А могло быть по другому

 В дверь позвонили. Ирина, оторвавшись от чтения очередных приключений трёх мушкетёров, поспешила открыть и замерла, ошарашенная увиденным. На пороге стоял Александр, её одноклассник.
- Ирина, привет! Пойдём в кино? - улыбнувшись, произнёс парень и застыл в ожидании.

Это он произнёс так буднично спокойно, будто они вдвоём уже находились в более, чем просто дружеских отношениях. Шестнадцатилетняя девушка меньше бы удивилась Д'Артаньяну, неожиданно материализовавшемуся перед ней, чем появлению Сашки, школьной знаменитости, по которой "сохли" многие ученицы школы, в том числе и она.

Его знали и старшеклассники, и ученики младших классов. Тринадцатилетняя соседка как-то с восхищением спросила:
- Ты правда в одном классе с Сашкой учишься?
И теперь именно он приглашал Ирину в кино. Растерявшись, девушка пролепетала:
- В кино? Это так неожиданно...
Потом, совладав с собой и уже нормальным голосом, произнесла:
- Заходи, мне нужно собраться.

Парень живо проскользнул в прихожку, разделся, снял туфли, повесил куртку на вешалку и, пригладив перед зеркалом вьющиеся русые волосы, прошёл в гостиную. Ирина последовала за ним, едва дыша. Гость подошёл к дивану, взял в руки гитару  и провёл пальцами по струнам.
- Твоя? - спросил он, и не дожидаясь ответа, начал настраивать инструмент, присев на мягкие подушки.
- Одна дома? А где родичи? - машинально спрашивал он, увлёкшись струнами.
- Отличный инструмент, - похвалил он через время и начал играть ...

Ирина, забежав в спальню и немного успокоившись, одела на себя первое, что попало под руки, ругая себя, что не накрасила ресницы с утра. А теперь, от волнения, всё валилось из рук. Боясь показаться не гостеприимной и чтобы надолго не оставлять гостя одного, девушка не стала заморачиваться - какая уж есть.
 
Александр увидев, что Ирина готова к выходу, нехотя отложил гитару.
Весна только начиналась. При ходьбе холодный ветер выбивал слёзы, и Ирина украдкой вытирала их носовым платком, радуясь, что на ресницах нет туши. От волнения она говорила без остановки; рассказала о даче, на которую с утра уехали родители, о гитаре, подаренной отцом на шестнадцатилетие...

Александр, когда Ирина на минуту замолчала, неожиданно спросил:
- Придёшь ко мне на день рождения седьмого?
- У тебя седьмого марта день рождения? - удивилась девушка, - вот здорово, конечно приду!

В субботний день, после обеда, у кинотеатра было многолюдно. Ирина чувствовала, а может ей лишь казалось, что многие останавливали на них взгляды; ещё бы, ведь рядом с ней шёл сам Александр по кличке "Македонский", красавец, победитель многих олимпиад, гитарист школьного ансамбля. Ну и что, что ниже её ростом, зато самый лучший из парней. Девушка сутулилась, чтобы их разница в росте не бросалась в глаза.

Они так увлеклись беседой на интересующие темы, что их чуть не выгнали из кинозала. Но вот фильм закончился. Зрители поспешили, кто куда. Перед выходом образовалась толкучка. Ирина почувствовала, что кто-то тянет её за руку. Обернувшись, она увидела трёх крепких парней, стоявших рядом. Один из них ухватил её за локоть и с силой потянул к себе.
- Пошли с нами, а этот шкет пусть себе лилипутку ищет! - выкрикнул наглец.

Девушка вырвалась и, ухватившись за Александра, поспешила быстрее уйти, слыша вдогонку насмешки. Проходя мимо автобусной остановки, Александр, вдруг остановился. Ирина заметила, что одноклассник чем-то озабочен.
"Неужели это из-за выходки тех парней?" - испугалась девушка.

Александр же, внимательно посмотрев на подошедший автобус, направился к нему, скороговоркой выпалив: 
- Ирина, ты сама дойдёшь домой? Я совсем забыл, что к бабуле забежать обещал.
Девушка ничего не понимая, долго смотрела вслед автобусу, подставив лицо холодному ветру, слизывающему с её щёк горькие слёзы, пока совсем не продрогла. "Неужели это только из-за того, что я выше ростом?" - билось в её сознании...

