ДВОЕ

 
  "Тук-к-к-к...тук-тук...тук-к-к-к...", - боль отдавала в сердце, и оно стучало неровно, с перебоями. Боль была дикая, нестерпимая и долгая... Всё тело сжимается и передёргивается от боли...
  -Ой! - неожиданно вскрикнула она, напрягаясь всем изболевшимся телом и вздрагивая.
  -Что? Опять болит? - вскинулся он тут же, проснувшись среди ночи и сонный наклонился к ней...
  -Что...что... опять? - давай намажу скорее.
И тут же вскакивает. Включает свет в коридоре, чтобы яркий блеск ламп не бил ей в лицо в спальне.
  -Ну, потерпи, родная моя. Я сейчас...сейчас..., - лицо помятое и заспанное. Глухая ночь на дворе. Глаза-щёлочки, волосы "дыбом" во все стороны. Голый торс красив, накачанные мускулы видны, даже при неясном свете из полуоткрытой двери.
Она терпит. Кусает губы, чтобы не вскрикнуть и не испугать его. Чтобы он не догадался насколько ей больно...

  Но, он всё равно видит... капельки пота на её щеках от боли. И губы её сжатые, и глаза провалившиеся, тоже от боли... Всё видит. Как её плечи передёргиваются и пальчики её маленькие сжимаются в кулачки тоже от боли...

  Гематомы багрово-фиолетово-сине-зелёного цвета были по всему её стройному, и такому родному телу. Он вида не показывал, но, все зеркала из спальни убрал. Да, она и не просила их. Сама видела, скосив глаза, во что превратилось её красивое тело. Сплошной страшный багрово-зелёный синяк...
  За его лицом наблюдала, видела, как у него глаза округляются от страха и зрачки расширяются. Значит, тело её совсем страшное сейчас... Ну, да ничего. Время лечит.
  Он скорее хватает тюбики с мазями, которые, хоть и на время, смогут унять эту боль.
Соединяет одну мазь с другой так надёжнее. И скорее мажет... мажет ей почти всё тело, спину и рёбра, ноги от пяток до самой попы и руки...
  -Ох... - ненароком вздыхает она и блаженно улыбается.
  -Лучше, да? Лучше тебе стало? А? - опять наклоняясь над ней шепчет он испуганным от волнения голосом.
А она благодарно улыбается ему глазами.
  -Хо...ро...шо. Спа...си...бо, - шепчет еле слышно.
  -Спи теперь. Сейчас лучше станет, - говорит тихонько, боясь нарушить её покой. И закрывает тюбики с обезболивающими мазями.
Она вновь блаженно улыбается и кивает. Веки сами смыкаются и она проваливается в сон. Ну, наконец-то... Боль отпустила. Господи, спасибо ему.

  А он ещё долго не спит. Прислушивается к её сонному дыханию. Приподнимается на локтях, всматриваясь в её лицо. Тяжело ли дышит? Или, уже полегче?
Потом засыпает быстро. Сознание словно понимает, что надеяться ему сейчас не на кого. А дел завтра с утра невпроворот.
 ______________
  Она шагнула правой ногой, держа в обеих руках полные сумки с подарками, тортом и шампанским. Красивая дамочка в нарядном, длинном платье и модной широкополой шляпе в полоску. Полоска белая, полоска синяя. Морская тема ей всегда нравилась.
Потом, шагнула левой и... мысли потекли мед...лен...но - мед...лен..но.
Плав...но - плав...но.
Казалось, что прошло времени много-много...
  -Видимо, тётя начала делать ремонт? Почему-то левая нога никак до упора не достаёт? Видимо, доски у неё прогнили на веранде? И отчего заранее нельзя было сделать этот ремонт? Шагаю вот теперь, никак не шагну...! Да что это такое в самом деле? Почему пол никак не нащупывается? Хотя, тётя уже в возрасте... ей простительно. Значит, пора за ремонт браться, раз такие доски гнилые на веранде стали...
  Тётя стоит, руки ко мне протягивает, а я всё никак опору левой ногой не нащупаю? Да, что же это такое в самом деле? Почему нет пола...? - мысли текли всё также медленно, удивляя и настораживая своей непосредственностью и новизной.
- Да, куда же в самом деле пол у неё делся? - всё ещё думалось...

  Как вдруг она увидела саму себя... лежащую на земляном полу в глубоком, пахнущем сыростью и плесенью подвале. Светлый кусок части неба виднелся далеко вверху. Скосив глаза, увидела свою любимую широкополую шляпу, лежащую рядом с ней на земле подвала. Два пакета с подарками валялись рядом. От торта осталось одно название. Шмякнулся вместе с ней...

  Вверху бегала бедная испуганная тётка: "Ой! Забыла вас предупредить - я же люк открыла, проветривать подвал взялась! Ой-ой!"
  И тут она закричала громко, что есть мочи:
  -АААААААААААА.........АААААААА.......АААААААА! - привлекая его внимание.

  Господи! Пусть он скорее мчится! Пусть бросит эту машину открытой. Он остался закрывать машину, когда она уже ступила на веранду у тётки. Дверь в частный дом тётки была на веранде. На веранде же был и люк в глубокую яму-подвал... Тётка стояла рядом с открытым в подвал люком и встречала гостей, протягивая к ним руки. Ещё бы чуть-чуть и они упали бы в этот подвал вдвоём...

