Отверженные. За фасадом свободного мира

               Борис БЕМ
 
 
               
               Германия без ретуши
       
     Честное слово! Я живу в Западной Европе уже больше двадцати лет,и мне приходится все больше удивляться и размышлять про себя. Германия-очень благополучная страна,с  крепким экономическим потенциалом ,довольно высоким уровнем жизни и развернутыми социальными программами.  И на фоне этого зримого благополучия из года в год продолжает прогрессировать бродяжничество асоциальных лиц, попрошайничество на улицах и в транспорте,особенно эта тенденция наблюдается в больших городах-мегаполисах.
     Я живу в городе Кельне. И если лет пятнадцать назад такое явление, как нищий на панели,было далеко не частым, то сегодня эта грустная картина приняла размах вирусной инфекции. Куда ни глянь, всюду, у магазинов, кафе .в подземных переходах, и даже на центральных площадях города можно увидеть ,сидящих на мокром асфальте, как молодых, так и людей пожилого возраста, порой, с собаками и грудными детьми. Известно, что социальные службы города зорко следят за судьбами клиентов своего ведомства. Все зарегистрированные безработные трудоспособного возраста и пожилые люди, которые приехали сюда из пространства бывшего СССР исправно получают вполне достойное пособие,которого  хватает на жизнь. Им оплачиается из государственного кармана медицинская страховка и благоустроенная крыша над головой. Так откуда же плодятся эти жалкие бродяги и попрошайки? Да, в последние годы правительство Ангелы Меркель гостеприимно распахнуло двери для новых мигрантов из стран Азии, Африки и Ближнего Востока. Однако, и здесь все  делается довольно продуманно и организованно. В городе функционируют благоустроенные общежития для беженцев. Там достаточно жилых комнат,душевых кабин,благоустроенных кухонных блоков, организовано трехразовое питание. Возникает вопрос: «А как же в страну попадают нелегалы?"  Их полиция постоянно вылавливает, помещает в специальное общежитие,а затем высылает в ту страну, из которой они прибыли. Государство тратит огромные средства на содержание этого спецконтингента, однако, с каждым годом  нелегалов становится все больше и больше.
    Несколько дней назад,это было в выходной ,в субботу, меня поразила следующая картинка. Время-9 часов утра. Я стою у входа в немецкий  „Kolner Bank“  Просовываю в щель приемника свою пластиковую карточку. Открываются двери и я вхожу в передний холл банкомата. И тут  впадаю в полное оцепенение.  На полу я увидел спящего мужчину. Посмотрел в другой угол и у меня потемнело в  глазах. Там лежали еще двое скитальцев. Спали они, или притворялись спящими, мне было невдомек, только мозг мой лихорадочно тревожно сигналил: нужно срочно отсюда уходить. В ту же секунду снова отворилась дверь и в нее вошли двое мужчин, тоже,видимо, желающие снять деньги со своих карт. Мне сразу же на душе полегчало.  Пересчитав полученные деньги в банкомате,я упрятал их в потайной карман и застегнув его на молнию, вышел на улицу. Мозг продолжала сверлить мысль: «Как же  удалось бомжам превратить банковское учреждение в обыкновенную ночлежку?  Ведь все подразделения этого и других банков снабжены системой видеоконтроля и диспетчерской связью. Чудеса, да и только. ..
     Началась новая рабочая неделя и во вторник поздно вечером я решил из любопытных побуждений посетить ночной банкомат другого немецкого банка. Увы! И здесь я натолкнулся на двух спящих темнокожих мужчин. Они безмятежно храпели.   Почему полиция так слабо реагирует  на сигналы общества?  Может быть, считает, что они,бомжи, никому не мешают?  Не так страшен черт, как его малюют. Пусть себе спят спокойно, если они никого не беспокоят и не приносят волнений и тревог. У полиции и так дел невпроворот с бытовым и уголовным криминалом.  В очередной раз я озадачился. Еще свежи были в моей памяти сообщения о прошлогодней громкой новогодней ночи, когда группа арабских мужчин терроризировала женщин на главном вокзале Кельна. Слухи были, что там были и разбой, и насилие, и просто мордобои. И тогда я решил лично убедиться в том,какова она, на самом деле,ночная жизнь моего города?   Уговорив своего приятеля, благо он имеет автомобиль, и далеко не «лохматку», мы выехали в самый центр города, припарковали машину и отправились на ночную прогулку.  Площади и улицы были расцвечены  яркими лампочками, туда и сюда сновали одинокие парочки и ватаги подвыпивших мужиков. В воздухе висел разноголосый гомон. На нас никто не обращал никакого внимания. А когда мы свернули за угол и вышли на широкую улицу, тротуар  оказался перегорожен группой молодых людей. Один из них бацал на гитаре, а остальные стояли  полукругом  и любовались игрой.  Увидев нас, один молодой высокий турок с аккуратной стриженой бородкой, разорвал круговую людскую цепь и галантно уступил нам дорогу, при этом ,пожелав на хорошем немецком языке, доброй ночи.   До трех часов мы с другом слонялись, как неприкаянные, по центральным магистралям, наблюдали за прохожими, но так ничего из рук вон выходящего не заметили. К нашему счастью, этот ночной рейд оказался в плане криминала,благополучным.  Так что же тогда получается? Если все зарегистрированные получатели  тех или иных пособий находятся под зорким наблюдением социальных служб города, тогда почему сады и скверы, другие укромные места, так любимы и привлекательны для бомжей-романтиков? Мне вспоминается один давний эпизод из жизни одного немца-попрошайки. Он довольно колоритно описан в одной из моих первых книг эмигрантского периода. Так вот Петер, герой того самого  эпизода, так обосновывал свое жизненное кредо:
     « Я не привык  жить по заводскому гудку. Государство-это не власть, не бургомистр города, а моя семья. Я живу вдвоем с больной младшей сестрой. Она-инвалид с детства. Получать от государства пособие,значит зависеть от него,поэтому я не хочу никого обременять. Я имею маленький, пусть неказистый, но дом, нам его оставили родители. Сестра имеет дотации от государства, а я кормлюсь на панели. Бывают разные дни: и черные, и белые! И тем не менее, без пятидесяти марок, я с панели не ухожу никогда. А бывают «урожаи» и покруче..."
   Состоялся этот почти забытый диалог, аж семнадцать лет назад. Тогда в стране ходили немецкие марки, а  не как сегодня-евро. Я до сих пор помню волевое  небритое лицо этого гордого немца. Такая вот непонятная мне, ментальность.  Можно ведь спать на собственной кровати, а герой не чурается и садовой скамейки. Очевидно, это своеобразный образ жизни И все же! Как победить бродяжничество даже в социально защищенном государстве? У меня нет конкретного ответа. Пока в мире неспокойно и идут локальные войны,порождающие межнациональные и другие конфликты, будет поступательно расти миграция беженцев в благополучные страны планеты. И с этим, видимо, придется как-то смириться, ибо благородство, душевную теплоту и толерантность еще никто не отменял. А добрый мир,всяко лучше любой, даже самой малой ссоры! Да и известная пословица красноречиво гласит о том, что рыба ищет место, где глубже, а человек, где лучше!
 
