Колыбельная

    Вопли за окном –  не стихали.
Виктор повернулся на другой бок, взял еще одну подушку и положил ее сверху на голову, прижав к уху.
Он специально постарался лечь не сильно поздно.
Завтра предстоял тяжелый, но важный день.
    Наглаженный костюм-троечка висел на дверце шкафа.
Звуки стали глуше и он начал засыпать.
Вдруг пронзительные вопли возобновились и уже не прекращались.
«Во, орут – глотки луженые…» – подумал Виктор.
Если первоначально вопли за окном были неразборчивы, то с усилением звучания – отдельные слова стали приобретать смысл.
    Вернее, особого смысла не было. Скорее сплошным потоком лился отборный мат. Судя по звучанию – оппонентов было несколько.
«Вот же бл-лин, колыбельную поют – спать не дают» - 
мысленно произнес Виктор и встал с дивана.
Подошел к окну и выглянул вниз.
Единственный фонарь возле пятиэтажки давал не очень много света.
Можно было рассмотреть темные силуэты, размахивающие конечностями.
Ругань продолжалась.
Но в пятиэтажке не открылось ни одного окна, никто и не подумал сделать матершинникам замечание.
   Даже перманентно активно-злобствующие бабульки, видимо четко понимающие, что на улице выясняет отношения не та публика, которой можно безнаказанно что-то сказать, и те – не вякали.
Еще чего доброго и кирпич в окно прилетит.
Виктор высунулся в окно и рявкнул:
- Эй, парни, хорош орать, спать охота!
На что получил в ответ четкое указание:
- Пошел нах… дятел! Закрой фортку и сиди себе…

Виктор вздохнул и стал собираться.
Сборы были недолгими.
  Много ли времени надо, чтобы надеть спортивный костюм и ботинки с высокими берцами?
Спускаясь по лестнице, Виктор положил ключи в карманчик и аккуратно застегнул молнию. Выпадут ключики – ищи потом…
Когда он вышел из подъезда – диспозиция поменялась.
Матерщина стала глуше, но звучала более озлобленно.
Двое парней стояли против третьего, но особо – не рыпались.
Ведь у их противника в руке тускло блестел нож.
Памятуя о классических уличных раскладах – Виктор не стал делить троих на «чистых» и «нечистых».
Матерились все – все и виноваты.
А чего они добрым людям отдыхать не дают?
Опять же, мож с ритма сбивают кого… тоже не дело.
   И абсолютно неважно, кто конкретно из них – послал его.
Говорить он ничего не стал. Пытался ведь уже, через окно…
Как там, в детской считалочке? – «кто не спрятался – я не виноват».
   Первому из матершинников просто и очень эффективно досталось по уху сложенной «в лодочку» ладошкой.
Тот от неожиданности присел, хватаясь за голову.
Второго – без изысков, он толкнул двумя ладонями в корпус, вкладывая в движение – все тело.
Объект отлетел в сторону, споткнулся о бордюр и с шумом плюхнулся на клумбу.
Третий, невзирая на то, что его противники были повержены – нож не опустил.
Наоборот оскалился и направил лезвие Виктору в грудь.
   «Точно, в таких раскладах – союзников – нет, и разнимать их было бы – пустой тратой времени» - усмехнулся Виктор.
А вот по данному оппоненту и пригодились дефицитные в то время «берцы», которые подарил ему друг-десантник.
Противника он, не особо заморачиваясь – быстро и точно пнул носком ботинка в пах.
  Парень с шипением скрючился и выпустил нож, который с негромким звоном упал на асфальт. После таких ударов не кричат.
И нож уже не нужен – мешает держаться обеими ручонками за ушибленный орган.
Виктор поднял клинок и, сделав по классике - шаг назад-в сторону, стал наблюдать за хлопчиками.
Первым поднялся клиент с клумбы.
- Ты, ты чего?!.
- А, ничего. Нехрен здесь орать и материться. Спать мешаете.
Он поднял за шиворот второго, державшегося за ухо.
- Берете своего дружка и валите отсюда.
Демонстративно подбросил нож в руке.
Парни настороженно наблюдали за ним.
Третий, нежно постанывая, в позе эмбриона лежал на асфальте.
Виктор вставил нож между стыками бордюрных блоков.
Резкий пинок каблуком по рукоятке и лезвие со щелчком – сломалось.
- Вы меня поняли? – спокойно повторил Виктор, - валите отсюда.
Парни подняли своего недавнего противника и поволокли его прочь.
   Теперь они почему-то не ругались.
Виктор поднялся домой, выглянул в окно – на улице никого не было.
Разделся, плюхнулся на диван, быстро проваливаясь в сон.
Уже на грани  яви промелькнула мысль:
- Если б лоханулся – вот смеху бы было.
Завтра свадьба, невеста ждет – не дождется, а жених – с пером в боку. В морге, или в реанимации…
  Ну, зато все получили по заслугам.
А не фиг было этим удодам свою «колыбельную» под моим окном орать…


Рецензии
М-дя. А поговорить? А поцеловать?...
И в годы развитого-застойного не всегда в правильную сторону засчитывали победу блюстители-стражи по завершении спортивного мероприятия даже при значительном численном превосходстве ... безвинно пострадавших.
Небольшое уточнение бы внести - после удара в пах держатся не за ушибленный орган.
Спасибо за повествование, Виктор.
Удач.
С уважением и улыбкой

Пранор 2   18.01.2018 07:01     Заявить о нарушении
Спасибо, Алексеич, за внимательное прочтение.
С уважением. Виктор.

Иван Лисс   17.01.2018 21:26   Заявить о нарушении