О налогах

     — ...помнится, вы обещали нам что-то поведать о налогообложении. Так как, расскажете?
     — Право, не знаю, что и ответить... Тема уж больно неоднозначная. Слишком много точек зрения, вплоть до абсолютно противоположных.
     — Да это давно известно. Расскажите хотя бы о своей.
     — Ну, если только вкратце... Собственно, что такое налог? Не что иное, как узаконенный грабёж со стороны государства. Не буду вдаваться в цели, которыми его обосновывают, и в их необходимость. Приоритеты государство выбирает само. А поскольку решения принимаются так называемой «управленческой элитой», то и себя, любимую, она, конечно, не забывает.
     Но сейчас не об этом. Главное: с помощью налогообложения добываются средства для решения конкретных практических задач. Второй момент: кажущаяся простота и эффективность этого инструмента. Покрутил краник немного, там увеличил на пару процентов, тут ещё на несколько — глядишь, и весьма кругленькая сумма набежит. А как, когда и на ком эти манипуляции скажутся, не всегда заранее можно предугадать. Отсюда и вечный соблазн, и неожиданные последствия, вплоть до протестов...
     Добычу денег для государственных нужд можно ведь и иначе выстроить: если государственные предприятия будут приносить устойчивую прибыль и их будет достаточно много. Но от такого подхода давно отказались в пользу частного предпринимательства. Считается, что с экономической стороны оно более эффективно. С точки зрения отдельного предприятия и его хозяина — может быть, да и то далеко не всегда, а с позиции интересов всего общества — большой вопрос...
     — А по-моему, никакого вопроса тут нет, всё предельно ясно. Задача государства — создать благоприятную атмосферу для бизнеса, а тот обеспечит государство налоговыми поступлениями.
     — Как посмотреть... Вот вам простой пример. Из-за роста производительности труда и внедрения роботов потребность в живом человеческом труде сокращается на глазах. Вскоре это прямо коснётся многих занятых высококвалифицированным трудом и представителей массовых профессий. Например, водителей, когда широкое распространение получит беспилотный транспорт. К чему это приведёт? С одной стороны, обострится конкурентная борьба на рынке труда, а с другой — существенно вырастет количество вынужденно неработающих. Прямое следствие этого — необходимость в дополнительных средствах, выделяемых из бюджета на пособия по безработице. А один из источников их поступления — налоги с заработка. Потом, не надо забывать, что и косвенные налоги в конечном счёте оплачивает потребитель. Понятно, что высокий уровень потребления и, соответственно, поступление этих налогов может обеспечить только работающий. Спрашивается: чем увеличивать налоговую нагрузку на тех, кто трудится, может, логичнее сократить продолжительность рабочего дня? Или, точнее, рабочей недели — так может быть удобнее. Тогда многие безработные смогли бы трудоустроиться и из получателей пособия превратились бы в налогоплательщиков.
     При этом следовало бы одновременно снизить налоги на заработную плату — не только подоходный, но и на фонд оплаты труда. К слову, мне вообще непонятно: что это такое — налог на фонд оплаты труда? Тот же самый подоходный, только взятый заранее. Причём его величина вовсе запредельна — тридцать процентов! А потом мне впаривают, что у нас самый низкий налог. Конечно, будет низкий, если считать так, по-жульнически. Фактически, он составляет не тринадцать процентов, как вы наивно думаете, а едва ли не все пятьдесят! Иначе говоря, государство наше не только грабитель, но и мошенник. Но, разумеется, и грабит, и жульничает «на законном основании». Обложилось соответствующими правовыми основаниями, которые само и насочиняло...
     А вообще, у меня давно сформировалось стойкое мнение, что многие налоги неоправданы или, как минимум, сомнительны. Тот же транспортный налог, который мы когда-то обсуждали...
     — Как же, помню! Вы, если не ошибаюсь, предлагали рассчитывать его не по мощности двигателя, а исходя из габаритов?
     — В самом первом приближении так, только нужно учитывать и акцизы на топливо. Электромобили — совсем отдельный разговор...
     Но транспортный налог — особая тема, а вот налог на недвижимость, да и вообще, налог на любое имущество в современной ситуации абсурден.
     — Это почему же?
     — Посудите сами. Изготовление практически любого товара и строительство любого объекта сейчас достаточно серьёзно контролируется. Оно не обходится без привлечения чужого труда, этот труд так или иначе оплачивается. С заработка взимается подоходный налог, а это автоматически провоцирует рост заработной платы и, как следствие, удорожание объекта. Та же картина с материалами и комплектующими. Их приобретение сопровождается бухгалтерскими документами. Среди прочего, в них указана стоимость, причём отдельной строкой — налог на добавленную стоимость. Это не считая того, что в цене учтены налоги, уплаченные поставщиком.
