Кровать - окончание

            Начало в http://www.proza.ru/2018/01/11/1081

            Вернемся к кровати. Андрей как завороженный смотрел на это, по-другому не скажешь, произведение мебельного искусства. То, что кровать была изготовлена мастером – не вызывало сомнения. Все было в ней сделано, как говорится, на века. Особенно хороши были спинки кровати: резные, мощные и одновременно – изящные.
            Но как же она неопрятно выглядела... Те же самые спинки кровати были засалены до состояния свиного корыта. Казалось, что над матрацем свисают наросты грязи. Сам матрац был сильно продавлен и затерт. Но под замызганной личиной кровати было видно благородство настоящего шедевра. Андрей это узрел с первого взгляда, но свое истинное отношение постарался не обнаружить.

             - А что, не мешает ли вам эта кровать? – спросил он на удачу у хозяев, - да в таком непрезентабельном виде…
             - Мы давно ее хотим продать, хоть какие-то деньги за нее получить, - услышал Андрей неожиданный ответ и в глубине души искренне возрадовался.
             - Так я могу ее забрать, - скучно вымолвил Андрей, чем несказанно обрадовал незадачливых наследников.

             Они быстро сторговались и ударили по рукам. Утром Андрей завез уже свою собственность на реставрацию к знакомому краснодеревщику, и тот, увидев кровать, завистливо развел руками:
              - Умеешь ты мебель где-то изыскивать…

              Но мастер он был отменный и за работу взялся с удовольствием. На то было две причины. Во-первых, Андрей никогда не скупился, когда платил за работу. А во-вторых, столяру и самому было интересно и даже приятно приводить в порядок всякую мебель, которую делали старые мастера.
              Вскоре Андрей забрал свою преобразившуюся кровать. Матрац был изготовлен под нее специальный, а само лежбище выглядело так, будто только-только из восемнадцатого века. Но оно было прекрасно. Кровать Андрей задвинул в приготовленный для нее угол, и с этого момента его квартира приобрела в некотором смысле законченный образ: вся мебель  стояла на своем месте и соответствовала друг другу.
 
              Однажды вечером, после напряженного дня, Андрей приплелся домой и, поковырявшись в буфете с холодильником, собрал себе небольшой ужин, сдобрив его парой стаканов виски. Как всегда во время ужина он слушал что-нибудь из новой музыки. Она иногда вводила его в скептическое и даже раздраженное состояние, поскольку он всегда находил знакомые музыкальные фразы или напевы, тем самым лишний раз убеждаясь в наступлении эры всеохватывающего плагиата. Походив еще некоторое время по домашнему музею мебели, да пропустив еще один стаканчик, он свалился в кровать и забылся в неспокойном сне.

              И странное дело – этой ночью он очутился как будто в музыкальной шкатулке. Снова музыка, много музыки... Вокруг него кружилось множество мелодий, одна ярче другой, но одновременно все неуловимые и совершенно незнакомые. Андрей, как истинный музыкант, с наслаждением купался в этом море звуков!.. От этого сон его был сладок и волнителен.
             И вот, похоже, что к концу его «плаванья», он вдруг выделил одну мелодию, от которой защемило сердце. Так нежно и требовательно она взяла его за душу, что ему даже во сне показалось, будто бы он замер и затаил дыхание от восторга!

             Андрей не смог бы самому себе ответить на вопрос – а сколько времени ты слушал эту мелодию? Но когда он вдруг открыл глаза, то ему показалось, что он до сих пор, со времени сна, лежит с открытым от удивления ртом и боящимся даже шевельнуться, чтобы не спугнуть навеянную мелодию.   Весь день он проходил под впечатлением услышанного во сне. Вечером Андрей даже с усмешкой подумал, а неплохо было бы еще раз эту мелодию послушать. С этой мыслью он и улегся в свою дворянскую кровать и довольно быстро заснул.

