Перекрестья отражений

1

Дмитрий Погорелов, ортопед-травматолог областной больницы, иногда думал, что где-то наверху, есть некто, кто, зная о его специальности, постоянно подстраивает различные несчастные случаи на его пути.
Видимо, для того, что бы он мог моментально прийти на помощь пострадавшим. В его жизни подобные случаи происходили с завидной регулярностью. За свою карьеру врача, он уже четырежды оказывал первую помощь при автомобильных катастрофах, трижды был первым, кто помогал пострадавшим при происшествиях на стройках. А уж количество вправленных вывихов и наложенных импровизированных шин, при детских и подростковых травмах, даже подсчету не поддавалось.
Знакомые и коллеги даже подшучивали над ним, говоря, что он выступает в роли этакого ангела хранителя, помогающего при авариях.
Сам же Дмитрий считал, что это прямо таки заколдованный круг какой-то, который начался еще во времена его учебы в интернатуре, затем продолжился в ординатуре, и все продолжался во время его врачебной практике. А в это году, как раз таки был его юбилей его работы в качестве врача, которым он работал уже десять лет.

Собственно и личная жизнь и карьера Дмитрия, в известной мере, не сложилась по этой же причине. Он не раз опаздывал на очень важные мероприятия в своей жизни, потому что оказывал первую помощь пострадавшим в каких-то происшествиях. Сначала Дмитрий опоздал на собственную свадьбу, когда направляясь с другом, по совместительству – свидетелем, за невестой, стали очевидцами крупного ДТП, и будучи оба врачами – немедленно стали оказывать первую помощь пострадавшим. Коих было, в тот раз, аж шесть человек.
Разумеется, они опоздали и к невесте и ко времени регистрации брака, который, увы, так и не состоялся.
Вторично, эта же причина, стала размолвкой Дмитрия с его второй девушкой. Только теперь Дмитрий, оказавшись свидетелем падения двух подростков на велосипеде в овраг, не попал в ЗАГС на написание заявления о вступлении в брак. В результате чего и эта девушка, обвинив его в черствости и непунктуальности, разорвала с ним отношения.

Да и с карьерой дела складывались не лучшим образом. Нет, на работе Дмитрия, в целом, немало ценили. Специалист он был первоклассный, и никогда не отказывался от ночных дежурств, да и на замену коллег тоже соглашался без больших проблем. Но вот перспективы роста у него были слабоваты. Руководство центральной больницы, в которой он работал, считало, что для повышения по должности, сотрудники должны проявлять себя и на научном поприще. А это требовало написания статей.
И Дмитрий, по предложению начальства, честно взялся за написание таковых, благо материала у него было предостаточно.
Но вот незадача, написав сразу две статьи, которые были одобрены руководством, во время поездки в управления Минздрава области были утеряны.
Конечно же во время очередного происшествия, на сей раз, происшествия на стройке. Дмитрий, в очередной раз, квалифицированно оказал помощь нескольким пострадавшим, но… увы и ах, умудрился где-то среди строительного мусора, потерять свои статьи с рецензиями руководства клиники.
А, как известно, подобные вещи руководством обычно воспринимаются не слишком положительно.
Дмитрий и рад был бы изменить положение дел, но пока различные происшествия так и встречались у него на пути. А клятва Гиппократа для Дмитрия была совсем не пустым звуком, поэтому он продолжал опаздывать, задерживаться и приходить не вовремя.

И нынешнее утро, к сожалению, утро, во время которого Дмитрий должен был встретиться с человеком, который мог бы помочь ему в определении темы и написании диссертации, оказалось утром богатым на происшествия.

Дмитрий, по пути на работу, проходивший мимо крупной стройки, снова влип в свое обычное приключение.
Несмотря на раннее утро, и малочисленность прохожих, на стройке уже было оживление.
Собственно стройка представляла собой три остова для высотных зданий разной этажности. Все три каркаса будущих многоэтажек, уже были построены, и теперь их обшивали наружными стенами.
Первая высотка была почти закончена, а вот вторая, стоящая ближе всех, к той улице, по которой шел на работу Дмитрий, была почти лишена внешних стен.
И вот на ней то, и произошло очередное происшествие, которое снова задержало приход Дмитрия на работу.

Поначалу Дмитрию показалось, что на одном из этажей, где-то в середине здания, свешивается что-то вроде большого куска материи. Но затем, приглядевшись, он понял, что это человек стоящий на карнизе недостроенного балкона.
Человек вел себя странно, он как будто пытался дотянуться от одного проема в стене до другого.
В какой-то момент, в этом втором проеме кто-то мелькнул и в тот же миг, человек, стоявший на карнизе, сорвался вниз.
Дмитрий ахнул, этаж был то ли восьмой, то ли девятый.
В момент полета человека вниз правда случилась одна странность, в какое-то мгновение, Дмитрий вдруг потерял его из вида, а спустя секунду человек лежал уже на земле.

Дмитрий со всех ног рванул к нему.
Подбежав, он был немало удивлен – человек, мало того, что не разбился вдребезги, но даже был в относительно сознании.
Он лежал с закрытыми глазами, но при этом шевелил руками и бормотал что-то непонятное. Дмитрий быстро позвонил в собственную больницу, в отделение Скорой помощи, и вызвал бригаду. Он знал, что такой звонок быстрее достигнет цели.
А сам, в это время, стал осматривать пострадавшего.
И был поражен его состоянием. Человек упавший, то ли с восьмого, то ли с девятого этажа, имел, судя по всему лишь пару переломов, несколько ушибов и, вероятно, сотрясение мозга. Дмитрий, конечно, мог и ошибаться, но поскольку он имел уже немаленький опыт в таких делах, он ясно видел, что травмы этого человека уж никак не могли соответствовать падению с такой высоты.

Дмитрий зафиксировал сломанные конечности пострадавшего и наложил тугую повязку из двух носовых платков на рваную рану на плече.
Эта рана тоже вызвала у Дмитрия некоторое удивление, такой разрыв мог произойти, только если бы пострадавший при падении зацепился бы за что-то, но сколько Дмитрий не высматривал выступающие части на этой стороне здания, все равно не видел таковых.
Еще его тревожил тот факт, что перед падением человека с высоты, на том же этаже мелькнул еще чей-то силуэт, хотя сказать что-то определенное, Дмитрий, наверное, не смог бы. Была и еще какая-то мысль в глубине сознания, тревожившая его, но он пока никак не мог уцепиться за неё.

В этот момент подъехала Скорая помощь и наряд полиции. В бригаде Скорой помощи все были знакомыми Дмитрия, да к тому же они уже знали свойство его жизни, поэтому нисколько не удивились, что именно он опять оказался на месте происшествия.
В наряде полиции тоже нашелся человек, который уже сталкивался с Дмитрием во время некоторых его приключений.
Этот молодой парень, старший сержант, с некоторой насмешкой, произнес, подходя к Дмитрию:

- Ну, что господин травматолог, Вам, похоже, опять повезло на пациента?

