Глава 8. Аппетит приходит во время еды

Начало http://www.proza.ru/2017/12/28/1479

После пятичасового чая полковник отвёл молодого человека в холл и, убедившись, что никто их не слышит, тихонько спросил:
-Генри, Вам удалось что-нибудь выяснить?
-Совсем немного, - ответил тот. – Я нарочно молчал – не хотел нервировать тётушку. В общем, я нашёл собственноручную запись лорда о том, что монстр, и правда, существует.
-Ну, разве это открытие? – вздохнул полковник. – Как раз в этом нет никаких сомнений. Груды трупов яснее ясного свидетельствуют о его существовании. Удалось ли Вам выяснить, как он выглядит? Где прячется?
-Нет. Я только знаю, что монстр – результат научного эксперимента. Мой дядюшка создал его.
-Час от часу не легче! Лорд Сноуфилд создал монстра! Каким же образом? Вырастил в колбе, как гомункулюса?
-Этого я не понял. Лорд только писал о помещении организма в неблагоприятную среду и о каком-то вызове. В общем, как-то он его сотворил.
-Но зачем?
-Мне кажется, на спор! – пожал плечами молодой человек. - У него была своя теория происхождения жизни. А ему не верили. Вот он и создал монстра, чтобы доказать свою правоту.
-Забавно! – усмехнулся полковник. – Хороший способ доказать. А если оппоненты не поверят, в крайнем случае, монстр может их съесть. Впрочем, не важно, как его создали. Важнее, как теперь его уничтожить. Вы ещё что-нибудь о нём знаете?
-Только имя.
-Имя? У монстра есть имя? И как же его зовут? Азазелло? Асмодей? Баал? Сцилла?
-Его зовут Теди.
-В жизни не думал, что у убийцы может быть такое дурацкое имя.
-Какое уж есть…
-Может быть, он потому и злится, что недоволен именем? – усмехнулся мистер Смокли. - И что нам теперь делать с этим открытием? Ходить по пустоши и кликать его по имени? Вдруг отзовётся?
-По крайней мере, мы теперь знаем, что написать на его могиле, - отшутился мастер Вильсон.
-Лишь бы не на нашей! Вот, что, мой друг, - лицо полковника приняло озабоченный вид. - Со вчерашнего вечера наш Теди до сих пор никого не съел. Леди радуется этому факту, а мне он не нравится. Затишье обычно бывает перед бурей. Не могу этого логически объяснить. Но у меня дурное предчувствие.
-Полковник! Вы верите в предчувствия?
-Не верил, до тех пор, пока один мой сослуживец не сказал мне, что предчувствует свою смерть. В тот же день ему пустили в спину стрелу. Вот и не верь после этого предчувствиям… Ну, да ладно. Предлагаю Вам вечернюю прогулку. Пойдёмте к стаду. Чую, сегодня монстр может вернуться из… Как называется этот русский город, где отборные волки?
-Тамбов!
-Вот-вот. Он наверняка проголодается с дороги. У нас будет хороший шанс взять его с поличным. Берите своё ружьё, Генри.
-Может, позовём инспектора?
-Да, ну его! – скривился мистер Смокли. – Пусть лучше бумажки разбирает. В настоящем деле от полицейских никакого толку.
Когда охотники снова покинули дом, солнце уже стояло довольно низко. Весь западный край небосклона затянуло серой пеленой. Значительно похолодало.
Друзья шли, зябко поёживаясь и внимательно оглядывая окрестности. Арчи как обычно рыскал по сторонам, обнюхивая кусты. Генри с тоской вспоминал о своём тёплом плаще, оставшемся дома.
Следуя таким образом, джентльмены перешли мостик и двинулись по берегу реки в сторону чернеющего вдалеке леса.
Овцы разбрелись по пустоши небольшими группами и мирно щипали траву.
Арчи вдруг навострил уши и глухо зарычал.
-Ого! – полковник вскинул свою винтовку. – Арчи что-то почуял.
Однако дальнейшее поведение собаки поставило опытного охотника в тупик. Арчи огляделся по сторонам, нерешительно гавкнул в одну сторону, потом в другую.
-Арчи, ищи! – полковник отцепил поводок.
Пёс ещё раз с тоской огляделся по сторонам, а потом медленно побрёл в сторону одиноко стоящего дерева, вокруг которого столпилась большая группа овец.
Вдруг тишину прорезал отчаянный вопль:
-Стойте!