             Удивительно, но музыка сегодня его снова накрыла, как одеялом!.. И ожидаемая мелодия опять зазвучала во время сна! На этот раз Андрей прислушивался к ней уже не просто как слушатель, а с профессиональным интересом. Мелодия была одновременно и грустной, и волнительной, и дарящая надежду на скорую радость… Странно, но, похоже, что в ней отражались все ощущения и чувства Андрея, с которыми он жил в последнее время.

             Андрей продолжал прислушиваться не только к самой мелодии, но и параллельно думать, какими инструментами ее можно исполнить. Этим он занялся в свои последующие сны, вслушиваясь в нюансы, акценты, переходы и прочее. Теперь он, как заядлый наркоман, спешил вечером быстрее забыться, чтобы окунуться в свою музыку.
            Да, он считал, что это его музыка! И как старатель, что моет золото где-нибудь на Аляске или в Сибири, по зернышку собирал свою мелодию. Однако на первых порах, когда он утром записал по памяти эту мелодию, она выглядела чудовищной. Ну, все не так!.. Вроде бы и звуки правильные, а нет целостности и передать настроение не получалось никаким образом.   

             Пока однажды Андрею не пришла в голову мысль: а если тональность поменять?!.. И все сложилось! Мелодия засветилась!

             Теперь все свободное время Андрей занимался аранжировкой своей мелодии. А попутно размышлял – можно ли на эту мелодию слова положить? Но ответа не было. Как бы и не совсем песня это, но сама-то мелодия была такая, что ею можно и нужно было оттенить либо стихотворение какое, либо что-то еще. Может быть, это музыка для театра? Или кино? Или все-таки песня? Не было у Андрея определенности с выбором жанра, где эту музыку можно было использовать самым лучшим образом.

              Рано или поздно о своем детище любой композитор сообщает миру. В нашей истории это выглядело так. Андрей со своими партнерами по группе как-то задержались в ресторане, что-то отмечая. Как вдруг Андрей, размягченный выпивкой и дружелюбной атмосферой, решился и объявил:
              - Я тут кое-что написал недавно. Послушаете? – и, не дожидаясь ответа, сел за фортепьяно.

              Он заиграл, а народ с первыми тактами постепенно начал затихать, пока полностью не замер, завороженный звучавшей мелодией. Андрей играл с удовольствием, играл с эмоциями, отчего окружающим казалось, что он будто светится от счастья. Прозвучали последние аккорды, и приятели Андрея разом задвигались, заговорили, а некоторые даже захлопали.

              - О-о-о! – раздавались возгласы, - Андрей, это просто восторг!
             - Премьеру нужно отметить! – поступило наиболее практичное предложение, которое тут же претворили в жизнь.

             Вечер закончился бурным возлиянием, после которого Андрей вместе с самым своим более или менее близким приятелем пошли по домам. Вечер был тихим и теплым, идти было приятно, а после премьерного возбуждения в душе автора царило праздничное расслабление. Но разговор о музыке и, в частности, о сыгранной мелодии продолжался. Влад, приятель Андрея, вдруг неожиданно спросил:
            - А что ты будешь с этой мелодией делать?
            - В каком смысле – «буду делать»? – опешил Андрей.
            - Она же у тебя только одна, и сама по себе, без продолжения... Куда-то ее пристроишь или сам будешь продвигать? Или попробуешь развивать тему дальше?
            - Да как-то в голову еще ничего не приходило. А ты к чему клонишь, Влад?
            - Да я к тому, что если бы ты по такой мелодии «выпекал» хотя бы раз в месяц, а то и чаще – это одно. Но ты, насколько я знаю, давно ничего не писал. Да и то, что писал раньше, трудно назвать серьезной музыкой. А эта мелодия потрясная, как будто ты где-то ее услышал или кто подсказал…

              Андрей даже вздрогнул. Он никому не рассказывал историю написания своего произведения, а после таких слов и тем более зарекся делиться сокровенным.
 
             - Я к тому веду, - продолжил Влад, - что на твоем месте я бы постарался сразу выгоду извлечь. Почему бы тебе не продать мелодию хорошему человеку и тут же получить расчет? Тем более что расчет будет сразу в баксах. А если что-то еще придумаешь, или вдруг попрет с сочинительством, то только тогда будешь размышлять, как поступить – продать или самому продвигать свои сочинения.