- Можно подумать, что сильно рад такому стечению обстоятельств, - буркнул Дмитрий, помогая врачу из неотложки фиксировать пострадавшего на носилках.

- Ну, зато потерпевшему, можно сказать, повезло, сразу квалифицированная помощь, на месте, - усмехнулся второй полицейский, капитан полиции

- В нашу больницу везете? – Спросил Дмитрий фельдшера неотложки.

- Ну, а куда еще, ты же сам нам позвонил, - проворчал в ответ фельдшер.

- Ну, рассказывайте, гражданин свидетель, что видели, - обратился капитан к Дмитрию.

- Что видел, что видел, видел, как он упал с восьмого, - тут Дмитрий еще раз посмотрел наверх, - да, точно, с восьмого этажа этого строящегося здания.

- А кто он такой, Вы знаете? – Спросил снова капитан.

- Понятия не имею, - пожал плечами Дмитрий.

- Вот его документы, - врач Скорой протянул паспорт полицейскому.
 
- Так, значится, это у нас гражданин Савченко Владимир Николаевич, -посмотрел в документ капитан, - знать бы еще, что там делал в такой ранний час, гражданин Савченко.

- Так может просто работал на стройке, - предположил старший сержант.

- Только одет он, явно, не в одежду строителя, - неодобрительно посмотрел на младшего по званию, капитан, - да и строительство тут заморожено из-за недостатка средств.

- Тогда только у него узнаем, когда очнется, - пожал плечами старший сержант.

- А вот, доктор у нас, как раз из той самой больницы, - капитан посмотрел на Дмитрия, - вот он нам и сообщит, когда сей гражданин, придет в себя.

- Ничего не имею против, - согласился Дмитрий, которому и самому было интересно, что же это такое делал этот человек на самом краю карниза в семь часов утра.

Скорая помощь погрузила пострадавшего и с завыванием умчалась в сторону центральной больницы. Капитан полиции отдал распоряжение старшему сержанту осмотреть восьмой этаж.
Дмитрий немного постоял на месте, помялся, а затем обратился к капитану, делавшему какие-то записи в блокноте:

- Прошу прощения, но может быть, я уже могу идти?

- Да, да, конечно, - рассеянно проговорил капитан, даже не поднимая глаз, - мы потом свяжемся с Вами.

Дмитрий пожал плечами, попрощался с капитаном, который, похоже, не обратил на это никакого внимания и пошел в больницу.
На работу, он конечно, в этот день, опять опоздал.



Заведующий отделением ортопедии и травматологии Гончаров посмотрел на часы, а затем на Дмитрия Погорелова.

- Только не говори мне, что опять спасал чью-то жизнь, - укоризненно качая головой, произнес он.

- Вот даже и не знаю, как и сказать, - сокрушенно проговорил Дмитрий.

- Так и скажи, как было дело, что уже теперь то, ты же у нас вечный спасатель, - махнул рукой Гончаров.

- Да, вот, тут на стройке, по пути на работу, один гражданин свалился с восьмого этажа, - ответил Дмитрий.

- С восьмого этажа? – Гончаров подозрительно посмотрел на Дмитрия. – И там было кого спасать?

- Да Вы сами можете на него взглянуть, он должен у нас лежать, - пожал плечами Дмитрий, - его должна или сегодня или завтра полиция навестить, что бы выяснить подробности.

- Вот даже как, - удивился Гончаров, - ну, пойдем тогда посмотрим на этого очень даже счастливого индивидуума. Как там его зовут?

- Савченко Владимир Николаевич, - подсказал Дмитрий.

- Ну-ну, - покачал головой Гончаров и, поднявшись из-за стола, вышел из кабинета. Дмитрий двинулся за ним.

Подойдя к медицинскому посту в вестибюле отделения, Гончаров спросил у дежурной:

- Алла, посмотрите, в какую палату поместили сегодня утром Савченко Владимира Николаевича.

- Минутку, Алексей Федорович, - проговорила дежурная сестра, роясь в бумагах.

- У тебя же компьютер стоит, - сердито произнес Гончаров.

- Да не успела еще занести, - виновато ответила медсестра, - ага, вот нашла, в двести четвертой он.

- Ну, надо же, какой везунчик, мало того что выжил, когда сиганул с восьмого этажа, так еще и в двухместную палату попал, - удивился Гончаров, пристально глядя на медсестру.

- Так, она единственная свободная была, - виновато ответила та.

- Ну, ладно, пойдем, посмотрим на твоего спасенного, - обратился уже к Дмитрию Гончаров.

Они прошли в противоположное крыло отделения, в котором размещались палаты повышенной комфортности.
Палата двести четыре была второй от конца коридора.
Заведующий вошел в палату, Дмитрий за ним.
Вокруг единственного пациента собрались сразу три медработника.
Дежурный врач, который проводил все необходимые процедуры и помогающие ему фельдшер и медицинская сестра.
Сам пациент уже был в гипсе на ноге и на руке и перебинтован, как мумия.

- Так, Николай Павлович, - обратился Гончаров к дежурному врачу, - что у нас тут.

- Ну, что сказать, перелом бедренной кости в нижней трети, перелом лучезапястной кости, трещины в двух ребрах, несколько приличных ушибов и, конечно, сотрясение мозга, средней степени, - ответил Николай, который был приятелем Дмитрия, -  ах, да, чуть не забыл, странная рваная рана на плече, как будто он за какой-то крюк зацепился.

- Все нужные процедуры провели? – Строго спросил Гончаров. – Рентген, томографию?

- Да, все провели, еще в приемном покое, - ответил Николай.

- А медпрепараты? – Спросил заведующий.

- Сейчас заканчиваем, - ответил фельдшер, - поставим капельницу и тогда все.

- На сегодня, как я понимаю, поговорить с ним не удастся, - задумчиво проговорил Гончаров.

- Наврядли, несмотря на то, что нет очень тяжелых травм, он все равно пока в плохом состоянии, - покачал головой Николай.

- Ладно, придется отложить разговор с этим везунчиком до завтра, - сказал Гончаров, - и полиция путь тогда приезжает только завтра.

- Хорошо, - кивнул головой Николай.

- А ты, Погорелов, уж выбирал бы как-нибудь такие дороги на работу, где никто не падает с высоток и не лезет под машину, - недовольным тоном произнес Гончаров, - впрочем, вести своего пациента будешь сам.

- Хорошо, Алексей Федорович, - быстро ответил Дмитрий, ему и самому было интересно узнать подробности столь странного случая.

Заведующий еще раз недовольно покачал головой и вышел из палаты.

