Крым наш

    Всё началось с кофе. Нет, это совсем не то, о чём вы подумали. Ни на какую «чашечку кофе» он её к себе не приглашал. Всё сложилось совсем по-другому. Просто когда два года назад Дэвида пригласили на работу в московский офис компании Ernst&Young, ему срочно понадобились уроки русского языка, и преподавателем, которого ему любезно предоставила компания, оказалась Таня.
   Симпатичная похожая на Софи Марсо брюнетка лет 25-28 с большими светло-карими глазами ему сразу понравилась, особенно после того самого случая с кофе. Обычно занятия проходили в офисе, но поскольку перфекционисту Дэвиду хотелось как можно быстрее освоить русский, по выходным он приглашал Таню на квартиру в Крылатском, где проживал вместе со своей американской подругой (girl-friend) трёхлетней выдержки Джейн.
  Упорная и несомненно талантливая Джейн сумела выстроить достойную карьеру в журналистике и, оказавшись с Дэвидом в Москве, активно строчила материалы сразу для нескольких англоязычных изданий. За три года совместной жизни воспитанная в лучших традициях американских феминисток Джейн приучила Дэвида к полной самостоятельности. Завтрак-обед приготовить? – Давай лучше в кафе-ресторан сходим, или на дом закажем, я не нанималась тебе готовить. Рубашки постирать-выгладить? – Сам завези в прачечную, я тебе не прислуга. Вместе на выходные в подмосковный пансионат? – Милый, только не сейчас, у меня как раз важная командировка.
  И вот как-то воскресным утром (Дэвид предпочитал заниматься с утра на свежую голову), когда Таня, сидя за столом в гостиной, разъясняла ему очередные глаголы-причастия, готовившая в этот момент себе кофе Джейн решила любезно предложить и ей чашечку. Не успевшая позавтракать Таня с радостью согласилась.
- Джейн, сделай и мне кофе пожалуйста, - вежливо попросил Дэвид.
- Сам себе сделай, я на интервью опаздываю, - буднично ответила Джейн.
Танина рука с ароматно пахнущей чашкой застыла на полпути. Удивлённого взгляда её широко распахнутых глаз Дэвид не забудет никогда. Смущённо пожав плечами, словно извиняясь за поведение всех американских феминисток, он встал из-за стола и молча приготовил себе кофе сам.
  На Таню этот случай с кофе произвёл неизгладимое впечатление. Она вдруг поняла, что этого сорокалетнего вполне симпатичного светловолосого американца с удивительными серыми глазами любят совсем не так, как он того несомненно заслуживает. Как же так? Не налить любимому мужчине кофе? Просто беспредел какой-то.
    И с этого момента совершенно инстинктивно, ни о какой-такой любви и речи быть не могло, она вообще со своими учениками никогда романов не заводила, Таня начала проявлять к Дэвиду особое внимание, решив дать этому милому американцу немного того, чем, как ей показалось, он был несправедливо обделён – заботы, тепла и нежности.
   Тем более случаи для этого постоянно подворачивались. То прямо в конце занятия у Дэвида пуговица от пиджака оторвалась, а через 10 минут важные переговоры. Всегда имевшая под рукой всё необходимое Таня эту пуговицу быстро пришила, чем привела Дэвида в крайнее изумление. То пирожки вкуснейшие домашние на занятие принесёт, а готовила она мастерски. А узнав про увлечение Дэвида классической музыкой, под предлогом «выездного занятия» сводила на два чудесных концерта: ансамбля скрипачей Спивакова в ММДМ и потрясающего трио роялей Bel Suono в большом зале консерватории.
    Будучи убеждённой в пользе заучивания стихов при освоении иностранного языка, Таня заставила американца выучить наизусть несколько стихотворений Пушкина, сделав акцент на романтическом «Я вас любил».  Поэтому логично, что спустя два месяца после такой интенсивной опеки, оказавшись  с ней наедине в квартире (Джейн умчалась на очередное интервью с каким-то российским политиком) Дэвид не устоял и воплотил пушкинскую романтику в реальность.