Вечером она слегла с температурой. Родители удивились этому, потому что их дочь  и зимой не хворала, а тут март на дворе. Больная же, даже обрадовалась, что получила отсрочку и могла остаться дома. Она не представляла, как теперь будет встречаться с Александром, кляла свой рост и ужасалась своей глупой болтовне.

 Но время всё расставило по местам. Во вторник, уже после ужина, когда Ирина, боролась с домочадцами за ещё один день не идти в школу, раздался звонок в двери. В столь поздний час семья Ивановых, уже никого не ждавшая, растерялась, когда её гостиную заполнили одноклассники дочери. Пришли почти все мальчишки и конечно Саша. Ирина, закутанная в плед, с растрепавшейся причёской, так смутилась, что не смогла вымолвить ни слова.
 
Ситуацию спасла мама. Она, взяла  из рук Александра подснежники, что-то говорила про болезни и благодарила за проявленную заботу. Ирина очнулась от всей этой круговерти только, когда квартира опустела.
Возникшую тишину нарушил вопрос матери:
- Это тот самый Македонский?
Девушка вздрогнула и молча кивнула.
- Завтра будешь идти со школы, купи молока, -  попросила её тут же мать.

В среду, на первой же перемене, Александр объявил, что приглашает весь класс отпраздновать его день рождение в ближайший выходной у него дома. Все с радостью согласились и загалдели, и никто не заметил, что в этот момент у Ирины предательски порозовели щёки...
 
Она не знала, где живёт Александр, но Рита, которая жила  на одной улице с именинником, вызвалась зайти за ней. Ритка - заводила класса - до этого всегда снисходительно и несколько надменно общавшаяся с Ириной, теперь неотступно следовала за ней и навязывалась  в подруги.

В воскресенье, увидев, во что Ирина одета, она презрительно фыркнула:
- Ты, знаешь, кто отец Александра?
- Нет, - смутилась Ирина.
- Он, генерал! - вздёрнув подбородок, отчеканила Ритка.
- Правда?
- Дурёха! Его так за глаза называют. Он полковник, кажется - ну в общем вояка.
- И что?
- А то, что там будет крутая тусовка и нужно выглядеть соответственно, - назидательно произнесла одноклассница, доставая из сумочки помаду.

Ирина подозрительно посмотрела на "наставницу".
 "Почему она вдруг так заботится обо мне?" - думала девушка, крутясь перед зеркалом.
- Крутая говоришь? Ничего! Мой отец тоже не бомж! - гордо заявила она, надевая на ноги изящные туфли-лодочки.
- В этих тапочках  и пойдёшь? - скривила лицо в презрительной гримасе Ритка.
- И босиком, если захочу! - уверенно оборвала Ирина красотку, давая понять, что сама будет решать, как и во что ей одеваться.

 Отчасти Ритка оказалась права. Двухэтажный дом Александра ошеломил юное создание, не избалованное роскошью. Особенно Ирину поразили необычайно красивые обои в большой просторной кухне и огромный зал, с лёгкостью вобравший в себя многочисленных участников торжества, а так же бесконечно длинный стол,  заваленный всевозможными салатами, холодной закуской, откупоренными бутылками с соками, минеральной водой, и прочими диковинными яствами, от обилия которых рябило в глазах.
 
Уютной оказалась и спальня Александра, куда Ирину затащила по деревянной лестнице на второй этаж Ритка, прихватившая с собой коробку шоколадных конфет.
Не привыкшая к таким тусовкам девушка, застенчиво присела в кресло и осматривала комнату, машинально поедая конфеты, а Ритка плюхнулась на кровать и мечтательно пролепетала:
- Ещё бы принца сюда.

Неожиданно вошедший Александр, улыбаясь, шутливо произнёс:
- А я-то думаю, куда все шоколадки подевались?
Он подхватил засмущавшуюся Ирину под руку и потащил вниз, где в полумраке, освещаемом цветомузыкой, начались танцы.