   Кельн, январь 2018.

 P-S: Этой проблемой бездомных людей в Германии, оказывается,озабочен не я один. В февральском номере ежемесячного информационного журнала "Партнер", выходящего на русском языке, опубликована статья публициста Ирины Наварра под названием "Без лица,без имени, без судьбы" В ней автор довольно подробно исследует причины, порождающие эти асоциальные явления.
    


Рецензии
Как мне кажется, с точки зрения "здравого" смысла, понять мироощущение этой группы людей невозможно. Вероятно, что-то кроется в генах и наследственной памяти от дальних, очень дальних предков. Как мы "знаем" наши предки изначально были кочевыми народами и собирателями., то есть они кормились тем, что им подавала природа: плодами, кореньями, листиками и т.п. И только намного позже стали вести оседлый образ жизни. Вероятно, в генах этой "асфальтовой" публики сохранилось сильное влечение к вольной внеобщественной жизни, не дающее им безмятежно сидеть на одном месте. Они и теперь живут, вероятно, по тем-первобытным законам: кормиться тем, что сумеют подобрать с земли или тем, что смогут отнять у соседей по пещере. Прогресс человеческого вида прошел мимо этих гомо.( отнюдь не сапиенс!)
Мне представляется, что те, кого мы иногда наукообразно или политкорректно называем интравертами, битниками, антиглобалистами, революционерами и т.п., то есть тех, кто систематически в разных формах протестует против сложившегося образа жизни подавляющего большинства населения, - это как раз людинесущие в себе наследственную память первобытно-общинного строя и не развившиеся социально в силу этого.

Юрий Яесс   19.07.2019 12:17     Заявить о нарушении
На это произведение написано 193 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.