    Не вполне готовая к такому повороту событий, Таня растерялась. Она вовсе не собиралась переводить рабочие отношения со своим американским учеником на уровень «интима», тем более у него официальная подруга имеется. Расписаны они или нет, её не касается. Изначально она вообще перед собой такой цели не ставила, ей просто хотелось этому американцу показать, что русские женщины в отличие от американок своих мужчин совсем по-другому любят. Какой, к чёрту, феминизм. Если любишь – и кофе можно сварить и подать, и рубашки постирать, и жилеткой побыть, если вдруг человеку плохо и сочувствие требуется. Ведь «счастье – это когда тебя понимают».
   А тут такой неожиданный поворот. И что самое интересное, и Тане, и Дэвиду, этот поворот очень даже понравился, такого качественного захватывающего секса никогда не было у обоих. Ну что тут поделать? Совпали люди физически, так хотя и не часто, но бывает, если повезёт. «Ну и пусть, - решила для себя Таня, - пусть будет только секс». Тем более в последние полгода после расставания с потенциальным русским женихом у неё с этим делом было совсем плохо, можно сказать из рук вон как плохо, а если точнее, то совсем никак.
   В последующие три месяца события развивались стремительно. Спустя неделю прямолинейный американец честно признался своей подруге в измене с русской преподавательницей, что положило конец и без того затухающим и фактически зашедшим в тупик отношениям. По приглашению Дэвида Таня переехала к нему на квартиру и с удовольствием погрузилась в домашние заботы, с неожиданной для себя радостью занявшись организацией быта и досуга всё больше нравившегося ей американца. 
    Интенсивные занятия сексом дали свои результаты: к концу третьего месяца Таня с удивлением обнаружила, что беременна. И как такое могла произойти? Они же предохранялись. Ну разве что это её так называемые «безопасные дни» подвели.   Как ни странно, узнав о беременности, она совсем не расстроилась, даже можно сказать наоборот, обрадовалась. А что? Ей уже тридцать два, если сейчас не родить, то потом вообще поздно будет, да и не известно, сможет ли она с её женскими проблемами ещё забеременеть. Так что сомнений нет, только рожать.
    А как же Дэвид? А что, Дэвид? Спасибо конечно, но она ему ничего навязывать не собирается, материально вполне обеспечена благодаря отцу-генералу, такое наследство оставил – и квартиру в престижном доме на Сивцевом Вражке, и дачу зимнюю на Истре, и финансы, да и с   работой у неё всё в порядке. И вообще, если честно, то их с Дэвидом отношения строятся больше на физиологии, чем на эмоциях. Так что пусть не волнуется американец, не будет она ему ничего предъявлять, только спасибо за ребёнка скажет. Тем более, если мальчик, (а Таня почему-то была абсолютно уверена, что родится мальчик) будет похож на отца, то о лучшем и мечтать не нужно. Такой красавец с пшеничными волосами и удивительно чистого оттенка серыми глазами.
   Таня не стала тянуть с известием о беременности, в первый триместр активный секс может навредить плоду, поэтому лучше признаться сразу. К её удивлению Дэвид не просто обрадовался, а пришёл в совершеннейший восторг. Дело в том, что одной из причин охлаждения его отношений с Джейн был именно вопрос о ребёнке. Сначала вечно занятая журналистка откладывала рождение детей на потом, потом почему-то не получалось.
     Родившийся в многодетной семье и на самом деле очень любящий детей Дэвид сильно переживал по этому поводу: уже сорок два, самое время завести семью. И Таня, как ему казалось, для этого самый подходящий вариант. За прошедшие три месяца она окружила его такой непривычной заботой, создала такую уютную «зону комфорта», что из неё даже на минуту выходить не хотелось, не говоря уже о фантастическом сексе, да ещё вскорости и ребёнке.
    Так что, чего тут раздумывать, надо действовать. К его удивлению на предложение зарегистрировать отношения до появления младенца Таня прореагировала весьма сдержанно.
- Давай уже после рождения ребёнка, если тебе так хочется.
- А что, тебе не хочется?
- Ну мы же знакомы меньше полугода, ты меня совсем не знаешь.
- Неужели? Мне показалось, что кое-что я узнать успел.
- Вот именно, что «кое-что». А вдруг у меня характер взбалмошный, я вообще знаешь какая вредная и упёртая бываю. Ужас.
- Что-то я не заметил.