     Теперь же выходит, что помимо всей этой массы налогов, скрытых в цене на материалы и комплектующие, необходимо платить ещё только за то, что они собраны воедино в новый объект. Где логика? Если не с точки зрения пополнения бюджета (там денег никогда не хватает), то хотя бы с позиции обычного здравого смысла.
     Добавим сюда, что никак не учитывается амортизация и износ. Вот, например: ваш загородный домик с годами ветшает, а налог в лучшем случае не меняется, а то и растёт. То есть за объект, утративший часть стоимости, нужно платить больший налог. Ну не абсурд ли?.. С налогом на недвижимость — вообще беда.
     — А чем он вас ещё не устраивает?
     — Чем? Давайте разбираться. Человек заказывает проект, покупает материалы, оплачивает труд строителей, и на каждом этапе идут налоговые отчисления. Это без учёта налога на землю, на которой возводится строение. Наконец дом готов. Теперь необходимо платить налог просто по факту его существования. Спрашивается: за что?
     Идём дальше. Размер этого налога привязан к кадастровой стоимости. Её рассчитывают по нормативам, которые сами же чиновники и придумали. По их словам, это объективный параметр, близкий к рыночной стоимости. А на самом деле?..
     Тут два момента. Первый — субъективность в оценке рыночной стоимости. К тому же, она может сильно меняться из-за множества факторов. Второй момент — логически-практический. Что же получается: чем лучше сделаю себе дом, тем больше должен за него платить. Опять же: за что?!
     — Но ведь от чего-то надо отталкиваться!
     — А надо ли? Нужен ли этот налог вообще? Государство и так уже на этом объекте нагрелось, пока он строился. Но ему этого мало! Предположим, я решил продать. Деньги срочно понадобились, да мало ли почему... Будь любезен, заплати теперь налог на доход! То есть сначала заплати за то, что купил, а теперь — за то, что то же самое продал. Неплохо устроились... А размер этого налога? Он же установлен — не поверите — чуть ли не до трети стоимости! Это с какой высоты дуба нужно упасть, чтоб до такого додуматься?!
     — До трети стоимости? Вы не преувеличиваете?
     — Не преувеличиваю. Дело в том, что его величина зависит от нескольких факторов, и, например, для иностранного собственника, если он надумает продать недвижимость, которой владеет менее пяти лет, налог с продажи составит тридцать процентов. Такие временнЫе рамки установлены и для наших граждан, правда, не столь драконовские. И, между прочим, в полнейшем противоречии с Конституцией, только кого это волнует? У наших законотворцев и прочих «как бы юристов» другие интересы...
     — Что-то я не понимаю... Конституция-то здесь с какого боку?
     — Объясняю. Повышенные налоговые ставки введены на продажу недвижимости или автомобилей, владение которыми составило менее трёх лет. Подавалось это как мера по борьбе с отмыванием незаконных доходов. Чудесно! То есть в Конституции — презумпция невиновности, а тут что? Государство вешает на тебя дополнительный налог лишь по подозрению в том, что ты купил квартиру или машину на незаконно полученные деньги. Подчёркиваю: по подозрению, причём безосновательному. Это как называется?
     Известное дело: нет предела человеческой жадности, и «государственные люди» здесь не исключение. Но им-то в первую очередь неплохо бы иногда голову включать. По долгу службы хотя бы... Ведь что в пределе можно получить? Установят такой налог, что владельцы начнут срочно избавляться от недвижимости. Причём по бросовой цене, вплоть до символической. И ещё найди покупателя! А не найдёшь — разоришься «на законном основании» из-за недоимок. Будешь по гроб жизни должен, и потомкам твоим из этой кабалы будет не выбраться. Разве что подарить «родному государству», а оно уж пусть само разбирается, что делать: как-то использовать или на аукцион выставить.
     — Какую-то слишком мрачную картину вы рисуете...
     — Да уж какая есть... И это ещё не всё, между прочим. Давайте порассуждаем ещё немного. Кому такая ситуация была бы наиболее выгодна? Наиболее обеспеченным слоям, и далеко не в последнюю очередь самим чиновникам. Только богачи смогли бы тогда по дешёвке всю недвижимость скупить. А потом — вуаля! — «по многочисленным просьбам населения» снижаем этот налог обратно. Все довольны! Особенно новые владельцы.
     — И вы полагаете, что такое на самом деле случится?
     — Я полагаю, что у нас всякое может случиться. Это не значит, что оно обязательно должно произойти, но и никаких серьёзных препятствий к тому нет. Вы же не станете утверждать, что государству интересы населения дороже собственных?
     — Пожалуй, нет.