- Ладно, закончите здесь сами, - сказал Николай фельдшеру и медицинской сестре. Затем кивнул Дмитрию, и они вышли из палаты.

- Слушай, ты действительно видел, как этот тип выпал из окна восьмого этажа? – Спросил недоверчиво Николай.

- Не выпал, а сорвался с карниза недостроенного балкона, - ответил Дмитрий, - и у меня сложилось такое впечатление, что он там то ли высматривал что-то, то ли выслеживал кого-то.

- Почему ты так думаешь? – Осведомился Николай.

- Да, понимаешь, когда я его увидел, мне показалось, что вроде как пытается заглянуть в оконный проем, находясь при этом на карнизе балкона, - покачал головой Дмитрий.

- Любитель подсматривать что ли? – Спросил Николай.

- Ну, да, конечно, в семь утра на стройке, на восьмом этаже, не слишком ли, - возразил Дмитрий.

- Да уж, это верно, - согласился Николай, - но как же он все-таки ухитрился упасть с восьмого этажа, и не только остаться в живых, но и не переломать себе все кости?

- Сам никак не пойму, ведь видел же как он летел до самой земли, - сказал, было, Дмитрий и осекся.

На самом деле, был в том полете странный момент, который немало тревожил Дмитрия. Ведь он точно знал, что не пил в это утро, да и вообще – практически не пил, но это странное выпадение падающего человека, на мгновенье из поля зрения, его чем-то беспокоило.
Что-то в этом мгновении было не совсем понятным, а точнее – даже не совсем правильным. Но что именно, Дмитрий пока не мог сказать.

- И вроде не пьяный совсем, - рассуждал вслух Николай,- это пьяные обычно в расслабленном состоянии падают удачно. Хотя, опять-таки – восьмой этаж.

- Слушай, я и сам в полном непонимании происходящего, - проговорил Дмитрий, - но сейчас мы все равно можем только гадать. Поэтому, давай дождемся, когда этот тип придет в себя.

- Ну так, другого выхода все равно ведь нет, - согласился Николай.

Они разошлись по своим делам. Но, если Николай почти сразу забыл об этом происшествии, то Дмитрий весь день ходил задумчивый, погруженный в свои мысли. Ему все казалось, что он что-то упустил из виду, когда смотрел на это происшествие. Вроде бы мог заметить, но упустил.
Рабочий день, к счастью, прошел уже без каких-либо происшествий, и к концу его, Дмитрий немного успокоился.
Но, уже выйдя с территории больницы, по дороге домой вечером, он все равно остановился возле зданий недостроенной высотки и долго рассматривал восьмой этаж.
Причем, чем дольше он рассматривал это здание, тем больше ему начинало казаться, что некто смотрит со стороны здания на него.
Хотя, как Дмитрий не приглядывался, ничего не смог заметить, по крайней мере – снизу.

Так ничего и не высмотрев, Дмитрий решил назавтра, как следует поговорить с этим гражданином Савченко. А если приедет полиция, то расспросить и их, не нашли ли они каких-то следов.

3

Утром следующего дня Дмитрий, конечно же, шел мимо все той же недостроенной высотки. И, конечно же, снова внимательно разглядывал проемы окон и балконных дверей  на восьмом этаже. Ему показалось странным, что в какой-то момент, когда он приближался к зданию, несколько оконных проемов как будто поплыли, словно попали в некое кривое зеркало.
Дмитрий даже остановился и стал приглядываться внимательнее, но никаких подобных эффектов больше не заметил.
Он сделал несколько шагов назад, а затем снова, пару шагов в перед, и вновь, на короткий момент ему показалось, что несколько темных проемов будто бы исказились на некоторое время, словно потеряли резкость очертаний.

«Что за наваждение такое», - подумал Дмитрий, и снова отошел назад.

Затем подождал несколько секунд и вновь сделал три шага вперед. Эффект повторился, снова вид нескольких оконных проемов исказился на короткое время.

«Ага, вот так штука, наврядли мне это просто кажется», - снова подумал он, и уже собрался было еще раз повторить эксперимент. Но тут обратил внимание, что на его хождение туда-сюда, обращают внимание редкие прохожие на улице. Тут он вспомнил про время, посмотрел на часы и с некоторым сожалением двинулся в больницу на работу.
Хотя и пообещал себе при этом, что вечером, или скажем, завтра утром, когда будет свободен от дежурства, выяснит этот вопрос более обстоятельно.

В больнице, уже в отделении, его встретили новостью, что его пациент пришел в себя, и даже чувствует себя вполне сносно.
Дмитрий немедленно прошел в палату.

Пациент действительно лежал с открытыми глазами, взгляд его был осмысленным и весьма живым.

- Доброе утро, Владимир Николаевич, - поздоровался с ним Дмитрий, - я Ваш лечащий врач, меня зовут Дмитрий Сергеевич. Как Ваше самочувствие?

- Здравствуйте, у меня немного болит голова, и затекло все тело, - ответил Савченко, - а еще мне кажется, что я где-то Вас совсем недавно видел.

- Вообще-то Вы были в бессознательном состоянии, - с некоторым сомнением произнес Дмитрий, - но в целом это возможно, что Вы запомнили меня, поскольку это именно я оказывал Вам первую помощь, после падения.

- А-а, - протянул Савченко, - может быть, может быть, я как-то совсем не помню, что было сразу после того, как я сорвался с карниза.

- А скажите, Вы помните – как Вы оказались на карнизе и зачем вообще пошли на стройку? – Спросил его Дмитрий.

- Как зачем? – В ответ удивился Савченко. – Я ведь прораб этой стройки. Да, стройку пока прекратили, из-за некоторых технических проблем. Но я периодически навещаю этот объект, просто посмотреть – в каком он состоянии.

- Так вроде бы, говорили, что здание не могут достроить по финансовым причинам, - озадаченно взглянул на прораба Дмитрий.

- Нет, с этим как раз, все в порядке, - ответил Савченко, - а вот со строительной частью, есть серьезные проблемы.

- Странно, вроде со стороны не заметно, - проговорил Дмитрий, вспоминая при этом странное поведение некоторых оконных проемов.

- Да так просто этого и не увидишь, - покачал головой Савченко, - а вот когда начинаешь нивелир выставлять и уровни, то начинается эта свистопляска.

- И в чем это выражается? – Заинтересовался Дмитрий.

- Да, странность какая-то, - пожал плечами Савченко, - такое впечатление, что периодически меняется угол наклона некоторых стен, и уровень пола по высоте от земли.

- Это как же так может быть? – Еще больше удивился Дмитрий. – С наклоном стен еще как-то можно понять, но что бы пол менял свою высоту от земли.

- И мы ничего не понимали, - ответил Савченко, - но поскольку дело серьезное, то решили до выяснения причин, отложить строительство.