Генри огляделся по сторонам, пытаясь понять, откуда доносится крик. Арчи снова зарычал, потом тоскливо завыл.
-Стойте! – снова раздалось над пустошью.
-Кричат оттуда! – полковник указал в сторону одинокого дерева. – Подойдём поближе.
Мастер Вильсон внимательно оглядел дерево. На его ветвях он увидел фигурку мальчика подпаска, который одной рукой держался за ветку, а второй рукой отчаянно махал.
-Не подходите! Бегите отсюда! – кричал мальчишка. – Они убили дядю Джеймса!
-Что за дьявол! – воскликнул полковник.
В этот момент овцы, стоявшие под деревом, как-то разом оглянулись и уставились на охотников. Что-то не понравилось Генри в этом странном пристальном взгляде. Несколькими мгновениями позднее он осознал, что овцы не могут так смотреть. У овец, как и у большинства травоядных животных, глаза расположены по бокам головы и смотрят в разные стороны. Им так удобнее. Ведь им нужно видеть всё вокруг, чтобы вовремя заметить подкрадывающегося хищника. А вот хищные звери, напротив, смотрят сразу обоими глазами. Бинокулярное зрение позволяет им лучше оценить расстояние до добычи. И овцы смотрели прямо в глаза мастеру Вильсону именно так – двумя глазами.
Генри остановился и почувствовал, как струйка пота потекла у него между лопаток. Пёс тоже тихонько поскуливая попятился назад.
Группа овец пришла в движение. Когда они отошли от дерева, у его корней стали отчётливо видны окровавленные останки. Только две, или три овцы остались рядом с неподвижным телом. Они что-то жевали и морды их были перепачканы чем-то красным.
Дальше всё походило на кошмарный сон. Овцы вдруг рванули с места в карьер и всем скопом бросились навстречу полковнику. Тот вскинул винтовку и дважды выстрелил.
Промахнуться было невозможно – овцы наступали густой толпой. Сверхмощные пули пятидесятого калибра пробили овечьи тела навылет. Сразу четыре овцы кувырком покатились по траве. Но атаку это не остановило. Волна белых кудрявых тел захлестнула мистера Смокли, сбила с ног и начала рвать.
С ужасом мастер Вильсон видел, как одна овца тащила в сторонку руку, только что оторванную у полковника, другая остервенело тащила в сторону кишки.
Генри вскинул ружьё и выстрелил. Ещё одна овца упала, задрыгав ногами. Тут же на неё набросились две соседних овечки и начали рвать её тело зубами.
Арчи, скуля, пустился бежать в сторону леса. Пять, или шесть овец погнались за ним. Тут только Генри заметил, что все овцы стекаются с пастбища к месту кровавой драмы. Некоторые из них то ли скалились, то ли улыбались. С их страшных, явно не овечьих клыков капала слюна.
Генри выпалил из второго ствола и бросился бежать. Овцы наступали полукругом, прижимая юношу к реке. Не раздумывая, он прыгнул в воду.
Ружьё было слишком тяжело, чтобы плыть с ним. Пришлось его бросить. Генри плыл изо всех сил, судорожно глотая воздух и отплёвываясь. Оглянувшись, он обнаружил, что овцы нерешительно топчутся на берегу. Потом, одна за другой потянулись куда-то вправо.
«Они идут к мосту!» - догадался Генри, и поплыл с удвоенной энергией. Переплыв реку, он выбрался на берег. Цепкий прибрежный ил хватал его за ноги. Один из ботинок так и остался в его плену.
Задыхаясь, Генри бросился бежать в сторону усадьбы. Обернувшись на бегу, он заметил, что первые овцы уже перешли мостик, и гонятся за ним.
Инспектор Дадли уже усаживался в свою двуколку, миссис Томсон распахнула перед ним ворота, а леди Сноуфилд приветливо махала ему с крыльца. Мери отложила пяльца с вышиванием и, поглядев вдаль, вдруг сказала:
-Что-то стадо сегодня возвращается слишком рано. Уж не случилось ли чего?
-А кто это там бежит? – спросил мистер Дадли, приподнимаясь с сидения двуколки. –Да это мастер Вильсон! Его и не узнать.
Ураганом ворвавшись в ворота усадьбы, Генри некоторое время не мог ничего сказать из-за сильной одышки. Весь мокрый, перепачканный речным илом, в одном ботинке он тог только хрипло глотать воздух и жестикулировать руками.
