Год Петуха ч. 1

                Соня ещё раз перемешала в салатнице традиционный «Оливье», прикрыла салфеткой уже нарезанный хлеб, окинула оценивающим взглядом накрытый новогодний стол и посмотрела на настенные часы. Стрелки показывали время, когда по устоявшейся  ещё советской традиции всё население России садится за заставленный разнообразной едой стол, чтобы проводить с радостью или с сожалением прожитый перед вступлением нового его собрата.
                Уходящий год по восточному календарю, считался годом Петуха. Поэтому, или по каким-то другим причинам, он выдался таким неспокойным, задиристым, горластым, как и его настоящий прототип. Конечно, год не может быть задиристым, горластым и не может походить на петуха, всё это конечно, предрассудки и выдумки. Но всё-таки, Соня убедилась в том, что схожесть прожитых дней иногда напоминала ей вечно бегающего с вытянутой худой шейкой, задиристого и шумного молодого петушка Петьку-разбойника, который когда-то в её давнем детстве, носился по деревенскому двору и пугал всех соседей,приходящих к бабушке .
                Вот и под самый занавес, после всего произошедшего за эти беспокойные двенадцать месяцев, этот птичий год захотел оставить свой последний след в жизни Сони, и без того уставшей от навалившихся на неё проблем.

                В начале года Соня познакомилась с мужчиной, который как казалось, подходил ей по всем параметрам. Возраст, рост, зарплата. Всё в её вкусе. Она никогда не связывалась с парнями, если они были младше её хотя бы на месяц. Вот такое у неё было предубеждение: мужчина должен быть старше, выше ростом и зарплатой. Хотя её параметры, с некоторых пор, стали вводить Соню, в большое беспокойство. Особенно в этом птичьем году. Тридцать шесть – девяносто - тридцать. Года набирали свой темп, как и сантиметры на талии, а вот зарплата падала с каждым годом всё ниже и ниже. Так вот, Никита, мужчина Сониной мечты, жил со своей мамой в Подмосковье, а работал и снимал квартиру в Москве. Но встречались они только на Сониной территории. Правда Соня никогда и не рвалась побывать в его квартире, тем более съёмной. Но некоторое время назад, мама Никиты, по его словам, тяжело заболела. Поэтому встречаться они стали реже, урывками, так как Никита после работы сразу мчался домой за город.
                – Сложно всё, – болезнь матери у бедного Никиты столько времени отнимает. Но что поделать. Трепетная забота о близких, это показатель его меры ответственности. Показатель хорошего воспитания, – думала часто Соня, ожидая его в одиночестве. 

