Глупенькая

   
          Танька обожала рекламу… Любую! Увиденную по телевизору и напечатанную в журналах. В ней красивые вещи или еда всегда преподносились и озвучивались приятным действием и складным слогом. И каждое утро, приходя на работу чуточку раньше, она просматривала свежие газеты, читала объявления, любовалась рекламой косметики или модной одежды, и только после этого приступала к раскладке почты.

          Вот и сегодня девушка взяла свежий номер областной «толстушки», сразу глянула на последнюю страницу и обратила внимание на колонки со знакомствами. Субботние выпуски иногда баловали читателей объявлениями на любой вкус. Предложений напечатали много и почти все от женщин, от мужчин только два. Одно от пенсионера, его Танька отвергла сразу, а другое её заинтересовало. Она на денёк позаимствовала газетку, убрав в сумочку, чтобы в домашней обстановке ещё раз внимательно почитать предложенный вариант и всё обдумать.

          Танька жила в старом доме на окраине посёлка. Дом достался ей от родителей, умерших в одночасье по причине беспробудного пьянства. Взять опекунство над десятилетней девчонкой было некому, потому двери и окна дома заколотили досками, а её увезли в детдом.

          Училась она неважно, имея пятёрку лишь по труду, ни с кем не дружила, её даже считали глупенькой, причём, и сверстники, и воспитатели, которые делали выводы из обычных житейских ситуаций... Не нёсся ребёнок вприпрыжку за сладостями и игрушками, подаренными спонсорами, а спокойно ожидал своей доли, подперев дверной косяк и по-бабьи сложив руки на груди. В столовую тоже приходила последней, а от мытья полов в спальне да дежурства по огороду никогда не отказывалась. А ещё любовные сериалы по телевизору смотрела, умываясь обильными слезами, и тогда все зрители детдомовского кинозала, смеясь, глядели не на экран, а на Таньку. И оно того стоило, потому что это было реально великое "кино".

          В день своего совершеннолетия она получила аттестат и, ни с кем не попрощавшись, уехала жить в родительский дом. Вымыла там окна и полы, прибралась во дворе, окопала яблони и стала искать работу. Ей повезло: поселковая почтальонка как раз уходила на пенсию, и Таньку взяли на её место. Девушка очень обрадовалась! Наконец-то судьба ей улыбнулась, осталось встретить свою большую любовь и тогда она получит кусочек «сериального» счастья, в которое искренне верила. Но не тут-то было…

          Свободных парней в посёлке давно прибрали к рукам местные девушки, конкурировать с которыми Танька не собиралась. А несколько холостых пьяниц, постоянно ошивающихся у продуктового магазина, не устраивали её. Она помнила своё раннее детство с жуткими оргиями родителей и для своих будущих детей такой участи не желала…

***

          Вернувшись с работы, Танька достала газету и внимательно перечитала предложение незнакомца, удивившись откровенности изложения. И решила: так о себе мог написать человек много переживший, а значит очень добрый. Единственное, что её удивило, это странный адрес под объявлением, состоявший из букв и цифр. Ну да мало ли! И Танька ему ответила:

          «Здравствуйте, Дмитрий! Мне понравилось, как вы написали о себе. Я бы хотела с вами подружиться. Вы пишите, что очень заняты и пока не имеете возможности встретиться, а можете только переписываться. Я согласна. В письмах мы лучше узнаем друг друга, и при встрече нам будет легче общаться. Жду ответ. Таня».

          Его она получила на удивление быстро, сделав вывод, что парень живёт недалеко. Дмитрий писал:

          «Здравствуйте, Таня! Вы первая, кто ответил на моё предложение познакомиться. Для себя я решил, что отвечать буду именно на него. Остальные мне уже не интересны. Потому что я верю в первый взгляд, в первый толчок сердца, в первое чувство - оно самое честное. Это как ежедневный рассвет, который всегда единственный и неповторимый. Жаль, что пока мы встретиться не можем, Но мне бы очень хотелось узнать о вас больше. Напишите сколько вам лет, чем занимаетесь и в каких условиях живёте. И вообще, пишите обо всём! О чём думаете и мечтаете. Мне будет интересно. Ваш Дмитрий».

          От прочитанного послания у Таньки перехватило дыхание, ёкнуло в груди, а в ногах она ощутила необыкновенную лёгкость: того и гляди взлетит! Особенно её поразила подпись: «Ваш Дмитрий». Как? Он уже её? Это правда? Теперь она не одна и у неё есть Дмитрий? Неужели такое возможно?

