  часть интеллигенции проголосовала  в 1996 году  за Ельцина.  Социологи, изучавшие  мотивы этого выбора, пришли к  выводу: в нем доминировал страх – перед Зюгановым!  Этот страх не мог быть подтвержден никакими  разумными  доводами,  и этих доводов в разговорах  получить было невозможно».
 



                Глава 3.
                Манипуляция
                и воздействие на память.

               Запоминание, узнавание и внушение.
«В целях манипуляции сознанием приходиться воздействовать на все виды  памяти человека и разными способами. С одной  стороны, надо, чтобы  человек запомнил,  а то и заучил до автоматизма, какую-то мысль, метафору, формулу.                Другой  стороны, бывает необходимо  «отключить» его краткосрочную или историческую память, потому, что они создают  психологический  барьер против внушения.
 
В пределе человек, не помнящий истории своего народа и страны, выпадает из общности и становится беззащитен  против  манипуляции. Если люди быстро забывают  реальность, то всякую проблему можно представить  ложно, вне реального контекста.    И обсуждение, даже  если оно было, теряет разумные  черты – результат  достигается на  эмоциях.
Рассмотрим сначала  важность запоминания. Когда  человек получает  какое-то сообщение, его взаимодействие с памятью делится на  два этапа: сначала происходит
«ПАССИВНОЕ» запоминание. Затем информация  перерабатывается  рассудком,               и если она признается мало-мальски убедительной, эмоционально  окрашенной                и представляющей  интерес, она «внедряется»  в память и начинает воздействовать                на  сознание»
Запоминаемость и   убедительность  находятся в единстве. Человеку  всегда  кажется  убедительным то, что он запомнил, пусть даже запомнил чисто механически, как слова назойливой  песенки, Внедренное  в сознание  сообщение, действует  уже независимо  от его истинности или ложности. В результате  частого повторения какого-либо утверждения, независимо от того вызывает ли оно  возражение или одобрение, утверждение прочно запоминается.  Эффективность убеждения измеряется числом  людей, у которых данное  сообщение вызывает определённую   РЕАКЦИЮ: гнев, радость, страх… Направленность реакции НЕСУЩЕСТВЕННА! Главное , чтобы она  осталась в памяти.

 «Специалистами  в области информации проведено  множество  исследований  с целью  выяснить  свойства сообщений, облегчающих запоминание. Обнаружено, что сообщения должны  укладываться в промежутке от 4 до 10 секунд, а отдельные его частицы – в промежуток от 0,1до  0,% секунд.  Чтобы  воспринять рассуждение, которое не умещается в 10 секунд, человек уже должен делать особое   усилие, и мало кто его пожелает сделать. Сообщение  будет  просто отброшено памятью. Поэтому  редакторы телепередач доводят текст до примитива, выбрасывая из него всякую логику и связный  смысл, заменяя  его  ассоциациями образов, игрой  слов».
Запоминается то что, вызвало  впечатление – ВПЕЧАТЛИЛОСЬ. Любая информация, не подкреплённая  «памятью чувств», быстро стирается.  Роль разных  чувств в запоминании тщательно «взвешена».  Построены математические  модели, которые используется для подготовки выступлений  политиков.  Каждое  из сообщение  целенаправленно внедряется  в  долгосрочную  память или краткосрочную, или используется как нейтральное  прикрытие, создающее правдоподобность.

 В манипуляции  играет ключевую роль УЗНАВАНИЕ, потому что оно порождает ложное  чувство знакомства. Для «захвата»  аудитории узнавание  ( свой парень!)  гораздо важнее сознательного согласия  с его утверждениями. Поэтому так  важно мозолить людям  глаза  с телеэкрана.

 Действуя   через СМИ, манипуляторы делают главную ставку на НЕПРОИЗВОЛЬНОЕ запоминание. Поэтому для них  важнее  создать поток сумбурных сообщений, чем изложить связную идею, которую человек  обдумает и преднамеренно запомнит.  «Сумбурные  сообщения  откладываются  в  дремлющих  слоях памяти и действуют подспудно, больше на подсознание. Они оживляются новыми образами и сообщениями, которые их   «будят».

 «При изучении  процессов  памяти  психологи обнаружили  явление  «дремлющего  эффекта»: отложенная  в памяти  точка зрения, отвергнутая сознанием в момент непроизвольного запоминания, с течением времени «отлежавшись» превращается  в смутное, неопределенное  представление, а потом и в «СОГЛАСИЕ» с ней. Для  того, чтобы  пресечь это процесс превращения, необходимо  время от времени напоминать человеку первоначальный  смысл утверждения и причины, по которым оно  было отвергнуто.

                Историческая  память
«Устранение из сознания  стабилизирующего блока традиций  резко  повышает  уязвимость к  манипуляции.  Не менее важно отключение  «ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ. 
В ней заложены  сведения и символы, соединяющие   людей  в общество и обеспечивают в нем общего языка и устойчивых  каналов  общения.
Разрушение  исторической  памяти  происходит  во всяком  обществе, где  господство  основано на манипуляции.
В периоды  общественных кризисов разрушение  исторической  памяти выполняется  как целенаправленная  программа  заинтересованных политических сил. На это  работает  большая  пропагандистская  машина.
Сегодня, когда наше  общество   в значительной  мере  атомизировано, восстановление исторической  памяти – даже раньше, чем восстановление  логического мышления – должно стать заботой  любого разумного человека. Память – это первое,  к чему следует обращаться, чтобы успокоить разрушительные или  самоубийственные   инстинкты толпы».
 От автора  публикации на «Прозе».
  С момента  первой  публикации  книги  «Манипуляция   сознанием» прошло   17 лет, но   механизм   исключения «исторической  памяти»  становится всё изощреннее и приносит свои  плоды. Особо яркий пример – Украина.

                Глава  4.
                ОБЩЕСТВО  СПЕКТАКЛЯ
                Воображение и поведение.
«Помимо мышления и  чувств,  важнейшим  объектом  манипуляции сознанием   является воображение.  Вдумаемся в само слово.  ВО-ОБРАЖЕНИЕ! Превращение   какой-то частички  реальности  в образ, создаваемый  сознанием ( фантазией) человека.

Ле Бон  писал   в книге  «Душа  толпы»: « Толпу  увлекают  за  собой, действуя  главным  образом  на  её воображение…  Не факты  сами по себе поражают народное  воображение, а то, каким образом они распределяются и представляются толпе…
Необходимо, чтобы, сгущаясь эти факты  представили бы такой  поразительный образ, что он мог бы полность овладеть всецело умом толпы и наполнить всю область  её  понятий.  Кто владеет  искусством   производить впечатление  на  воображение толпы, тот и обладает искусством  ею управлять».

Воображение связано  с ВОСПРИЯТИЕМ, оно лишь по- новому комбинирует то, что мы  когда-то познали на  опыте и зафиксировалось в памяти.  К воображению тесно  примыкает ПРЕДЧУВСТВИЕ, которое также  порождает  в сознании образы, построенные   из элементов  познанных ранее в реальности.
Так как  воображение  - способность ТВОРЧЕСКАЯ, оно меньше, чем  мышление (логика, традиции),  подвержено дисциплине. Значит оно более  уязвимо для воздействия  извне.  Большая  часть людей подвержена грёзам, уводящим их всё дальше и дальше от реальности. У других воображение, наоборот,   сковано, они затрудняются в  выработке  собственных образов, ищут их в готовом  виде.
Через воображение   манипулятор может воздействовать  на  мышление и чувства.  Говорят, что эмоции – основные  деятели в психическом  мире, а образы  строительный  материал для эмоций.   

 Исключительно  сильная комбинация  воздействия воображения и чувств возникает  при воздействии  на сознание образа  КРОВИ и гибели людей.                (Пример:  храм  «Спаса на крови» в Петербурге.)  Например, Огромную роль  в определении  всего хода  исторических событий в России   ХХ века  сыграло  КРОВАВОЕ  ВОСКРЕСЕНИЕ 9  января 1905 года – расстрел мирной демонстрации  рабочих в Петербурге.  Свидетель тех событий  Александр Керенский писал в воспоминаниях: « События  кровавого  воскресения  произвели коренной  переворот  в мышлении рабочих масс, на  которое  до этого времени пропаганда  действовала  слабо. Генерал Трепов и те, кто позволил  ему  совершить этот  безумный акт, разорвали  духовные  узы, которые  связывали  царя и простых рабочих».

« При этом образ крови действует по  разному, в зависимости от общей  культурно-психологической  обстановки  в обществе. Во время  «путча  ГКЧП» в  Москве  в августе  1991 года, гибель трех юношей ( причём в результате несчастного случая) стала  важной  вехой   в ликвидации советского государства, - расстрел из танков  Верховного Совета в октябре  1993 года прямого эффекта  на  массовое  сознание не произвел – это сознание находилось в ином состоянии, нежели в 1991 году.

 На сочетании  воображения и чувств основано  одно из самых мощных средств  воздействия на общественное  сознание  - ТЕРРОРИЗМ, соединенный с телевидением.
Образ изуродованной  взрывом невинной  жертвы доводится  телевидением  буквально до каждой  семьи,  а воображение «подставляет» на место жертвы самого телезрителя или его близких, и это порождает бурю чувств. Затем  уже  дело техники - направить эти чувства на тот образ, который подрядились разрушить манипуляторы  (образ армии,  федерального центра, исламских фундаменталистов и т.д.)  В этой  акции необходимо лишь цепочка: ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЙ АКТ – ТЕЛЕВИДЕНИЕ -  ВООБРАЖЕНИЕ – ЧУВСТВА – НУЖНОЕ ПОВЕДЕНИЕ.   Желательно  при этом  отключить мышление                ( здравый  смысл), потому  что террор не является  реальным  средством   уничтожения, Его цель  - устрашение, т.е. создание неадекватного чувства  страха»
 «В психологии  выработана  подробная  классификации типов  воображения: преднамеренное  и непроизвольное, воспроизводящее и творческое, конкретное и абстрактное. У многих людей развивается воображение типа  «сны наяву» - способность погрузиться в собственные  фантазии, уйти от действительности. Во время общественных кризисов  это может стать массовым  явлением и завидной целью для  манипуляторов сознанием – когда  правящий  слой заинтересован  в том, чтобы отвлечь как можно больше людей от активной политической позиции ( например, от участие  в выборах).
Делится  воображение и по типу  объектов, по виду  деятельности ( научное, художественное, техническое религиозное и т.д.) В отличие от аналитического   мышления, которое  расчленяет объект, концентрируя  внимание на отдельных его сторонах, воображение дает синтетический образ – впечатление от предмета  в целом.
Поэтому его воздействие на сознание  труднее контролировать  средствами логики.
 Игра воображения  сильно зависит от степени удовлетворения  потребностей  человека.  Удовлетворенные потребности  не разжигают  воображения, а вот если человеку  чего-то не достает, в его  сознании  возникают образы – как недостающего предмета, так и путей  к обладанию им.  Искусственное  изменение состояния удовлетворенности самых главных потребностей людей – сильное средство контроля над их воображением и, таким  образом, над поведением людей. Умеренная нехватка какого-то ресурса пробуждает  активное воображение, заставляющее действовать, разрешать проблему. Как правило, это не в интересах  манипуляторов  сознанием. Обычно манипуляторы стремятся как можно быстрее обострить неудовлетворенность людей до стадии ФРУСТАЦИИ – ощущения подавленности и безысходности. В этом состоянии начинают доминировать пассивное воображение -  миражи, грезы,  мечты.
Возникают и повышенное стремление  искусственно «улучшить  настроение», например  выпивкой.
Особенно богат и насыщен  порожденный творческим  воображением мир,  когда  игра носит  коллективный  характер.  Умело  давая пищу  воображению, дирижируя  игрой, политики – манипуляторы  могут вовлечь в неё  целые  народы. При этом игра  порой  становится страшной, разрушительной и даже  самоубийственной – и  тем                не менее народ может быть до такой степени увлечен, что бесполезно взывать к его рассудку. При этом чуть ли не каждый по отдельности согласится  с разумными оценками реальной действительности…

      В отличие от шизофреника  нормальный  человек  отдает себе отчет в том, что образы его воображения не есть реальность. Именно поэтому они и приобретают для него особый глубокий  смысл – они как бы  выявляют сущность вещей и событий.                Эти образы  реальнее фактов, они – СВЕХРЕАЛЬНОСТЬ.  Когда  человек  вживается  в них, с ним может произойти озарение – ему  кажется, что он проникает в суть вещей.
Это и оказывает мощное  воздействие  на его поведение, причём окружающим, не пережившим  того же  озарения, это поведение может казаться странным и необъяснимым. Если же озарение оказывается  коллективным, возникает  сильный  массовый  порыв или даже  действия, порою кажущиеся  всеобщим помешательством».