                Этот Новый год, первый после знакомства, они решили провести вдвоём. Соня была очень рада такому предложению от любимого, зная его неуёмный характер и любовь к шумным весёлым компаниям. Спокойная, всегда уравновешенная она, любила тишину, спокойные беседы за чашкой горячего кофе. Большие компании её быстро утомляли. Да и возраст Никиты, тридцать восемь, не восемнадцать. Надо уже быть спокойней, считала она, часто останавливая любимого с его спонтанными выходками.
                – Никита, ты всего на два года старше меня, но совсем ребёнок. И выходки у тебя какие-то детские. В детстве не наигрался? – говорила она ему.
              Соня подошла к окну и, задумавшись, смотрела на падающий снег. 
                – Красиво. С неба медленно опускаются на город сверкающие снежинки. Снег скрипит под ногами последних прохожих. В домах горят счастливым светом окна горожан. Люди ждут праздника.
                Она вздрогнула от зазвонившего мобильника.
                – Никита, ты где? – спросила она, ничуть не сомневаясь, что в трубке раздастся голос любимого. Но к её удивлению, послышался чей-то незнакомый женский  голосок.
                – Вы Соня?
                – Да. Что случилось? Девушка, что с Никитой? Почему у вас его телефон?
                – Соня, вы не переживайте. Всё банально и просто. Никита к вам не приедет.
Новый год он будет встречать со мной.
                Соня растерялась. В кино она, конечно, видела такие сцены, но что такие выкрутасы будут применены к ней, она даже не предполагала.
                – Вы, собственно, кто? – спросила она незнакомку, всё ещё надеясь, что это очередной розыгрыш Никиты.
                – Этот вопрос, я могла бы задать и вам. Но, чтобы быть честной, мы с Никитой познакомились, когда вы уже были с ним близки. Поэтому я о вас знала. Понимаете, он всё не решался сказать, что между вами всё кончено.
                – А вы решили сделать это за него?
                – Да, я решила, что так будет лучше для всех.
                – Господи, где-то я всё уже это слышала, видела… Это розыгрыш?
                – Соня, очнитесь. Посмотрите на часы, какой розыгрыш?
                – Дайте Никиту, пусть он сам мне это всё скажет.
                – Он вышел в магазин. Телефон забыл дома. Но если для вас это так важно, я скажу, чтобы он перезвонил вам.
                В дверь кто-то настойчиво звонил. Соня отключила мобильник и ринулась к двери.
              – Конечно розыгрыш. Это Никита.
              Со слезами на глазах, она открыла дверь. На пороге стоял мужчина. Наверное, рассчитывая сделать кому-то сюрприз, он спрятал лицо за большим красивым букетом.
              – Никита!  – вскрикнула Соня, даже не заметив, что парень был одет совсем не в то, что привычно носил Никита.
                Букет сместился в сторону, и Соня увидела удивлённое лицо незнакомого мужчины.
             – Никита? А вы, собственно, кто? – вопросом на вопрос ответил он ей.
             – Я кто? – такого поворота событий Соня не ожидала, – вы в своём уме? Кино насмотрелись?
             – Какого ещё кино? – тихо и растерянно произнёс незнакомец.
              – Как какого? Знаменитого. Может у нас с вами и адреса совпадают? А вы, кстати, прибыли не из Санкт-Петербурга?
              – Откуда вы знаете, что я приехал из Питера? Послушайте, причём здесь мой город, мой паспорт? – парня бросило в жар. Свободной рукой от букета, он стал расстёгивать пальто.
            – Вы что, собираетесь ещё раздеваться?
            – Девушка, что вы несёте? Это улица Ангарская, дом сто девять, квартира сорок три?
            – Да. Вы правильно продекламировали мой адрес. Паспорт показать?
            – Не надо, я и так вижу, что вы не Эля?
            – Ваши выводы верны. Я не Эля и ею никогда не была.
            – А где же Эля?
            – Вы у меня спрашиваете?
            – А это точно улица Ангарская?
            – Точно. А вам точно Москва нужна, или возможно вы ехали в другой город?
            – Не смешно. А где же Эля? Что же мне делать? Я не понимаю, как такое могло произойти? Послушайте, может Эля ваша сестра?
            – Знаете, я, конечно, вам сочувствую, но ничем не смогу помочь. Сестры никакой у меня нет, и не было. И вообще, ко мне сейчас приедет жених. Вы сами понимаете, – зачем-то так сказала она парню, в душе уже совсем не надеясь на свидание с любимым.
