Было бы здоровье

       Послушайте очень внимательно эту правдивую историю и задумайтесь о своём питании и здоровье.
       Жила-была, да и сейчас живёт, страшная тётушка Хворобушка. Само её имя говорило  о её значении в здоровом обществе. И были у неё такие же коварные и жестокие слуги. Звали их – Ломота да Щекота, Кашлюн да Швыркун, Чихун да Лихорадка. И не дай Бог, было попасть в их ужасное общество! Очень нездоровилось потом тому, кто решился с ними не то, чтобы подружиться, а всего лишь пообщаться пару часов!
       Но по стечению чьих-нибудь глупейших обстоятельств сложа руки жестокая компания без своих страшных забот-хлопот не сидела никогда. А всё потому, что на белом свете живёт много несмышлёных хнык-капризуль, небрежных неряшек-грязнуль и прочих нехочух. Это маленькие мальчики и девочки, которые в первую очередь не хотят кушать. Из-за этого  они становятся хилыми, слабоумными и часто болеют. Вот так в одном доме заботливая бабушка готовила вкусный завтрак - манную кашу и оладушки и приговаривала:
- Варит кашу манненьку
Бабка внукам маленьким.
Каша та волшебная,
Сила в ней целебная!
Кто съест каши этой много,
Станет сильным и здоровым,
Будет весел, жизни рад,
Очень умный и богат!
       Приготовила она завтрак и подала внуку Николке:
- Кушай на здоровье, внучок! Расти большой, да не будь лапшой! Расти умницей, не будь пуговицей!
       Внучок покопался, покопался в тарелке, ложку полизал и насупонился:
- Фу, опять эта противная каша! Не хочу! Не буду! – и отодвинул тарелку.
       Оладушек взял, кое-как помусолил его с чаем, один съел с горем-пополам, а два бросил и вообще ушёл из-за стола. А манная кашка сидела в тарелке и, печально глядя вслед мальчику, размышляла:
- Да-а, всё ж тощие бока у того у едока,
Что меня не доедает. Так вот и одолевают
Его хвори и усталость, скудоумие и вялость.
От того он неактивный, в спорте вовсе неспортивный,
Раздражительный всегда. Ну а вся его беда
В том, что ложку он бросает и меня не доедает,
Оставляя на тарелках всё здоровье в недоедках!
Если б знал он хоть немножко, что вся сила в этих крошках,
Всё с тарелки проглотил бы и добавки попросил бы!
       И кашка с досады даже чуть не расплакалась. А рядом с ней валялась брошенная ложка и сердито клялась в адрес Николки:
- Ну, противный худышка, я тебе ещё покажу, как передо мной закрывать свой хныкающий рот! Ты очень пожалеешь, что так ведёшь себя за столом!
       За обиженные же оладьи можно было только одно и сказать:
Два оладушка на блюдце
Возмущаются, лежат:
- Безобразие какое –
Доедать нас не хотят!
Все оладьи дружно съели,
Нас как будто не видать!
Вот обидимся и станем
От обиды засыхать!
       Но не так уж и все не заметили брошенные оладьи и недоеденную кашку. Всё это заметила тётушка Хворобушка. Она воровато оглянулась на дверь кухни, убедилась, что заботливой хозяйки бабушки не видно и быстро выкинула в помойное ведро и оладьи, и кашу.
- Так лучше будет! – проскрипела злыдня себе под нос и, с противным шелестом довольно потирая руки, скрылась за печкой.
       Когда же бабушка пришла убирать со стола и увидела пустую посуду, она похвалила Николку:
- Вот молодчина! И умным, и здоровым будет и сильным, и богатым!
       В этот момент она даже не слышала, как в углу за печкой в подол своей замусоленной юбки хихикала тётушка Хворобушка и злорадничала:
- Ххи-хихи-хихи! Скоро твой внучок будет и глупым, и худым, и сопливым, и нищим, и вообще никуда негодным!
       И злыдня змеёй уползла в подпольный лаз, в который прыгают только кошки гонять в холодном подполе мышей. Там она поскорее созвала своих верных слуг и велела им сию же минуту браться за работу. А работа у них была страшная!