                Манипуляция  вниманием
      «Западные  философы, изучающие современность, говорят  о возникновении ОБЩЕСТВА СПЕКТАКЛЯ. Мы, простые люди, стали как бы зрителями, затаив дыхание наблюдающими за  сложными поворотами захватывающего спектакля. А сцена – весь мир,  и невидимый режиссер и нас  втягивает в массовки, а артисты спускаются со сцены  в зал. И мы  уже  теряем  ощущение реальности, перестаем  понимать, где  игра  актеров, а где   реальная жизнь. Что это льется – кровь или краска?  Эти женщины и дети, что упали как подкошенные в Бендерах, Сараево или Бали – прекрасно «играют смерть» или вправду  убиты?  Здесь превращают людей  в толпу.  Ле Бон сказал о толпе, что  «нереальное действует на нее почти так же, как и реальное, и она имеет явную склонность не отличать их друг от друга».
Речь идет о сознательном стирании грани между  жизнью и спектаклем,                о придании  самой жизни  черты  карнавала, условности и зыбкости.  Огромную роль                в смещении реальности и спектакля  играет НАСИЛИЕ.  Оно   занимает  важное в жизни человек, и его  преувеличенный и художественно соблазнительный образ умножается  средствами культуры…
Французский  философ  Ги Дебор  показал, что технологии манипуляции сознанием способны  разрушить знание, полученное человеком  от реального исторического опыта, заменить его знанием, искусственно сконструированным «режиссерами».

       При этом  ИСТОРИЧЕСКОЕ  ВРЕМЯ превращается  в совершенно новый тип  времени – ВРЕМЯ СПЕКТАКЛЯ, время пассивного  созерцания.  И оторваться от него нельзя, так как перед глазами человека проходят образы, гораздо более  яркие, чем он видит в своей  обычной реальной жизни в обычное  время.  Человек, погруженный  в спектакль,  утрачивает   способность к критическому  анализу и выходит  из режима  ДИАЛОГА. Такое  состояние  поддерживается   искусственно, возникла  даже   особая техника – НЕПРЕРЫВНОЕ ГОВОРЕНИЕ.  Человек, слушая  его, просто не  имеет возможности даже  мысленно вступить  с получаемыми  сообщениями в диалог.
На радио  и  телевидении  появились настоящие  виртуозы этого жанра».

      У человека, наблюдающего  политический  спектакль, возникает особое   ощущение ВРЕМЕНИ и ПРОСТРАНСТВА.  В реальной жизни время, как важная координата бытия,  ощущается в движении «прошлое – настоящее – будущее».  Настоящее понимается в неразрывной  связи  с прошлым и ответственностью  за будущее.  Спектакль  способен  как бы «остановить»  настоящее,  режиссеры  спектакля  становятся  хозяевами  воспоминаниям  человека,  его устремлений.  Актерами спектакля  являются политики.
«Спектакль – система  очень гибкая.  У режиссеров нет детальных планов, какие  бывают  у строителя.  Если на сцене совершается  цепь действий  по дестабилизации обстановки, то для неё не нужна ни мощная  социальная  база, ни  большая сила -  взорвать мост  в миллион раз легче, чем  построить.  При этом  точно нельзя предвидеть, по какому пути пойдет  процесс, есть лишь СЦЕНАРИЙ. Но режиссеры  готовы к тому, чтобы  действовать по любому  сценарию, и быстро определяют, какой из них реализуются».

                Глава  5.
                Телевидение.
Автор книги «Манипуляция  сознанием»  пишет, что  «телевидение – это и особая технология, и особый   социальный институт. Его работники – чуть ли  не особое  сословие.  Характер  его  воздействия  на  зрителя определяется  этим  целым, а не особенностью техники».
 Эта глава состоит из нескольких разделов:
              - телевидение  как технология  разрушения  сознания;
              -  телевидение  и создание  реальности;
              -  телевидение  и  манипуляция  сознанием  в политике.
Автор  публикации   на «Прозе»  не стал публиковать  конспект   этой  главы,  желающий,    всегда  может   найти  её  в интернете.

                Глава 6.
                МАНИПУЛЯЦИЯ  ПОНЯТИЯМИ  И  КАТЕГОРИЯМИ.

                Учебный  пример: свобода.
       Ле Бон заметил, что эффективнее  всего действуют слова, которые не имеют определенного  смысла,  которые  можно  трактовать  и так, и эдак.  К таким  словам относит  слова  СВОБОДА,  ДЕМОКРАТИЯ, СПРАВЕДЛИВОСТЬ.
«Понятие  СВОБОДЫ – одно из ключевых  в культуре каждого общества.  Поэтому   внушение  определённого  понимания  свободы – важная задача  в технологии  манипуляции. Манипуляторы  представляют категорию  свободы, как ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКУЮ, не зависящую  от времени и места, от культуры  и  исторических  условий.  На самом деле  трудно назвать другое  понятие, столь изменчивое  и зыбкое, как свобода. Без  перечисления её признаков нельзя даже  грубо представить себе, что подразумевается под этим  словом.

     Во время  перестройки большинство граждан было уверено, что переход от советского  общества  к  «свободному» будет означать   СОЦИАЛЬНУЮ СПРАВЕДЛИВОСТЬ. Умалчивалось об аксиоме неолиберализма, которую фон  Хаек  выразил  так:  «Попытка осуществить социальную справедливость  несовместима  с обществом  свободных  людей».
«Исторически, в культуре  России существовало   два подхода   к понятию свободы.  Либералы – западники   склонялись   к формуле,  выработанной  западным 
Просвещением: человек  свободен, поскольку он  - ИНДИВИДУУМ  (т.е. «неделимый»).
Он есть целостный  мир и лишен оков  всеобщей  этики, которая  в современном  обществе заменена  ПРАВОМ – «разрешено всё, что не запрещено законом».

      ТРАДИЦИОННОЕ общество  России понимало  свободу   как проблему отношения   человека  к миру (или  к Богу) – к другому  человеку. Пушкин, Достоевский, Толстой отвергали свободу   западного либерализма.   На их взгляд,  свобода,  лишенная  основ  этики  ( Бога, любви, совести), разрушительна.  Подавление  этической  ответственности  есть и подавление свободы, сверхчеловек – тоже раб.                Мы видим, что понимание   свободы и её  связи с ответственностью различно в разных философско - религиозных системах».

       Во время перестройки, чтобы отключить, выработанное  культурой недоверие  к разрушительным идеям,  была  проведена  интенсивная  кампания  по созданию стыда  за  «рабскую  душу России».   Идею свободы  связали со стереотипом  АНТИГОСУДАРСТВЕННОСТИ. В учителя нам  дали  фон Хаека  с его  призывом  презирать защищенность.  Он советовал  принять кредо англосаксонских  стран:
«Те, кто отказывается от свободы  во имя  временной  безопасности, не заслуживает ни свободы,   ни безопасности».
Но это же  кредо, сытого  человека,   безопасно живущего за  океаном.                А не народа, подвергшегося   за  свою  историю многочисленным  нашествиям.                А Гитлер, вообще, обещал  стереть  русский  народ с лица земли. «Либеральное   понимание   свободы  в России  могло привлечь лишь людей,  лишившихся  исторической  памяти и о голоде, и о Хатыни».

     От  автора  публикации  статьи  на сайте «Проза  ру».  К великому  сожалению,  следует  заметить, что за десять лет  со времени  публикации  книги «Манипуляция  сознанием» очень многое  изменилось. Оказывается, что за  очень небольшое   время, при современных   СМИ,  даже  учитывая, что в начале  2000-х, такого   оружия  «массового поражения», как интернет,  практически  не было, стало  возможным  переделать сознание   целого народа.
 Автор  публикации  на  «Прозе»,  рассматривая  семейные, чудом  сохранившиеся, фотографии, на фотографии, датированной   15 июня  1932 года,  видит  пять  девушек,  учащихся  Днепропетровского  педагогического училища.   Девушки   довольно хорошо одеты, признаков истощения от голода не   наблюдается. И автор  сделал  следующий  вывод: умело используя «историческую память  о голоде», о репрессиях,  националистически   настроенная  интеллигенция и бывшая  партийная  номенклатура сумела  очень быстро изменить сознание  не только  украинской   части  населения, но и значительной части  русскоязычной части населения  Украины.
Естественно,    фотография  была  не  единственным   материалом, приведшая  автора  публикации к такому    выводу.
 
     «Миф о свободе  во время перестройки был увязан со светлым  образом  частной собственности.  Она была  представлена  всех прав и свобод человека.
на деле  обретение  частной  собственности  вовсе не  СОЗДАЕТ   прав и свобод,               а лишь  ИЗМЕНЯЕТ её структуру.  Какие- то права  появляются, какие-то пропадают.
Например, Например появление  частной собственности утверждает свободу  контракта, но тем  самым лишает   человека  ПРАВА НА ПИЩУ, которое до этого относилось  к категории естественных, неотчуждаемых прав».
 Свобода  контракта  означает, что работник выносит свою рабочую силу на рынок, и она может быть не востребована,  как и любой  товар.  И как писал Мальтус:
«Природа  повелевает  ему ( невостребованному  человеку ) удалиться, и не замедлит сама   привести  в исполнение свой  приговор».

      «Пропаганда  частной  собственности  как гаранта  свободы  основана на  подлоге.  Вот что писал в 1906 году   Макс  Вебер, крупнейший либеральный  социолог, изучавший  связь капитализма  с культурой: « Было  бы  в высшей степени смешным  приписывать сегодняшнему  высокоразвитому  капитализму, как он импортируется сейчас в Россию и существует  в Америке…
Вебер подчеркивает, что капитализм  начала  ХХ века уже не был связан со «свободой» в « каком бы то  ни было смысла  слова» - даже  с экономической  свободой, свободой  контракта. В этом отношении  зрелый  монополистический    капитализм настолько сросся с государственной бюрократической  машиной, что  в нем уже не было и следа того «духа  свободы», который  был  у юной  буржуазии, идущей   к власти  в период свободной  конкуренции».


       «Тезис о том, что частная  собственность  и рынок якобы  порождает демократию, не имеет ни исторических, ни логических обоснований. Это пример  элементарной  манипуляции.  Поразительно, что в него поверила  часть наших граждан, когда  перед глазами был пример Пиночета, который  провел в  Чили примерно ту же  реформу, что и  Чубайс.
 Кампания  по созданию  мифа свободы была  настолько мощной, что удалось отключить  здравый  смысл. Ведь человек  перестал быть животным ( создал  культуру) именно  через постоянное  и  непрерывное  создание  «несвобод».
 «Только   через огромную и разнообразную  систему несвобод мы  приобрели  и сохраняем те  свободы, которые так ценим. Распад же  государства и  производственных систем привело  к появлению  громадного количества свободных людей ( мелких торговцев, шатающихся  по всему  миру жуликов,  проституток, беспризорников).  Подавив  «страх перед свободой, идеологи соблазнили людей   ЖИЗНЬЮ   БЕЗ ЗАПРЕТОВ…

      Так общество погрузилось в тяжелый  кризис. И трудность его преодоления в том, что  соблазн  свободой   манипуляторы  сумели внедрить  глубоко в подсознание  большой массы людей, особенно молодежи. Значительная  часть их перестала быть ГРАЖДАНАМИ и составлять общество. Перед нами  большой  эксперимент  по «толпообразованию» - без физического  контакта людей».

            Мифы – большие  проекты  манипуляции
      «Миф – представление о действительности, сочетающее  нравственные  и эстетические  установки, соединяющие  реальность с мистикой. Это всегда  представление  иллюзорное, но в силу своей этической и художественной  привлекательности оказывающее   большое воздействие на массовое  сознание. Мифы являются механизмами организации и  «кристаллизации» опыта предыдущих поколений  в ярких и многозначных символах и образах.»
Упрощая реальность и  давая  человеку  иллюзию понимания,  миф освобождает  человека от страха  перед неопределенностью. Во время общественных катастроф – революций,   войн, мифы  сливаются  с суровой действительностью и  помогают пережить психологические  травмы и потрясения.  В такие  времена люди нуждаются в мифе, тянутся  к нему и оказываются  беззащитным против  манипуляции.                Поверив   в созданный  манипулятором   образ  героя-избавителя, человек отождествляет реальность с мифом, утрачивает  способность   критически воспринимать действительность.   Поведение такого  человека  становится  более ПРОГРАММИРУЕМЫМ и ПРЕДСКАЗУЕМЫМ.

