Грибок-теремок

       На белом свете есть много сказок про гостеприимный теремок. И кого только он не принимал в свои хоромы, пребывая в самом необыкновенном образе: и домок-теремок, и утерянная варежка разиней охотником, и теремок-туесок, и горшок-теремок, и пенёк-теремок, и просто терем-теремок, и ещё много других теремков. Но эта история пойдёт ещё про один теремок.
       Итак, в одном обыкновенном лесу, на небольшой светлой полянке вырос большой-пребольшой гриб боровик. Красивый и блестящий он сразу приглянулся проползающему мимо червячку.
- Вот это находка! – ахнул червячок, тут же прогрыз в ножке боровика дырочку и зажил там припеваючи.
       День живёт, второй, на третий слышит - кто-то шебаршится за стенкой. Выглянул, а это улиточка заползла повыше на ножку гриба и умащивается в прогрызенной ложбинке-ямочке. Глянула на червячка и говорит:
- Доброго вам здоровьица. Вы непротив моего соседства?
- Что вы, что вы, располагайтесь! Места много, - гостеприимно расшаркался червячок.
       Наутро следующего дня на шляпке боровика обнаружился слизнячок. Он избороздил своим серебром всю шляпку, проел на ней дорожки и уютно залёг на той, которая поглубже. Червячок тем временем проел проход  к шляпке и, выглянув в дырочку, поприветствовал новосёла:
- Добро пожаловать, любезный, в наш грибок-теремок! Удобно ли устроились?
- Благодарю, очень даже удобно! – довольно отозвался слизнячок.
- Да-да-да, - закивала улиточка рожками. – Удобнее не придумаешь - и уютно, и сытно! Приятного всем аппетита и отдыха, - и она стала завтракать вкусной грибной мякотью.
       Как раз мимо бежала махонькая мышка-землеройка.
- Вот это грибище! – затормозила она возле боровика и вслух решила: - Наверняка он ничей, а значит, будет мой!
- Нет, этот гибок-теремок уже занят нами! – тут же дружно высунулись из своих дырок и ямок червячок, улиточка и слизнячок и пригласили: - Но если вы хотите с нами жить, пожалуйста. Селитесь, куда хотите.
       Обрадованная мышка немедленно прогрызла себе норку под корешком гриба, и они спокойно зажили вчетвером, пока к боровику не припрыгал зайчик.
- Ай да гриб-великан! - остановился он возле него.
       Жильцы теремка высунулись ему навстречу и стали зазывать:
- Иди к нам жить, зайчик. И уютно, и сытно, и не скучно! Только норку себе пророй.
- Я согласен с вами жить! – радостно подскочил зайчик и тут же так яростно принялся копать нору под грибом, что только земля полетела во все стороны, а гриб затрясло настолько, что его жильцы в панике выскочили из дырочек, норочек и ямочек!
- Да вы что, любезный?! Нельзя ли поаккуратнее устраиваться? – строго попросила улиточка.
- Да! – присоединилась к ней перепуганная землеройка и пожаловалась: – У меня в норке случился обвал! Представляете, сколько вы мне работы наладили?!
- Спокойно, друзья! – отозвался зайчик, не отрываясь от работы. – Я сейчас копну ещё два разочка и моя нора будет готова!
        И он так копнул два разочка, что со шляпки слетел слизнячок, с ножки улиточка, а червячок кубарем пролетел через все свои лабиринты и брякнулся на рожки улиточке. Но самое ужасное произошло то, что грибок-теремок покосился и осел на подрытую сторону, опасно накренившись на бок.
- Э, э, заяц! Ты что творишь?! Немедленно прекрати своё благоустройство! – завопили все хором. – Мы так не договаривались! 
- Я вас не понял, друзья, - остановился зайчик, обиженно надул свою заячью губу и предъявил претензии: - Вы все понарыли, понагрызли себе норы, вот и я…
- Во-первых, не «норы», а норочки! – грубо перебила его землеройка, выбрасывая из норки кучу земли, на что зайчик заспорил:
- Ну так и у меня норочка!