 За время её отсутствия, в зале добавилось много чужих парней. Александра, начавшего с ней танцевать, позвал  один из незнакомцев.
- Ир, подожди, я отлучусь, - неохотно разжав объятия, произнёс одноклассник и исчез в полутьме.

Девушка хотела присесть за стол, но её пригласил на танец  незнакомый  парень.
- Извини, я жду Сашу! - отказала она назойливому ухажору. 
Но малой оказался настойчивым и попытался привлечь её к себе. В конце-концов Ирине всё же удалось увернуться и оттолкнуть его.

Обиженный паренёк метнулся прочь, а через минуту музыка стихла и яркая люстра осветила всех. Ошеломлённые пары в недоумении застыли во всевозможных позах, а те, кто сидел за столом, выглядели ещё комичней.

Группа парней, которые пришли на именины позже, собралась у входа в зал и о чём-то спорила, а отвергнутый Ириной кавалер показывал в её сторону и что-то говорил Александру.
Именинник пытался объясниться, но, видимо, у него это плохо получилось и недовольная непонятно чем компания, демонстративно покинула праздник.

 Вновь заиграла музыка и погасла люстра, но в пространстве повисла тревога.
Александр обнял дрожащую Ирину и они закружились в медленном танце.
Так девушка ещё не танцевала.. Ей понравились тёплые сильные руки, нежно обнимающие её за талию, а от лёгкого прикосновение его губ, у Ирины непроизвольно задрожали коленки, ноги подкосились, и она бы упала, если бы  парень еще сильнее не прижал её к себе. Заворожено кружась, они оказались у стола, и когда Ирина опустила пустой бокал, она услышала:
- Ну теперь нужно поцеловаться на брудершафт.

Поцелуй оказался столь необычным, что когда настойчивый язык парня разомкнул её стиснутые губы, у неё возникло необъяснимое чувство тревоги и наслаждения. Уставившись широко раскрытыми глазами на Александра, девушка находилась в ступоре.
- Ты что, ещё ни с кем не целовалась? - тихо спросил он и нежно прижал её к себе.

Время пролетело, как один миг, и когда все засобирались по домам, оказалось, что у ворот собрались те самые парни, непонятно чем обиженные, жаждущие объяснений.
Ирина испугалась, она понимала, что  Александр за всех в ответе. Прижавшись к нему и стуча зубами от страха и пронзительного холодного ветра, она прошептала:
- Может отцу позвонишь?

Александр обнял её и тут же отстранившись, жёстким, незнакомым для неё голосом, твёрдо произнёс:
- Сами разберёмся, да и Денис, друг Риты, в пути за подмогой. Батя в командировке, а маму я попросил побыть у подруги.
- Так в доме никого из взрослых? - ещё больше взволновалась Ирина.

- Ну ведь никто же не ожидал, что Женька замутит такие непонятки, - сняв куртку и бросив её Ирине в руки, уже на ходу обронил именинник и поспешил к одноклассникам, столпившимся у ворот.

Ирина, подошла к девчонкам-одноклассницам, ожидавшим у крыльца. В свете экзотической лампы, висевшей над входом, они, походили на стайку испуганных воробышек.

Уличный фонарь освещал две группы подростков, одна из которых всё больше наседала на другую.
- Это всё Женька воду мутит, - взволнованно зашептала на ухо подошедшей подруге Рита, - у него отец в милиции работает, вот он и делает, что вздумается, но ничего, сейчас Денис Лёху подтянет, никому мало не покажется.

- А из-за чего сыр-бор? - всё ещё недоумевала неопытная в таких делах Ирина.
- Так ему лишь бы подраться, а тут ещё ты его отвергла, вот и взъерепенился, - объяснила Рита, кутаясь в пуховый платок.

Девчонки притихли, когда началась потасовка.  Александр, ловко орудуя руками и ногами, стойко отбивался от троицы, наседавшей на него, а его друзья, перекрыв дорогу к дому, сдерживали, как могли, натиск других. Вот кто-то из оборонявшихся упал, пропустив удар под дых, и живая цепь порвалась. Александр мгновенно отступил, восполнив брешь. Борьба пошла стенка на стенку. Но тут громкий хлопок заставил всех остановиться. Это сигнальная ракета устремилась в ночное небо.
Кто-то из девчонок облегчённо выдохнул:
- Лёха подоспел!