      «ПОЛИТИЧЕСКИЙ МИФ  деформирует и «упорядочивает» хаос политической реальности. Он её  ИНТЕРПРЕТИРУЕТ.  В этом и таится  возможность манипуляции. Что бы ни случилось в мире,  миф имеет в своей  структуре  полочку, на которую можно поместить  произошедшее событие так, так  чтобы оно не топорщилось и не тяготило своей необходимостью. Иногда  миф есть способ заместить в сознании  несовместимый достоверный  образ страшной  действительности условным образом, с которым  можно «ужиться».   
Эффективность мифа во многом определяется тем, что он экономит усилия.            Он задает человеку  матрицу, которую  тот сам, творчески,  наполняет  конкретным  содержанием. Есть сравнительно небольшое  число  выработанных многовековой  практикой   схем мифа ( «универсальных конструкций»).  Задавая человеку  мыслительную конструкцию, миф запускает ход мысли, в котором образы, вопросы и ответы  порождаются самим человеком. Если  в массовом  сознании  заложена матрица  какого-то крупного мифа, то идеологу нет  необходимости сообщать  целостную программу, достаточно, подсказав   какие- штрихи, подтолкнуть сознание  к этому  мифу.  А дальше  будет работать его  матрица, люди сами  «додумаются» до заданного вывода.  Миф о льготах номенклатуры и приходе  героя-избавителя, заставлял  людей  видеть  в Ельцине  именно такого героя почти вопреки  очевидной реальности.

      «Манипулятивная  сила  мифа   определяется тем, что он всегда несет в себе  мистическое начало. Он подавляет  критическое  мышление – человек, мыслящий  согласно структуре  мифа, ВЕРИТ,  Но верить  «наполовину»  нельзя, и  человек  закрывает глаза на то, что некоторые  важные  следствия  мифа противоречат реальности. Он, например,  отождействляет  реального политика с его  мифическим  героическим  образом.  И пока длится очарование этого образа, поведение  человека, захваченного этим  мифом, остается ПРОГРАММИРУЕМЫМ.
Мифы, несущие  в себе   важную иррациональную компоненту, становятся частью традиции и играют важную роль как в легитимации, так и  в подрыве легитимности  общественного строя государства».
«Вот пример  конъюнктурного  политического мифа.  С конца  80-х годов  в течение десяти лет   нагнетался  миф, будто  Ленин в строительстве   советского государства опирался на «чернь», на отсталое  мышление. Редкий демократический  политик или не журналист не помянул  Ленина, который, якобы, заявил, что  «кухарка  может и должна  управлять государством».
В действительности  В.И. Ленин  писал в работе  «Удержат ли  большевики государственную власть»:  «Мы не утописты. Мы знаем, что любой  чернорабочий и любая кухарка не способны   сейчас же   вступит в управление  государством, В этом  мы согласны  и с кадетами,  и с Брешковской  и Церетели».
Таким образом, Ленин  говорит  совершенно противоположное  тому, что  приписывала  ему  буквально вся демократическая пресса и во  что поверила  почти вся интеллигенция. Более того, он специально   заостряет проблему, чтобы  показать насколько  её  огрубляют  меньшевики и либералы. Для него   кажется очевидным, что  любая  кухарка  НЕ  СПОСОБНА ( находясь в состоянии кухарки) управлять государством ( верить в это, по словам  Ленина, было бы утопией).  О том, что  кухарка ДОЛЖНА   управлять государством  нет и речи.
 Кстати, во время  перестройки  идеологи никогда не цитировали продолжение  мысли Ленина, мысли именно демократической.  Он продолжал после  согласия с кадетами и др.: «Но мы отличаемся  от этих граждан тем, что  требуем  немедленного разрыва  с тем предрассудком, будто управлять государством, нести будничную, ежедневную работу управлением  только богатые или из богатых семей  взятые  чиновники».   

    «В приписывание  политическому   противнику  ложных изречений  нет ничего  нового.  Ведомство Геббельса изобретало  фальшивые   ЦИТАТЫ ( иногда  с указанием  точного «источника», вплоть до страницы).  Более тонкий  прием  манипуляции – использование  цитат, вырванных из контекста, с придание  этим цитатам искаженного смысла,  противоречащего  главным утверждением   автора.  Один из главных идеологов  перестройки   А.Н. Яковлев вспоминал  об этом   методе   в 2001 году: « Оглядываясь назад, могу с гордость  сказать, что хитроумная, но весьма  простая тактика – механизмы  тоталитаризма  против  системы  тоталитаризма – сработала… Например, мои работы  и выступления  1987-1988 годов, частично и в 1989 году  были густо напичканы  цитатами из Маркса и особенно  из Ленина».

     « Особенно важны для манипуляции  сознанием  в политических целях  ЧЕРНЫЕ МИФЫ»  Они поддерживаются   в общественном  сознании ( часто в международном    масштабе) для того, чтобы  в нужный  момент оживить их и провести срочную компанию  манипуляции сознанием.  Они оказываются  и наиболее устойчивыми, гласно ставить              их под сомнение  часто бывает даже небезопасно. Черный  миф, с которым   удается  в массовом  сознании  связать противников  ( они, мол, -  опричники, инквизиторы, фашисты, сталинисты,  мафиози и т.д.), сразу  заставляют отшатнуться от них  всех колеблющихся.  Противники,   на которых удалось наклеить  ярлык  черной метафоры, вынуждены  трать много сил на то, чтобы сорвать ярлык. Если такой политик  не имеет доступа  к телевидению, сделать  это практически невозможно.
Большие  исторические   черные  мифы   создаются  авторитетными  интеллектуалами и художниками, Если они поддержаны  и авторитетными  зарубежными   умами, то приобретают зловещий и долгосрочный  характер и порождают дочерние или  обобщающие  мифы.

        Для  истории России  и её отношений  с Европой   очень   важен черный  миф  об Иване Грозном.   Из него  до сих пор  выводится  якобы  «генетический»  присущий России   тип  кровавой и жестокой  деспотии. Так,  советник  Ельцина,   философ  А.И. Ракитов в журнале  «Вопросы  философии»  изложил «особые нормы и стандарты, лежащие  в основе российской  цивилизации».  Ивану  Грозному   приписывается патологическая  жестокость, причем не как личная аномалия, а как присущее России  качество: «Надо говорить не об отсутствии цивилизации, не  о бесправии, не об отсутствии  правосознания, не о  незаконности   репрессивного механизма  во времена  Грозного,  Петра, Николая I или Сталина, но о том, что сами законы были репрессивными,  что конституции  были античеловечными, что нормы, эталоны,  правила и стандарты  деятельности фундаментально отличались  от своих  аналогов  в других  современных   европейских цивилизациях».

      Это миф  ЕВРОЦЕНТРИЗМА:  Россия  как цивилизация   якобы   всегда отличалась в худшую сторону   от европейских  государств. На деле  за  37 лет  царствования Грозного  было казнено  около 3-4 тысяч  человек, за одну  только  Варфоломеевскую ночь  в Париже тех  же лет, по приказу   короля было убито  12 тысяч  гугенотов. В тот же  период  в Нидерландах   было казнено около 100 тысяч человек. Всё это хорошо известно, однако, человек, который   уверовал  в миф, уже не может оказаться  от веры   в то, что  Россия -  «империя зла».

      Похожим  образом,  как  и в мифе   об Иване Грозном, соединились   в XIX  веке усилия  испанских либералов, в их борьбе  с монархией, и протестантов, ведущих  борьбу   против  католичества, в создании  черного МИФА об ИНКВИЗИЦИИ.  Этот миф  стал  важным  средством    в противостоянии  Англии и США против  испаноязычного мира.

     Этот миф  связан  с главным  мифом   современного Запада – о том, что протестантская реформация  породила неразрывно  КАПИТАЛИЗМ и НАУКУ. Переход  к новому типу  эксплуатации  был как бы   ценой за  блага  свободы  и науки.
В историю науки вошел, как догма,  тезис о том, что наука  расцвела на  севере  Европы потому, что там не было  Инквизиции. А на  юге  Европы, задавленной  инквизицией, господствовал  не разум, а  реакционная религия, суеверия и чувство. 
Спор  католиков   с  протестантами  в XVI-XVII веках затрагивал   главные   вопросы  современной западной  цивилизации: представления о человеке ( индивидуум или  член  братства),  о человечестве (  единое или разделённое  на расы избранных и отверженных),  о правах личности и народов ( спор о статусе индейцев). Понятно, как важно было  знать, где и когда  произошел переход  от  мышления  эпохи Возрождения, которое  представляло мир  полным  ведьм, демонов и магии, к истокам  Просвещения».

       Над созданием  мифа  много потрудился  американский   историк-протестант  Генри Чарльз Ли.   Его  книга  «История  Инквизиции в Средние  века» (1877)  сделала  его главным  авторитетом  в этом вопросе.  В 1906-1907 годах  он  опубликовал  ««История  Инквизиции в Испании»  в четырех томах, где писал, что стремился  показать  не страшную церемонию сожжений, а «неслышное  воздействие, которое  оказывала ежедневная непрерывная работа   этого трибунала  на всю массу народа, показать те рамки, в который он загнал  ум испанцев, тупой  консерватизм,  с которым он удерживался в средневековой рутине и не дал ей  воспользоваться   свободами  рационального мышления».
 И вот, уже  после   выхода  в свет главного труда  Ли,  ему  в руки  попадают документы, перевернувшие  его взгляды.  Это были протоколы  процесса  1610 года в испанском  городе   Логриньо, на котором  молодой  инквизитор  иезуит  Алонсо де  Салазар убедительно доказал, что ведьм и демонов  НЕ СУЩЕСТВУЕТ.  И сделал он это  согласно строгим   нормам  научного метода, намного опередив в этом свое  время Вывод  Салазара  поддержал  Высший  совет Инквизиции.
 Это решение   кардинально изменило  весь интеллектуальный  климат  в католических странах, а затем и состояние   общества  в целом -  ведь «колдуны и ведьмы» составляли подавляющее  большинство жертв  Инквизиции.  В результате  именно  в католических странах по решению   инквизиции  прекратилась «охота на  ведьм»  - НА ЦЕЛОЕ СТОЛЕТИЕ раньше, чем в тех частях  Европы, где  победила  реформация.
  Оказалось, что  известные   борцы за  рациональное  мышление ( как, например, Декарт)  составляли редкое  исключение, а большинство  интеллектуалов  -протестантов даже  и в  XVIII  веке верили в демонов и ведьм. И сотни тысяч  «ведьм» пошло на костер  в век Научной революции  ( и сжигали их  в США вплоть до  XVIII века, причем  судьями были  профессора   Гарварда).

     Ли, честный  ученый, нашел   в себе  силы и мужество  заявить буквально  накануне  смерти: « Нет в европейской истории более ужасных страниц, чем  сумасшествие  охоты  на ведьм  в течении трех веков,  с XV по  XVIII. В течение   целого столетия  Испании  угрожал  взрыв этого  заразного помешательства. Тот факт, что  оно было остановлено и сокращено до относительно  безобидных размеров, объясняется  осторожностью и твердостью  Инквизиции…  Я хотел бы подчеркнуть  контраст между  тем ужасом, который  царил в Германии, Франции и Англии, и относительной  терпимостью Инквизиции».
 Историки, которые  осмелились отойти от  установок  черного мифа об Инквизиции и  продолжившие  работу Ли,  смогли преодолеть необъяснимое ранее противоречие: утверждение, что реформация   освободила  мышление, никак не  вязалась с тем  фактом, что именно виднейшие  деятели  протестантизма ( Лютер, Кальвин, Баксте) были фанатичными преследователями  ведьм.

     Вероятно, самым  красноречивым  эпизодом  сравнительной  истории «охоты на  ведьм» служат процессы  над «сейлемскими ведьмами» в Массчусете, когда в городке   Сейлем в  июне 1692 года   были осуждены, сожжены  или повешены 152 «ведьмы». Это не было  самосудом неграмотной толпы. Руководили этими процессами  ректор Гарвардского  университета Инкрис Мезер и выпускник  этого университета, виднейший    ученый  того времени    естествоиспытатель, философ и историк Коттон Мезер, много сделавший   для распространения  в Новой   Англии  идей Ньютона  и Локка.
По завершения  процессов он написал трактат, где  давал обоснование  казней:
«Полчища  бесов, к ужасу  нашему,  вселились в город, являющимся   центром колонии  и в известной  степени первенцем среди наших английских поселений». Сравните это с окончательным  выводом   испанского инквизитора  Алонсо де Салазара, сделанное в 1610 году: «ВЕДЬМ не СУЩЕСТВУЕТ». Но в умах интеллигенции  всего мира  Инквизиция  - жестокий оплот мракобесия, а  последователи Локка из Гарвардского университета  - просвещенные  либералы. Вот какова  манипулирующая сила тех, кто навязывает   свои учебники  школам и университетам  всех стран  (типа учебников   Сороса для России).