          Танька закружилась по комнате и в этот вечер уже не могла ни на чём сосредоточиться. Даже сериальная жизнь и реклама, льющаяся с экрана старенького телевизора, показались неинтересными и неестественными.

          Ей не терпелось поделиться своим счастьем хотя бы с кем-нибудь. И утром следующего дня, пока посетители на почте отсутствовали, она  решила всё рассказать пожилой начальнице. Выслушав Таньку, та сразу попросила показать объявление и конверт с обратным адресом Дмитрия.

          - Таня, Таня! Какая ты глупенькая, - с сожалением покачала она головой.
          - Почему, Евдокия Петровна?
          - Потому что Дмитрий пишет тебе из тюрьмы.
          - Как из тюрьмы?
          - Разве не видишь? Посмотри на обратный адрес! Нет ни города, ни улицы, ни номера дома, а есть набор букв и цифр.
          - Я подумала, что это военная часть или закрытый город.
          - Ну, ты совсем, - женщина покрутила пальцем у виска. - Мой тебе совет: не связывайся с сидельцами. Объявления от них есть в каждом субботнем номере. Ты только недавно вышла «в люди», кроме своего детдома ничего не видела, потому и не знаешь.
          - Но он так хорошо пишет!
          - Там сочиняют письма всей камерой, рассчитывая на сердобольных девушек и страдающих от одиночества женщин.
          - Это же подло!
          - Вот именно. У них много свободного времени, вот и изгаляются. И бывает: им верят, тогда они ломают чужие жизни.
          - Что же делать?
          - Ничего. Забудь. И больше на письма не отвечай.
          - Жалко! Ведь человек.
          - А кто пожалеет тебя? Всё, Таня! Слушать о нём не хочу.
          - Больше не услышите, - поникла Танька.
          - Не куксись. Пора за дело! - прикрикнула начальница. Она чувствовала ответственность за молоденькую подчинённую, была довольна её работой и очень за неё испугалась: ведь используют дурочку и бросят.

          Танька расстроилась и несколько дней ходила как побитая. Но письмо Дмитрия не выходило у неё из головы. Не могла девчонка подозревать в подлости всех без разбору. Её Дмитрий не такой! И решила ещё раз ему ответить…

          «Здравствуйте, Дмитрий! – писала она. – Я догадалась, что вы отбываете тюремный срок. За что? И чем вы занимались до этого. О себе особо писать нечего. Я сирота, живу в своём доме, работаю почтальоном. Таня».

          Следующий ответ Дмитрия заставил девушку серьёзно задуматься:

          «Таня! Я понимаю ваше отношение к таким, как я. Да, я отбываю срок. Но несправедливо. В жизни предают даже близкие. Мой лучший друг на свободе, а я здесь. Решайте! Если мне не верите, то на нашей переписке настаивать не буду. Будьте счастливы! Дмитрий».

          Несмотря на молодость, Танька не так уж мало видела. В детдоме бывало всякое: и подставы, и обман, и воровство, и предательство. Там учились не столько жить, сколько выживать. Может потому ни с кем не дружила и никому не верила. Но она устала от одиночества, ей очень хотелось тепла и участия, приятных слов и понимания. А потому она потихоньку от Евдокии Петровны продолжила переписку с Дмитрием.
 
***
 
          Теперь на работу Танька ходила с ещё большим удовольствием. Получая мешочек с письмами, сразу принималась искать своё, а находя, прятала его в сумочку, подальше от глаз начальницы. А дома читала, радуясь каждому доброму слову нового знакомого, и верила - оно написано именно для неё и именно им, а не сворой сокамерников.
 
          Их эпистолярное общение продолжалось уже полгода, когда очередное послание повергло девушку в ступор. Она, конечно, мечтала о замужестве, но получить предложение на брак так быстро не ожидала. Они даже ни разу не виделись! Что ему ответить? И вправду... Лучше встретиться. Если он ей понравится, она согласится выйти замуж. Тогда Танька вспомнила об отпуске, до которого оставался месяц.
 
          - Куда едешь отдыхать? -  спросила Евдокия Петровна, приняв от девушки заявление.
          - Поеду в детдом. Узнаю, кто и как из одноклассников устроился. Хочу с ними встретиться, - не моргнув глазом, соврала Танька.
          - Вот и правильно. А то выдумала, не пойми чего! Только зека для полного счастья тебе не хватало.
               
