Кони небесные, птицы златые...

   Утро выдалось солнечное. Птицы пели, ручей журчал, берёзы шелестели под окном…
Солнечный луч пробежал по ситцевой занавеске, соскочил с подоконника, скользнул по чисто вымытым половицам, взобрался на кровать. Пощекотал Мишку. Тот заворочался под одеялом, сладко потянулся… Впереди целый летний день. Дли-и-и-нный! Можно с ребятами на речку сбегать, плюхнуться в прохладную воду, нырнуть глубоко-глубоко – к самому дну! Бабушка сказывала, что там, у Кривой Коряги, водяной живет. Чуть зазеваешься – сразу в омут утащит! Бр-р-р… Боязно!
   А можно за земляникой податься. Её в этом году уймища! Даже и искать не надо – сел на одном месте и, глядишь, целый туесок набрал. Вку-у-сная! Сочная… Намедни маманя бранила, что рубаху земляничным соком измазал, а как не измажешь, если ее видимо-невидимо, не успеваешь в рот бросать целыми горстями…
   Мишка еще раз потянулся, открыл глаза. Тепло, солнечно, тихо. На столе кружка молока, краюха хлеба на завтрак и … целая мисочка давешней земляники. Мишка спрыгнул с кровати, прошлепал босыми ногами в сени, умылся, насухо вытерся жестким домотканым рушником – ох, и загорелась кожа! – наскоро позавтракал и айда на улицу!
   Друзей - соседей нигде не видно: ни на качелях, ни на выгоне за деревней - и на речке никого… Мишка было пригорюнился, но ненадолго. Лес рядом, чего грустить! Вот уже и первые сосны ему мохнатыми ветвями машут – здороваются, значит. Хорошо они Мишку знают – он здесь частый гость. А дальше - куст можжевеловый, ох и пахучий! Все кажется Мишке, что за кустом этим леший живет, не видно его только. А вот и каменюка огромадный – наполовину в землю врос, мохом покрылся от старости, медведь, да и только! Всех лесных жителей Мишка знает, со всеми дружит, все они ему живыми кажутся.
   Долго Мишка по лесу бродил, притомился. Присел под берёзку, пригрелся на солнышке, глаза сами слипаться стали… Вдруг какой-то звук незнакомый раздался, словно колокольчики нежно зазвенели. Ветерком легким повеяло, что-то ласково Мишкиной щеки коснулось. Открыл он глаза да так и обмер… Стоит перед ним женщина красоты невиданной, на деревенских баб вовсе не похожа. Платье на ней вроде тумана цветного, струится, переливается… Волосы длинные, светлые, так и вьются до самого низа, и глаза, как звезды, сияют. Ласково она на Мишку смотрит и улыбается, протягивает ему руку и с земли поднимает. И нисколько Мишке не страшно… Только сердце от радости в груди замирает.
   Взмахнула женщина эта рукавом – и поднялся Мишка с ней вместе над травой зелёной, над лесом густым, к самым облакам летят!
- Смотри, Мишутка, - говорит ему женщина. – Смотри внимательно, запоминай всё, что глазами и сердцем увидишь.
   И летят они всё дальше и дальше, выше и выше… Расстилаются под ними луга цветущие и пашни, речки серебряными нитями вьются, а лес-то, лес-то – как мохнатая шапка лежит! Деревенька игрушечной кажется, коровенки на букашек похожи, а людей и вовсе не видно… Смотрит Мишка во все глаза, и дух от такой красоты захватывает! Вот он какой – Божий мир!
   Ещё поднялись, женщина рукой вперед указывает, улыбается. Глянул Мишка – и выдохнуть забыл! Летят по небу кони, гривы по ветру стелются, спины под солнцем золотятся, ноги стройные версты небесные отмеривают… Летят чудо-кони, как птицы, хоть крыльев у них и нету, друг дружку догоняют, наперегонки с ветром мчатся.
Стала женщина с Мишкой вместе спускаться, и кони чудесные все ниже и ниже бегут, вот и земли копытами коснулись. Где следы их остались – распустились цветы невиданные, поднялись травы густые, забили родники хрустальные…
 - Все ли увидел, Мишутка? – спрашивает женщина. – Все ли запомнил?
   Кивает Мишка, а слова вымолвить не может. Хочет спросить он, что это за кони такие волшебные, где живут они, куда улетают, только видит – хлопнула женщина в ладоши, взмахнула рукавами и поднялась в вышину… А за ней и кони в небо потянулись. И смотрит Мишка – не кони это вовсе, а птицы золотые, крыльями мощными ветер поднимают, голосами звонкими с Мишкой прощаются…
   Тут божья коровка Мишке на нос села, ползет – щекотно! Открыл Мишка глаза – ни женщины, ни коней, ни птиц… Где ж они все?.. Чуть не расплакался Мишка, да вдруг понял, что никуда они не делись – все тут, в сердце у него остались.

   Вечером достал Мишка портфель, что все лето в сундуке без дела лежал, вынул из него тетрадку для рисования, карандаши и краски акварельные – и помчались по белому листу кони небесные, полетели над ними птицы волшебные…
 
 


Рецензии
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.