- А у тебя просто времени достаточно не было. И потом, - сказала она, посмотрев на Дэвида с каким-то непонятным вызовом, - ты знаешь, у меня родители были коммунистами, в смысле членами КПСС, отец вообще генералом в Министерстве обороны, инженер ракетных войск и артиллерии. Между прочим, всю жизнь ракеты против вас американцев разрабатывал. Тебя это не смущает?
-  Подумаешь, у меня самого отец - бывший военный, как раз противоракетной обороной занимался, чтобы ракеты твоего отца Америку не достали, - язвительно парировал Дэвид.
- Надо же, какое совпадение. Выходит, хорошо, что мой отец умер, он бы меня на брак с американцем ни за что не благословил. Особенно с таким, как ты, у которого отец в армии потенциального противника служил. Кстати, твои родители живы?
- Да, и отец, мама, теперь на пенсии, живут в Денвере, штат Колорадо. 
- Повезло тебе, дай Бог им здоровья. А мои умерли, мама вообще когда мне 14 было, а папа три года назад, - грустно сказала Таня.
   «Потерять родителей – больно, а если ты ещё и совсем молод, то это, наверняка ещё больнее», - подумал Дэвид.
 - Извини, сожалею, - и, почувствовав, что слов в такой ситуации явно недостаточно, прижал как-то сразу поникшую при печальных воспоминаниях Таню к себе. Немного помолчав, Дэвид сказал:
– А что касается армейского прошлого наших отцов, то для нас с тобой это не имеет никакого значения.
- А что имеет? – серьёзно посмотрев Дэвиду прямо в глаза спросила Таня.
   Улыбнувшись, он довольно приятным голосом напел строки известной песни Backstreetboys: “I don't care who you are, where you’re from, what you did as long as you love me” и спросил, - You love me, don’t you?
- Конечно, - без заминки ответила Таня, хотя прекрасно понимала, что это не совсем правда. Если честно, то с Дэвидом ей было просто хорошо: в быту – уютно, на уровне эмоций – спокойно-комфортно, на уровне физиологии – просто потрясающе. Теперь вот ещё и ребёнок будет. Но разве это настоящая любовь? Особой-то страсти нет, а может и вовсе никогда не будет. Ну и пусть, - подумала Таня и перевела разговор на другую тему.
– У тебя голос приятный, ты что, поёшь?
- Чуть-чуть, a little bit.
- Надо же, и молчал столько времени. А я-то думаю, что это у Дэвида в прихожей гитара валяется. Давай спой что-нибудь для меня.
   Дэвид не стал отнекиваться, как это обычно бывает в подобных случаях. Быстренько настроив гитару, он сел напротив Тани и устроил настоящий концерт, начав с той самой Аs long as you love me. Он пел одну песню за другой, демонстрируя весьма широкий репертуар: от классической When I need you I close my eyes and I am with you и I am sailing Рода Стюарта до хитов Стинга и лучших образцов американской country music.   
    Забыв обо всём изумлённая Таня никак не могла наслушаться и просила «ещё, ещё», вдруг почувствовав, что прямо здесь и сейчас, во время этого импровизированного концерта с ней произошло то, чего она так долго ждала и чего ей в отношениях с Дэвидом до сих пор не хватало.  Глядя на этого светловолосого самозабвенно поющего американца, она ясно ощутила, что влюбилась в него без памяти. В один миг, в одну секунду, каждой клеточкой, до дрожи, до щекотки внутри живота. Всё, head over heels in love. Навсегда. Forever. 

   Замечательный русско-американский парень Чарли-Александр появился на свет в российской столице 21 марта 2017, летом счастливые родители расписались. Жизнь шла своим чередом, Дэвид напряжённо работал, Таня с удовольствием занималась домом и сыном, который получился именно таким, как она хотела – красивый мальчик с пшеничными волосами и удивительно чистого оттенка серыми глазами. К радости мужа никакой обещанной «вредности» в её поведении не наблюдалось.
     Неприятности начались с прибытием в Москву нового посла США Хантсмена, который в одном из своих интервью заявил, что Россия должна немедленно вернуть Крым Украине. Как-то вечером после ужина Таня сказала: 
 - Знаешь, что этот ваш новый посол заявил?
- И что? – насторожился Дэвид, обычно они с Таней политику не обсуждали, мир в семье гораздо важнее опасных зигзагов международных отношений.