- Ничего себе «норочка»! – возмутилась улиточка, и даже её рожки вытянулись, чуть ли не в острые козьи рога, а она накинулась на новосёла, пытаясь забраться в свою ложбинку: - Да это у вас, мил друг, не норочка и даже не нора, а самая настоящая пещера!
- У меня слов нет! – пробубнил слизнячок, пытаясь устроиться в ямочке, но из-за покосившегося боровика теперь в ней стало очень неудобно лежать. От их возмущений зайчик перестал копать и грустно повесил уши до самых пяток.
- Друзья, будем терпеливы друг к дружке! – миролюбиво разрядил неприятную обстановку червячок, потому что удачно пробрался в свою дырочку. Он очень был рад, что не обнаружил ни одного разрушения в своих лабиринтах и принялся прогрызать новый проход, да прогрыз его так быстро, что сам не понял куда! В этот момент улиточка и почувствовала, как кто-то под ней возится. Оказалось, что это червячок в своей дырочке да прямо под её ямочкой!
- Ну вот это уже беспредел, милейший! Не дело, знаете ли, влезать в чужие квартиры! – крайне возмутилась она и потребовала: - Немедленно постарайтесь исправить свою оплошность и как хотите, заделывайте эту дыру!
- Ну вот, а вы говорите «норочка», - тут же ожил зайчик и возобновил благоустройство своего жилища.
       Червячок смерил его недобрым взглядом, пристыжено поморгал на улиточку и оскорблённо отрезал:
- Дражайшая соседка! Я ДЫРЫ ЗАДЕЛЫВАТЬ не умею! Я умею их только ПРОГРЫЗАТЬ! – и он демонстративно откусил гриб и от души высказался: - Вы и так со слизняком заняли самые тёплые места под солнцем! Так что, потеснитесь сами и сделайте себе ямочки рядом!
       Улитка разинула рот для спора, но вдруг раздался жуткий треск, и панический вопль слизнячка перепугал жильцов чуть не до обморока:
- Ой, караул! Помогите! Где я?!
       Оказалось, что он прогрызал себе поглубже ямочку и провалился в шляпу боровика, прокатившись по всем лабиринтам червяка, пока не застрял в тупике одного из его проходов. Что тут началось! Не разобравшись, землеройка в панике бросилась в самую дальнюю норку и, заткнув уши и зажмурившись, затаилась там, трясясь со страху! Зайчик схватил ноги в лапы и задал такого стрекоча, что только листья с кустов полетели!
       Ко всему в придачу, мимо угораздило проходить медведя, и из-под ног  удирающего зайца во всю медвежью морду полетели земля и клочья травы. Взревел косолапый на весь лес и давай лапищами продирать глаза и чихать во всё медвежье горло, ничего не видя перед собой. После первого его чиха жильцы грибка-теремка замерли, забыв про все ссоры. На второй – оглохли, на третий – выскочили из боровика наружу, и вовремя! Потому что, когда медведь чхнул в четвёртый раз, гриб дрогнул и осел ровно наполовину. Жильцы кинулись поддерживать стены своего крова и пчелиным роем набросились на очумевшего от чиха медведя:
- Вы в своём уме, косолапый?!
- Весь терем наш развалили!
- Больной, сопливый, так ступайте, лечитесь, а не разбойничайте тут!
-Безобразие! Мы жаловаться будем!
       Своим визгом и угрозами они только разозлили толстопятого, у которого от  ужасного чиха жутко осип голос. Не в силах дать им словесный отпор, он так топнул ногой, что грибок-теремок мигом рассыпался в труху! Пока мгновенно замолчавшие перепуганные жильцы выбирались из-под его руин, медведь плюнул на грибные останки и ушёл прочь. Жильцы же благополучно выбрались, отряхнулись и, очухавшись, поняли, что остались без жилья.
- Бездомные мы теперь и голодные! – мрачно нарушил молчание слизнячок и, предварительно поозиравшись по сторонам, на случай, если услышит медведь, неожиданно заявил: - И виноват в этом червяк!
