Снегири Глава 2. Пётр

 

 (фото из интернета)



    Вправив ногу, Пётр  все же решил поставить парню лубки, чтобы   больная нога находилась в покое.  Потом он занялся отварами для обмороженных рук и ног. Это  было важно, иначе  дело могло кончиться гангреной.  Перед этим, он дал ему выпить сонной травы, чтобы парнишка спал и не мешал ему его лечить.  За годы проведенные  в одиночестве, в дали от людей, он многому научился. Конечно, ему помог старец, живший в этой избушке до него, и когда-то оказавший ему невосполнимую  помощь. Приютивший его у себя и научив, как выживать в  дремучем лесу без помощи извне. Тем более  без людей, от которых и тот,  и другой решили когда-то уйти.
Петр растер листья крапивы  с  нутряным салом, добавил в смесь заготовленного с лета сока  чистотела и еще несколько растертых в порошок трав.  Как следует все перемешав, он намазал конечности  парня  получившейся мазью и крепко перебинтовал чистыми тряпицами.  Для того, чтобы намазать  больную ногу, ему пришлось сначала снять лубки, а потом снова надеть. 
Присев  к столу, на котором ярко горела  керосиновая лампа, Пётр  подозвал собаку, погладил ее между ушей и ласково сказал:

- Вот так-то лучше будет. Несколько дней помажем, и все заживет, будто и не было ничего. Ты,  Снежок, молодец! Кабы не ты, прошел бы я мимо, а парень бы точно с Богом встретился, или еще с кем. Погиб бы человек!
Пес слушал хозяина,  смотря ему в глаза,  и иногда повизгивал, словно соглашаясь с ним.
- Ты заслужил большую миску каши, но прости, друг, я ее еще не сварил. Сегодня обойдемся  жареным зайчиком. Там осталось немного. Но мы поровну поделим нашу скудную трапезу. Ты на меня не обидишься?  А когда поедим, примемся за приготовление еды на завтра. И парень утром проснется.  Его кормить надо. Чтобы поправился.  Тот  чай с малиной, которым мы его напоили,  разве это еда? Ему окрепнуть надо. И,  дай Бог, чтобы не разболелся.
Петр привык разговаривать с собакой, потому что ему больше не с кем было поговорить. Но ему нравились их вечерние посиделки и  безмолвное согласие любимца. Петр знал, что его Снежок все понимает, только ответить  не может. И еще он знал, что  его пес  никогда его не предаст, а если понадобится, без  сожаления отдаст за него свою собачью  жизнь. Разве человек на это способен?  Вот по этой самой причине  он и ушел от людей. Было, конечно, еще одно обстоятельство, о котором  Пётр вспоминать и вовсе не любил.

     Игорь проснулся  от нестерпимой жажды.  Он огляделся,  и никак не мог понять, где находится. 
На табуретке, рядом с кроватью, на которой он лежал, стоял кувшин с водой. Но попробовав,  Игорь понял, что это какой-то отвар с добавлением малины и еще чего-то. На вкус приятный, но жажду не утоляющий.  Слишком приторный. Но хозяина, спящего возле печки он  беспокоить не стал. Рядом с ним спала большая белая собака. Она приподняла голову, посмотрела Игорю в глаза и слегка махнула хвостом.  Игорь попытался улыбнуться ей, но вместо улыбки у него получилась   какая-то страшная гримаса,  так как  кожа на лице саднила, и была  словно стянутой – вот вот  разорвется.  Но он чувствовал, что она чем-то намазана. Впрочем, проверить это ему не удалось, так как руки у него  были забинтованы.

