Подальше от греха

(Рассказ художественный. Все имена и события вымышлены, а совпадения случайны)
 Тамара, миловидная блондинка, не торопилась идти на работу, но когда её сынишке исполнилось пять лет, молодая мама решила, что пора и ей вспомнить, что окончила техникум.
Однако, оказалось, что не так просто устроиться по специальности и поиски затянулись.  Неожиданно на помощь пришла  соседка по подъезду, Людмила Ивановна. Она заведовала кадрами на фабрике химчистки и узнав о проблеме Тамары,  предложила ей:
 —  Приходи к нам, будешь пока нормировщицей. Коллектив у нас замечательный и оклад неплохой.
У молодой женщины  альтернативы не намечалось, поэтому она согласилась. Да и муж не возражал.


Женщины  в конторе оказались благожелательными. Зинаида Петровна, непосредственная начальница, тепло отнеслась к протеже кадровички и старалась быстро ввести в курс дел новую сотрудницу,  которая была  чуть старше её  двадцатилетней дочери.

Коллектив фабрики, за исключением директора, главного инженера и водителей-экспедиторов, состоял исключительно из женщин и  Тамаре на первый взгляд  показалось, что всё на фабрике гармонично и нет никаких проблем.
Но вот, как-то  к Зинаиде Петровне пришёл её дальний родственник и  тогда Тамара впервые увидела, как плачет молодой красивый мужчина.  Кирилл не стеснялся слёз,  рассказывая  свою историю любви к приёмщице  одного из  пунктов химчистки,  закончившуюся словами:
— Люблю её, жить не могу без неё, а она, Вероника, изменяет мне с каждым встречным.

Все сотрудницы планового отдела принялись его успокаивать:
— Не стоит Вероника твоих  переживаний и твоей любви, ведь  многие мечтали бы оказаться рядом с тобой! 

 Даже главбух,  заглянувшая  на шум, растрогалась не на шутку и предложила познакомить парня с племянницей.
Однако, Кирилл пришёл не просто так. Слов сочувствия и пустых обещаний ему было мало.   Парень хотел,  чтобы директор фабрики, Александр Тимурович, урезонил сексуальный пыл Вероники, так как уж больно "свободно" она вела себя даже на рабочем месте...

Александр Тимурович не мог отказать Зинаиде и через несколько дней вызвал Веронику для беседы.Тамара не поняла, зачем пригласили её писать протокол, ведь как оказалось, Кирилл жил с приёмщицей в гражданском браке, и никаких обязательств она по отношению к нему не имела, о чём сразу заявила  всем присутствующим на «экстренном» собрании.
 Тем не менее, нормировщица побоялась возразить директору и стала с  интересом наблюдала за Вероникой, ведущей себя независимо и нагло. Из породы красивых, не симпатичных, не миловидных, а именно красивых, распутница пользовалась своей исключительностью беззастенчиво.

Она вальяжно расположилась на стуле, выставив на обозрение почти полностью оголённые стройные ноги, а открытое декольте позволяло увидеть прелестную грудь. В ухоженных руках она держала сигарету и зажигалку, но не закуривала. Лицо Вероники оставалось невозмутимым даже тогда, когда Александр Тимурович после занудных нравоучений начал пугать её увольнением. И все присутствующие, конечно, не ожидали, что  красавица грубо оборвёт директора на полуслове:
 — Да подавись ты своей работой, — зло выкрикнула она, а потом грациозно встав, закурила, скорчила презрительную рожицу и пошла к выходу.
В тишине кабинета эта фраза «пощёчиной» ударила всех.

Возвращаясь после работы домой, Тамара в разговоре с Людмилой Ивановной недоумевала:
—  За что увольнять Веронику, ведь она не жена Кириллу, а если гулящая, то зачем он с ней живёт? Раз выбрал такую, пусть не жалуется.

***

С той поры Кирилла больше никто не видел. Зинаида Петровна  как-то раз обмолвилась, что когда Веронику уволили, она сразу уехала в Польшу, а безнадёжно влюблённый дурень поехал следом. Все может и забыли бы эту историю, но на фабрике начало твориться необычное.