     Предсмертное признание  Ли  осталось гласом  вопиющего в пустыне.  Последние работы Ли и его учеников   не смогли  поколебать господствующую на Западе  идеологию. Даже  в самой  Испании  публично поставить  под сомнение  миф об Инквизиции  значит навлечь  на  себя подозрение в симпатии к франкизму, клерикализму, сталинизму  и прочим   грехам».
    

                Слухи.
     Распространение и разработка СЛУХОВ является  старым, но эффективным  методов   «серой» пропаганды. Хорошо сработанный слух  лавинообразно  распространяется в процессе  устной передачи, длительное время не показываясь   на   поверхности.  Этого  времени   бывает достаточно, чтобы  возникло большое  количество  «носителей инфекции»,  и началась эпидемия.
Слухи – неотъемлемый  элемент   в структуре  неформальных коммуникаций. Хотя  при их передаче от человека  к человека  никто не скрывает, что сведения не проверенные  и происхождение их туманно, это не мешает  слухам оказывать сильное  воздействие  на сознание.   Причина  этого в том, что слухи отвечают  запросам и эмоциональным  потребностям людей. Почву для широкого распространения  слуха создает значимость темы  для данной  аудитории и информационная неопределенность. Важным  фактором  является  УРОВЕНЬ ТРЕВОЖНОСТИ.  По этим  причинам процесс распространения  слухов  является  объектом   постоянного интенсивного изучения  спецслужбами   и социологами, а   технология  разработки  и запуска слухов хорошо отлажена.

     Слухи – характерный   способ передачи  и распространения информации  именно в ТОЛПЕ, они  являются  одной из отличительной  особенностей  данной общности людей.    В манипуляции  людьми, которые приобрели  черты   ЛЮДЕЙ ТОЛПЫ, слухи  являются  одним из наиболее эффективных инструментов.


                Заключение.
    В последней  главе книги  «Манипуляция  сознанием», которая так и называется   «Заключение»,  автор книги  обращается  к читателям с вопросом,  в какой  стране, в каком  мире   мы желаем  жить:   где  властвует  технология  господства над людьми  через манипуляцию сознанием, стать  безликой управляемой толпой, которая, как говорила наша  «прогрессивная  интеллигенция», «всё  схвает».  Или,  если мы не хотим  такого исхода,  какие  фундаментальные  структуры  надо защищать. Эти структуры   ещё не сломаны,  их  сохранение  зависит от «молекулярной»  поддержки всех нас, от массового пассивного сопротивления.
Речь прежде  всего идет о школе  университетского типа – так, как её  сформировала  наша  культуру. Это школа  воспроизводящая народ  и сложившийся у нас тип культуры. Она не дает следующему  поколению  превратится   в скопище  индивидов, стать   ЛЮДЬМИ МАСС. Она  затрудняет  и замену  нашей  культуры на  МОЗАИЧНУЮ КУЛЬТУРУ  человека  массы.  Школу  ломают, но сломать её  трудно, она слишком  ушла  корнями в народ. Однако капля камень точит, и без сознательного  сопротивления   всех нас школу  сломают.
Очень важным  бастионом   культуры  была, конечно, наша  наука.                К несчастью, её   через «молекулярное» состояние не защитить, слишком это нежный   цветок, для него нужна  поддержка государства.  Наука наша   спасется, только  в виде  семян в замерзшей  земле. Пригреет солнце, и они взойдут, но плоды  увидим не скоро, В ближайшие годы  придется нам искать  путь почти без науки, действовать  грубее, с большими ошибками и потерями, Будем  платить за  безответственность.»

     Другой  общий  вывод  - всегда и везде, и на людях и в мыслях, противодействовать АТОМИЗАЦИИ, превращению в индивида.  Речь идее не об идеале  соборности или народности, а о сохранении  человеческих  связей   как средство  защиты  своей личности.  Каждый  акт сохранения,  создания или восстановления   таких связей,  это  хоть малая, но уже победа  над манипуляторами.   «Важно, чтобы  во всех этих связей  был ДИАЛОГ.  Чтобы это были связи  не  ЧЕЛОВЕК – ВЕЩЬ,  а ЧЕЛОВЕК – ЧЕЛОВЕК. Тут нет никакой   сентиментальности, никакой   проповеди    доброты только  трезвый и даже  циничный  расчет.   И в каком-то смысле  противоположный   совет  - всячески   избегать потери своего «Я» и соединения  в толпу. Опасность  ТОЛПОТВОРЕНИ сегодня не  в физическом  собирании в массу. Толпа  как раз образуется,  когда  мы изолированы  и соединены  через телевизор. Когда между нами нет  душевного прямого контакта  и нет диалога, а есть  гипнотическое  действие из одного центра -  как на  рок-концерте   или на стадионе, слушающем  фюрера.  Не страшны  дебаты, пусть даже  оскорбительные,  страшен   вкрадчивый образ  с экрана или из динамика, которому  ты не можешь задать вопрос или  возразить.
Наконец, нужно принимать, почти  насильно  укрепляющие   культурные средства – всё то,  что несёт в себе традиционные  знание  и символы.  Прочитать  томик  пословиц, послушать  знакомые   песни или романсы -  это  сегодня  не удовольствие, а лечение».

 В заключение автор книги  приводит  следующие  выводы:
 СМИ сегодня  есть  инструмент идеологии, а не информации. Главное в их сообщениях – идеи, внушаемые  контрабандой. Но в качестве «легенды» прикрытия, они дают  нам нужную информацию. Мы без неё не можем  и приходиться  заглатывать, что дают.  Избежать  «заглатывания» можно, научившись не принимать поток  сообщений за чистую монету, а каждый раз спрашивать себя: «Что за этим   стоит? Зачем нам это сообщают?». Много отсеивается просто оттого, что в голове  вертится  контролирующий    вопрос. Почувствуешь, что  из сообщения  «торчат  уши» - оно и не войдет   в подсознание, а предупрежденное  сознание  его проверит.
 
   Какими  главными  симптомами  и признаками  скрытой  манипуляции, может воспользоваться  наше  сознание и  интуиция.

  ЯЗЫК. Как только политик или диктор  начинает  говорить на  птичьем  языке, вворачивая  непонятные   слова – значит, идет  манипуляция.  Если бы  говорящий  желал, чтобы  его  сообщение было понято и осмыслено, а не внушено, он сделал бы его доходчивым и построил в форме диалога. Непонятные слова имеют   целью  слушателя  фальшивым  авторитетом, либо выполняют роль шаманского  заклинания, призванного  оказать гипнотический  эффект.  Бывает также, что они – прикрытие   самой  наглой  лжи.


 ЭМОЦИИ. Если политик  или диктор начинает давить на  чувства, пахнет подвохом. Политика есть политика, эмоции там грим. Слушая  приукрашенные эмоциями  сообщения, мы сами должны просчитать СВОИ ИНТЕРЕСЫ ( свои – значит тебя, твоих  потомков,  твоего народ), а чувства  - это их (политика, диктора)  дешевая приправа,  а также попытаться  представить  себе каковы интересы  говорящего или его  хозяина. Для того, чтобы отключить твой  разум и  завладеть  твоим  вниманием, они  будут пытаться  тебя оскорбить, унизить. Нельзя поддаваться, смотреть бесстрастно и пытаться  понять, что они прячут за  этой  дымовой завесой. 


СЕНСАЦИОННОТЬ И СРОЧНОСТЬ.  Это – технология  общего действия, вызывающая  шум  и необходимый  уровень  нервозности, подрывающий  психологическую защиту. Может служить для отвлечения внимания от событий, которые  хотели  бы скрыть.

ПОВТОРЕНИЕ. Повторение – главное  средство недобросовестной  пропаганды. Потому и служит  хорошим признаком  её  наличия.  Повторение  действует на  подсознание, а его мы контролируем  плохо. Следовательно, надо зафиксировать   сам факт повторения какого-то  штампа в сознании, и тогда  будет, как бы  включена  сигнализация  об опасности.

ДРОБЛЕНИЕ.  Если политик или помогающие  ему  СМИ действительно желает  объяснить  гражданам  какую-то проблему и получить сознательную  поддержку в каком-то вопросе, то он всегда  изложит  эту  проблему  в  целостном  виде, хотя бы   и кратко.  Политик, который  манипулирует  нашим  сознанием, представляет  нам  вместо  целостной  проблемы ее кусочек, да и дробит его на  части – так, чтобы  мы  осмыслить целое и сделать выбор не могли. Мы должны  ему  верить,  как  жрецу,  владеющего  всем знанием.

 ИЗЪЯТИЕ ИЗ  КОНТЕКСТА. Изымая  проблему из реального контекста, не говоря          о важных внешних факторах, манипулятор загоняет нашу  мысль, нашу работу по толкованию его сообщения в нужный  ему узкий  коридор. Поэтому,  как только  возникают подозрения, что политик  умалчивает  о внешнем обрамлении проблемы, внутренний  голос должен нас предупредить – манипуляция.

ТОТАЛИТАРИЗМ ИСТОЧНИКА СООБЩЕНИЙ. Поскольку возможно  более полное  устранение  несогласных источников информации и мнений – важнейшее  условие  успеха манипуляции, отсутствие  реального  диалога  есть верный признак манипулятивного  характера сообщений.  Зная это, манипуляторы имеют  в собственных  коллективах «подсадных  уток», которые  якобы  спорят с манипулятором. Но если проблемы  слишком жгучие, то манипуляторам  лучше не давать зародиться таким мыслям и просто заткнуть рот  оппоненту.

ТОТАЛИТАРИЗМ  РЕШЕНИЯ.  Ещё более наглядным  и связанным с  предыдущим признаком является  тоталитаризм  самой  формулы  решения, внушаемый  аудитории ИНОГО НЕ ДАНО!  КОНЕЙ НА ПЕРЕПРАВЕ  НЕ МЕНЯЮТ! Слыша  такие речи  можно смело  ставить галочку -  «манипулятор». Идя по жизни, мы проходим извилистый, разветвляющийся путь и каждый раз обдумываем, делаем  ВЫБОР, как и куда нам идти. Часто это решение приходит к нам очень быстро и мы эту работу  по выбору не успеваем заметить, но она делается. Когда выбор сложный и   возникает  конфликт интересов, альтернативы должны быть. Иначе нам предлагают  «выбор без выбора».

СМЕШЕНИЕ  ИНФОРМАЦИИ И МНЕНИЯ. «Это – настолько грубый прием манипуляции, что  в европейских  странахпротив него  введены даже ограничительные нормы. Человек, который  приготовился узнать факты, с трудом  может защититься от внушаемого  вместе  с фактами  МНЕНИЕМ об этих фактах. Натренировать сознание так, что бы  в любом  сообщении автоматически  разделять информацию и мнения не очень сложно. Когда  ПОТОК мнения идет слишком   густо, разум длжен подавать сигнал: внимание, манипуляция!»

ПРИКРЫТИЕ АВТОРИТЕТОМ. Когда  как довод в поддержку  какого-то чисто идеологического или политического  утверждения привлекается человек,   являющийся авторитетом  в абсолютно иной сфере, то – это типичная манипуляция.

НЕКОГЕРЕНТНОСТЬ  ВЫСКАЗЫВАНИЙ.  Один из признаков -  одновременная подача  в СМИ противоречащих друг другу  сообщений, эта  нескрываемая  нестыковка, которая должна сбить с толку людей, растрепать их мысли  из ничего  создать отвлекающую проблему. Выявлять нестыковки  в утверждениях политиков и СМИ -  хороший и увлекательный   интеллектуальный спорт.  Упражнения на выявление некогерентности   укрепляет системность мышления и охраняют ту УНИВЕРСИТЕТСКУЮ   культуру, которую нам дала  школа. Это – важный  способ  противостоять накату  МОЗАИЧНОЙ культуры.

                ***
 В завершении  автор книги  излагает правила  поведения, которые должны  снизить  нашу  уязвимость  к воздействию манипуляторов.
 СОКРАЩЕНИЕ  КОНТАКТОВ. Поменьше  бывать в зоне контакта   с манипулятором  или потенциальным  манипулятором. Нет разнообразия  информации на разных  каналах телевидения, поэтому  и не надо переключать каналы  с одной  программы на другую, нужная  для нас информация  всё равно  дойдет. Не следует уповать  на свою устойчивость – сигналы  телевидения  действуют в нужном  заказчику направлении.