- Ну, а утром тем, Вы как оказались на карнизе то? – Спросил Дмитрий, пока совершенно не понимая ситуации.

- Да, это было мое обычное посещение объекта, - пожал плечами Савченко, - я два раза в неделю такие обходы делаю. И в этот раз, поднимался на четырнадцатый и этот – восьмой этажи. И на восьмом этаже, мне показалось, что вроде как мелькает кто-то, хотя в здании не могло никого быть.

- Так может быть, это подростки какие-то или вообще – бомжи? – Предположил Дмитрий.

- Да, нет, там у нас охрана неплохая, - покачал головой Савченко,  - да и показалось мне, что человек как будто одет в какую-то белую униформу. Да только когда я пошел туда посмотреть, там оказывается, и нет никого, да и уйти оттуда никуда нельзя – коридор заканчивается просто пустым проемом. Хотел сдуру заглянуть в соседний проем, хотя можно было просто – пройти по коридору, да и сорвался вниз.

Савченко даже приподнял здоровую руку и махнул ею.

- Лежите спокойно, - сказал ему Дмитрий, - у Вас два перелома и сотрясение мозга, несколько дней придется лежать, даже не садясь в кровати.

- Ну, хоть отдохну немного, - утешил сам себя Савченко.

А Дмитрий задумался. Слова у некоем человеке в белой униформе пробудили в нем смутное воспоминание. Ведь когда он смотрел на висящего, на карнизе Савченко в соседнем проеме действительно кто-то мелькнул.
И этот кто-то, если припомнить, как следует, пожалуй, был одет во что-то очень светлое. Так что, Савченко, возможно, и не ошибался вовсе.

Дмитрий дождался медсестры, дал все необходимые указания о лечении и об анализах, и, пожелав Савченко всего доброго, вышел в коридор.

Что-то в этом во всем было непонятное, и особенно, в этой связи, Дмитрия волновали эти самые оконные проемы, которые при перемещении угла зрения, меняли свою форму.
Но пока этот вопрос оставался подвешенным в воздухе.
Савченко, судя по всему, считал, что его подвела излишняя бдительность, и поэтому приставать к нему с расспросами о подробностях, было бессмысленно.
А вот позвонить в полицию, о том, что пациент пришел в себя и готов к разговору, стоило.
Что Дмитрий, почти сразу и сделал.
А сам, вскоре после этого пошел искать Николая, того своего приятеля, который принимал этого Савченко.

Нашел он Николая на лестничной площадке запасной лестницы, конечно же, любезничающего с очередной девушкой интерном.
Николай, увидев серьезное выражение лица своего товарища, одарил свою знакомую лучезарной улыбкой, и быстро попрощался с ней.
Девушка была, похоже, несколько удивлена столь быстрым расставанием, но как знал Дмитрий, для Николая это было нормальное явление.

Сам приятель покинув девушку, поднялся к Дмитрию, и поздоровавшись, спросил:

- Ну как там чувствует себя счастливчик верхолаз?

- На удивление совсем неплохо, - ответил Дмитрий, пожимая Николаю руку, - хотел спросить, Вы точно делали ему томографию черепа?

- Обижаешь, как можно пропустить такое, да и по новым правилам, диагностировать сотрясение можно только с этим обследованием, - ответил Николай, - а ты что сомневаешься в чем-то? Вроде бы, ты и сам поставил на месте такой же диагноз?

- Да, понимаешь, симптоматика, на тот момент, была однозначно похожа на сотрясение,- ответил Дмитрий, - но уж больно быстро он сегодня пришел в себя. Я такое очень редко видел.

- Ну так, знаешь ли, и падение с восьмого этажа, которое закончилось столь удачно, это большая редкость, - заметил Николай.

- Это верно, конечно, но все равно, не укладывается в голове, - проговорил Дмитрий.

- Полиция то уже разговаривала с ним? – Спросил Николай.

- Скоро приедут, я позвонил им полчаса назад, - ответил Дмитрий, - только думаю, ничего путного он им не скажет. Очень ответственный прораб, который посещал регулярно замороженный объект. И который сорвался с балкона по собственной неосторожности.

- Ну так, тогда к чему эти волнения? – Удивился Николай.

- Да все не дает покоя мне, как же этот умудрился так удачно упасть то, - развел руками Дмитрий.

- Вот поэтому, таким любопытным как ты, постоянно и везет на всякие происшествия, - улыбнулся Николай.

- Ладно, ладно, - покачал головой Дмитрий, - я вижу, куда ты опять клонишь.

- А как же, - ухмыльнулся приятель, - две свадьбы, диссертация, повышение по службе, это уже не совпадения.

- Да, ладно тебе напоминать, и так все время себя корю, - отмахнулся Дмитрий.

- А ты меньше думай о всякой ерунде, - посоветовал Николай.

И они пошли в отделение, рабочий день вступал в самое жаркое время, время операций.
Но Дмитрий однозначно решил для себя, что он обязательно попробует разобраться с этим делом.
И самое простое, как это можно сделать, это посетить эту самую замороженную стройку.
Что он и собирался сделать в свой выходной уже назавтра.

4

На следующее утро Дмитрий вышел из дома, все с тем же твердым намерением прояснить сразу два вопроса.
Первый – не мог ли, на самом деле, все-таки кто-то находится в недостроенном здании, кого мог увидеть Савченко.
Второй – разобраться со странным поведением некоторой части здания, которое меняло свой вид, в зависимости от точки зрения на него.

Почему Дмитрий не оставил выяснение первого вопроса для полиции, он и сам не мог объяснить. Хотя, скорее всего, на него подействовало так, и равнодушие полиции, которая откровенно выполняло формальные процедуры, а так же то, что сам Савченко, видимо уже посчитав, что все сказал доктору, о каких-то своих подозрениях, полиции ничего не сказал.
А сам Дмитрий, краем уха, слышавший эту беседу, вмешиваться, тоже не стал.

Правда, ему в очередной раз «повезло», именно в кавычках, поскольку он в очередной раз оказался свидетелем ДТП.
На сей раз, очередной псевдогонщик из молодых, да ранних, заскочил на повороте на тротуар и зацепил крылом парнишку на велосипеде.
Серьезных травм тот не получил, но все-таки небольшую помощь Дмитрий ему оказал.
А когда снова двинулся к зданию недостроенной высотки, вдруг вспомнил, что там имеется охрана. А значит, и попасть в само здание просто так, у него не получится.

Дмитрий поначалу приуныл немного, но затем ему в голову пришла счастливая мысль. Которая заключалась в том, что наврядли охранники точно знают всех помощников прораба в лицо. А так же в том, что они уж точно могут не помнить, приходил ли прораб с какими-либо вещами на стройку или нет.
Поэтому Дмитрий решил действовать нахальным способом. И способ этот заключался просто в том, что прийти, представиться помощником прораба и заявить, что тот оставил где-то на стройке сумку с документами.
Конечно, было не оригинально и сильно притянуто за уши, но ничего иного Дмитрий придумать с ходу не мог.
«Будь что будет, может и получится попасть в здание», - думал Дмитрий, шагая в сторону стройки.