Одна из работниц цеха закрутила роман с водителем-экспедитором. Её законный супруг, ранее никогда не приходивший к ней на работу, вдруг заявился ни раньше, ни позже, а именно тогда, когда любовники в цеху, на куче привезённых для чистки вещей, занимались любовью. Началась  «разборка», в которой пострадало и оборудование фабрики, и директору пришлось вызывать полицию.

А потом,  не прошло и нескольких дней, как разразился скандал по поводу того, что практикантка-технолог забеременела и наотрез отказывалась сознаться родителям - от кого.
Александру Тимуровичу, едва отдохнувшему от драки в цеху, пришлось отбиваться ещё и от отца практикантки, непонятно что хотевшего.

Теперь рабочие дни в конторе начинались с обсуждения того, кто, с кем и когда.. Создавалось впечатление, что все заразились каким-то вирусом, толкающим людей на сомнительные поступки.

В приёмной директора царило спокойствие, которое охраняла уравновешенная замужняя секретарша, но стоило ей уйти в декрет,  как началась чехарда. Её преемницы менялись с невероятной скоростью. Кто-то из них спивался, кто-то устраивался, скрывая беременность, кого-то донимали водители-экспедиторы.. В конце-концов директор взял секретаршей дальнюю замужнюю родственницу, имеющую двух детей.

Тамара старалась держаться подальше от сплетников и лишь иногда высказывала недоумение по поводу происходящего в коллективе, но когда главбух, заглянув к ним, с ехидцей произнесла "Зинаида, а ты чьи мужские костюмы принесла в чистку?" она, как и все сотрудницы  планового отдела, устремила удивлённый взгляд на пятидесятилетнюю начальницу, вот уже десять лет живущую в разводе.

Но ещё более неожиданное событие поразило работников фабрики —  новая секретарша, родственница директора,  пятнадцать лет прожившая с мужем в счастливом браке, не устояла перед молодым водителем-экспедитором. Отчаянно влюбившись в него, она бросила мужа и детей, и поселилась на фабрике. Это было круче всех мексиканских сериалов, вместе взятых. Каждый день перед работниками фабрики разыгрывалась жизненная драма. Плакали брошенные дети, муж грозил убить изменницу, а директор скрывался в бухгалтерии, не зная, как избавиться от родственницы.

И Александр Тимурович попросил Тамару временно посидеть в приёмной, пока его протеже устроит личную жизнь с новым возлюбленным.

Сначала  Тамаре даже понравилось в приёмной.. Немногочисленные посетители особенно не докучали — если кто и заходил, то исключительно по делу. Но в один прекрасный день, когда она уже собиралась идти домой, перед ней в кресло плюхнулся незнакомый парень. Молодой и симпатичный, одетый в импортные рубашку и джинсы, он, улыбнувшись, спросил:
 —  В каком ресторане будем ужинать?
Тамара, опешила:
— Я вас совсем не знаю и ко всему прочему я замужем, так что извините.
— Как не знаешь? Я вещи с приёмных пунктов вожу, а мужа можно и забыть на время. Соглашайся. Не пожалеешь!


Спас  Тамару Александр Тимурович.  Он неожиданно вернулся и увидев водителя,  обрадовался:
 — Володя, подвези, а то моя машина не заводится.

Тамара задумалась, а после работы пошла к  Марии, подруге. За чашечкой чая  она рассказала о происходящем на фабрике и поделилась тревожным предчувствием.
Подруга, не долго думая, важно изрекла:
 —  Так сглазила вас Вероника. Выгнали женщину ни за что, вот и закрутилось на фабрике.
 — Ой, скажешь тоже!  —  рассмеялась Тамара.
Марии, однако, было не до смеха:
 —  Знаешь, уходи ты лучше оттуда — подальше от греха,  что-то там не чисто.

***

Тамара не хотела испытывать судьбу и с фабрики уволилась...


 


Рецензии