- Что Крым должен принадлежать Украине, что Россия его аннексировала и теперь должна вернуть.
- И что? Ничего нового он не сказал, просто изложил официальную позицию Вашингтона, - спокойно ответил Дэвид, и не сдержавшись, добавил:
 - Всё правильно, давно уже надо было Крым вернуть Украине, тогда никаких санкций бы не было.
   О последнем высказывании пришлось сразу же пожалеть.
- Что?! Ты вообще соображаешь, что говоришь? – возмущённо воскликнула Таня. - Крым исконно русский, всегда русским был, и в марте 2014 Россия его вовсе не аннексировала, как вы заявляете, просто была восстановлена историческая справедливость.
- Это почему? Насколько мне известно, Крым до распада Советского Союза входил в состав Украины, так что вполне логично, что Крым украинский.
- Да что ты говоришь? Ты историю вообще знаешь, двоечник американский, понимаешь, что говоришь?
- И вовсе я не двоечник, - обиженно попытался возразить Дэвид. - Я между прочим, Стенфорд с отличием окончил.
- На да, по специальности экономика и финансы. А истории вас конечно же не учили, в США высшее образование ну о-о-чень специализированное. Готовят исключительно узких специалистов, никакой общегуманитарной базы.   
- Да ладно тебе, - попытался унять жену Дэвид, - лучше расскажи, что это у Крыма за история такая особенная?
- А вот послушай. Для русских Крым – это не просто полуостров, это такая священная земля, «место силы». Древние говорили: кто Крымом владеет, тот непобедим. Кто только за две тысячи лет за Крымскую землю не дрался, кого только здесь не было – и скифы, и греки, и римляне, и татары, и турки.  Но главное – русские. Ещё с 960 года, после победы над хазарами Крым стал принадлежать Древней Руси, а в 988 году князь Владимир Красное Солнышко именно здесь в Херсонесе принял крещение и потом всю Русь окрестил. Так что православие русское именно отсюда пошло, из Крыма. 
   Потом с 13 века в Крыму татары с турками долго правили, только в 1774 году после победы в русско-турецкой войне земли крымские в состав российской империи вернулись. В 20 веке гражданская война, потом Великая Отечественная, битва за Севастополь, столько крови здесь русской пролито, не одной мерой не измерить. И вот после всего этого в 1954 году тогдашний глава СССР Никита Хрущёв, известный тем, что по трибуне ООН ботинком стучал, тихонечко так незаметно отписал Крым Украине, образованной всего-навсего в 1922 году в качестве одной из республик Советского Союза. Просто так отдал, ни за что, просто потому что он сам с Украины, такая милая личная благодарность, которая потом всем боком вышла.
   А 70 лет спустя в 1991 когда Советский Союз распался, эти хреновые новые русские демократы спокойно отдали Крым Украине, даже не потрудившись уточнить особый статус исконно русского города морской славы -  Севастополя. И целых 23 года руководство постсоветской Украины наслаждалось этим случайным, можно сказать дуриком полученным от России подарком. Что они там творили! Нам в Массандре музейный гид со слезами на глазах рассказывала, как один украинский лидер для строительства вертолётной площадки старинный персиковый сад на 1000 деревьев вырубил. Построенный итальянским архитектором фонтан 19 века разрушил, чтоб для свадьбы сына танцпол сделать. В общем здорово повеселились. 
    И потом, Крым – это же не просто земля, территория. Это же люди. Я как раз в марте 2015 в Крыму была, во время празднования годовщины возвращения в Россию. Так я такой искренней радости, такой массовой благодарности никогда и нигде больше не видела. В Севастополе на набережной народ просто ликовал, а узнав, что мы из Москвы, нас за руки хватали, спасибо Россия, говорили. А ты - «вернуть», историю выучить надо, прежде чем ваши американские санкции на Россию накладывать, - с негодованием закончила свою длинную тираду Таня. 
 - Понятно, - протянул несколько ошарашенный таким эмоциональным «экскурсом в историю» Дэвид. Однако позиции своей не изменил, сказав:
- Только мне кажется, что для России Крым всё равно лучше вернуть. А то, если твоей логике следовать, то некоторым странам много чего возвращать придётся, чтоб историческую справедливость, как ты говоришь, восстановить. А Британский музей с его знаменитой египетской коллекцией вообще без экспонатов останется.