И тут, наконец, Дмитрию повезло, у охранников на входе на стройку была то ли пересмена, то ли они отправились что-то проверять на объекте. Оглядевшись по сторонам, Дмитрий проскользнул на территорию стройки.
Быстро пробежав короткое расстояние от ворот до одного из входов в здание, Дмитрий скрылся в проеме.
Поднявшись на пару пролетов по лестнице, Дмитрий остановился, что бы осмотреться и выглянул в окно.
Охранник стройки, видимо действительно ходили, проверяли периметр или еще что-то в этом духе, поскольку Дмитрий увидел их выходящими из-за угла.
«Повезло хотя бы в этом», - подумал Дмитрий, и аккуратно отойдя от окна начал подниматься по лестнице выше.

Уже поднявшись на пятый этаж, он вдруг сообразил, что находится совсем не в той части здания, которая выходила на улицу, по которой он ходил на работу. Здесь расстояние от ограждения стройки до самого здания было почти два десятка метров, а там здание практически нависало, в одном месте, над тротуаром. Собственно, поэтому Дмитрий и оказался столь быстро на месте происшествия, поскольку Савченко, сорвавшись, упал практически на край тротуара.
«Черт, как же я не посмотрел снаружи, в какую сторону идти», - выругался про себя Дмитрий, - «теперь придется искать дорогу к фасаду здания».
Он зашел в один из проходов и пошел по полутемному коридору в сторону светящегося проема окна. Дойдя до конца, он выглянул в это окно и понял, что вышел не туда, это окно выходило на внутренний двор.

Покачав головой, Дмитрий, двинулся в обратный путь, и тут до его слуха донесся странный звук. Он остановился и прислушался.
С полминуты ничего не было слышно, а затем он снова услышал этот звук.
Было такое впечатление, что кто-то этажом выше, быстро пробежал по коридору на цыпочках. Сначала в одну сторону, затем обратно.
Дмитрий постоял немного, но звук больше не повторился.
Ступая очень аккуратно, стараясь как можно меньше шуметь, Дмитрий вышел к лестнице и начал подниматься выше.
На следующем этаже, выйдя на лестничную площадку, он осмотрелся, не зная, какое направление выбрать.
Отсюда шло два коридора, один, идентичный тому, по которому он ходил этажом ниже, и он был темным, здесь, почему то оконный проем был то ли заколочен, то ли вообще отсутствовал. Второй коридор шел в противоположную сторону, был короче первого, и в его конце виднелся проем балконной двери.

С одной стороны, вероятнее всего, именно этот коридор вел в нужную Дмитрию сторону, но с другой, странные шаги на цыпочках, шли из первого – темного коридора.
Некоторое время Дмитрий решал в уме дилемму выбора направления, но затем все-таки выбрал светлый коридор. Наверное, на его решение повлияло еще и нежелание идти в совершенно темное помещение.
Поэтому Дмитрий двинулся в сторону светящегося прямоугольника дверного проема балкона.
И тут он столкнулся со странностью.
Примерно в середине коридора, свет, идущий из проема в конце его, стал как-то меркнуть.
Дмитрий сделал еще несколько шагов, и коридор стал совсем темным.
Они остановился.
«Вот это номер», - подумалось ему.
Он сделал пару осторожных шагов назад – в коридоре снова стало светлеть.
Два шага вперед, и коридор снова становится темным.
«Нет, в этом здании явно что-то не то», - с каким-то сомнением подумал Дмитрий.
Он отошел сразу на десяток шагов назад, и коридор снова довольно прилично просветлел, в конце его, явственно выделялся светящийся проем.
Дмитрий начал медленно шагать вперед.
Первые три шага не принесли никакого изменения.
Но когда он сделал четвертый и пятый шаг, светящийся проем как-то сразу померк, как будто за окном сразу наступили сумерки.
Еще один шаг вперед и проем в конце коридора стал почти не виден, как будто снаружи уже наступил вечер.
«И что это может быть?», - спросил сам себя Дмитрий.
И в этот момент где-то наверху послышался странный шорох, словно кто-то тащил что-то большое и тяжелое по полу, примерно на пару этажей выше.
Дмитрий постоял немного, прислушиваясь, а затем все-таки решительно прошел вперед.
Последние несколько шагов он делал фактически на ощупь, поскольку в коридоре стало совсем темно.

И лишь по внезапному дуновению ветра в лицо, Дмитрий понял, что находится где-то рядом с выходом, и остановился.
Затем начал шарить руками по стене с одной стороны. Через минуту он нащупал край проема и понял, что чуть было, не вылетел наружу в этой темноте.
«Надо быть осмотрительнее», - сказал Дмитрий сам себе.
Он внимательно посмотрел прямо перед собой, но практически ничего не видел, в проеме, перед которым он находился, стояла кромешная тьма.
Правда, постояв с минуту и привыкнув немного к темноте, Дмитрий начал замечать где-то вдали, какую-то россыпь огоньков, напоминающих огни города, так как их видно с самолета.
«И что это может быть?» - подумалось ему.
В этот момент наверху опять послышался странный шорох.
Дмитрий аккуратно сделал шаг назад, затем повернулся и начал очень осторожно двигаться прочь от странного проема.
Сделав несколько шагов, он заметил, что в коридоре снова стало светлее.
Он обернулся и увидел, что дверной проем освещен тусклым светом, так как примерно бывает сразу после заката.
Дмитрий покачал головой и снова вышел на лестничную клетку.
Несмотря на все странности помещения, своей цели он не достиг, ибо ни о чем подобном Савченко не упоминал, а значит и все происшествие с ним, произошло в другой части здания.

Немного подумав, Дмитрий все же решил подняться на восьмой этаж, с которого два дня назад и сорвался прораб Савченко. На шестом этаже он остановился, прислушиваясь, но никаких шорохов и подозрительных звуков, в обоих коридорах, выходящих на лестницу, не заметил.
Здесь, кстати, оба коридора были темными.
Пожав плечами, Дмитрий стал подниматься дальше, и тут ему показалось, что на лестнице, примерно на три-четыре пролета выше что-то промелькнуло, или кто-то промелькнул.
Он застыл на мгновенье на лестнице, а затем осторожно начал подниматься дальше. Движение больше не повторилось.
Седьмой этаж был точной копией пятого – один из коридоров темный, а второй – светлый.
И вот, наконец, восьмой этаж. Перед тем как подняться на последние ступени, Дмитрий некоторое время постоял, прислушиваясь, но в данный момент на этаже царила мертвая тишина, даже с улицы не доносилось ни звука. Дмитрий поднялся-таки на оставшиеся несколько ступеней и с удивлением посмотрел по сторонам – здесь оба коридора были светлыми, но освещались они по-разному.