- Что, сердешный,  худо? – приподнявшись со своего ложа,  спросил Петр.
- Нормально, – просипел Игорь.  -  Спасибо вам. Если бы вы меня не нашли…
- Не меня благодари, однако!  Вон его, - и показал на  дремлющего пса. – Это он тебя  нашел. 
- Попить бы воды.
- Ты вон отвар пей, это от жажды не очень помогает, зато от болезни  лекарство.  Там травки разные, чтобы кашель не пробил и голос вернулся. Пей. А утром чаем тебя напою. 
- А мы в деревне? – поинтересовался Игорь.
- Нет. Деревня далеко отсель.  Один я тут живу, да вон,  с собачкой. 
- Так тут же где-то деревня была!
- Ты лучше скажи, откуда ты тут взялся? 
- Мы с друзьями на лыжах катались.  Мы сюда каждый год приезжаем.  Но  ребята  по лыжне пошли, а я решил путь  сократить и с горы съехал.  Да неудачно. И лыжи сломал, и ногу повредил. А потом долго шел,  да, видно, не в ту сторону. 
-  Это точно. Далеко  ушел на одной ноге, - улыбнулся Петр.  – Ну, вот поправишься чуток, сведу тебя в деревню, а там, автобус два раза в неделю ходит.  Раньше каждый день ходил, а теперь одни старики остались, никому на работу не надо. Вот и  ездит редко. Да и остановка почти в десяти километрах от деревни. Кто как добирается.  Но тебя кто-нибудь  из мужиков подбросит.
- А что ж так далеко-то?  - спросил Игорь.
- Дорога вся разбита. Весной и осенью развозит – не проедешь, того гляди завязнешь, да и летом после дождей…     Вот и перестали  ездить.  Теперь кто как. Если надо кому в райцентр, так добираются  на своих колесах, а  некоторые  и на своих двоих до остановки, кто покрепче, конечно. Летом проще. Через лес срезать прилично можно.  Так и живут.  Продуктовая лавка летом приезжает. Накупаются все ближе к осени, чтобы до  поздней весны хватило. И я иногда пользуюсь. Керосин там, крупу покупаю. Но водила мой прежний приятель, отъезжает подальше от деревни, а я там его встречаю.  Чтобы в деревне не показываться.
-  Тяжело  им…  А ты тут давно? Ну, один? – спросил Игорь. – И чего от людей прячешься. Натворил что ли чего?
- Не я, однако, натворил…   Да это уж дела минувшие...  Что-то ты много вопросов задаешь. Горло не напрягай. Спи лучше. А утром и поговорим.  Глядишь, к утру  тебе полегчает.
- Водички бы!
Петр встал, налил парню кружку воды и поставил рядом с ним:
- А  теперь спи.  Только  лучше бы отвару тебе.

     В маленькое оконце избушки стало пробиваться солнце.  Игорь открыл глаза и обнаружил, что он  один. Старика и собаки не было в доме.  Он привстал и выглянул в окно.  Но никого не увидел, только  сверкающие сугробы и заснеженные деревья. Где  же они? На охоте?
 
     Обстановка в избушке была очень простой, стол,  кровать, на которой он лежал, небольшая русская печка,  полка с кухонной утварью,  две табуретки,   и  прялка в углу. Старик прядет?  Странно.  На столе стоял чугунок, из которого шел восхитительный запах и Игорь понял, как голоден.
Тут дверь отворилась, первым вбежал пес, а следом за ним,  вошел старик.
- Ну, проснулся?  Молодец, - глянув на парня, сказал Петр и скинул рядом с печкой охапку дров.  – Как звать-то тебя?
- Игорь.
- А меня Петром величай.
- Да неудобно по имени. Вы уже такой пожилой. Как по отчеству? –спросил Игорь.
- Да и так  сойдет. И вовсе я не пожилой. В отцы тебе, конечно, гожусь, но не в деды.
- А мне показалось…
- Это от бороды седой, да от того, что лицо заветрено.   На природе всегда люди старше кажутся.  На воздухе все время…  Летом солнце жжет, зимой мороз и ветер.
- А седой почему? – поинтересовался Игорь.
- Все в разном возрасте седеют.  А я от  жизни.  Ну, давай бульончику с мясцом поешь.  Голодный, небось?
- Готов съесть все вместе с ложкой! – улыбнулся Игорь. 
Петр взял большую миску, налил туда бульону, положил в него изрядный кусок мяса и подошел к парню.
- Придется тебя с ложечки кормить. Как маленького, - и улыбнулся так открыто и тепло. Будто вспомнил что-то очень хорошее.
- Приходилось?
- Я старца до последнего дня с ложки кормил. Ну, а раньше детей. Было у меня их двое.
- Что значит было? Умерли? – с ужасом выговорил Игорь.
- Что ты!  Это там, в миру.  Живы они  и здоровы, надеюсь.
- А почему ты ушел?  - поинтересовался Игорь.
- Ты уже задавал этот вопрос. Не уходил я. Умер.
- Умер? – испуганно глядя на человека, кормившего его бульоном и аккуратно отщипывающим кусочки мяса.
- Для них я умер.  Вернее должен был  неминуемо умереть. Но меня спасли. И я не стал воскресать.  Незачем было…
 -Тебя старец спас?
- Он, - кивнул Петр и  поставил на стол пустую миску. – А теперь чайку испей с малинкой, да спать – сил набираться.  А мы со Снежком на охоту пойдем. 



http://www.proza.ru/2018/01/21/642


Рецензии
Очень удачно подобрана иллюстрация к тексту, аж мурашки!

Ирина Ананьева   03.12.2018 09:52     Заявить о нарушении
Да, продирает взгляд.))) Спасибо, Ира!

Ольга Скоробогатова 2   03.12.2018 13:38   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.