-Что с тобой, Генри? – удивлённо вопросила хозяйка.
-Скорее, все в дом, прохрипел юноша, запирая ворота.
-Да что случилось, недоумевала леди Сноуфилд, огладывая юношу.
Между тем овцы уже вплотную подбежали к ограде и толпились за воротами.
-Умоляю, скорее в дом! – простонал Генри. – Потом всё объясню.
-А где полковник? – спросила Мери.
Вместо ответа юноша подхватил свою кузину на руки и потащил к двери.
-Что вы себе позволяете? – завопила Мери, награждая молодого человека звонкой пощёчиной. – Вы безумны! Вы мне всё платье испачкали! Немедленно отпустите меня!
Втолкнув девушку в дверь, Генри снова обратился ко всем присутствующим:
-Скорее, все в дом, иначе, мы погибнем!
Видя его испуганное лицо, все присутствующие невольно встревожились и подчинились его приказу. Вдруг откуда-то сбоку раздался треск ломаемых веток, и из кустов показалась группа овец.
-Этого только ещё не хватало! - воскликнула миссис Томсон. – Куда? А ну кыш отсюда. – Угрожая метлой, экономка смело двинулась навстречу животным.
-Нет! – отчаянно закричал Генри.
-Ещё чего! – крикнула экономка. – Они же сожрут мои гладиолусы! А ну, брысь! Куда смотрят эти лентяи – пастухи?
Далее всё произошло с быстротой молнии. Отчаянный душераздирающий вопль миссис Томсон быстро перешёл в предсмертные хрипы, а потом наступила страшная тишина, нарушаемая только чавканьем и хрустом разгрызаемых костей.
Генри вместе с инспектором втолкнули в двери помертвевшую леди Сноуфилд и заперли дверь на задвижку.
Что случилось? – спросил вошедший в холл мистер Томсон.
-Как? Как они проникли за ограду? – рыдая, вскричал мастер Вильсон.
-Кто, они? – удивлённо вопросил дворецкий.
-Овцы! – хором простонали Генри и инспектор.
-Ограда имеет брешь, - ответил старый слуга. – Я уже докладывал, что забор нуждается в ремонте. Миледи обещала дать денег на ремонт. А где моя супруга? Печь я уже затопил. Пора готовить ужин.
-Она мертва! – упавшим голосом сказал Генри. – И Мистер Смокли мёртв, и старый пастух мёртв. Мне самому чудом удалось спастись…
-Где она? – слуга бросился к двери.
-Нет! – преградил ему дорогу мистер Дадли. – Вам лучше этого не видеть.
-Монстр? – руки старого слуги задрожали, а по щекам потекли слёзы.
-Да, кивнул инспектор.
-Мои овечки! – леди Сноуфилд, рыдая, упала племяннику на грудь. – Мои бедные несчастные овечки! Какой демон в них вселился? Имя ему Легион!
-Успокойтесь, тётя, - ответил Генри. - Овечки и есть тот ужасный монстр, который всех ел. Вот почему охотники не находили никаких следов, кроме овечьих.
-Это бред! – воскликнула леди. – Ты хочешь сказать, что овцы сами ели друг друга?
-Мне горько это сказать, тётушка, но Ваш покойный супруг сумел вывести особую породу плотоядных овец.
-А разве такие бывают?
-Нет, тётя, не бывают. Но ваш супруг был первым человеком, которому удалось вывести такую породу.
-Этого не может быть!
-Но вы сами это видели! Я полагаю, не все овцы в стаде были плотоядными. В итоге хищные овцы жили среди обычных овец и поедали их. От хорошего легко-доступного питания хищные овцы плодились. Их становилось всё больше и больше. А простых овец становилось всё меньше и меньше. Наконец, наступил день, когда простых овец уже совсем не осталось. Вот почему за всю прошлую ночь и за весь сегодняшний день не пропала ни одна овца. Просто остались только хищные овцы. Есть им стало некого. Теперь всё ваше стадо – кошмарные кровавые монстры. И они сильно проголодались за время вынужденного поста!
-Этого не может быть! – всхлипывая, сказала леди Сноуфилд.
Вдруг из трапезной раздался звон разбитого окна. Вслед за этим раздалось приближающееся цоканье копыт и победное БЭЭЭ!
-Они бьют стёкла и проникают в окна первого этажа! – вскричал инспектор, выхватывая из потайной кобуры шестизарядный револьвер, системы Уэбли Скотт. – Все поднимайтесь на второй этаж. Я прикрою!