              По началу Андрея, как автора выстраданной мелодии, покоробило такое предложение. Он фыркнул, и весь оставшийся путь шел молча. У своего дома Андрей с приятелем распрощался. Но уже в квартире он начал думать о том, что резон в словах Влада есть.

              Если быть честным перед самим собой, то надо согласиться – кто там знает, приснится ли Андрею еще какая-нибудь стоящая мелодия, или это только разовая помощь свыше, как компенсация за все личные невзгоды? То есть, Андрей отдавал себе отчет в том, что кровать ему досталась непростая, как бы это не звучало фантастически. Мелодий во снах звучало немало, но пока только одна высветилась наиболее ярко. А как дальше будет? И хватит ли сил и таланта у Андрея на то, чтобы вот так же довести приснившуюся мелодию до ума?

              В размышлениях Андрей пребывал несколько дней, пока не созрело окончательное решение. Тем более что на него повлияло некое стеснение в средствах, которого Андрей давно не испытывал. Вот он и решил не высматривать журавля в небе. И, определившись со своими желаниями, он набрал знакомый номер.

             - Привет, Влад. Я тут подумал, что мне действительно лучше продать эту вещь. Похоже, ты знаешь, кому можно ее предложить. Поможешь?
             - Хорошо, я поспрашиваю. Есть пару серьезных субъектов. Подожди день-другой.

             Но уже к вечеру Влад назначил встречу с неким Арнольдом.
             - «Не перевелись еще эстеты с довоенными именами», - хмыкнул Андрей, - «причем, такой торопыжка… Видно, кризис жанра подгоняет. А, может быть, Влад рекламу хорошую сделал?..»
             Однако вслух ответил сдержанно:
             - Договорились, буду вовремя.


             Арнольд оказался представительным немолодым мужчиной с манерами, как раньше говорили, «светского льва». Что не говори, а он в точности соответствовал своему слащавому имени. Но хватку он имел достойную.

              Прослушав в молчании и без всяких эмоций мелодию, которую Андрей проиграл на фортепьяно, он поправил свои очки со слегка затемненными стеклами и закурил. Курил он, впрочем, совсем не эстетично, чуть ли не смахивая в этом на обыкновенного тракториста, который обычно сигарету держит большим и указательным пальцами.
              - «У каждого есть свои недостатки», - Андрею почему-то на ум пришла смешная фраза из старого фильма «В джазе только девушки».

             - Пятьсот долларов, больше не дам, - равнодушно бросил Арнольд.
             - Как?? – вспыхнул Андрей, - это же ни в какие ворота!..
             - В ворота – точно не лезет. Но у нас так. Тем более, сейчас, когда я уже прослушал…

             Андрей оцепенел и как-то внутренне обмяк: у Арнольда были зубы бульдога.
             - Хотя бы тысячу, - без всякой надежды сказал Андрей.
             - Если ноты у вас с собой, то готов добавить еще сто долларов и все. Это хорошая цена для начинающего, молодой человек.

             Сидевший рядом Влад себя никак не позиционировал, вроде как его дело сторона. Но было ясно, что он у Арнольда в доле. Да, хорош приятель, ничего не скажешь…

             Собственно, на этом разговор и закончился. Андрей забрал свои купюры и в одиночестве отправился восвояси. На душе было муторно. Однако дело было сделано, надо жить дальше. Жизнь покатилась по старым рельсам: бизнес, отдых, ни к чему не обязывающие встречи... 

             Одно удивляло и печалило Андрея – сны с музыкой прекратились. Вначале он думал, что это временно, и иногда ему казалось, будто он что-то слышит. Но поутру все сны развеивались как дым. Он все думал о том, где и как оплошал, когда спугнул свою удачу? И боялся честно ответить самому себе на этот вопрос, потому что ответ был на поверхности...