            Соня закрыла дверь перед носом ничего не понимающего мужчины. Вскоре она услышала хлопнувшую  дверь, ведущую на чёрную лестницу, а ещё через некоторое время, послышался шум подъезжающего лифта. Звонок в дверь. Теперь Соня предусмотрительно посмотрела в глазок.  На пороге стоял Никита.
           – Мамочка, заждалась? – как ни в чём не бывало, спросил он её и быстро, расстёгивая куртку, прошёл в комнату, где стояла сияющая огоньками ёлка и накрытый деликатесами стол.
          Соня решила сначала успокоиться и пока не спрашивать ни о чём долгожданного гостя. А Никита, как всегда принёс с собой вьюгу эмоций. То, снимая куртку и обувая свои тапочки, он болтал о том, что творится в предпраздничной Москве, то умываясь в ванной, рассказывал, как управляющий фирмой поздравлял весь их дружный коллектив. Но вот он затих на секунду, и Соня всё-таки решилась и спросила его.
            – Никита, где твой телефон?
            Она ещё хотела спросить о девушке, которая находится в его квартире, но Никита поставил только что налитый бокал с вином на стол, обнял Соню и крепко поцеловал её в губы.
           – Пусть все невзгоды останутся в этом году, – пафосно сказал он, отпуская Соню и выпив вина. Соня  смотрела на него с ожиданием ответа. 
           – Никита…
           – А, телефон? А я-то думаю, что ты мне не звонишь? Не переживаешь уже, да? Скажи, скажи, почему ты мне не звонила? – Никита пытался притянуть Соню к себе, но она увернулась от его объятий.
           – Никита, – Соня улыбнулась, – тебе напомнить, где ты оставил свой телефон?
              – Я, оставил свой телефон? – Никита наигранно стал искать в карманах костюма мобильник.
             – Не паясничай.  Он у тебя дома.
              – Не угадала, – Никита, опять попытался обнять Соню.
               – Угадала, милый, угадала. А там, в твоей квартире, тебя ждёт девушка, которая, кстати, считает, что нам с тобой давно пора расстаться, – она слегка оттолкнула его от себя. Никита словно ничего не случилось, сел за стол и положил в свою тарелку ложку салата.
            – Глупость какая! А, я понял,  это шутка! Соня, перестань. Телефон я забыл на работе. Ты что не знаешь, этих офисных штучек, малолеток невоспитанных. Кому-то, чем-то я не понравился. Я даже знаю кому и чем. Успокойся.
             – Да, я спокойна.
            – Нет, ты успокойся…
            – Ты издеваешься? – перебила его Соня. Она действительно нервничала.
             – Сонечка, выкинь эту ерунду из головы. Но я… Вот теперь, после этого проклятого телефона… Надо же было мне его забыть? Мамочка, мне надо кое, что тебе сказать.
             – Чего ты так нервничаешь, – не без ехидства спросила его она, – я даже догадываюсь, что ты хочешь мне сказать.
             – Ко мне сегодня неожиданно приехала…  – Соня прочла смятение в глазах Никиты, но немного замешкав, он выпалил, – мама.
              – Мама, – почему-то совершенно спокойно повторила                Соня.
                – Ну, да. Понимаешь, у неё в последнее время бзик такой, что она скоро должна умереть, вот… приехала. Я сам был обескуражен. Только что еле ходила после такой тяжёлой болезни. И на тебе! Говорит, что почувствовала необходимость именно этот Новый год встретить со мной наедине. Понимаешь, как в детстве. Она я и ёлка. Так, что мне ещё ёлку надо купить.
              – Мама, говоришь? Ёлку купить… А телефон на работе? Ну-ну…  А на часы ты смотрел?
              – Да, Сонечка, ты права. Надо бежать, а то приеду к маме уже в следующем году.
              – А как же я? Ты раньше не мог мне сообщить об этом?
              – Сонечка, я же не телепат. Прихожу домой, а она там. Ну, всё, не могу, не успею. Сонечка, обещаю, что завтра познакомлю тебя с мамой. А теперь бежать надо, я такси заказал, – увидев удивлённый взгляд Сони, Никита, нашёлся и продолжил, – ещё днём, на работе.  Таксист, наверное, уже трезвонит мне на мобильник. Ладно, Сонька, я тебя люблю, поздравляю, – он достал небольшой свёрточек, протянул его Соне и поспешил в прихожую. Поцеловав на прощание, Никита, не дождавшись лифта, сбежал вниз по лестнице.   

Продолжение следует:
часть 2-я -    http://www.proza.ru/2018/01/20/919
часть 3-я -    http://www.proza.ru/2018/01/20/921


Рецензии