  На веранде солнце било в глаза, да и смотрела она на тётку, на её протянутые руки. Кто же может догадаться, что под ногами зияет открытая яма, рядом с протянутыми руками...?
  Пусть скорее бежит! Скорее к ней! Пусть вытащит её из этой страшной ямы!
Она поводила глазами влево-вправо. Шевелиться было страшно. Вдруг...не сможет даже пошевелиться?
_______________________________________
  Перед глазами мгновенно появилось время из... сорок пятого. Война! Наверху бомбёжка, а она, вся переломанная, в сыром подвале...
 Самой себе не веря, и ужасаясь "увиденному", она явно ощутила запах гари. Каким-то звериным чутьём вдруг поняла, уловила, услышала ужасающую безвыходность войны и беды.
Горе было повсюду - её бедное, распластанное тело в длинном платье в тёмном зеве подвала и раскинутые в стороны руки. Тяжёлый запах гнили подвала, сырости от земли давил своей безысходностью...

  Она вскинула глаза вверх. Лестница была из железных труб, с огромными пролётами. Неужели она летела по ней вниз? Как это было? Удивительно, она ничего не помнит. Совсем ничего...
  В памяти вновь возникли те же самые мысли: "Почему нога не достаёт до пола? Где наконец опора?"

Странно, она так до-о-о-о-о-о-о-л-го думала эти думы. Сколько же она летела по времени? Как дико всё это. И чего тётка такая перепуганная? Она не сердится на неё. Старый человек уже, чего сердиться-то? Ну, открыла люк в подвал и... пригласила гостей в дом. Стоит рядом с люком...

  Он наконец примчался! Ура! Говорит, что быстро бежал. Странно, всё перепуталось насчёт времени...
Испуганное лицо с расширенными от ужаса глазами, увидел её, лежащую без признаков жизни в глубоком подвале... Вместе с тортом, шляпой и пакетами...
Лезет вниз. Руки дрожат. Голос срывается: "Как ты?"
А что...я?  "Нормально" я. Жива, вроде.

  Пытается приподнять. Подпихивает её под попу, поднимает наверх.
На адреналине поднимаются по лестнице. Шагает почти "сама". И даже... доходит "сама" до машины! Это уже совсем странно.
  Оказывается, так было в войну. Раненые солдаты, без руки, простреленные, бежали ещё какое-то время... Потом уж... падали.

  Вслед несётся: "Я тут приготовила всего для вас покушать. Вы, как съездите-то в больницу, так потом приезжайте, вместе поужинаем."
  Господи, что она говорит?! Оба удивляются... молчат.  Баранку быстро крутит, чтобы быстрее-быстрее привезти в больницу.
Там уже началась боль... Дотронуться врачу боль. Сесть или лечь невозможно от невыносимой боли. На рентген повезли её на каталке для инвалидов.
У него потухшие глаза и страх от неизбежности...

 Переломаны рёбра. Разбито колено. Врач успокаивает: "Ничего! Рёбра заживают хорошо!" Обезболивающие прописывают. Быстрее домой.
Тут уж боль вступила в свои права... Дикая, жгучая, невыносимая, нестерпимая боль-боль-боль...
Лежала, он ухаживал, готовил, носил ей в постель, целовал и мазал-мазал-мазал...

  Постепенно рёбра действительно срослись. Она начала ходить. Сидела потом часами перед компом, всё искала ответ на мучивший вопрос: "Почему растянулось время пока падала?"
  Мысли не давали покоя, умный интернет не давал ответа. Значит, и учёные мужи ответа тоже не знали... Её сознание кто-то сверху выключил, это она поняла сразу. Потом включил вновь.
  Но, откуда же было в то время так много-много мыслей, которые тянулись... без конца и края. Она же ясно помнит это!

  Зато, она узнала ответ на главный вопрос - её любят! Любят беззаветно и по-настоящему! Даже такую переломанную с большой вероятностью, что могла бы и вовсе остаться инвалидом на всю жизнь... слетев кубарем в глубокую яму подвала...

 Она на всю жизнь запомнила его округлившиеся потемневшие глаза. Невысказанную боль в них, расширившиеся от страха за неё зрачки. И Любовь в них. И его поглаживания по телу, когда мазал её багрово-сине-зелёные гематомы. И его веру, что всё будет хорошо!

  Спасибо тебе, мой любимый, мой родной.


Рецензии
Галина!Это "приключение" очень страшное, я в детстве тоже падала под пол, в открытый подвальчик, но там была картошка, поэтому не так глубоко, да и дети все переносят легче. Но здесь главное - любовь, которая перенесла проверку на прочность, на отзывчивость, сострадание... Дай Бог вам счастья, и пусть судьба не проверяет больше на прочность ваши отношения. Вы все прошли!Написано от души!

Зоя Белова   31.05.2020 20:57     Заявить о нарушении
Спасибо Зоенька за добрые слова, за понимание, за сочувствие, за дружеское участие.
С теплотой и пожеланием весеннего настроения.

Галина Леонова   31.05.2020 22:07   Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.