   Аргумент Дэвида Таню совсем не убедил, скорее наоборот.
 - Вот теперь я поняла, правильно про американцев говорят dumb americans, - возмущённо сказала она, - ни черта вы историю не знаете и знать не хотите. А ещё весь остальной мир учить жить пытаетесь. Сначала со своей страной разберитесь.
- What? Что ты имеешь в виду? – в свою очередь возмутился Дэвид.
- Как что, Трампа вашего замечательного, конечно. Вот ты утверждаешь, впрочем, как и ваш посол, что Крым украинский. Конечно, а что ещё можно ожидать от гражданина страны, избравшей своим президентом Дональда Трампа.
    А вот это уже удар ниже пояса. Будучи членом демократической партии и ярым противником Трампа, Дэвид ужасно обиделся.
- Это временно, - мрачно сказал он, - досадное недоразумение, глупая политическая ошибка, которую мы, американцы, обязательно исправим.
- Ха-ха, «досадное недоразумение» - насмешливо повторила Таня, - а разве ты не знаешь, что народ получает именно таких лидеров, которых заслуживает?
- Это что ж, по-твоему выходит, что американцы Трампа заслужили? – обиженно спросил Дэвид.
- Именно так.
- А россияне, значит, заслужили Путина, который у вас уже 17 лет как у власти и которого вы кажется ещё на один срок избирать собираетесь. Просто царь какой-то, да у вас настоящая монархия, а не демократия.
- Это ты от зависти, большинство россиян Путина вполне объективно поддерживают. У него рейтинги знаешь какие? Ого-го, ни у одного мирового лидера таких нет. Да и мужик он нормальный, не пьющий, вещи правильные говорит и в скандалах не замешан, не то, что ваш Трамп. Я, кстати, как гражданка Российской Федерации, 18 марта за Путина голосовать собираюсь, так что имей в виду, если что.
- Да голосуй ты за кого хочешь, и вообще иди ты к чёрту со своей политикой. 
И хлопнув дверью, Дэвид прошёл в спальню.
    «Надо же, сильно обиделся, - отметила Таня, - но я же не нарочно, я вовсе не хотела его обидеть. Просто нужно элементарные вещи понимать, какие-то основные исторические факты знать. Глупо как-то получилось, надо извиниться». Улёгшись рядом с Дэвидом после душа, Таня попыталась его обнять, но муж резко отвернулся.
- Дэвид, ты извини меня пожалуйста, я вовсе не хотела тебя обидеть. Лучше обними меня.
- И не собираюсь, я с политическим противниками не сплю.
- Тоже мне, нашёл политического противника. Историю надо было лучше учить, все ваши проблемы американские от исторической безграмотности, думаешь почему вас dumb americans называют?
- Ну, знаешь, с меня на сегодня достаточно, я, пожалуй, в другую комнату спать пойду.
   «Извинилась, называется – вздохнула Таня, - ну ничего, пусть задумается, Крым всё равно наш, российский». И с этой приятной мыслью она мгновенно заснула. В отличие от жены расстроенный Дэвид долго ворочался, «вот какая муха Таню укусила с этим Крымом, действительно, оказывается, ужасно вредная и упёртая бывает, правильно меня предупреждала. Да ладно, ничего, справимся как-нибудь, главное не путать в семейную жизнь политику».
   К счастью следующая предновогодняя неделя прошла без политических дискуссий. Дэвид и Таня были заняты приятными рождественскими хлопотами, покупкой подарков, поздравлениями многочисленных друзей, готовились к предстоящей после нового года поездке в Штаты, куда они собрались чтобы навестить родителей Дэвида и заодно познакомить их с внуком, поэтому опасная тема Крыма больше не возникала.   
 
   25 декабря, оставив Чарли Александра на попечение надёжной няни, Дэвид с Таней отправились на приём, который устраивался в американском Спаса-Хаузе по случаю Рождества. В роскошном темно-синем облегающем стройную фигурку платье, с ниткой жемчуга, на высоких каблуках, Таня смотрелась великолепно. Дэвид гордо демонстрировал свою русскую супругу, действительно valuable acquisition. Не удивительно, что присутствующие мужчины то и дело цепляли Таню взглядом. Есть чему позавидовать: и сама, что надо, и сына ему отличного родила.  Как говорится, сomme il fault, даже Коко Шанель не нашла бы к чему придраться.