          Место, где содержался Дмитрий, было недалеко, транспорт в ту сторону ходил регулярно, и она доехала без приключений. В последнем письме он подробно изложил, как к нему добраться, куда поселиться, чтобы было недорого и ближе к тюрьме, а ещё просил обязательно взять с собой паспорт и деньги для оплаты гостиницы, госпошлины и такси. Дальше она действовала строго по его инструкции: у тюремного начальства взяла заявление на брак, уже заполненное женихом, добавила в него свои данные, отвезла в местный ЗАГС. Там ей пошли навстречу и в ближайший будний день назначили регистрацию. Всё произошло настолько быстро и без проблем, что Танька удивилась содеянному и теперь с волнением ожидала встречи с заочником.
 
          В день регистрации она надела новое светлое платье, купленное специально к свадьбе, и отправилась в неизведанное - строить собственную жизнь, отринув подальше предсказания о дурных последствиях…
 
          Дальнейшее опять произошло быстро и без эмоций. На такси она подвезла работницу ЗАГСа к тюрьме, вместе они прошли в комнату, напоминающую «Красный уголок», и через несколько минут охрана привела туда же жениха.
 
          Танька на секунду замерла... Она увидела наголо остриженного мужчину со свежим шрамом на лбу и запавшими глазами. У неё задрожали поджилки, и, всё происходящее дальше, она делала будто загипнотизированная: еле слышно выговорила: «да», поставила в документе подпись и повернулась к Дмитрию для поцелуя. Он целовал безответно, поскольку избранница напоминала истукана и пришла в себя, услышав от него несколько слов, произнесённых шёпотом: «Не переживай! Всё будет хорошо. Мне обещали свидание. Купи немного продуктов». Ни нежности, ни радости, которую она испытала от его писем, не было. Было желание как можно быстрее отсюда выбраться! «Что же я наделала, глупенькая!» - повторяла она про себя, пока таксист вёз её в гостиницу.
 
          Эту ночь Танька почти не спала, но под утро, немного успокоившись, вспомнила его слова о свидании и решила испытать судьбу до конца. Не разводиться же сразу! Это было бы непорядочно. Он же живой человек...
 
          Неделю она прожила в ожидании разрешения на свидание, каждый день, наведываясь в тюрьму. И когда получила «добро», то уже ничего не ощущала кроме обыкновенного любопытства.
 
          Им предоставили небольшую комнату с несколькими кроватями, видимо с расчётом на большую семью. Танька принесла с собой колбасу, сыр, булки, чай в пакетиках, конфеты и фрукты - всё то, что она дома покупала для себя. Дмитрий, увидев продукты, усмехнулся, но ничего не сказал, а просто уселся на кровать, взял её за руки и долго гладил, как бы успокаивая. И Танька очнулась. Прежняя волна нежности вернулась и уже не отпускала. Он был ласков, она не сопротивлялась...
 
          А потом они разговаривали, порой невпопад, но обо всём, что могло прийти в голову двум людям, нечаянно встретившимся и открывшим друг другу души.
 
          - Дима, сколько тебе лет? - спросила Танька, не высвобождаясь из объятий новоявленного супруга.
          - Жена не знает, сколько лет мужу? Смешно!
          - Всё было как в тумане. Ничего не помню…
          - Тридцать пять недавно исполнилось.
          - Ого! Да ты уже старичок.
          - Но-но! Попрошу не оскорблять.
          - Надеюсь, я у тебя не пятая?
          - Вторая.
          - А первая, почему сбежала?
          - Друг увёл.
          - С детьми?
          - Детей не было. Она не хотела. Надеюсь, будут от тебя.
          - Сколько хочешь?
          - Хотя бы одного роди. Худенькая как былиночка. Поди, ешь одну колбасу?
          - Обещаю к твоему освобождению научиться варить суп и жарить котлеты.
          - Не обманешь?
          - Не обману.
          - Смотри! Через год придётся сдавать экзамен.
          - Не переживай, сдам на отлично.
          - Надеюсь!
          - А почему друг поступил с тобой плохо?
          - Это мужские разборки, тебе не стоит в них вникать.
          - Отчего? Я глупенькая?
          - Не глупенькая, а глупышка. С возрастом пройдёт. Женщины умнеют быстро.
          - Ты в меня веришь?
          - Верю в твою чистоту и искренность.
          - Что ещё во мне нравится? - Танька хитро улыбнулась.
          - Глазки и ножки.
          - Правда?
          - Зачем мне врать.
          - Спасибо. А откуда у тебя шрам?
          - Стружка...
          - Крупная?
          - С кулак, - Дмитрий усмехнулся, - не бери в голову.
          - Почему ответил именно на моё письмо.
          - Для себя решил: ответить на самое первое. И не ошибся.
          - А если бы ошибся?
          - Не делай мне больно.
          - Прости!
          - Таня, у тебя есть телефон?
          - Мне звонить некому.
          - Понятно. Тогда купи недорогой. Слышать живой голос приятней любой переписки.
          - Хорошо. Куплю.
          - Вот и ладно. А теперь давай поспим. Давно мечтал просто отоспаться.
 