УХОД  ОТ ЗАХВАТА.  Важный этап  в манипуляции  - захват аудитории, её  присоединение.  Есть несколько приемов, чтобы избавиться  от возможности  стать жертвой  манипулятора:
-  Уйти  на  время.  «Если во время  сеанса  гипноза   «жертва» вдруг скажет:
«Я отлучусь ненадолго, а вы пока продолжайте» -  все усилия  гипнотизера  пойдут насмарку.  Если телевидение или митинговые  политики  устраивают большой «накат» или давят на психику, полезно на время выйти  из этой обстановки, успокоится и подумать.
-  Попытаться   прервать словоизлияния  манипулятора  вопросами,  резко  нарушающими его  сценарий. Это может быть вопрос  типа «куда  вы клоните».
«Даже ловкого манипулятора сбивает с толку  человек, который  выглядит непонятливым и всё переспрашивает».

ИЗМЕНЕНИЕ  ТЕМПА.  « В программе манипуляции  очень важен темп. Манипулятор  достигает успех, когда он опережает процесс  психологических  защит аудитории.  Поэтому   такое  большое  значение придается  сенсационности и срочности».    Надо сбить кавалерийскую атаку  на  слушателя и зрителя, навязать ходу  манипуляции  рваный и вязкий  темп, сходу  отвергать  нагнетаемую обстановку  срочности.

ОТСЕИВАНИЕ  ШУМА. « Манипуляция  успешна  в условиях « демократии  шума», когда  человека  бомбардируют потоком  никчемных сообщений, и он не может сосредоточится на  той проблеме, по которой он должен выработать  точку зрения».
Рекомендация   следующая: «получив  сообщение,  в котором может быть  скрыта  идеологическая  пропаганда, надо отфильтровать  шумы, которые  служат помехами  при получении  именно этого сообщения. Лучше   на время  вообще  вырваться из этого потока». 

НЕПРЕДСКАЗУЕМОСТЬ. «Легче  всего манипулировать   сознанием  человека, мышление  которого  отвечает  четкому и строгому  алгоритму. Если же оно петляет, следует необычной логике и приводит к парадоксальным  выводам, подобрать к нему  ключ  трудно. В общем, эффективным способом  ухода  от  захвата  и воздействия  манипулятора является  создание  искусственной  непредсказуемости твоей  реакции
(источников  информации, способа  её  переработки,  логики умозаключения, типа   высказываний  и т.д.) Как сказал  К. Кастанеда, «когда  ты непредсказуем, ты неуязвим».
 Необходимо  научиться  задерживать  или вообще  блокировать АВТОМАТИЧЕСКИЕ  РЕАКЦИИ – не позволять играть на своих  стереотипах,  вроде  попытки разжалобить  песенкой  «мы, русские  люди»
.
ОТКЛЮЧЕНИЕ  ЭМОЦИЙ. « Большинство  стереотипов, которые используют  манипуляторы, сильно окрашены  эмоционально.  Поэтому общим правилом надо считать такое:  увидев, что идеологи  почему-то давят на какое-то чувство, следует на временно притупить это чувство. Воспринять сообщение бесстрастно, как автомат, а потом на холодную голову обдумать  их наедине с собой. Полезно проиграть поставленную проблему  даже вне морального контекста – как военные планируют свои бомбардировки. «Проиграть, а потом уже  включать  моральные  ограничении и предпочтения».

 ДИАЛОГИЧНОСТЬ  МЫШЛЕНИЯ. Манипуляторы   стараются   превратить нас  в  ПОТРЕБИТЕЛЕЙ  идей, лишить всякого  открытого диалога, ибо он снимает наваждение и разрушает   манипуляцию.  Для этого есть один выход – вести  диалог с самим  собой. Пусть «мы станем  похожи на сумасшедших, но  сумасшедшими  манипулировать невозможно, их умозаключения   парадоксальны  с точки зрения  заданного алгоритма».

СОЗДАНИЕ  АЛЬТЕРНАТИВ.   «Манипулятор пресекая диалог, представляет выгодное   ему решение  как не имеющее альтернатив – иначе  начинаются размышления, рассуждения.  Такое  условие надо сразу отметать, Как  это иного не дано?  Такого не может  быть!» Есть масса вариантов и привести свои доводы.


ВКЛЮЧЕНИЕ  ЗДРАВОГО  СМЫСЛА.  «Это вещь для образованного человека непростая, но при некотором  усилии  доступна» Когда слышишь страстные речи,  то надо пропустить красивые  фразы и ухватить  только главный довод. Потом допустив, что он верен, подумать,    соответствует   ли  здравому  смыслу, предлагаемое  оратором   решение проблемы.  Спросив  себя  самого, сделал ли бы так, наверняка, получишь ответ, что сам так бы не сделал.

 ВКЛЮЧЕНИЕ  ПАМЯТИ, ПРОЕКЦИЯ  В БУДУЩЕЕ. «Память и предвидение   - основы психологической защиты  против  манипуляции, потому  что они и являются одним из главных  объектов  разрушительных действий. Манипуляторы  применяют  целый ряд технологий, чтобы  вытравить из нас   чувство  исторического времени, он  помещают нас  в вечное  настоящее,  они навязывают нам  особое  замкнутое  время  спектакля .
 Каждый раз надо делать УСИЛИЕ и восстанавливать память о той  проблеме, которую ставят перед тобой  манипуляторы. Если нет  сил и времени, чтобы что-то прочесть, навести справки, то лучше   не верить  предлагаемому  мифу, а попытаться  связать  те факты, которые наверняка знаешь.

СМЕНА  ЯЗЫКА.  «Наконец, один из главных принципов  защиты – отказ от языка, на котором потенциальный  манипулятор излагает проблему. Не принимать его  язык, его  терминологию, его понятия!  Пересказать то же  самое,  но другими словами, без всяких идеологических категорий. Пересказать  грубо, коряво, но  в АБСОЛЮТНЫХ понятиях, которые  можно перевести  в совершенно  земные  осязаемые образы  - хлеб, тепло, рождение и смерть».

  И  в заключение   автор  дает  главный   совет – ДУМАТЬ.  «И  думать усиленно, трудно, как землекоп   копает тяжелую глину



                Манипуляция  вниманием
«Западные  философы, изучающие современность, говорят  о возникновении ОБЩЕСТВА СПЕКТАКЛЯ. Мы, простые люди, стали как бы зрителями, затаив дыхание наблюдающими за  сложными поворотами захватывающего спектакля. А сцена – весь мир,  и невидимый режиссер и нас  втягивает в массовки, а артисты спускаются со сцены  в зал. И мы  уже  теряем  ощущение реальности, перестаем  понимать, где  игра  актеров, а где   реальная жизнь. Что это льется – кровь или краска?  Эти женщины и дети, что упали как подкошенные в Бендерах, Сараево или Бали – прекрасно «играют смерть» или вправду  убиты?  Здесь превращают людей  в толпу.  Ле Бон сказал о толпе, что  «нереальное действует на нее почти так же, как и реальное, и она имеет явную склонность не отличать их друг от друга».
Речь идет о сознательном стирании грани между  жизнью и спектаклем,                о придании  самой жизни  черты  карнавала, условности и зыбкости.  Огромную роль                в смещении реальности и спектакля  играет НАСИЛИЕ.  Оно   занимает  важное в жизни человек, и его  преувеличенный и художественно соблазнительный образ умножается  средствами культуры…
Французский  философ  Ги Дебор  показал, что технологии манипуляции сознанием способны  разрушить знание, полученное человеком  от реального исторического опыта, заменить его знанием, искусственно сконструированным «режиссерами».

При этом  ИСТОРИЧЕСКОЕ  ВРЕМЯ превращается  в совершенно новый тип  времени – ВРЕМЯ СПЕКТАКЛЯ, время пассивного  созерцания.  И оторваться от него нельзя, так как перед глазами человека проходят образы, гораздо более  яркие, чем он видит в своей  обычной реальной жизни в обычное  время.  Человек, погруженный  в спектакль,  утрачивает   способность к критическому  анализу и выходит  из режима  ДИАЛОГА. Такое  состояние  поддерживается   искусственно, возникла  даже   особая техника – НЕПРЕРЫВНОЕ ГОВОРЕНИЕ.  Человек, слушая  его, просто не  имеет возможности даже  мысленно вступить  с получаемыми  сообщениями в диалог.
На радио  и  телевидении  появились настоящие  виртуозы этого жанра».

У   человека, наблюдающего  политический  спектакль, возникает особое   ощущение ВРЕМЕНИ и ПРОСТРАНСТВА.  В реальной жизни время, как важная координата бытия,  ощущается в движении «прошлое – настоящее – будущее».  Настоящее понимается в неразрывной  связи  с прошлым и ответственностью  за будущее.  Спектакль  способен  как бы «остановить»  настоящее,  режиссеры  спектакля  становятся  хозяевами  воспоминаниям  человека,  его устремлений.  Актерами спектакля  являются политики.

«Спектакль – система  очень гибкая.  У режиссеров нет детальных планов, какие  бывают  у строителя.  Если на сцене совершается  цепь действий  по дестабилизации обстановки, то для неё не нужна ни мощная  социальная  база, ни  большая сила -  взорвать мост  в миллион раз легче, чем  построить.  При этом  точно нельзя предвидеть, по какому пути пойдет  процесс, есть лишь СЦЕНАРИЙ. Но режиссеры  готовы к тому, чтобы  действовать по любому  сценарию, и быстро определяют, какой из них реализуются».

                Глава  5.
                Телевидение.
Автор книги «Манипуляция  сознанием»  пишет, что  «телевидение – это и особая технология, и особый   социальный институт. Его работники – чуть ли  не особое  сословие.  Характер  его  воздействия  на  зрителя определяется  этим  целым, а не особенностью техники».
 Эта глава состоит из нескольких разделов:
              - телевидение  как технология  разрушения  сознания;
              -  телевидение  и создание  реальности;
              -  телевидение  и  манипуляция  сознанием  в политике.
Автор  публикации   на «Прозе»  не стал публиковать  конспект   этой  главы,  желающий,    всегда  может   найти  её  в интернете.

                Глава 6.
           МАНИПУЛЯЦИЯ  ПОНЯТИЯМИ  И  КАТЕГОРИЯМИ.
                Учебный  пример: свобода.
 Ле Бон заметил, что эффективнее  всего действуют слова, которые не имеют определенного  смысла,  которые  можно  трактовать  и так, и эдак.  К таким  словам относит  слова  СВОБОДА,  ДЕМОКРАТИЯ, СПРАВЕДЛИВОСТЬ.
«Понятие  СВОБОДЫ – одно из ключевых  в культуре каждого общества.  Поэтому   внушение  определённого  понимания  свободы – важная задача  в технологии  манипуляции. Манипуляторы  представляют категорию  свободы, как ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКУЮ, не зависящую  от времени и места, от культуры  и  исторических  условий.  На самом деле  трудно назвать другое  понятие, столь изменчивое  и зыбкое, как свобода. Без  перечисления её признаков нельзя даже  грубо представить себе, что подразумевается под этим  словом.

Во время  перестройки большинство граждан было уверено, что переход от советского  общества  к  «свободному» будет означать   СОЦИАЛЬНУЮ СПРАВЕДЛИВОСТЬ. Умалчивалось об аксиоме неолиберализма, которую фон  Хаек  выразил  так:  «Попытка осуществить социальную справедливость  несовместима  с обществом  свободных  людей».

«Исторически, в культуре  России существовало   два подхода   к понятию свободы.  Либералы – западники   склонялись   к формуле,  выработанной  западным 
Просвещением: человек  свободен, поскольку он  - ИНДИВИДУУМ  (т.е. «неделимый»).
Он есть целостный  мир и лишен оков  всеобщей  этики, которая  в современном  обществе заменена  ПРАВОМ – «разрешено всё, что не запрещено законом».

ТРАДИЦИОННОЕ общество  России понимало  свободу   как проблему отношения   человека  к миру (или  к Богу) – к другому  человеку. Пушкин, Достоевский, Толстой отвергали свободу   западного либерализма.   На их взгляд,  свобода,  лишенная  основ  этики  ( Бога, любви, совести), разрушительна.  Подавление  этической  ответственности  есть и подавление свободы, сверхчеловек – тоже раб.                Мы видим, что понимание   свободы и её  связи с ответственностью различно в разных философско - религиозных системах».

 Во время перестройки, чтобы отключить, выработанное  культурой недоверие  к разрушительным идеям,  была  проведена  интенсивная  кампания  по созданию стыда  за  «рабскую  душу России».   Идею свободы  связали со стереотипом  АНТИГОСУДАРСТВЕННОСТИ. В учителя нам  дали  фон Хаека  с его  призывом  презирать защищенность.  Он советовал  принять кредо англосаксонских  стран:
«Те, кто отказывается от свободы  во имя  временной  безопасности, не заслуживает ни свободы,   ни безопасности».
  Но это же  кредо, сытого  человека,   безопасно живущего за  океаном.                А не народа, подвергшегося   за  свою  историю многочисленным  нашествиям.                А Гитлер, вообще, обещал  стереть  русский  народ с лица земли. «Либеральное   понимание   свободы  в России  могло привлечь лишь людей,  лишившихся  исторической  памяти и о голоде, и о Хатыни».

