Был еще случай...

Вечер накануне Рождества получился просто волшебным. Анюта пригласила нас на чай к себе на работу. Понимаю, что практически каждое слово в предыдущем предложении требует расшифровки. С Анютой мы дружим  больше двадцати лет, с первого класса,  когда учительница  на сентябрьской линейке  поставила нас в пару. Точнее, с первого класса мы дружим втроем: Анюта, я  и Маринка. Мы и жили в детстве по соседству, так что общение прерывалось только на сон. Теперь мы взрослые  замужние дамы, у Маринки уже дочка в школу пошла. Мы с мужем с детьми не спешим, озабочены своими карьерами и общей ипотекой. А Анюта только недавно вышла из декрета. Прежнюю  работу она  потеряла,  а новую нашла внезапно и очень  удачно. Теперь Анюта работает в Доме-музее купца З. Тут надо еще кое-что пояснить. Во-первых, Дом-музей З. – одна из главных достопримечательностей нашего старинного города. Интересен он и с точки зрения архитектуры – высокий деревянный особняк с арочными окнами, стройными колоннами и искусно вырезанными лилиями на дверях. И наполнение музея тоже любопытное. В нем хранятся не только предметы купеческого быта – этим сейчас не удивишь, но и богатая коллекция картин, принадлежавшая семье З., и уникальные куклы, дореволюционные и авторские, которых сейчас там уже десятков пять.

Традицию дарить кукол музею завела его хранительница – Мария Николаевна, фигура в нашем городе легендарная. На ее экскурсиях никто не удерживается от восхищенных вздохов и растроганных слез. Мария Николаевна – красавица и  умница. У нее глаза, как у женщин на портретах Зинаиды Серебряковой(чью выставку она, к слову, недавно и организовала у себя в музее). Когда  она читает во время экскурсии  строки Волошина о России:
Я ль в тебя посмею бросить камень?
   Осужу ль страстной и буйный пламень?
   В грязь лицом тебе ль не поклонюсь,
   След босой ноги благословляя,--
   Ты -- бездомная, гулящая, хмельная,
   Во Христе юродивая Русь! –
От боли за Россию в ее голосе даже у мужчин наворачивается слеза. И вот такая замечательная Мария Николаевна взяла к себе на работу нашу замечательную Анюту.

Аня, сколько мы ее знаем, всегда была чем-то страстно увлечена, то театром, то фотографией, то краеведением. Это последнее  увлечение и привело ее, по образованию инженера-технолога, к знакомству с Марией Николаевной, а та сразу почувствовала в Анюте родственную душу и пригласила ее на работу в музей.
Всякие взрослые хлопоты не давали нам собраться вместе месяца три, но на приглашение Анюты прийти вечером в музей, мы откликнулись незамедлительно. Она уже рассказывала мне – по телефону мы общаемся ежедневно – о замечательной служебной комнате под самой крышей особняка, где они с Марий Николаевной пьют чай и принимают именитых гостей. Я видела на фотографии это просторное  помещение с большим столом под белой скатертью, фикусом у окна и картинами на стенах. И вот наконец мы с Маринкой воочию поднимаемся по слегка скрипящей лестнице, входим в ту самую комнату и усаживаемся на венские стулья за тот самый стол с самоваром посередине. Комнату освещает лампа под оранжевым абажуром, за окном падает медленный снег, от чашек с крепким чаем поднимается парок, и ,кажется, мы переносимся в другое измерение, где нет ипотек, маршруток, очередей в садик и снежной каши под ногами.

- Ань, сказка, просто сказка! Ты теперь живешь в сказке! – Маринка,   учительница  в средней школе, встала  из-за стола и подошла  к окну. – Я тебе по-хорошему завидую – работать в таком месте! И вид из окна просто потрясающий – словно мы в 19-м веке.

Я тоже посмотрела в окно - сквозь снежную сетку были видны очертания храма и высоченные березы вокруг него… Умели богатые люди выбирать себе удачные места под  строительство домов. Впрочем, нынешние богачи тоже это умеют…

- Даже как-то неловко говорить о бытовых вещах здесь, - вырвалось у меня. – Тут надо бы стихи читать, как Мария Владимировна. Только я, к  стыду своему, одно «Бородино» из школьной программы и помню.

- А помните, как я в этом самом «Бородине» перепутала строчки? – засмеялась Анюта. – Стою у доски, с таким пафосом читаю, а потом вывезла: « …И мы побьемся головою за родину свою…» И еще по голове постучала!  Вы  все заржали, я совсем сбилась и получила трояк…

- А нынешние дети и не заметят, что кто-то  что-то не так прочитал… Для них  «уж постоим мы головою»  или «уж мы побьемся головою» - без разницы, - вздохнула Маринка, и разговор все-таки скатился к насущным проблемам: мужья, работа, деньги и их вечная нехватка…
Вдруг в приоткрытую дверь кто-то тихонько постучал,  мы удивленно переглянулись.