          Дмитрий уснул, а Танька долго смотрела на его лицо, плечи, легонько гладила шрам на лбу и улыбалась: "Зря пугали. Он такой хороший!"
 
***
 
          Возвратившись домой замужней женщиной, Танька этот факт никак не демонстрировала, но Евдокия Петровна, заметив её приподнятое настроение, спросила:
 
          - Как одноклассники?
          - Всё хорошо, - Танька отвела глаза в сторону.
          - Подружилась с кем-нибудь?
          - Да… Был один…
          - Замуж не звал?
          - Нет, - Танька закашлялась.
          - Если что, не тяни, соглашайся, - начальница улыбнулась.
          - Ладно.
          - Чего покраснела? Замуж это всегда хорошо.
          - Ещё бы.
 
          Танька купила телефон и теперь раз в месяц могла разговаривать с мужем. Он был с ней по-прежнему ласков, называл «моя глупышка» и просил прислать посылочку. Купить продукты в нынешнее время - без проблем. Проблема была в другом: как её отослать, чтобы не заметила Евдокия Петровна! Пришлось выпросить полдня отгула, поехать в соседний городок и отправить посылку с тамошней почты. В автобусе её растрясло до рвоты, она вернулась бледная и чуть живая.
 
          - Таня, ты не заболела? – спросила Евдокия Петровна.
          - Нет. Пройдёт! – неожиданно девушка закрыла рот рукой и выбежала в туалет.
          - Всё понятно, - тяжело вздохнула Евдокия Петровна, а вернувшейся Таньке приказала, - ну… рассказывай!
          - Простите, я вас обманула.
          - В чём?
          - Я вышла замуж.
          - Так это хорошо! И кто он?
          - Он? Тот самый зек.
          - С ума сошла!
          - Я его люблю.
          - Дура ты, Танька!
          - Евдокия Петровна, мы расписались.
          - Где?
          - В тюрьме.
          - Когда успела?
          - В отпуске.
          - Вот выйдет, отберёт у тебя дом, пустит по миру, а то и вовсе прибьёт. Нет среди них нормальных, понимаешь?
          - Похоже я беременная.
          - Ещё как, похоже! И что будешь делать?
          - Он хочет детей.
          - Всё! Не могу тебя видеть. Иди домой, - Евдокия Петровна, откровенно расстроившись, не могла успокоиться и продолжала ворчать, - ведь хорошая девчонка! Неужели не могла найти нормального парня?
 
           На душе у Таньки заметно полегчало: врать и изворачиваться всегда неприятно, а доброму человеку особенно! Теперь начальница успокоится, и будут они по-прежнему дружно и ладно работать. Ещё надо обязательно в поликлинике стать на учёт по беременности. Пора. Уже третий месяц пошёл…
 
          Перед приёмом у гинеколога она очень волновалась. Для неё это было впервые. Надо раздеваться, оголять напоказ интимные места, а это неприятно и даже стыдно. Танька надела новое дорогое бельё, специально купленное для этого случая. Но Валерия Семёновна - поселковый гинеколог - была настолько безразлична к пациентке, что та могла прийти вовсе без белья и она бы не заметила. После осмотра Танька скромно присела на кушетку.
 
          - Будете рожать? – не поднимая головы от стола, спросила врач.
          - Конечно.
          - Замужем?
          - Да.
          - И кто у нас муж?
 