От  автора  публикации  статьи  на сайте «Проза  ру».  К великому  сожалению,  следует  заметить, что за десять лет  со времени  публикации  книги «Манипуляция  сознанием» очень многое  изменилось. Оказывается, что за  очень небольшое   время, при современных   СМИ,  даже  учитывая, что в начале  2000-х, такого   оружия  «массового поражения», как интернет,  практически  не было, стало  возможным  переделать сознание   целого народа.
 Автор  публикации  на  «Прозе»,  рассматривая  семейные, чудом  сохранившиеся, фотографии, на фотографии, датированной   15 июня  1932 года,  видит  пять  девушек,  учащихся  Днепропетровского  педагогического училища.   Девушки   довольно хорошо одеты, признаков истощения от голода не   наблюдается. И автор  сделал  следующий  вывод: умело используя «историческую память  о голоде», о репрессиях,  националистически   настроенная  интеллигенция и бывшая  партийная  номенклатура сумела  очень быстро изменить сознание  не только  украинской   части  населения, но и значительной части  русскоязычной части населения  Украины.
Естественно,    фотография  была  не  единственным   материалом, приведшая  автора  публикации к такому    выводу. 

 «Миф о свободе  во время перестройки был увязан со светлым  образом  частной собственности.  Она была  представлена  всех прав и свобод человека.
на деле  обретение  частной  собственности  вовсе не  СОЗДАЕТ   прав и свобод,               а лишь  ИЗМЕНЯЕТ её структуру.  Какие- то права  появляются, какие-то пропадают.
Например, Например появление  частной собственности утверждает свободу  контракта, но тем  самым лишает   человека  ПРАВА НА ПИЩУ, которое до этого относилось  к категории естественных, неотчуждаемых прав».
 Свобода  контракта  означает, что работник выносит свою рабочую силу на рынок, и она может быть не востребована,  как и любой  товар.  И как писал Мальтус:
«Природа  повелевает  ему ( невостребованному  человеку ) удалиться, и не замедлит сама   привести  в исполнение свой  приговор».

 «Пропаганда  частной  собственности  как гаранта  свободы  основана на  подлоге.  Вот что писал в 1906 году   Макс  Вебер, крупнейший либеральный  социолог, изучавший  связь капитализма  с культурой: « Было  бы  в высшей степени смешным  приписывать сегодняшнему  высокоразвитому  капитализму, как он импортируется сейчас в Россию и существует  в Америке…
Вебер подчеркивает, что капитализм  начала  ХХ века уже не был связан со «свободой» в « каком бы то  ни было смысла  слова» - даже  с экономической  свободой, свободой  контракта. В этом отношении  зрелый  монополистический    капитализм настолько сросся с государственной бюрократической  машиной, что  в нем уже не было и следа того «духа  свободы», который  был  у юной  буржуазии, идущей   к власти  в период свободной  конкуренции».


«Тезис о том, что частная  собственность  и рынок якобы  порождает демократию, не имеет ни исторических, ни логических обоснований. Это пример  элементарной  манипуляции.  Поразительно, что в него поверила  часть наших граждан, когда  перед глазами был пример Пиночета, который  провел в  Чили примерно ту же  реформу, что и  Чубайс.
 Кампания  по созданию  мифа свободы была  настолько мощной, что удалось отключить  здравый  смысл. Ведь человек  перестал быть животным ( создал  культуру) именно  через постоянное  и  непрерывное  создание  «несвобод».
 «Только   через огромную и разнообразную  систему несвобод мы  приобрели  и сохраняем те  свободы, которые так ценим. Распад же  государства и  производственных систем привело  к появлению  громадного количества свободных людей ( мелких торговцев, шатающихся  по всему  миру жуликов,  проституток, беспризорников).  Подавив  «страх перед свободой, идеологи соблазнили людей   ЖИЗНЬЮ   БЕЗ ЗАПРЕТОВ…

Так общество погрузилось в тяжелый  кризис. И трудность его преодоления в том, что  соблазн  свободой   манипуляторы  сумели внедрить  глубоко в подсознание  большой массы людей, особенно молодежи. Значительная  часть их перестала быть ГРАЖДАНАМИ и составлять общество. Перед нами  большой  эксперимент  по «толпообразованию» - без физического  контакта людей».

            Мифы – большие  проекты  манипуляции
 «Миф – представление о действительности, сочетающее  нравственные  и эстетические  установки, соединяющие  реальность с мистикой. Это всегда  представление  иллюзорное, но в силу своей этической и художественной  привлекательности оказывающее   большое воздействие на массовое  сознание. Мифы являются механизмами организации и  «кристаллизации» опыта предыдущих поколений  в ярких и многозначных символах и образах.»
Упрощая реальность и  давая  человеку  иллюзию понимания,  миф освобождает  человека от страха  перед неопределенностью. Во время общественных катастроф – революций,   войн, мифы  сливаются  с суровой действительностью и  помогают пережить психологические  травмы и потрясения.  В такие  времена люди нуждаются в мифе, тянутся  к нему и оказываются  беззащитным против  манипуляции.                Поверив   в созданный  манипулятором   образ  героя-избавителя, человек отождествляет реальность с мифом, утрачивает  способность   критически воспринимать действительность.   Поведение такого  человека  становится  более ПРОГРАММИРУЕМЫМ и ПРЕДСКАЗУЕМЫМ.

«ПОЛИТИЧЕСКИЙ МИФ  деформирует и «упорядочивает» хаос политической реальности. Он её  ИНТЕРПРЕТИРУЕТ.  В этом и таится  возможность манипуляции. Что бы ни случилось в мире,  миф имеет в своей  структуре  полочку, на которую можно поместить  произошедшее событие так, так  чтобы оно не топорщилось и не тяготило своей необходимостью. Иногда  миф есть способ заместить в сознании  несовместимый достоверный  образ страшной  действительности условным образом, с которым  можно «ужиться».   
Эффективность мифа во многом определяется тем, что он экономит усилия.            Он задает человеку  матрицу, которую  тот сам, творчески,  наполняет  конкретным  содержанием. Есть сравнительно небольшое  число  выработанных многовековой  практикой   схем мифа ( «универсальных конструкций»).  Задавая человеку  мыслительную конструкцию, миф запускает ход мысли, в котором образы, вопросы и ответы  порождаются самим человеком. Если  в массовом  сознании  заложена матрица  какого-то крупного мифа, то идеологу нет  необходимости сообщать  целостную программу, достаточно, подсказав   какие- штрихи, подтолкнуть сознание  к этому  мифу.  А дальше  будет работать его  матрица, люди сами  «додумаются» до заданного вывода.  Миф о льготах номенклатуры и приходе  героя-избавителя, заставлял  людей  видеть  в Ельцине  именно такого героя почти вопреки  очевидной реальности.
 «Манипулятивная  сила  мифа   определяется тем, что он всегда несет в себе  мистическое начало. Он подавляет  критическое  мышление – человек, мыслящий  согласно структуре  мифа, ВЕРИТ,  Но верить  «наполовину»  нельзя, и  человек  закрывает глаза на то, что некоторые  важные  следствия  мифа противоречат реальности. Он, например,  отождействляет  реального политика с его  мифическим  героическим  образом.  И пока длится очарование этого образа, поведение  человека, захваченного этим  мифом, остается ПРОГРАММИРУЕМЫМ.
Мифы, несущие  в себе   важную иррациональную компоненту, становятся частью традиции и играют важную роль как в легитимации, так и  в подрыве легитимности  общественного строя государства».
«Вот пример  конъюнктурного  политического мифа.  С конца  80-х годов  в течение десяти лет   нагнетался  миф, будто  Ленин в строительстве   советского государства опирался на «чернь», на отсталое  мышление. Редкий демократический  политик или не журналист не помянул  Ленина, который, якобы, заявил, что  «кухарка  может и должна  управлять государством».
В действительности  В.И. Ленин  писал в работе  «Удержат ли  большевики государственную власть»:  «Мы не утописты. Мы знаем, что любой  чернорабочий и любая кухарка не способны   сейчас же   вступит в управление  государством, В этом  мы согласны  и с кадетами,  и с Брешковской  и Церетели».

Таким образом, Ленин  говорит  совершенно противоположное  тому, что  приписывала  ему  буквально вся демократическая пресса и во  что поверила  почти вся интеллигенция. Более того, он специально   заостряет проблему, чтобы  показать насколько  её  огрубляют  меньшевики и либералы. Для него   кажется очевидным, что  любая  кухарка  НЕ  СПОСОБНА ( находясь в состоянии кухарки) управлять государством ( верить в это, по словам  Ленина, было бы утопией).  О том, что  кухарка ДОЛЖНА   управлять государством  нет и речи.
 Кстати, во время  перестройки  идеологи никогда не цитировали продолжение  мысли Ленина, мысли именно демократической.  Он продолжал после  согласия с кадетами и др.: «Но мы отличаемся  от этих граждан тем, что  требуем  немедленного разрыва  с тем предрассудком, будто управлять государством, нести будничную, ежедневную работу управлением  только богатые или из богатых семей  взятые  чиновники».   

«В приписывание  политическому   противнику  ложных изречений  нет ничего  нового.  Ведомство Геббельса изобретало  фальшивые   ЦИТАТЫ ( иногда  с указанием  точного «источника», вплоть до страницы).  Более тонкий  прием  манипуляции – использование  цитат, вырванных из контекста, с придание  этим цитатам искаженного смысла,  противоречащего  главным утверждением   автора.  Один из главных идеологов  перестройки   А.Н. Яковлев вспоминал  об этом   методе   в 2001 году: « Оглядываясь назад, могу с гордость  сказать, что хитроумная, но весьма  простая тактика – механизмы  тоталитаризма  против  системы  тоталитаризма – сработала… Например, мои работы  и выступления  1987-1988 годов, частично и в 1989 году  были густо напичканы  цитатами из Маркса и особенно  из Ленина».

« Особенно важны для манипуляции  сознанием  в политических целях  ЧЕРНЫЕ МИФЫ»  Они поддерживаются   в общественном  сознании ( часто в международном    масштабе) для того, чтобы  в нужный  момент оживить их и провести срочную компанию  манипуляции сознанием.  Они оказываются  и наиболее устойчивыми, гласно ставить              их под сомнение  часто бывает даже небезопасно. Черный  миф, с которым   удается  в массовом  сознании  связать противников  ( они, мол, -  опричники, инквизиторы, фашисты, сталинисты,  мафиози и т.д.), сразу  заставляют отшатнуться от них  всех колеблющихся.  Противники,   на которых удалось наклеить  ярлык  черной метафоры, вынуждены  трать много сил на то, чтобы сорвать ярлык. Если такой политик  не имеет доступа  к телевидению, сделать  это практически невозможно.

Большие  исторические   черные  мифы   создаются  авторитетными  интеллектуалами и художниками, Если они поддержаны  и авторитетными  зарубежными   умами, то приобретают зловещий и долгосрочный  характер                и порождают дочерние или  обобщающие  мифы.

 Для  истории России  и её отношений  с Европой   очень   важен черный  миф  об Иване Грозном.   Из него  до сих пор  выводится  якобы  «генетический»  присущий России   тип  кровавой и жестокой  деспотии. Так,  советник  Ельцина,   философ                А.И. Ракитов в журнале  «Вопросы  философии»  изложил «особые нормы и стандарты, лежащие  в основе российской  цивилизации».  Ивану  Грозному   приписывается патологическая  жестокость, причем не как личная аномалия, а как присущее России  качество: «Надо говорить не об отсутствии цивилизации, не  о бесправии, не об отсутствии  правосознания, не о  незаконности   репрессивного механизма  во времена  Грозного,  Петра, Николая I или Сталина, но о том, что сами законы были репрессивными,  что конституции  были античеловечными, что нормы, эталоны,  правила и стандарты  деятельности фундаментально отличались  от своих  аналогов  в других  современных   европейских цивилизациях».

 Это миф  ЕВРОЦЕНТРИЗМА:  Россия  как цивилизация   якобы   всегда отличалась в худшую сторону   от европейских  государств. На деле  за  37 лет  царствования Грозного  было казнено  около 3-4 тысяч  человек, за одну  только  Варфоломеевскую ночь  в Париже тех  же лет, по приказу   короля было убито  12 тысяч  гугенотов. В тот же  период  в Нидерландах   было казнено около 100 тысяч человек. Всё это хорошо известно, однако, человек, который   уверовал  в миф, уже не может оказаться  от веры   в то, что  Россия -  «империя зла».