       И вот сидит в своей комнате внук Николка, в игрушки играет. И вдруг чувствует, что кто-то его то под мышками пощекочет, то по шее. Почесался он, оглянулся, а в комнате стоят какие-то странные коротышки: лохматенькие, нечёсаные, руки грязные, ноги пыльные и весело ему улыбаются.
- Вы что, цыгане? – удивился Николка.
- Ага! – с дружным смехом ответили коротышки и набросились на его игрушки: - Ух ты, сколько у тебя много интересных игрушек! Давай играть!
- Подождите, подождите! – подскочил Николка, оглядываясь на дверь. – У вас руки очень грязные! Надо вымыть их с мылом, а то бабушка ругаться будет!
- Какая ещё бабушка? – презрительно бросил сопливый коротышка и плотно закрыл дверь в комнату: - Всё! Нет никакой бабушки! Это я тебе говорю – Швыркун! – и он шумно протарахтел сопливым носом.
- Какое смешное у тебя имя! – захохотал Николка.
- А я Чихун! – подскочил к нему другой коротышка и весело чхнул Николке прямо в лицо.
- Ой, ты же мне всё лицо заплевал! – брезгливо стал утираться Николка.
- А ты сам так попробуй! Знаешь, как прикольно! – хихикая, посоветовал ему другой коротышка.
- А ты кто? – поинтересовался у него Николка.
- Я Кашлюн, - ответил коротышка и, дурачась, покашлял на нос Николке и предложил: - А теперь ты на меня покашляй, а на Чихуна чхни!
       И тут такое началось! Николка чихал и кашлял на своих новых необыкновенных  друзей, а  они на него. Потом все обчиханные и обкашлянные они скакали чуть не до потолка, чихали и кашляли на носы игрушкам и употевшие с гиканьем носились друг за другом. Николка даже не заметил, как в комнате появилась ещё одна лохудра.
- И как вам не жарко? – деловито проговорила она и распахнула окно.
       В комнату сейчас же ворвался свежий осенний сквозняк.
- Ооо, как здорово! – кинулись все к открытому окну, и Николка вместе с ними.
- А ты кто? Я тебя что-то не видел! – весело спросил незнакомку Николка.
- Я? – переспросила лохудра и крепкими пальцами игриво сдавила шею Николке: - Я Ломота!
       Николка захохотал и ответил ей тем же.
- А я Щекота! – щекотно схватил кто-то Николку за бока.
       Николка захохотал во всё горло, и возня началась заново. Вдруг за дверью раздался обеспокоенный голос бабушки:
- Николка, ты чего там так шумишь?
       В комнате все разом замерли и замолчали. И когда бабушка вошла, Николка остолбенел от изумления: его новые весёлые друзья исчезли, как мыльные пузыри настолько  неожи-данно, будто их тут никогда и не было!
- Что тут такое? – строго осмотрела бабушка комнату и с причитанием бросилась закрывать окно:  – Ой, батюшки! Ты зачем открыл окно?! Ведь заболеешь совсем! Ох, ох, всю комнату выстудил!
       Но внук не слышал её. Расстроено озираясь по сторонам, он оглядывал каждый угол, слазил под кровать и, наконец, растерянно произнёс:
- Мы тут… играли…
- Кто «мы»? – сердито сверкнула бабушка очками и заругалась: - Вот я сейчас возьму ремень и поиграю тебе по одному месту! Разве можно такое вытворять? Сейчас же одевай тёплый свитер, шерстяные носки и марш к печке пить горячий чай с малиной!
       Но ни тёплый свитер с шерстяными носками, ни горячий чай с малиной уже не могли спасти Николку от жестокой простуды. Почти весь обед он оставил на тарелках, а ужин и вообще в него не полез, так как у него начался такой сильный насморк, что он не успевал вытирать нос, ежеминутно чихая. К ночи у него разболелась голова и добавился кашель. А когда бабушка уложила внука в постель и ушла на кухню заваривать лечебные травы и ягоды, в замочную скважину входной двери вползла Лихорадка и принялась за своё дело. Своими длинными леденящими  пальцами она стала водить Николке по лицу, по рукам, залезла ему за пазуху, за шиворот. Николку заколотило холодом, заломало, защекотало. Поднялась высокая температура, от которой не спасало даже уютное пуховое одеяло.
- Бабушка, так холодно! Натопи печку пожарче, - хрипло стонал он.