Схватка прекратилась. Все расступились перед тремя рослыми парнями. Один из них держал в руке ракетницу и даже Женька почтительно отступил на шаг, чтобы освободить дорогу стрелявшему.
 На этом "боевые действия" закончились. Женька и его друзья тихо "растворились" в темноте улицы, а одноклассники и одноклассницы Ирины, кто прихрамывая и потирая ушибленные места, кто ёжась от холода, вернулись в дом, согреться, умыться и рассмотреть раны. Александра "украшали" кровоточащая ссадина на скуле и огромный синяк под правым глазом, а его бойцы, к счастью, отделались лёгкими ушибами.

Пока "раненные" рассматривали себя в зеркале и взволновано обсуждали стратегию и тактику своих действий на "поле брани," их спасители, оказавшиеся приятными и симпатичными, знакомились с девочками. Один из них, черноволосый, с атлетической фигурой, вёл себя непринуждённо. Сняв старенький помятый пиджак и поправив тельняшку, он взял из рук  Риты гитару и начал играть.

Ирина поняла, что и этот парень, и Рита, завсегдатаи в доме Александра, и предательское чувство ревности закралось в её душу. Но чарующие мелодии, заполнившие пространство, заставили присутствующих на время забыть обо всём остальном. Гитарист от бога, подпевая приятным баритоном, играл так самозабвенно, что образовавшееся вокруг него живое кольцо было готово в едином порыве поднять его на руки и вознести над собой.

Парень играл и пел так здорово, что все притихли, и даже самый неискушённый его слушатель понял, что перед ним не просто талант, а редчайший самородок.
- Он что, музыкант? - во время короткой паузы спросила Ирина вездесущую Риту.
- Лёха? Да нет, он в ПТУ на электрика учится, а скоро вообще в армию пойдёт, - ответила та, пытаясь пробиться поближе к парню.

- А тельняшка? Я думала, что он уже отслужил.
- Нет, у него старший брат моряк.
 Неожиданно раздался громкий бой старинных часов, висевших на одной из стен, и все устремили взгляд на позолоченный циферблат. Следом в прихожей затрещал телефон. Это родители, обеспокоенные долгим отсутствием чад, начали звонить домой Александру.

Чтобы выбраться из частного сектора, школьникам требовалось миновать две улицы, а потом начинался микрорайон, в котором все и проживали.
Провожать гостей вызвались и спасатели.
- Их же всего трое, почему Женька и его  дружки так их боятся? - удивилась Ирина.
Ритка, неохотно возвращая на вешалку пуховый платок, глубокомысленно выдохнула:
- Так это же Лёха!

Потом Ирина в обнимку с Александром, шла в замыкающих весёлой компании и природа вокруг притихла, звёзды на чёрном небосводе казались необыкновенно яркими и близкими, запах весеннего воздуха опьянял, а волнующее чувство нарождавшейся влюблённости будоражило девичье сердце и заставляло сознание запечатлеть эту ночь в памяти яркой картиной на всю оставшуюся жизнь.

 Спасатели оказались ещё и очень компанейскими. Они, окружённые девчонками, громко балагурили, заставляя вздрагивать ночную тишину от звонкого смеха юных спутниц. Ирина же, прильнув к Александру, мечтала, чтобы дорога домой, как можно дольше не заканчивалась. Сначала они шли, перекидываясь ничего не значившими фразами, будто боясь вспугнуть то, что возникло в их отношениях, потом вдруг Саша остановился и, притянув к себе девушку, прильнул к её губам, и только окрик Дениса заставил влюблённых вернуться в окружавшую их действительность. Увидев, что отстали, они поспешили догнать впереди идущих.

- Слышала, как Лёха играл? - запыхавшись, спросил парень, когда они догнали одноклассников.
- Мне ещё никогда не приходилось такое ни видеть, ни слышать, - с восхищением заметила Ирина.
- Это он научил меня играть, а я научу тебя. Знаешь, всего десять лет отделяет нас от двадцать первого века. В нём, наверное, всё будет по-другому, но что-то мне подсказывает, что гитара и тогда останется любимым музыкальным инструментом многих.