Тот, что был более длинным и выходил, если судить по пятому этажу, во внутренний двор, заканчивался проемом двери, будто бы выходящим на улицу в пасмурный день.
Второй коридор, короткий, тот же, по которому Дмитрий ходил на шестом этаже, казалось, был освещен закатным солнцем, поскольку проем двери, в его конце, был окрашен в розоватый цвет.
Дмитрий немного подумал, а затем пошел в сторону розоватого свечения.
Шел, на всякий случай, очень медленно, стараясь замечать все изменения обстановки, но, вплоть до самого конца коридора, ничего подобного не происходило.
Но зато его удивил странный вид из дверного проема, который он разглядел, находясь в нескольких шагах от него.

Дмитрий смотрел не на улицу, не на общий задний двор, и даже вообще ни на городскую застройку, как можно было бы ожидать.
К изумлению врача-травматолога, он смотрел из окна на залитую закатным солнцем, равнину, покрытую какими-то странными цветущими деревьями.
Заинтригованный дальше некуда Дмитрий, быстро подошел к проему в стене и был поражен еще раз. Залитая розовым светом долина куда-то пропала, и он смотрел на заваленный строительным мусором, задний двор строившихся многоэтажек.
Дмитрий с непонимающим видом смотрел на площадку, на которой лежали оставшиеся плиты, какие-то свертки и ящики.
Затем, сделал два шага назад.
Ничего не изменилось.
Еще два шага назад, и снова ничего.
Дмитрий отошел почти в середину коридора – по-прежнему из проема был виден кусок одной из высоток, освещенный неярким солнцем.
Никакого красивого закатного оттенка, никакой цветущей долины.
Дмитрий огорченно пожал плечами и решил осмотреть второй коридор.

И здесь столкнулся еще с одной странностью.
Когда он вышел на лестничную клетку и вошел в этот второй коридор, ему показалось на мгновенье, что пол здания как будто провалился под ним.
Он даже присел от неожиданности, но осмотревшись – увидел, что все в порядке, пол на своем месте и не собирается проваливаться.
Дмитрий сделал пару осторожных шагов вперед, и тут его как будто ударило по ногам что-то снизу. Ощущение было примерно таким же, как резкий подъем в скоростном лифте.
От неожиданности Дмитрий потерял равновесие и завалился на пол.
И тут, возле проема окна, в конце коридора, мелькнула фигура, одетая во что-то белое.

5

Дмитрий немедленно вскочил на ноги, но коридор был уже пуст.
Он быстро посмотрел по сторонам - единственный проем, в котором мог скрыться неизвестный, был в самом конце коридора, почти рядом с окном.
Дмитрий бросился туда. Но добежав туда, не увидел никого.
Проем выходил в очередной коридор, по одну сторону которого шли темные прямоугольники дверей, по другую сторону – такие же светлые прямоугольники. Что было понятно – все они выходили на улицу.
Дмитрий медленно пошел по коридору, заглядывая в каждую комнату.
Впрочем, разглядеть что-то в темных комнатах, было практически невозможно.
А вот светлые комнаты были однозначно пусты.
Дмитрий дошел до самого конца коридора, который выходил на еще одну лестничную клетку. Но здесь лестничная клетка была большей по размеру, лестницы в ней были шире, а в глубине её виднелись шахты лифта.

Дмитрий подошел к лестнице и посмотрел вверх, а потом вниз.
Никаких подозрительных движений или шумов.
Затем он зачем-то, скорее всего, просто машинально подошел к одной из шахт лифта и заглянул в неё.
И тут произошло нечто странное - когда он посмотрел вниз, ему показалось, что он смотрит в какую-то бездну. И внизу этой бездны горел какой-то неяркий свет.
Голова у Дмитрия как-то странно закружилась, он пошатнулся и наверняка бы упал в шахту.
Но тут его внезапно поддержала чья-то рука.
И не просто поддержала, но и прямо-таки оттащила от шахты лифта.
В голове у Дмитрия сразу прояснилась и он обернулся.

Позади него, в трех шагах, стоял человек одетый в необычную светлую одежду.
Одежда эта состояла из короткой куртки, на которой не было ни следа молнии или каких-то иных застежек, и брюк, похожих на узкие брюки-дудочки. И цвет одежды был какой-то странный, вроде бы не белый, а скорее напоминал цвет сливок.
Но наиболее странным было лицо этого незнакомца.
Было в нем что-то очень знакомое, и в то же время – нечто неуловимо чужое.
Чуть-чуть напрягшись, Дмитрий вдруг сообразил, что человек, стоявший напротив, был почти точной копией его самого.
Вот только имел чуть более серьезный и сосредоточенный вид.
Дмитрий некоторое время стоял, просто открыв рот.
Затем незнакомец слегка усмехнулся и спросил Дмитрия:

- Находитесь в полном недоумении, наверное?

- Да, откровенно говоря, даже в немалом недоумении, - с ошарашенным видом произнес Дмитрий.

- Понимаю, я бы на Вашем месте, был бы в таком же состоянии, - проговорил человек, столь похожий на Дмитрия, - но, поверьте, мы не причинам Вам никакого вреда.

- А как же Савченко? – Спросил Дмитрий.

- Вы имеете в виду того чрезвычайно ответственного и сверхбдительного прораба стройки? – Покачал головой незнакомец. – Он просто проявил слишком рискованное любопытство.

- Рискованное? – Эхом повторил Дмитрий.

- Заметил во время своего обхода проявление  оператора во время перехода, - проговорил незнакомец, - и решил выяснить, что и как. И нет, что бы пройти по параллельному коридору, так он решил залезть на карниз.

- Ага, понятно, - сказал Дмитрий, хотя первая часть высказывания была совершенно непонятна, но вот дальнейшее вполне согласовывалось с тем, что рассказывал Савченко.

- И когда он сорвался, мы смогли подстраховать его только в самый последний момент, да и то, не слишком удачно, - сказал незнакомец.

- Вот, значит, почему его травмы не соответствовали падению со столь большой высоты, - задумчиво проговорил Дмитрий, - Вы его как-то притормозили, как мне показалось со стороны.

- Не совсем так, - усмехнулся незнакомец, - мы просто изменили, вектор течения его личного времени. Хотя, увы, не слишком удачно.

- Ничего себе неудачно, если он остался жив при таком падении, - проговорил Дмитрий, - хотя я все равно не понял, что такое вектор личного времени, и вообще – кто такие вы и что делаете в этом недостроенном здании?!

- В двух словах это не расскажешь, - кивнул согласно незнакомец, - давайте пройдем в одну из комнат, там, где есть пара табуретов.