              Прошло полгода. Как-то вечером Андрей сидел дома возле телевизора, перещелкивая музыкальные каналы. Время было зимнее, поэтому темнело рано. А разве можно найти лучше занятие, когда за окном стоит скучная и противная погода? Как вдруг Андрей наткнулся на репортаж из Лондона, где вручали премии за лучшую музыку к фильму. Андрей фильмы не жаловал, но тут ведь разговор шел о музыке. А это совсем другое дело, потому что музыкальные треки к фильмам случались выдающиеся.
              И вот развязка: Андрей слышит первые аккорды мелодии, номинированной на первую премию, слышит главную тему, и неожиданно осознает, что это та мелодия, над которой он работал! Андрей застывает в ступоре. Его, именно его мелодия признана победителем!..

             На сцене появляется совсем незнакомый ему человек, который улыбается, победно поднимает руки  вверх. Кто же он? Неужели это автор?? Фанфары, поздравления, приз, цветы и аплодисменты... С экрана по-прежнему доносится главная тема мелодии-победителя, диктор о чем-то восторженно лепечет, автор раскланивается на сцене, стоящие в зале люди яростно хлопают в ладоши...
            А Андрей тупо смотрит в экран и, кроме опустошения, ничего не испытывает. Он понимает, что унижен, раздавлен и  уничтожен. Он получил за все.

             Мой попутчик в этом месте замолчал. А я, находясь под впечатлением его рассказа, недоумевал – почему эта история так закончилась? Право, мне в этот момент было главного героя очень жаль. По-моему, он получил больше, чем заслуживал!.. Видели же в нем божью искру!.. А все пошло как-то неудачно. Ведь он, в принципе, не был плохим человеком, а кто не оступается хоть раз в жизни?      
 
             Потом я подумал, что эта история для рассказчика могла быть слишком личной, и главный герой, Андрей то есть, совсем не посторонний моему попутчику. Или, может быть, он наделил героя своего рассказа чертами какого-то своего знакомого. Причем, явно не из числа добрых знакомых. Вот поэтому он с удовлетворением рассказал историю до такого конца, какого сам искренне желал вот этому своему нелюбимому… хм… приятелю. Уже позже, когда я вышел из вагона, пришла мысль – может быть, мой попутчик рассказывал о себе? Чего только в дороге не поведаешь незнакомым людям, когда хочется выговориться от души.
              А что? В жизни всякое бывает... Тем более что история получилась немного ирреальная. Хотя... Где провести грань между реальным и потусторонним? Что мы об этом знаем? Впрочем, замолчу. Не моя это тема.

             Но я бы эту историю завершил совсем по-другому. Мне кажется, что надо было бы оставить Андрея в раздумьях, как жить дальше, и как вернуть себе надежду в то, что все еще можно поправить, и что успех рано или поздно придет. Нужно только верить! Верить и работать. И нас сверху простят и услышат. Аминь.


Рецензии
Если своевременно не осуществить свои возможности, второй случай может и не представиться!

Вадим Светашов   21.03.2018 17:01     Заявить о нарушении
Да, судьба нам всегда подбрасывает возможности. Не всякий их умеет обнаружить и использовать. Благодарю.

Александр Алексеенко 2   21.03.2018 17:17   Заявить о нарушении
К слову, учитель физики, нашей сельской школы написал научный труд. Приехала женщина научный сотрудник из республиканской АН, и предложила: хотите издать, помогу с условием - работа выйдет под вашей и моей фамилией, переведу на национальный язык, на что учитель ответил: либо под моей фамилией, либо вообще. Работа так и не была опубликована. То ли дело у Мамонтова: специально для картины "Демон" Врубеля, он построил павильон. Для одной-единственной картины! А содержал всю семью Врубеля. Да только повывелись такие люди на Руси
С уважением

Аскольд Де Герсо 2   31.07.2018 12:06   Заявить о нарушении
Да, поживиться за чужой счет любителей хватает... Спасибо.

Александр Алексеенко 2   01.08.2018 10:57   Заявить о нарушении
Взаимно, Александр! Всё-таки произведение Ваше
С признательностью

Аскольд Де Герсо 2   01.08.2018 11:18   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.