Похожим  образом,  как  и в мифе   об Иване Грозном, соединились   в XIX  веке усилия  испанских либералов, в их борьбе  с монархией, и протестантов, ведущих  борьбу   против  католичества, в создании  черного МИФА об ИНКВИЗИЦИИ.  Этот миф  стал  важным  средством    в противостоянии  Англии и США против  испаноязычного мира.
 Этот миф  связан  с главным  мифом   современного Запада – о том, что протестантская реформация  породила неразрывно  КАПИТАЛИЗМ и НАУКУ. Переход  к новому типу  эксплуатации  был как бы   ценой за  блага  свободы  и науки.
В историю науки вошел, как догма,  тезис о том, что наука  расцвела на  севере  Европы потому, что там не было  Инквизиции. А на  юге  Европы, задавленной  инквизицией, господствовал  не разум, а  реакционная религия, суеверия и чувство. 

Спор  католиков   с  протестантами  в XVI-XVII веках затрагивал   главные   вопросы  современной западной  цивилизации: представления о человеке ( индивидуум или  член  братства),  о человечестве (  единое или разделённое  на расы избранных и отверженных),  о правах личности и народов ( спор о статусе индейцев). Понятно, как важно было  знать, где и когда  произошел переход  от  мышления  эпохи Возрождения, которое  представляло мир  полным  ведьм, демонов и магии, к истокам  Просвещения».

 Над созданием  мифа  много потрудился  американский   историк-протестант  Генри Чарльз Ли.   Его  книга  «История  Инквизиции в Средние  века» (1877)  сделала  его главным  авторитетом  в этом вопросе.  В 1906-1907 годах  он  опубликовал  ««История  Инквизиции в Испании»  в четырех томах, где писал, что стремился  показать  не страшную церемонию сожжений, а «неслышное  воздействие, которое  оказывала ежедневная непрерывная работа   этого трибунала  на всю массу народа, показать те рамки, в который он загнал  ум испанцев, тупой  консерватизм,  с которым он удерживался в средневековой рутине и не дал ей  воспользоваться   свободами  рационального мышления».
 И вот, уже  после   выхода  в свет главного труда  Ли,  ему  в руки  попадают документы, перевернувшие  его взгляды.  Это были протоколы  процесса  1610 года в испанском  городе   Логриньо, на котором  молодой  инквизитор  иезуит  Алонсо де  Салазар убедительно доказал, что ведьм и демонов  НЕ СУЩЕСТВУЕТ.  И сделал он это  согласно строгим   нормам  научного метода, намного опередив в этом свое  время Вывод  Салазара  поддержал  Высший  совет Инквизиции.
 Это решение   кардинально изменило  весь интеллектуальный  климат  в католических странах, а затем и состояние   общества  в целом -  ведь «колдуны и ведьмы» составляли подавляющее  большинство жертв  Инквизиции.  В результате  именно  в католических странах по решению   инквизиции  прекратилась «охота на  ведьм»  - НА ЦЕЛОЕ СТОЛЕТИЕ раньше, чем в тех частях  Европы, где  победила  реформация.
  Оказалось, что  известные   борцы за  рациональное  мышление ( как, например, Декарт)  составляли редкое  исключение, а большинство  интеллектуалов  -протестантов даже  и в  XVIII  веке верили в демонов и ведьм. И сотни тысяч  «ведьм» пошло на костер  в век Научной революции  ( и сжигали их  в США вплоть до  XVIII века, причем  судьями были  профессора   Гарварда).

Ли, честный  ученый, нашел   в себе  силы и мужество  заявить буквально  накануне  смерти: « Нет в европейской истории более ужасных страниц, чем  сумасшествие  охоты  на ведьм  в течении трех веков,  с XV по  XVIII. В течение   целого столетия  Испании  угрожал  взрыв этого  заразного помешательства. Тот факт, что  оно было остановлено и сокращено до относительно  безобидных размеров, объясняется  осторожностью и твердостью  Инквизиции…  Я хотел бы подчеркнуть  контраст между  тем ужасом, который  царил в Германии, Франции и Англии, и относительной  терпимостью Инквизиции».
 Историки, которые  осмелились отойти от  установок  черного мифа об Инквизиции и  продолжившие  работу Ли,  смогли преодолеть необъяснимое ранее противоречие: утверждение, что реформация   освободила  мышление, никак не  вязалась с тем  фактом, что именно виднейшие  деятели  протестантизма ( Лютер, Кальвин, Баксте) были фанатичными преследователями  ведьм.

Вероятно, самым  красноречивым  эпизодом  сравнительной  истории «охоты на  ведьм» служат процессы  над «сейлемскими ведьмами» в Массчусете, когда в городке   Сейлем в  июне 1692 года   были осуждены, сожжены  или повешены 152 «ведьмы». Это не было  самосудом неграмотной толпы. Руководили этими процессами  ректор Гарвардского  университета Инкрис Мезер и выпускник  этого университета, виднейший    ученый  того времени    естествоиспытатель, философ и историк Коттон Мезер, много сделавший   для распространения  в Новой   Англии  идей Ньютона  и Локка.

По завершения  процессов он написал трактат, где  давал обоснование  казней:
«Полчища  бесов, к ужасу  нашему,  вселились в город, являющимся   центром колонии  и в известной  степени первенцем среди наших английских поселений». Сравните это с окончательным  выводом   испанского инквизитора  Алонсо де Салазара, сделанное в 1610 году: «ВЕДЬМ не СУЩЕСТВУЕТ». Но в умах интеллигенции  всего мира  Инквизиция  - жестокий оплот мракобесия, а  последователи Локка из Гарвардского университета  - просвещенные  либералы. Вот какова  манипулирующая сила тех, кто навязывает   свои учебники  школам и университетам  всех стран  (типа учебников   Сороса для России).

Предсмертное признание  Ли  осталось гласом  вопиющего в пустыне.  Последние работы Ли и его учеников   не смогли  поколебать господствующую на Западе  идеологию. Даже  в самой  Испании  публично поставить  под сомнение  миф об Инквизиции  значит навлечь  на  себя подозрение в симпатии к франкизму, клерикализму, сталинизму  и прочим   грехам».
    

                Слухи.
 Распространение и разработка СЛУХОВ является  старым, но эффективным  методов   «серой» пропаганды. Хорошо сработанный слух  лавинообразно  распространяется в процессе  устной передачи, длительное время не показываясь   на   поверхности.  Этого  времени   бывает достаточно, чтобы  возникло большое  количество  «носителей инфекции»,  и началась эпидемия.
Слухи – неотъемлемый  элемент   в структуре  неформальных коммуникаций. Хотя  при их передаче от человека  к человека  никто не скрывает, что сведения не проверенные  и происхождение их туманно, это не мешает  слухам оказывать сильное  воздействие  на сознание.   Причина  этого в том, что слухи отвечают  запросам и эмоциональным  потребностям людей. Почву для широкого распространения  слуха создает значимость темы  для данной  аудитории и информационная неопределенность. Важным  фактором  является  УРОВЕНЬ ТРЕВОЖНОСТИ.  По этим  причинам процесс распространения  слухов  является  объектом   постоянного интенсивного изучения  спецслужбами   и социологами, а   технология  разработки  и запуска слухов хорошо отлажена.

    Слухи – характерный   способ передачи  и распространения информации  именно в ТОЛПЕ, они  являются  одной из отличительной  особенностей  данной общности людей.    В манипуляции  людьми, которые приобрели  черты   ЛЮДЕЙ ТОЛПЫ, слухи  являются  одним из наиболее эффективных инструментов.

                Заключение.

     В последней  главе книги  «Манипуляция  сознанием», которая так и называется   «Заключение»,  автор книги  обращается  к читателям с вопросом,  в какой  стране, в каком  мире   мы желаем  жить:   где  властвует  технология  господства над людьми  через манипуляцию сознанием, стать  безликой управляемой толпой, которая, как говорила наша  «прогрессивная  интеллигенция», «всё  схвает».  Или,  если мы не хотим  такого исхода,  какие  фундаментальные  структуры  надо защищать. Эти структуры   ещё не сломаны,  их  сохранение  зависит от «молекулярной»  поддержки всех нас, от массового пассивного сопротивления.
Речь прежде  всего идет о школе  университетского типа – так, как её  сформировала  наша  культуру. Это школа  воспроизводящая народ  и сложившийся у нас тип культуры. Она не дает следующему  поколению  превратится   в скопище  индивидов, стать   ЛЮДЬМИ МАСС. Она  затрудняет  и замену  нашей  культуры на  МОЗАИЧНУЮ КУЛЬТУРУ  человека  массы.  Школу  ломают, но сломать её  трудно, она слишком  ушла  корнями в народ. Однако капля камень точит, и без сознательного  сопротивления   всех нас школу  сломают.
Очень важным  бастионом   культуры  была, конечно, наша  наука.                К несчастью, её   через «молекулярное» состояние не защитить, слишком это нежный   цветок, для него нужна  поддержка государства.  Наука наша   спасется, только  в виде  семян в замерзшей  земле. Пригреет солнце, и они взойдут, но плоды  увидим не скоро, В ближайшие годы  придется нам искать  путь почти без науки, действовать  грубее, с большими ошибками и потерями, Будем  платить за  безответственность.»

 Другой  общий  вывод  - всегда и везде, и на людях и в мыслях, противодействовать АТОМИЗАЦИИ, превращению в индивида.  Речь идее не об идеале  соборности или народности, а о сохранении  человеческих  связей   как средство  защиты  своей личности.  Каждый  акт сохранения,  создания или восстановления   таких связей,  это  хоть малая, но уже победа  над манипуляторами.   «Важно, чтобы  во всех этих связей  был ДИАЛОГ.  Чтобы это были связи  не  ЧЕЛОВЕК – ВЕЩЬ,  а ЧЕЛОВЕК – ЧЕЛОВЕК. Тут нет никакой   сентиментальности, никакой   проповеди    доброты только  трезвый и даже  циничный  расчет.   И в каком-то смысле  противоположный   совет  - всячески   избегать потери своего «Я» и соединения  в толпу. Опасность  ТОЛПОТВОРЕНИ сегодня не  в физическом  собирании в массу. Толпа  как раз образуется,  когда  мы изолированы  и соединены  через телевизор. Когда между нами нет  душевного прямого контакта  и нет диалога, а есть  гипнотическое  действие из одного центра -  как на  рок-концерте   или на стадионе, слушающем  фюрера.                Не страшны  дебаты, пусть даже  оскорбительные,  страшен   вкрадчивый образ  с экрана или из динамика, которому  ты не можешь задать вопрос или  возразить.
Наконец, нужно принимать, почти  насильно  укрепляющие   культурные средства – всё то,  что несёт в себе традиционные  знание  и символы.  Прочитать  томик  пословиц, послушать  знакомые   песни или романсы -  это  сегодня  не удовольствие, а лечение».
 В заключение автор книги  приводит  следующие  выводы:
      СМИ сегодня  есть  инструмент идеологии, а не информации. Главное в их сообщениях – идеи, внушаемые  контрабандой. Но в качестве «легенды» прикрытия, они дают  нам нужную информацию. Мы без неё не можем  и приходиться  заглатывать, что дают.  Избежать  «заглатывания» можно, научившись не принимать поток  сообщений за чистую монету, а каждый раз спрашивать себя: «Что за этим   стоит? Зачем нам это сообщают?». Много отсеивается просто оттого, что в голове  вертится  контролирующий    вопрос. Почувствуешь, что  из сообщения  «торчат  уши» - оно и не войдет   в подсознание, а предупрежденное  сознание  его проверит.
 
     Какими  главными  симптомами  и признаками  скрытой  манипуляции, может воспользоваться  наше  сознание и  интуиция.
 
     ЯЗЫК. Как только политик или диктор  начинает  говорить на  птичьем  языке, вворачивая  непонятные   слова – значит, идет  манипуляция.  Если бы  говорящий  желал, чтобы  его  сообщение было понято и осмыслено, а не внушено, он сделал бы его доходчивым и построил в форме диалога. Непонятные слова имеют   целью  слушателя  фальшивым  авторитетом, либо выполняют роль шаманского  заклинания, призванного  оказать гипнотический  эффект.  Бывает также, что они – прикрытие   самой  наглой  лжи.


     ЭМОЦИИ. Если политик  или диктор начинает давить на  чувства, пахнет подвохом. Политика есть политика, эмоции там грим. Слушая  приукрашенные эмоциями  сообщения, мы сами должны просчитать СВОИ ИНТЕРЕСЫ ( свои – значит тебя, твоих  потомков,  твоего народ), а чувства  - это их (политика, диктора)  дешевая приправа,  а также попытаться  представить  себе каковы интересы  говорящего или его  хозяина. Для того, чтобы отключить твой  разум и  завладеть  твоим  вниманием, они  будут пытаться  тебя оскорбить, унизить. Нельзя поддаваться, смотреть бесстрастно и пытаться  понять, что они прячут за  этой  дымовой завесой. 