Видя, что Дмитрий находится в некотором замешательстве, незнакомец усмехнулся и проговорил спокойным тоном:

- Вам не имеет смысла бояться, для меня не только невыгодно причинять Вам какой-либо вред, но даже и опасно делать это. Ведь, по сути – Вы являетесь моим зеркальным отражением, или наоборот, смотря с какой стороны посмотреть.

- Ладно, хотя я все равно ничего не понял, но готов выслушать Вас, - немного пришел в себя Дмитрий.

Незнакомец прошел в одну из соседних комнат, Дмитрий последовал за ним.
В комнате действительно оказались два старых, замызганных табурета, видимо притащенных сюда еще строителями.
Незнакомец сел на один из этих табуретов, знаком предложив присесть на второй Дмитрию. Когда тот сел, незнакомец сказал:

- Понимаю, что в голове у Вас сейчас вертится сотня разных вопросов, на каждый из которых хотелось бы получить немедленный ответ, но все же – начну по порядку.

- Я слушаю Вас, - Дмитрий весь обратился во внимание.

- Начну с того, что в существующей Вселенной сложившийся порядок вещей, на самом деле несколько сложнее, чем вы это себе представляете, - начал незнакомец.

- Мы представляем? – Переспросил Дмитрий.

- Вы, имея в виду все человечество, к которому принадлежите и лично Вы – Дмитрий Погорелов, - ответил незнакомец. И продолжил:

- На самом деле устройство Вселенной намного сложнее, чем вы это себе представляете. Причем, во многом, речь больше идет не о пространственном понимании этого строения Вселенной, а скорее о различных аспектах Времени.

- Времени, в плане прошлого и будущего или в плане параллельного течения разных времен? – Уточнил Дмитрий.
 
- Категории Прошлого и Будущего актуальны только для такого линейного, однонаправленного, векторного течения времени, которое существует у вас, - возразил незнакомец, - на самом деле, вариантов существования времени множество, хотя и не бесконечное число. И многие эти варианты действительно сосуществуют во Вселенной одновременно. Но, несколько неверно называть их параллельными. Скорее это разные углы направления векторов и плоскостей различных времен.

- То есть, Вы хотите сказать, что разные времена находятся как бы под углом друг к другу? – Еще раз уточнил Дмитрий.

- Да, примерно так, хотя это будет сильно упрощенное понимание, но более сложные объяснение для вас сейчас наврядли будут понятны, - согласился незнакомец.

- А что, в таком случае, подразумевается под плоскостью времени? – Озадачился Дмитрий.

- Не все времена, текущие во Вселенной, имеют форму вектора, - ответил незнакомец, - есть и такие, которые имеют многовекторную структуру, реализующую многовариантные миры. И бывает течение времени, сформированное, как бы в плоскости, когда одно и тоже событие может быть пройдено одновременно, хотя здесь это слово – тавтология, и по много раз.

- Вот даже как, - покачал головой Дмитрий, - но какое это имеет отношение к этому зданию? И к тем эффектам, которые здесь наблюдаются?

- Самое непосредственное, - ответил незнакомец, - в этом здании, по ряду причин, произошло пересечение нескольких разных векторов времен, которые и дают столь неожиданные эффекты.

- Пересечение? – Снова переспросил Дмитрий, который и сам уже чувствовал, что количество его вопросов просто зашкаливает.

Но незнакомец, столь похожий на него самого, был удивительно терпелив. И на этот вопрос ответил все так же вежливо и очень подробно.

- «Пересечение», в данном случае, это наиболее подходящий термин для определения происходящего, - ответил он, - реально же процесс этот более сложен, и скорее напоминает проникновение одной сложной структуры вглубь другой структуры. Или, как в случае того, что происходит здесь, проникновении одной структуры сразу в две других.

- То есть какое-то из наших времен, почему-то пересеклось с соседними временами? – Предположил Дмитрий.

- Если бы это было так, может быть все было бы куда проще, - покачал головой незнакомец, - но тут дело в другом. Наши с вами времена, по сути, наврядли пересеклись бы, для этого нет предпосылок. Некое третье время, представляющее собой, как мы считаем, трех векторную структуру, по неизвестной нам причине, изменило угол течения этих векторов, которые пересекли и наше время, и то время, которое существует в вашем мире. При этом сдвинулись и границы обоих наших временных реальностей.

- Значит, вы сейчас пытаетесь исправить это положение? – Дмитрий пристально посмотрел на незнакомца.

- Хотелось бы это сделать, но, несмотря на то, что наш уровень развития значительно превышает ваш, это нам все равно не под силу, - покачал головой посланник другого времени, - мы пытаемся выровнять некоторые, так называемые, личные векторы времени.

- А что под этим подразумевается? – Полюбопытствовал Дмитрий.

- В вашем времени, точнее, в общем его потоке, существуют так называемые внутренние течения, формируемые практически каждым разумным существом в вашей реальности, - ответил незнакомец, - они конечно, в целом, обладают теми же свойствами, что и общий вектор времени, но могут иметь и свои собственные нюансы. Например – Ваши постоянные  попадания в ситуации, когда требуется Ваша помощь.

- То есть Вы хотите сказать, то, что я считал этаким неудачным стечением обстоятельств, всего лишь некое не вполне верное течение моего личного вектора времени? – Удивленно проговорил Дмитрий.

- Если говорить упрощенно, то – да, - кивнул незнакомец, - и суть этого явления, во многом кроется именно в том «пересечении», о котором я говорил. Насколько мы можем понять, Вы не единственный человек, который попал в такое положение. И, к сожалению, нечто подобное наблюдается и у нас. И что самое неприятное, именно такие – неверно текущие личные векторы времени, не позволяют ликвидировать все последствия «пересечения».

Дмитрия больно укололо слух слово «ликвидировать», и это видимо отразилось на его лице, потому что незнакомец улыбнулся и сказал:

- Ликвидировать, не в смысле устранить человека, а в смысле скорректировать, по возможности, это течение.

- А это возможно? – Спросил осторожно Дмитрий.

- Как правило, это получается, но вот получится ли в Вашем личном случае, трудно сказать, - покачал головой незнакомец, - многовато факторов, которые в данном случае явно сложились не в нашу пользу. Хотя есть и один плюс.

- Это какой же? – Дмитрий поднял глаза на посланника иной реальности.

- Это чересчур ответственный прораб, который без конца проверял здание, сыграл своим падением нам на руку, ибо привел сюда Вас, - сказал незнакомец, - а в месте «пересечения», а оно именно в данном здании сконцентрировано сейчас, есть шанс изменить что-то.

- Вот оно как, - проговорил Дмитрий, - то есть если бы Савченко не упал и я бы не пришел сюда?!