     — Вот! Да что недвижимость... Вспомните бесконечные облавы на бабок, торгующих всякой мелочью. Кто носки и варежки вяжет, кто что-то выращивает, а кто — последний скарб несёт. Называется «борьба с незаконной торговлей». Государство настолько озабочено стрижкой купонов со своих граждан, что готово обречь их на голодную смерть. Как же, нужно лишний раз напомнить, кто здесь главный и чего вы стоите в его глазах. «Богатый бедного не розумеет»...
     — Мне кажется, не стоит всё в одну кучу валить. Если не наводить порядка, из-за этих торговцев просто пройти будет невозможно.
     — А сейчас порядок? Порядок был бы, если б наши стражи этого самого порядка непрерывно патрулировали и отслеживали ситуацию. И не допускали возникновения таких «свободных экономических зон». Так ведь они же лишь изредка появляются с облавами, да и ведут себя при этом по-хамски. Не гнушаются и откровенным грабежом, причём не в переносном, а в самом буквальном смысле!..
     — И что, никакого выхода?
     — Хороший вопрос... Что для  меня давно очевидно — так это то, что нужно из такой ситуации выбираться. Пора заканчивать и с таким количеством налогов, и с методиками их расчёта. Уже все запутались: и бухгалтеры, и сами налоговики. Всю эту систему надо радикально упростить.
     Между прочим, тогда можно было бы заметно сократить налоговый аппарат. И самая главная проблема именно в этом: любая структура зубами вцепится, доказывая свою необходимость.
     — Популизмом попахивает. На словах много можно рассуждать, а как дела коснётся — пшик! Вот что, по-вашему, значит «упростить»?
     — Я не специалист в этой сфере, у меня нет готовых рецептов. Скажу только, что когда-то ознакомился с одной концепцией. Не возьмусь её оценивать, пусть этим занимаются профессионалы, но определённая оригинальность там присутствует.
     — И что за концепция?
     — Долго рассказывать. Она вообще не столько о налогах, сколько о денежном обращении. А большинство налогов в нашем привычном понимании там вовсе отсутствуют. Разве что связанные с добычей полезных ископаемых, кое-какие акцизы и на определённые виды деятельности.
     — Это как? А в бюджет деньги откуда взять?
     — В том и фишка. Основная идея — в жёстком ограничении денежной массы. Но это не главное. Доходы и расходы предлагается контролировать через специальные счета, а бюджет формировался бы исходя из остатков на этих счетах.
     — А если там ничего не останется, всё будет потрачено?
     — Исключено. Потратят одни — получат другие. Это как закон сохранения: если где-то убудет, в другом месте обязательно прибудет. Только места надо знать.
     — Что-то сомнительно... Все расходы и доходы невозможно проконтролировать!
     — Обо всех речь и не идёт. Но уже сейчас до девяноста процентов всех платежей — безнал. Они легко учитываются, этого вполне достаточно.
     — А не боитесь, что начнут уклоняться от оформления сделок и платежей? На место денег придёт «чёрный нал» и бартер, и откуда тогда брать средства?
     — Если государство проявит настойчивость, не придёт. Достаточно жёстко следить за оборотом и самому не использовать вместо денег суррогаты. Вспомните девяностые: никому рубль при расчётах был не нужен. А когда государство взялось за него всерьёз, всё быстро изменилось. В экономике качество правил — не всегда самое главное, важнее их понятность и стабильность.
     Потом, не забывайте: если система подталкивает к расходованию денег, они начинают обращаться с большей скоростью, а это ускоряет экономическое развитие.
     — Да? А я полагал, что излишнее денежное давление на рынок не экономику ускоряет, а инфляцию.
     — Давление давлению рознь. Когда только вбрасывается дополнительная большая денежная масса в оборот, так и будет. Но тут несколько иначе: я же сказал, что одно из принципиальных положений — жёсткое ограничение на её размер. Она ни при каких условиях не превысит установленный заранее предел.
     — И почему же? Что может помешать государству напечатать столько денег, сколько посчитает нужным?
     — Говорить о печатании уже давно вообще некорректно. Когда безналичные расчёты покрывают девяносто процентов оборота или около того, увеличивать наличную массу совсем ни к чему. О «печатании» можно упоминать лишь в переносном смысле.
     Но в данном случае нет оснований этого опасаться, так как одновременно жёстко ограничивается и размер государственных расходов. А всё потому, что их общий объём привязан к остаткам на расчётных счетах...
     Однако, если вам это действительно интересно, давайте расскажу как-нибудь отдельно, без суеты. Не возражаете?
     — Хорошо, договорились. Обязательно...


     I.2018


Рецензии
Полезная статья...

Олег Михайлишин   25.01.2021 06:54     Заявить о нарушении
Благодарю...

Августин Летописец   25.01.2021 18:57   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.