- Да печка-то, Николушка, топится жарко, - отозвалась бабушка и пояснила: - Это твои прыгалки перед открытым окном тебе боком выходят. А тебя, дружок, температура лихорадит. Будем  лечиться усиленно. Давай-ка пей снадобья.
       Бабушка всю ночь пробегала возле больного стонущего внука, которому из каждого угла мерещились хохочущие лохматые человечки. Весело кривляясь, они передразнивали его, как он чихает, кашляет, стонет и уморительно хохотали над ним. Но бабушка стойко боролась с простудой Николки, заваривая ему целебные настои, делая припарки и растирки. Наконец, через три дня температура пропала. За это время внук похудел ещё больше, чем был.
- Давай, Николушка, кушать. Будем поправляться, - принесла ему бабушка куриный бульончик и гречневую кашу.
       Николка глянул на еду, сморщил красный сопливый нос и закапризничал:
- Не хочу! Не буду!
- Да ты что?! – всплеснула бабушка руками. – Этак и помереть недолго! Ты посмотри, на кого ты стал похож: был тощий, как хворостина, стал тощий, как волосина! Давай ешь, а то долго ещё не поправишься! Силы в тебе совсем растаяли!
- Невкусно! – надул Николка губы на кашу.
- Да быть этого не может! – возразила бабушка, собирая кашу на тарелке красивой горкой.
       А каша вдруг посмотрела на капризу коричневыми глазками и так ласково говорит ему:
- Я – гречневая кашка, пришла к тебе на ужин.
Меня скорее кушай, для силы ужин нужен!
Смотри, каким я пёстрым нарядом нарядилась!
Я для тебя старалась и маслицем облилась,
Чтоб вкусная была я до самой малой крошки!
Так съешь меня скорее всю до последней ложки!
- Ну конечно! – брезгливо сморщился Николка. – Всю, да ещё и до последней ложки! Придумала тоже! Не могу! Не хочу! Не буду!
- Ну-ка, давай, открывай рот, я тебя сама покормлю, - ласково стала уговаривать бабушка, сидя перед ним, как прислуга перед барином с протянутой ложкой: - Давай, давай, открывай рот! Надо кушать, Николушка, а то не поправишься!
       А ложка с кашей в бабушкиной руке висела, висела перед Николкиным лицом, терпела, терпела его капризы и вдруг моргнула сердитыми глазами и говорит строго:
- Ложку очень уважай,
Всё из ложки доедай!
Кто закрыл пред ложкой рот,
Того ложка по лбу бьёт!
       И она неожиданно размахнулась прямо с бабушкиной рукой и так влепилась Николке в лоб, что у него сразу и рот открылся, и аппетит появился, и все капризы из головы выскочили!
- Ой!!! – схватился за лоб Николка.
- Батюшки! – ахнула бабушка и кинулась собирать рассыпавшуюся кашу.
       А внук как вцепился в ложку и кричит:
- Бабуля, давай сюда кашу, я сам всё сейчас съем!
       И на глазах изумлённой бабушки с таким аппетитом всё съел, что лохматые человечки в испуге мигом исчезли из дома!
- Ну молодец! – расхвалила бабушка внука и говорит: – Вот так будешь всегда кушать, никакая хворь тебя не одолеет!
       От таких слов тётушку Хворобушку сразу перекосило, перекорчило, перекрючило и подбросило! Она поняла, что тут ей больше делать нечего. Свистнула она тогда своих слуг, и компания ушла восвояси искать других нерадивых едоков. Уж они-то знали, что им легче прилипнуть к худым, слабым и к тем, кто очень плохо ест, и заморить их болезнями. А таких едоков много живёт на белом свете.
       Но вот и знайте теперь, что, если будете плохо кушать и станете тощими да слабыми, то тётушка Хворобушка обязательно найдёт вас и напустит на вас своих слуг Щекоту, Ломоту, Кашлюна, Швыркуна, Чихуна и Лихорадку. Ох и не поздоровится вам от этой компании! Заболеете ужасно! Так что, кушайте всегда, не оставляя на тарелках еды и вырастите здоровыми, сильными, умными и богатыми. Ведь у кого есть здоровье, у того есть всё! В народе, между прочим, так и говорят:
- Было бы здоровье, а всё остальное приложится!

(фото из инета)


Рецензии