- Вот именно – червяк! - вылезла из раковинки улиточка, настобурчив на растерявшегося червяка  рога: - Это он изгрыз весь грибок-теремок от корней до самой крыши! Разве не так было? Лежу я себе, знаете ли, спокойно в своей ямочке, а он уже под моим брюхом возится!
- А почему не слизняк виноват? – заявил червяк. – Ведь это он заорал в моих покоях дурниной и тем самым их и развалил!
       Улиточка злобно перевела рога на слизняка.
- Интересно! – опешил тот и наехал на червяка: – Я всего лишь собирался подблагоустроить свою ямочку, а провалился чёрт знает куда! У меня слов нет! Я, можно сказать, чуть не убился! Я чуть шею не сломал, когда затормозил  головой в его катакомбах!
- Х-хха! Нет, вы слышали? – прыснула землеройка. – Он чуть «шею» себе не сломал! Какую шею? Где? – и, язвительно осмотрев слизняка, заключила: - Шея, любезный, это там, где позвонок, как у меня и у зайца! А у вас, простите за откровенность, кругом одни СОПЛИ! – и она уморительно пискляво захохотала.
       Червячок и улиточка убито замолчали наравне со слизняком, моргая на серебристые дорожки, которые оставались после их ползания, а затем в три горла набросились на мышь:
- Вы что себе позволяете?! Как вам не стыдно?! Вконец охамели, оскорбляете всех подряд! Вас и зайца по-доброму пригласили, а вы тут…
- Кстати, а где заяц? – вдруг оглянулся по сторонам червячок, и все разом переключились на его вопрос, спрашивая неведомо кого:
- Да, а где заяц?
- Куда это он подевался?
- Друзья, самое странное, что он исчез с самого момента нашей трагедии! – кивнул на разрушенный боровик слизнячок и спросил: - Что вы думаете по поводу его странного исчезновения и рухнувшего теремка?
       Все шмокодявки и мышь мигом загалдели, словно галки на свежей помойке:
- А чего тут думать? Он с самого заселения взялся за вредительство!
- Рыл так, что всё сотрясалось! И говори ему, не говори, хоть кол на голове теши, делал своё!
- Да, да, так и есть! Разруха терема с косого и началась!
- Где он? Подать немедленно разбойника к ответу!
- К ответу, к ответу! – подхватил червячок, исподтишка подъёдывая останки квартир.
- И заставить всем возместить и материальный и моральный ущерб! – пищала землеройка, то одной ногой, то другой под шумок спихивая грибные кусочки в свою нору и думая про себя: «Ага, ищите вора в тайге, а мне и этого добра хватит! Трухлявый дурдом развалился, а мои норочки все целые остались!»
       Улиточка же и слизнячок заявили:
- Требуем возмещения ущерба такими же боровиками-теремами, как этот! И чтобы заяц-малахаец каждому такой терем нашёл!
- Тогда все побежали зайца искать! Кто первый найдёт, тот и с жильём будет! – крикнула землеройка, и они кинулись в разные стороны. И как только возле развалившегося боровика никого не осталось, ушлая мышь вернулась и исчезла в своей норке.
       Собственно, тут можно было бы и конец объявить этой скандальной сказке, так как ни один из них зайца искать и не подумал. Каждый по пути своего шествия нашёл себе новое место жительства и не только о зайце, но и друг о друге вспоминать больше не хотел. Больно оно надо, если червяк приполз на россыпь лесных яблок и сразу поселился в одном из них. Улитку занесло в прохладу сочных ягод лесной смородины. Слизняку перепало целое дерево с падалицей диких медовых груш. А землеройка перетащила в свои закрома все куски грибка-теремка и теперь по горло была сыта. И каждый прекрасно знал, что в лесу грибов полно и даже, если их теремок будет не такой, как тот – рухнувший, но зато будет только его! Больше крику было. Виноватым оставаться никто не желал так же, как никто и не посмел обвинить огромного медведя в разрушении теремка, и всё удобно свалили на зайца-труса, которого рядом не было, и спросить с него было нечего. Надо же было чем-то глупый спор закончить.


(фото из инета)


Рецензии