          Вопросу Танька удивилась. Кому какое дело? Достали! И с неприсущей ей наглостью прокричала:
 
          - Зек!
          - Может тогда аборт? - наконец-то Валерия Семёновна глянула на пациентку.
          - Муж хочет ребёнка!
          - Глупенькая. Он выйдет и забудет, что ты есть.
          - Не забудет. Хотите его фотку посмотреть? – Танька достала из сумочки телефон, нашла фотографию Дмитрия, которую он недавно скинул. – Правда классный? – съязвила она, - стриженый, со шрамом. Говорят, шрамы мужчин украшают.
          - Видите себя прилично, - гинеколог скривила губки, - лучше подумайте, как будете растить ребёнка.
          - А в чём проблема? - в Таньку явно вселился бес.
          - Проблема в том, что если ребёнку не будет оказан достойный уход, то органы опеки и попечительства его отберут, а вас могут лишить родительских прав.
          - Это почему? Я не пью, не курю, живу в собственном доме, работаю.
          - Всё! Можете быть свободной. Через месяц жду, - и Валерия Семёновна опять  уткнулась в бумажки, бурча себе под нос, - что за женщины нынче? Ни гордости, ни самоуважения, готовы на любого мужика прыгнуть...

***
 
          Перед Новым годом Танька опять съездила к мужу. Он очень обрадовался, увидев её немного пополневшей, с округлившимся животиком. Но молодая жена заметила:  Дмитрий, будто что-то не договаривает и явно озабочен. Тогда напрямик спросила о причине и была рада получить ответ – значит, относится к ней по-взрослому и по-родственному. За это она любила его ещё больше!
 
         - Неожиданно обо мне вспомнила бывшая жена, - сказал Дмитрий.
         - Что ей надо? – удивилась Танька.
         - Не обобрала до конца. Решила процесс завершить…
         - Есть что взять?
         - Немного осталось.
         - Отдай ей всё.
         - Нееет. Нам с тобой ещё ребёнка растить.
         - Проживём! У меня имеется небольшой счёт в банке.
         - Откуда?
         - Спонсоры расстарались для детдомовских выпускников.
         - Да ты у меня богачка! Значит, не пропадём, – заключив жену в объятия, Дмитрий  рассмеялся.
         - А то…
         - Так вот, - он опять стал серьёзным, - моя бывшая жена - дама непростая и очень склочная. Боюсь, что мимо тебя не пройдёт. Не слушай её и не верь ни одному слову. Договорились?
         - Хорошо. Знаешь, мне в поликлинике врачиха предлагала сделать аборт, когда узнала, что муж в тюрьме.
         - Смотрю, у вас на воле разборки почище наших будут. Ты ей передай: будет гадские советы давать - выйду, ноги выдерну.
         - Обязательно передам, - засмеялась супруга.
 
          По приезду от мужа в первый же рабочий день Танька встретила на крылечке почтового отделения красивую, хорошо одетую даму, которая сразу приступила к делу.
 
          - Давайте поговорим! – с высокомерием барыни проговорила она.
          - Давайте, - Танька догадалась, что перед ней бывшая жена Дмитрия.
          - Он тебя бросит. Будешь растить ребёнка одна, - дама резко перешла на «ты».
          - Ничего. Государство поможет.
          - Будто у государства других проблем нет.
          - От меня, что надо?
          - Избавься от ребёнка!
          - Поздно.
          - Могу помочь. И денег дам.
          - У меня денег, что грязи
          - Ишь какая!
          - Я детдомовская. Не советую связываться.
          - Испугала…
          - Иди отсюда, а то ноги выдерну, - вспомнила Танька слова мужа.
          - Хамка!
          - У хамки есть друзья, - и Танька кивнула в сторону магазина, где уже собрались алкаши, - они с удовольствием режут шины у красивых красных машин.
          - Да ладно… Живите! Два идиота, - и дама ретировалась в сторону дороги, уселась в автомобиль и укатила.
          - «Если каждый день никак – принимайте дюфалак», - усмехнулась ей вслед  молоденькая соперница, процитировав рекламу лекарства от запора, и шутливо вытерла пот со лба, - фу, с облегчением!
 
***
 
          Родила Танька, почти не мучаясь. Пару раз в больнице её навестила Евдокия Петровна, но к выписке подчинённой начальница прийти не смогла. И на крылечке роддома с ребёнком на руках и рюкзаком за плечами стояла молодая женщина, оглядываясь по сторонам, во все глаза, высматривая супруга. Дмитрий клялся, что к её родам он уже освободится и жену обязательно встретит, но его не было. Ждать у моря погоды Танька не стала, вокруг пустота: ни пешеходов, ни автомобилей и, тяжело вздохнув, поплелась на автобусную остановку.
 
          "Неужели Евдокия Петровна с докторшей были правы, и он просто мною попользовался. Не у всех судьба, как в сладких сериалах, - думала Танька, глядя в автобусное окно, – а может к первой жене вернулся. Она красивая! На артистку похожа. Ладно - фиг с ними! Пусть живут. Хорошо, что сын родился здоровенький. Буду растить сама. На первое время денег хватит, а дальше видно будет. Только бы его не отобрали! В роддоме опять пугали. И что за мода пошла - детей у родных матерей забирать". 
 