Мери, подхватив подол, шустро взбежала по ступенькам. Генри и мистер Томсон, подхватив под локотки леди Сноуфилд, повели её наверх. В это время сильный удар распахнул двери трапезной и в дверном проёме появился рослый баран с большими витыми рогами.
Инспектор вскинул своё оружие, и грянул выстрел.
Уже на верхней площадке Генри обернулся. Посреди холла лежало тело барана. А три овцы с аппетитом объедали тушу своего бывшего вожака.
-Скорее! – поторапливал инспектор Дадли. – Это задержит их на какое-то время, но не остановит. - Он замыкал отступление с дымящимся револьвером в руках.
-Сюда! - крикнул Генри и дёрнул ручку ближайшей двери. Но дверь оказалась запертой.
-Бесполезно! – крикнула Мери. - Здесь почти все комнаты заперты ещё с прошлой зимы. А ключи в комнате миссис Томсон, на первом этаже.
Откуда-то сзади послышалась быстрая дробь копыт по паркету. Мистер Дадли дважды выстрелил в нападающую на него овцу, но промахнулся. Он успел только закрыть горло левой рукой. И страшные челюсти сомкнулись на его предплечье. Инспектор вскрикнул от боли, приставил дуло к самому виску рычащей овцы и выстрелил. Животное упало и забилось в судорогах, поливая кровью ковровую дорожку.
-Вот твари! – простонал полицейский. - Надо же, как больно кусаются…
В это время баранье блеянье раздалось где-то впереди.
-О боже! – вскричала Мери. – Они захватили чёрную лестницу. Теперь мы в западне!
-Сюда,-  крикнул инспектор, распахивая окно.
-Вы с ума сошли! – простонала леди Сноуфилд. – Здесь второй этаж, а в саду полно овец.
-Здесь карниз! – ответил инспектор. – Лезьте скорее. Другого выхода нет!
С этими словами инспектор первым перелез через подоконник и встал на карниз.
-Ну, же! Давайте руку, миледи.
Генри, подсаживая тётушку, помог ей выбраться на карниз.
-Теперь Вы, Мери.
-Нет, я боюсь, - вскричала она. – Лучше лезьте Вы, Генри. Потом подстрахуете меня.
Чтобы не затягивать время, Генри выбрался на карниз и помог своей кузине сделать то же самое. Последним, кряхтя и вздыхая, на карниз вылез мистер Томсон.
Пятеро несчастных людей стояли на узком карнизе, прижавшись спинами к стене дома. Налетевший ветер трепал их одежды.
-Куда теперь? – спросил Генри.
-Я высоты боюсь! – простонала леди Сноуфилд. – У меня кружится голова. Мне бы прилечь.
-Потерпите немного, милая тётя, - сказал мастер Вильсон, с трудом сохраняя равновесие. – Инспектор, двигайтесь вперёд. Не век же нам здесь стоять.
-Эврика! – воскликнул инспектор. – Я всё понял!
-Что? – с надеждой воскликнули все четверо его спутников.
-Я понял!
-Ну, говорите же! – умоляюще попросила леди Сноуфилд.
-Я понял, каким образом брелок от часов констебля, мир его праху, оказался в хлеву! Просто одна из овец, поедая Бертона, нечаянно проглотила этот брелок. А потом, уже ночью, в хлеву, этот брелок. Как бы это сказать? … Вышел естественным путём. Таким образом, можно считать установленным тот факт, что смерть констебля наступила в два сорок две пополудни!
-О, Боже! Делать-то что? – разочарованно простонала леди Сноуфилд.
-Я знаю! – сказал мастер Вильсон. – Надо двигаться по карнизу вперёд. Окно кабинета должно быть где-то близко – там за углом. Надо попытаться забраться туда!
-Верно! – поддержала его Мери. – Двигайтесь, мистер Дадли. Мы за Вами.
Робкими малюсенькими шагами пятеро несчастных двинулись навстречу неизвестности.
Внезапно позади них раздался стук копыт, и на карниз выскочил ещё один баран. Овцы неплохо умеют лазать и прыгать. Баран быстро догнал мистера Томсона и впился клыками в его руку.
-Стреляйте, мистер Дадли! – воскликнула Мери.
-Я не могу! Вы заслоняете мне цель, - ответил инспектор. – втяните животы, что ли! Мне нужно прицелиться.
С душераздирающим криком дворецкий полетел вниз вместе с вцепившимся в него бараном.
Как только оба упали на землю, грянул выстрел. И баран, несколько раз дёрнувшись, замер на траве.