     СЕНСАЦИОННОСТЬ И СРОЧНОСТЬ.  Это – технология  общего действия, вызывающая  шум  и необходимый  уровень  нервозности, подрывающий  психологическую защиту. Может служить для отвлечения внимания от событий, которые  хотели  бы скрыть.

     ПОВТОРЕНИЕ. Повторение – главное  средство недобросовестной  пропаганды. Потому и служит  хорошим признаком  её  наличия.  Повторение  действует на  подсознание, а его мы контролируем  плохо. Следовательно, надо зафиксировать   сам факт повторения какого-то  штампа в сознании, и тогда  будет, как бы  включена  сигнализация  об опасности.

     ДРОБЛЕНИЕ.  Если политик или помогающие  ему  СМИ действительно желает  объяснить  гражданам  какую-то проблему и получить сознательную  поддержку в каком-то вопросе, то он всегда  изложит  эту  проблему  в  целостном  виде, хотя бы   и кратко.  Политик, который  манипулирует  нашим  сознанием, представляет  нам  вместо  целостной  проблемы ее кусочек, да и дробит его на  части – так, чтобы  мы  осмыслить целое и сделать выбор не могли. Мы должны  ему  верить,  как  жрецу,  владеющего  всем знанием.

     ИЗЪЯТИЕ ИЗ  КОНТЕКСТА. Изымая  проблему из реального контекста, не говоря          о важных внешних факторах, манипулятор загоняет нашу  мысль, нашу работу по толкованию его сообщения в нужный  ему узкий  коридор. Поэтому,  как только  возникают подозрения, что политик  умалчивает  о внешнем обрамлении проблемы, внутренний  голос должен нас предупредить – манипуляция.

     ТОТАЛИТАРИЗМ ИСТОЧНИКА СООБЩЕНИЙ. Поскольку возможно  более полное  устранение  несогласных источников информации и мнений – важнейшее  условие  успеха манипуляции, отсутствие  реального  диалога  есть верный признак манипулятивного  характера сообщений.  Зная это, манипуляторы имеют  в собственных  коллективах «подсадных  уток», которые  якобы  спорят с манипулятором. Но если проблемы  слишком жгучие, то манипуляторам  лучше не давать зародиться таким мыслям и просто заткнуть рот  оппоненту.

     ТОТАЛИТАРИЗМ  РЕШЕНИЯ.  Ещё более наглядным  и связанным с  предыдущим признаком является  тоталитаризм  самой  формулы  решения, внушаемый  аудитории ИНОГО НЕ ДАНО!  КОНЕЙ НА ПЕРЕПРАВЕ  НЕ МЕНЯЮТ! Слыша  такие речи  можно смело  ставить галочку -  «манипулятор». Идя по жизни, мы проходим извилистый, разветвляющийся путь и каждый раз обдумываем, делаем  ВЫБОР, как и куда нам идти. Часто это решение приходит к нам очень быстро и мы эту работу  по выбору не успеваем заметить, но она делается. Когда выбор сложный и   возникает  конфликт интересов, альтернативы должны быть. Иначе нам предлагают  «выбор без выбора».

     СМЕШЕНИЕ  ИНФОРМАЦИИ И МНЕНИЯ. «Это – настолько грубый прием манипуляции, что  в европейских  странахпротив него  введены даже ограничительные нормы. Человек, который  приготовился узнать факты, с трудом  может защититься от внушаемого  вместе  с фактами  МНЕНИЕМ об этих фактах. Натренировать сознание так, что бы  в любом  сообщении автоматически  разделять информацию и мнения не очень сложно. Когда  ПОТОК мнения идет слишком   густо, разум должен подавать сигнал: внимание, манипуляция!»

     ПРИКРЫТИЕ АВТОРИТЕТОМ. Когда  как довод в поддержку  какого-то чисто идеологического или политического  утверждения привлекается человек,   являющийся авторитетом  в абсолютно иной сфере, то – это типичная манипуляция.

    НЕКОГЕРЕНТНОСТЬ  ВЫСКАЗЫВАНИЙ.  Один из признаков -  одновременная подача  в СМИ противоречащих друг другу  сообщений, эта  нескрываемая  нестыковка, которая должна сбить с толку людей, растрепать их мысли  из ничего  создать отвлекающую проблему. Выявлять нестыковки  в утверждениях политиков и СМИ -  хороший и увлекательный   интеллектуальный спорт.  Упражнения на выявление некогерентности   укрепляет системность мышления и охраняют ту УНИВЕРСИТЕТСКУЮ   культуру, которую нам дала  школа. Это – важный  способ  противостоять накату  МОЗАИЧНОЙ культуры.

                ***
 В завершении  автор книги  излагает правила  поведения, которые должны  снизить  нашу  уязвимость  к воздействию манипуляторов.
 СОКРАЩЕНИЕ  КОНТАКТОВ. Поменьше  бывать в зоне контакта   с манипулятором  или потенциальным  манипулятором. Нет разнообразия  информации на разных  каналах телевидения, поэтому  и не надо переключать каналы  с одной  программы на другую, нужная  для нас информация  всё равно  дойдет. Не следует уповать  на свою устойчивость – сигналы  телевидения  действуют в нужном  заказчику направлении.

УХОД  ОТ ЗАХВАТА.  Важный этап  в манипуляции  - захват аудитории, её  присоединение.  Есть несколько приемов, чтобы избавиться  от возможности  стать жертвой  манипулятора:
-  Уйти  на  время.  «Если во время  сеанса  гипноза   «жертва» вдруг скажет:
«Я отлучусь ненадолго, а вы пока продолжайте» -  все усилия  гипнотизера  пойдут насмарку.  Если телевидение или митинговые  политики  устраивают большой «накат» или давят на психику, полезно на время выйти  из этой обстановки, успокоится и подумать.
-  Попытаться   прервать словоизлияния  манипулятора  вопросами,  резко  нарушающими его  сценарий. Это может быть вопрос  типа «куда  вы клоните».
«Даже ловкого манипулятора сбивает с толку  человек, который  выглядит непонятливым и всё переспрашивает».

    ИЗМЕНЕНИЕ  ТЕМПА.  « В программе манипуляции  очень важен темп. Манипулятор  достигает успех, когда он опережает процесс  психологических  защит аудитории.  Поэтому   такое  большое  значение придается  сенсационности и срочности».    Надо сбить кавалерийскую атаку  на  слушателя и зрителя, навязать ходу  манипуляции  рваный и вязкий  темп, сходу  отвергать  нагнетаемую обстановку  срочности.

    ОТСЕИВАНИЕ  ШУМА. « Манипуляция  успешна  в условиях « демократии  шума», когда  человека  бомбардируют потоком  никчемных сообщений, и он не может сосредоточится на  той проблеме, по которой он должен выработать  точку зрения».
Рекомендация   следующая: «получив  сообщение,  в котором может быть  скрыта  идеологическая  пропаганда, надо отфильтровать  шумы, которые  служат помехами  при получении  именно этого сообщения. Лучше   на время  вообще  вырваться из этого потока». 

   НЕПРЕДСКАЗУЕМОСТЬ. «Легче  всего манипулировать   сознанием  человека, мышление  которого  отвечает  четкому и строгому  алгоритму. Если же оно петляет, следует необычной логике и приводит к парадоксальным  выводам, подобрать к нему  ключ  трудно. В общем, эффективным способом  ухода  от  захвата  и воздействия  манипулятора является  создание  искусственной  непредсказуемости твоей  реакции
(источников  информации, способа  её  переработки,  логики умозаключения, типа   высказываний  и т.д.) Как сказал  К. Кастанеда, «когда  ты непредсказуем, ты неуязвим».
 Необходимо  научиться  задерживать  или вообще  блокировать АВТОМАТИЧЕСКИЕ  РЕАКЦИИ – не позволять играть на своих  стереотипах,  вроде  попытки разжалобить  песенкой  «мы, русские  люди»
.
     ОТКЛЮЧЕНИЕ  ЭМОЦИЙ. « Большинство  стереотипов, которые используют  манипуляторы, сильно окрашены  эмоционально.  Поэтому общим правилом надо считать такое:  увидев, что идеологи  почему-то давят на какое-то чувство, следует на временно притупить это чувство. Воспринять сообщение бесстрастно, как автомат, а потом на холодную голову обдумать  их наедине с собой. Полезно проиграть поставленную проблему  даже вне морального контекста – как военные планируют свои бомбардировки. «Проиграть, а потом уже  включать  моральные  ограничении и предпочтения».

    ДИАЛОГИЧНОСТЬ  МЫШЛЕНИЯ. Манипуляторы   стараются   превратить нас  в  ПОТРЕБИТЕЛЕЙ  идей, лишить всякого  открытого диалога, ибо он снимает наваждение и разрушает   манипуляцию.  Для этого есть один выход – вести  диалог с самим  собой. Пусть «мы станем  похожи на сумасшедших, но  сумасшедшими  манипулировать невозможно, их умозаключения   парадоксальны  с точки зрения  заданного алгоритма».

     СОЗДАНИЕ  АЛЬТЕРНАТИВ.   «Манипулятор пресекая диалог, представляет выгодное   ему решение  как не имеющее альтернатив – иначе  начинаются размышления, рассуждения.  Такое  условие надо сразу отметать, Как  это иного не дано?  Такого не может  быть!» Есть масса вариантов и привести свои доводы.


    ВКЛЮЧЕНИЕ  ЗДРАВОГО  СМЫСЛА.  «Это вещь для образованного человека непростая, но при некотором  усилии  доступна» Когда слышишь страстные речи,  то надо пропустить красивые  фразы и ухватить  только главный довод. Потом допустив, что он верен, подумать,    соответствует   ли  здравому  смыслу, предлагаемое  оратором   решение проблемы.  Спросив  себя  самого, сделал ли бы так, наверняка, получишь ответ, что сам так бы не сделал.

    ВКЛЮЧЕНИЕ  ПАМЯТИ, ПРОЕКЦИЯ  В БУДУЩЕЕ. «Память и предвидение   - основы психологической защиты  против  манипуляции, потому  что они и являются одним из главных  объектов  разрушительных действий. Манипуляторы  применяют  целый ряд технологий, чтобы  вытравить из нас   чувство  исторического времени, он  помещают нас  в вечное  настоящее,  они навязывают нам  особое  замкнутое  время  спектакля .
 Каждый раз надо делать УСИЛИЕ и восстанавливать память о той  проблеме, которую ставят перед тобой  манипуляторы. Если нет  сил и времени, чтобы что-то прочесть, навести справки, то лучше   не верить  предлагаемому  мифу, а попытаться  связать  те факты, которые наверняка знаешь.

     СМЕНА  ЯЗЫКА.  «Наконец, один из главных принципов  защиты – отказ от языка, на котором потенциальный  манипулятор излагает проблему. Не принимать его  язык, его  терминологию, его понятия!  Пересказать то же  самое,  но другими словами, без всяких идеологических категорий. Пересказать  грубо, коряво, но  в АБСОЛЮТНЫХ понятиях, которые  можно перевести  в совершенно  земные  осязаемые образы  - хлеб, тепло, рождение и смерть».

  И  в заключение   автор  дает  главный   совет – ДУМАТЬ.  «И  думать усиленно, трудно, как землекоп   копает тяжелую глину".
 


Рецензии
Здравствуйте, Леонид!
Огромное спасибо за реферативную статью!
Хотелось бы разбить ее на небольшие главы, потому что сходу заглотить невозможно, это ведь не Дашкова или Маринина.
Обязательно вернусь и дочитаю.

С уважением, Галина

ЗЫ. С наступающим Вас старым Новым годом! С Рождеством!

Нико Галина   08.01.2019 17:50     Заявить о нарушении
Спасибо за рецензию, Галина.
Статья у меня и разбита на отдельные главы, удивительно , что Вы этого не заметили.
Лучше прочитать все-таки книгу, у меня книга Новосибирского издание 2007 года, при том всего было издано только 3000 экземпляров. Но думаю, что эта книга издавалась и другими издательствами, и в библиотеках крупных центров её найти можно.
У меня есть конспект ещё одной книги "Портрет эпохи на фоне биографии", это мемуары крупного руководителя,с которым я был знаком лично, хотя и недостаточно близко. Он из тех людей, которые в 90-е сохранили страну от развала.
Почитайте будет интересно.

Леонид.

Леонид Синицкий   09.01.2019 19:59   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.