          Выйдя на конечной остановке, она увидела у своего дома новенький микроавтобус.
 
          "Ну, вот и попечители пожаловали. Значит, уже сообщили. Быстро они работают! И не убежишь… Здоровый  дядька в костюме и белой рубашке из микроавтобуса вышел. А за ним тётка - тоже вся из себя официальная! Не пойду им навстречу. Буду стоять столбом. Пусть вместе со мной забирают". – Танька зарыдала. Слёзы ручьём текли из её глаз, падая на одеяльце, и возможности их вытереть у неё не было.
 
          А дядька уже был рядом и тянул свои большие руки к ребёнку.
 
          - Кто? - спросил он, подойдя вплотную к Таньке.
          - Мальчик.
          - Глупышка, ты чего ревёшь? - он вынул из кармана носовой платок и стал вытирать молодой мамаше слёзы, а потом попытался взять ребёнка.
          - Не отдам. Забирайте со мной.
          - Конечно, с тобой!
 
          И только тут Танька начала узнавать мужа...
 
          - Дима, это ты?
          - Ну, слава богу - узнала! Ты чего испугалась?
          - Соцзащиты. Подумала, что нашего ребёнка забирать приехали.
          - Перебьются. Я подъезжал к роддому, мне сказали, что Татьяну выписали, и она ушла. А ты решила, что я тебя бросил?
          - Да.
          - Никогда так не думай.
          - Не буду. Пойдём в дом, мне переодеться надо.
          - У меня всё с собой: и для тебя, и для ребёнка. Салон забит вещами. Познакомься - это моя секретарша Антонина Васильевна. Она тебе поможет, - и Дмитрий кивнул в сторону подошедшей женщины, - а теперь пора. Самолёт ждать не будет...
          - Куда летим? - потихоньку Танька стала приходить в себя.
          - Далеко.
          - А дом?
          - Построим новый!
 
***
 
          Валерия Семёновна - гинеколог из небольшого приволжского посёлка уже неделю отдыхала в Испании. Недавно ей исполнилось сорок, а в личной жизни имелся большой пробел. Её старушки-соседки называли этот феномен просто: ни детей, ни плетей. Почему так вышло, она не понимала. Вроде и симпатичная, и стройная, и образованная, а одна! Целый год копит деньги, а летом на пару недель выезжает заграницу к морю, чтобы вдалеке от дома, без надзора знакомых оторваться в своё удовольствие. Но заметила: в последнее время поклонников у неё всё меньше и меньше. Мужчины предпочитают выбирать молодых или богатых дам. А если в кармане не густо и молодость машет платочком, то прекрасным закатом приходится любоваться в одиночестве. Называется – довыбиралась! А ведь кому-то везёт...

          Она уже несколько дней наблюдает за русской семьёй, ежевечерне гуляющей вдоль морского побережья. Он - красивый мужчина с загорелым торсом и в белых шортах. Волнистые волосы до плеч обрамляют мужественное лицо, на его плечах сидит годовалый  мальчуган, а за руку держится совсем ещё молоденькая женщина, и впечатление, будто летит над кромкой воды - лёгонькая в полупрозрачном длинном сарафане...
 
          Вот и сегодня Валерия Семёновна опять обратила внимание на симпатичную троицу и более внимательно глянула на мужчину. Странно, но этот шрам она где-то видела. Неужели? Она не может ошибиться - у врачей визуальная память замечательная. Это он! А рядом с ним та самая девчонка, которая у неё наблюдалась по беременности и показывала фотографию своего мужа-зека. Бывает же! А они здорово смотрятся и, похоже, очень счастливы! 
 
          У Валерии Семёновны от обиды сжалось сердце: ну, почему, почему, почему! И за что?
 
          А молодая семья, болтая и смеясь, неторопливо шагала освещённая последними лучами огромного светила, медленно сползающего за горизонт, и постепенно растворилась в вечернем мареве...    
 
 
   
 
         


Рецензии
Хеппи энд придуман, но лучше пусть так... Жизненно до мелочей. Респект!

Александр Астафьев   04.05.2018 19:30     Заявить о нарушении
Пусть хотя бы кому-то будет хорошо...
Спасибо большое!

Светлана Рассказова   04.05.2018 20:07   Заявить о нарушении
На это произведение написано 55 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.