    Дорогое шампанское, изысканные закуски, нарядная дипломатическая публика вперемешку со знаменитостями, чудный вечер, после которого оба вернулись домой в прекрасном настроении. Взглянув на спящего сына и проводив няню, Таня вертелась у зеркала в спальне, безуспешно пытаясь снять жемчужное колье, но замок никак не поддавался.
- Дэвид, помоги мне пожалуйста замок расстегнуть, что-то не получается, - попросила она.
   «Как же у Тани волосы приятно пахнут, такой лёгкий аромат цитрусовой свежести, все-таки запах очень много значит», - отметил про себя Дэвид и расстегнув замок уже собрался поцеловать жену в соблазнительное место за ушком, как Таня резко обернулась, и с вызовом посмотрев ему в глаза, решительно произнесла:
- И всё-таки Крым наш, российский, и если ты этого до сих пор не понял, мне тебя жаль.
   От такого неожиданного заявления Дэвид отшатнулся, словно получив удар под дых. «Ну всё, это уже все границы переходит. Сейчас я тебе покажу чей Крым», - промелькнуло в голове, он толкнул Таню на кровать и … всё перемешалось – гнев, страсть, возмущение, нежность, вылившись в результате в совершенно потрясающий и довольно продолжительный секс.
    Когда тяжело дыша Дэвид наконец откинулся на подушки, он вопросительно взглянул на жену: вдруг обиделась на такой агрессивный «захват», но Таня вовсе не выглядела рассерженной. Да Дэвид и сам чувствовал, что несмотря на его “силовые действия», сопротивление, с которым ему пришлось столкнуться в самом начале, быстро переросло в явное ничем не сдерживаемое желание и взаимное удовольствие.
- Дэвид, ты что совсем сдурел, как с цепи сорвался, - сказала Таня, сдувая со лба растрепавшиеся волосы. - Боже, даже платье мне вечернее порвал, - воскликнула она, разглядывая помятый наряд, - ужас какой, ты хоть понимаешь, что это дорогущая вещь, Louis Vuitton, хорошо ещё что по шву, зашить можно.
  Взглянув на разошедшееся по шву платье и раскрасневшуюся жену, Дэвид рассмеялся.
-  Он ещё и смеётся, совсем уже, - поправляя волосы, возмущённо сказала Таня. – Ты что смеёшься, что смешного то?
- Крым наш, - торжественно произнёс Дэвид.
- Что значит «ваш»? Американский? – Таня удивлённо посмотрела в серые светящиеся счастьем глаза мужа.
– Нет, ну как ты не понимаешь. Крым не российский, не украинский и уж точно не американский. Крым наш, - уверенно повторил он.
- В смысле?
- В смысле наш с тобой. Такой чудесный, замечательный, неповторимый Крым. Только наш. Тебе ведь понравилось?


Рецензии
Спасибо, получил удовольствие.
Разобрались-таки с принадлежностью Крыма (улыбаюсь).

Андрей Глобальный   05.03.2019 21:41     Заявить о нарушении
А мне ваша "Сакральная жертва"очень понравилась. Как будто становишься свидетелем тех событий с совершенно другого ракурса. Проявляется скрытая от тебя реальность, которая, конечно, понятно, результат вашего творческого мышления, но так здорово написано. Просто на одно дыхании читаешь, и потом когда insight с точки зрения Аллы вообще отлично. Волшебство интерпретации,варианты одного события в лишний раз доказывающие, что объективной реальности не существует. Всё нам дано в ощущениях, и тот, кто сумеет это своё особенное ощущение передать в тексте, - тот Мастер.
А про Крым, просто надоело телеорево о плохой Америке, люди везде нормальные если политики не вмешиваются.
Весёлой вам масленицы и всего самого доброго,
с уважением Таня Д.Дэвис

Таня Дэвис   05.03.2019 22:48   Заявить о нарушении
Это верно - ~люди везде нормальные~. Побольше бы такого позитива.

Спасибо, с ув.,

Андрей Глобальный   06.03.2019 12:31   Заявить о нарушении
На это произведение написано 17 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.