- Вроде никого не должно тут быть, - пожала плечами Анюта и повысила голос. – Заходите!

Но никто не отозвался. Мы переглянулись. Маринка, сидевшая ближе всех к выходу, подошла к двери,  выглянула наружу и пожала плечами. – Никого. Послышалось нам что ли… Анюта, признавайся, у вас тут привидений нет?

- Девочки, только никому – мы об этом не говорим, чтобы посетителей не пугать, - неожиданно серьезно ответила Аня. – Есть. Мы иногда с Марией Николаевной допоздна задерживаемся  перед важными мероприятиями и слышим, как тут кто-то ходит, вздыхает… А раз – не поверите - нас здесь закрыли… Ручка сама повернулась, и дверь закрылась… Хорошо,что ключи при нас были, а то неизвестно, сколько бы мы тут просидели.

- Ой, жутковатенько, - у меня пробежал холодок по спине. – Я как-то во все это не верю, в духи, привидения… Может, потому что сама не сталкивалась.

- Я тоже не верила, пока сюда не пришла работать, - сказала Анюта. –  Помню, когда мы были в Испании, в Гранаде, нам экскурсовод показывал дом, в котором никто не живет и который никто не покупает, потому что в нем есть привидения. Я тогда подумала, что это  сказки для туристов, а теперь верю, что есть нечто нам непонятное…

- Ой, девочки, что я расскажу! Хотя  дала слово молчать, но не удержусь, - начала Маринка. – В прошлом году я возила свой класс  в усадьбу к нашему знаменитому земляку. Ну, вы сами там были…

Мы с Аней кивнули. Эту усадьбу мы хорошо знали, тем более сохранившихся усадеб в нашем крае немного.

- Сначала все протекало нормально, экскурсия по дому, потом вопросы-ответы, потом детям разрешили пофотографироваться в старинных интерьерах. И вдруг – визг! Бегут ко мне девчонки с белыми лицами: «Марина Сергеевна, там привидение, смотрите!» Суют мне телефоны и фотоаппараты, и там – не поверите – за спинами детей силуэт девочки с длинными волосами в белом платье. Лицо затемнено, а фигуру отчетливо видно.  Экскурсовод  аж посинела.  Говорит, слышали, что есть тут привидение, но сами не видели…  Потом меня в сторонку отвела, попросила никому об этом не рассказывать. Мол, тема мутная, неизвестно, как родители к этому отнесутся, может, перестанут детей сюда отпускать или, наоборот, сами с праздным любопытством ломанутся не земляка чтить, а привидение ловить. «Дети же сами расскажут да еще и фотографии покажут», - возразила я. «А фотографии исчезнут, так уже было», - удивила меня экскурсовод.  И что же? Ни одного кадра ни у кого не сохранилось, представляете? Так что никакой волны мистического интереса у родителей не возникло. Меня даже никто из них не спрашивал об этом феномене. Вот такие дела, - закончила свой рассказ Маринка.

- А еще был случай, - начала Аня. – Мы стали пересаживать кукол  в голубом зале и…

Тут за дверью раздался длинный и мучительный стон, и мы в страхе вскочили.

- Мамочка! – пискнула я, хотя считала себя до этого вполне бесстрашным человеком.

- Может, в полицию  позвонить? – шепнула взволнованная Марина. - Надо  что-то делать!

- Впервые такое слышу, - прижала руку к щеке Аня.

В полном ужасе мы увидели, что дверь распахнулась, и в комнату вошел ... муж Анюты Сережка.

– Здорово  напугал? – засмеялся он. –  Я за вами приехал – развезу  по домам.
- Это ты стонал? – загалдели мы, отмирая. – Совсем с ума сошел! Разве можно так пугать!

-Стона вы испугались, нежные мои, - съехидничал Сергей. – А что щеколда внизу до конца не закрыта, это вас не пугало. Я дверь толкнул чуть сильнее, и она открылась. А если б кто чужой зашел – это не страшно?


- Ох, - прошелестела Аня и чуть не грохнулась в обморок по-настоящему. – Неужели я дверь не заперла? Ужас!

- Все хорошо, что хорошо кончается, - назидательно подытожил Сережа. – Но, конечно, с дверями и защелками надо быть внимательным,  а то был еще случай…


Рецензии
был еще случай...
Слава богу, не с ними !
описали и страшно, и смешно

Нина Турицына   05.02.2018 18:04     Заявить о нарушении
Спасибо за отклик!

Ольга Олевская   05.02.2018 18:48   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.