- Моим уж точно! - уверенно заявила девушка.
Позже, стоя в подъезде и млея от нежных объятий, она не хотела расставаться с парнем. Но вот он одарил её долгим поцелуем и хлопнул входной дверью, а она ещё долго провожала его взглядом из окна гостиной и её сердце тревожно щемило в груди.

Она ожидала, что родители будут ругать её за столь позднее возвращение с Сашкиных именин, но мама лишь понимающе грустно улыбнулась, а отец, пожелав дочери приятных сновидений, сразу ушёл спать.
- Мам, ты знаешь какой Саша!? Он такой..такой..необыкновенный! - восторженно произнесла она, войдя в кухню. Выпив стакан молока, она мечтательно посмотрела в окно.
- Да уж догадываюсь, - многозначительно ответила мать.

 На следующий день Ирина, услышав звонок будильника, с радостью собиралась в школу. Тревожные мысли о поступлении в институт, о скором выпускном - всё ушло на второй план. В голове крутились лишь слова Александра и его поцелуи, и она осознала, что влюбилась по уши.

Однако, на первый урок Александр не пришёл, а на перемене к ней подскочила бледная и непохожая на саму себя Рита.
- А почему ты не у Сашки? Разве он тебе не звонил? - удивлённо спросила она.
Ирина обмерла:
- Что-то случилось?
- Ещё как случилось! - прокричала Рита, - тётя Валя моей маме звонила утром и сказала, что отца Саши срочно переводят в  столицу, в какое-то новое подразделение.

Ирина, качнувшись и успев схватиться за парту, тихо спросила:
- И что, я могу помешать этому?
- Этому уже невозможно помешать, - участливо сказала подруга и, услышав звонок, поспешила на своё место.

 Больше Александр в школе не появлялся. Кто хотел с ним попрощаться - ходили к нему. Двери в их доме не закрывались до позднего вечера.
Ирина тоже после уроков забегала к нему. Несколько солдат помогали складывать вещи, помогал и Лёха, и даже Женька.  Для Ирины все эти сборы казались дурным сном. Когда Александр сообщил дату вылета, она не могла поверить, что всё, не успев по настоящему начаться, так быстро закончилось.

 В аэропорт Александр и Женька организовали микроавтобус, в который с трудом поместились все желающие. Взрослые ехали на отдельном автобусе. Отца Александра провожали сослуживцы.
 Разместившись на заднем сидении, Рита притянула к себе подругу, и, видя, что та совсем раскисла, заговорщически прошептала:
- Ты тёте Вале очень понравилась.
- Правда? - встрепенулась Ирина, сжимая в руке промокший от слёз носовой платок.
- Дурёха, Сашка же обещал тебе писать, - успокаивала одноклассница, сама украдкой вытирая слёзы.

- А ты-то, что плачешь? - удивилась Ирина, видя, как Денис поглядывает на Риту.
- Да тушь в глаза попала, - натянуто улыбнулась девушка и, достав из сумочки пудреницу, принялась маскировать чёрные разводы под глазами.
Александр был всё время в окружении друзей, и только в зале ожидания он подошёл к Ирине. Он обнял её, а она вдруг спросила невпопад:
- А как же гитара?
Александр, вместо ответа, поцеловал её, как в первый раз.
Объявили посадку. Ирина вместе со  всеми долго махала вслед.

***
 Александр, пока учился в военном лётном училище, изредка писал письма, а когда получил назначение на службу, сообщил, что женился и желает Ирине счастья. А она, закончив медицинский институт, вышла замуж за хирурга и, чтобы  гитара не тревожила её душу, отдала музыкальный инструмент соседке, с которой они иногда вспоминали школьные концерты Александра.

 С ним Ирина больше не встретилась, но иногда, в ясную ночь, она выходит на балкон и с замиранием вспоминает то весеннее небо и те звёзды,  висевшие прямо над головой,и ей кажется, что Сашка-"Македонский" рядом и, он сквозь время и расстояние обнимает её, так, как мог обнимать только он.


Рецензии