-Мистер Томсон, - позвал Генри. – Как вы там? В порядке?
-Кажется, я сломал ногу, - отозвался слуга.
-Постарайтесь встать, - сказал инспектор. – монстры могут появиться здесь в любую минуту.
-Замрите! Они уже здесь! – вскрикнула Мери, указывая пальцем на группу овечек, показавшихся из-за угла.
-Лежите и не двигайтесь! – громком шёпотом приказал инспектор.
В это время хищники заметили несчастного и бросились на него.
-Стреляйте! - крикнула Мери.
-Но это последний патрон! – в отчаянье воскликнул полицейский.
-Ради всего святого! – взмолился Генри, - пытаясь перекричать вопли терзаемого дворецкого.
Оглушительный выстрел оборвал вопли несчастного. Наступила страшная тишина, в которой слышались только чавканье и рыгание распоясавшихся чудовищ.
-Всё. Теперь нечем даже застрелиться, - с тоской сказал инспектор и переломил револьвер в шарнире. Экстрактор послушно выбросил из барабана шесть пустых гильз.
-Когда я говорила, стреляйте, я имела в виду овец, - сказала Мери.
-Что толку стрелять в овец? – вопросил инспектор. – Одну овцу я бы убил, а беднягу рвали бы живьём. Так я хотя бы избавил его от мучений.
-У Вас вся рука в крови, мистер Дадли, - прошептала леди Сноуфилд. – Надо бы перевязать и умыться.
-Да двигайтесь же! – сердито прошептала Мери. - Вам хорошо, а я на каблуках!
Медленно, фут за футом, четверо уцелевших людей продвигались по опасному карнизу, то и дело ожидая новой погони. Мери, замыкавшая эту странную процессию, боязливо оглядывалась. А внизу бесчинствовали овцы, пытаясь отобрать друг у друга лошадиную ногу. Иной раз, та или иная овца высоко подпрыгивала, пытаясь ухватить кого-либо из беглецов за ботинки и страшно щёлкала клыками где-то совсем близко. Но карниз был высоковат для них. Слава Богу всё обошлось без новых жертв. И друзья благополучно достигли открытого окна кабинета.
-Ну, чего встали? – осведомилась Мери. – Мистер Дадли, лезьте в окно, проверьте, нет ли там овец.
-Вам легко говорить, а я ранен, - огрызнулся мистер Дадли. – Эта мохнатая тварь мне полруки отхватила.
-Да знаю! Я на вашей крови два раза чуть не поскользнулась. Могли бы держать руку подальше от стены, чтобы кровь не капала на карниз.
-Лезьте, инспектор, - подбодрил его мастер Вильсон. – Ранены Вы, или нет, но всё равно Вы первый. Нам через Вас никак не перебраться.
Тяжело вздохнув, инспектор полез в окно.
Через некоторое время он снова высунул голову из комнаты.
-Проверено, овец нет, - доложил он. – Одно плохо – дверь не заперта, потому, старайтесь не шуметь и не привлекать их внимание.
С большим трудом беглецы влезли в окно кабинета, забаррикадировали дверь тяжёлым книжным шкафом и в изнеможении повалились на ковёр.

Продолжение http://www.proza.ru/2018/01/15/1883


Рецензии
Вот мы и узнали, кто был монстр. Интересно)) С выбором оружия ошиблись персонажи. Нужен был автомат с большим числом патронов.

Есть, наверное, какой-то экологический подтекст (помимо очевидного философского). Овцы, например, завезенные в Новую Зеландию, оказались монстрами, пусть не для людей, а для местной флоры-фауны.

С уважением,

Андрей Звягин   14.05.2019 21:09     Заявить о нарушении
На тот момент человечество располагало только картечницей Гатлинга и пулемётом Максим, обр. 1885 года. Оба образца очень тяжёлые, 60 кг и выше. подача патронов ненадёжна.

Даже Браунинг обр. 1895 года пока не создан.Первая серийная автоматическая винтовка Мандрагона начнёт выпускаться только в 1907 году, а Томпсон и первый Шмайсер будут созданы только в 1918 году...

Мистер Снойфилд сильно обогнал своё время. Человечество ещё не подготовилось к его открытию.

Михаил Сидорович   15.05.2019 06:53   Заявить о нарушении
Я знаю)) Но так, умозрительно-теоретически))

Андрей Звягин   15.05.2019 18:25   Заявить о нарушении
На это произведение написано 17 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.