- Понимаю, что это выглядит весьма подозрительно, но еще раз говорю Вам, к падению Савченко мы не имеем никакого отношения, - развел руками посланник, - вот подстраховать его, мы смогли лишь в последний момент. Да еще и это стороннее вмешательство.

- И что это означает – стороннее вмешательство? – Спросил Дмитрий. – И как это вы его подстраховали?

- В нашем времени, подобные падения практически невозможны, - ответил незнакомец, - поскольку мы существуем в плоскости времени и многие процессы для нас – многовариантны одномоментно. Мы можем произвольно менять направление течения вектора времени по плоскости. Что и сделали в данном случае, поскольку в момент падения этот Ваш Савченко, попал на небольшой момент, в зону действия наших временных законов.

- То-то мне показалось со стороны, что он на мгновенье как бы выпал из поля зрения, - проговорил Дмитрий.

- Да, это именно оно, - кивнул незнакомец, - но в середине его падения, возник кратковременный вброс одного из векторов этого третьего времени. И мы чуть было не потеряли контроль.

- Вот, наверное, откуда – у Савченко рваная рана на плече, - пробормотал Дмитрий, а затем обратился к незнакомцу:

- Но как, же вы все-таки собираетесь корректировать все эти вектора времени?

 - Начать какую-либо коррекцию мы можем, только скорректировав Ваш личный вектор, - сказал посланник, - а для этого Вам придется пересечь и нашу плоскость времен и, скорее всего, один из векторов этой третьей временной реальности.




Дмитрий продолжал сидеть на том же самом табурете, а вот столь похожий на него незнакомец, на время вышел из комнаты.
Дмитрий, по его словам, имел полную свободу действий, мог просто взять и уйти, без каких-либо обязательств.
Единственным последствием всего этого, осталось бы медленно разрушающееся здание, которое могло бы стать источником повышенной опасности. Да еще и собственная судьба Дмитрия, в которой продолжались бы бесконечные спасения в различных происшествиях, но полное отсутствие каких-либо сдвигов в собственной жизни.
И теперь Дмитрий сидел и размышлял над предложением незнакомца.
Собственно, самому Дмитрию, делать практически ничего было не нужно.
Кроме того, что нужно было пройти по всем точкам здания, где по мнению незнакомца, выполнявшего функцию своеобразного разведчика-исследователя, находились так называемый «узловые точки пересечения».
И это, должно было взаимно нивелировать как неверное течение личного вектора Дмитрия, так и снять напряженность в этих самых точках.

Вроде бы – простая задача, но незнакомец честно предупредил, что все эффектов прохождения через указанные точки, не знает и он.
Вот потому Дмитрий сидел и думал над этим вопросом.
С одной стороны – было страшновато попасть в какую-либо совершенно невероятную западню, да еще и связанную со временем.
С другой стороны – опасность разрушения здания, была, судя по всему, реальной, да и собственная жизнь Дмитрия, текла совсем не так, как ему хотелось бы.
И он все больше склонялся к тому, что бы согласится, и попробовать пройти через все эти «узловые точки».

- Как я понимаю, вопрос весьма непростой, может, стоит дать больше времени подумать? – Посланник из другого вектора времени снова вошел в комнату.

- Да вот, не думаю, что большее время для размышления, даст какие-то иные мысли, - покачал головой Дмитрий, - наверное, стоит попробовать. Хотел только спросить – а со своей стороны, вы что-то тоже будете делать?

- Я тоже будут проходить подобные точки, только, если выражаться Вашими же словами – на своей стороне, - ответил чуть грустно незнакомец, - ведь мы действительно, являемся отражениями друг друга, поэтому и действовать должны одновременно.

- Понятно, то есть не совсем понятно, - задумался Дмитрий, - значит, Вы сейчас куда-то уйдете?

- Первую точку, мы пройдем вместе с Вами, - ответил посланник, - но затем, каждый пойдет своей дорогой.

Он вытащил небольшой листок бумаги и протянул его Дмитрию:

- Здесь краткое описание Вашего маршрута, пройдете его весь и, скорее всего, будет некий знак, который скажет о завершении.

- И что это за знак? – Удивленно посмотрел на него Дмитрий.

- Увы, точно не могу сказать, - развел руками незнакомец, - но, вероятнее всего, некая смена обстановки.

- Понятно, - ответил Дмитрий, хотя ему почти ничего было непонятно.

- Ну, тогда, если Вы готовы, можем отправляться, - сказал посланник.

- Хорошо, я готов, - Дмитрий поднялся со своего места. Внутри него одновременно существовали сейчас и некая пустота, и ощущение некое авантюризма.

Посланник вышел из комнаты и прошел к лестничной клетке. Дмитрий пошел за ним.
Затем посланник подошел к дверному проему будущего балкона и вышел на карниз. Дмитрий чуть помешкал, но затем встал рядом с посланником.
С карниза открывался самый обычный вид – на небольшой переулок, отделяющий зону стройки от сквера.

- А можно еще вопрос? – Несколько неуверенно начал Дмитрий, глядя на незнакомца искоса.

- Почему мы так сильно похожи с Вами? – Незнакомец улыбнулся. – Я давно ожидал этого вопроса, Вы оказались терпеливее или скромнее. Ответ прост. В мирах, являющихся отражениями друг друга, а с нашими мирами – течениями времен, так и есть, очень многие вещи, и люди в том числе, весьма похожи. И похожи они не только внешне, но и многими аспектами своей жизни. Именно поэтому здесь, на этом перекрестке, встретились именно мы с Вами. Но сейчас, нам пора приступать.

И тут незнакомец показал куда-то вниз и в сторону.
Дмитрий посмотрел туда и понял, что тот имеет в виду.
Чуть в стороне, и ниже на пару этажей, находился большой козырек главного вестибюля. И вот его поверхность, периодически, как будто начинала расплываться.

- Нам нужно прыгнуть туда, это одна из первых, образовавшихся точек «пересечения», - сказал посланник, - как только мы окажемся в этой точке – каждый из нас начнет свой маршрут. Сможете допрыгнуть?

Дмитрий прикинул расстояние:

- Думаю, без больших проблем.

- Тогда, вперед, и пусть у нас все получится, - произнес посланник и, с силой оттолкнувшись от карниза, прыгнул в сторону козырька.

У Дмитрия на мгновенье все похолодело внутри. Но незнакомец благополучно перелетел небольшое расстояние от карниза до козырька и приземлился на крышу последнего.
Плавно спружинив при приземлении, он почти сразу выпрямился, обернулся, махнул рукой Дмитрий и двинулся к центру козырька.
Поверхность крыши вдруг пошла какими-то волнами, и незнакомец вдруг исчез из виду.

Несколько секунд Дмитрий стоял в некоторых сомнениях, все еще не решаясь приступать к прохождению своего маршрута.
Затем машинально сунул руку в карман, нащупал там листок, который дал ему посланник, глубоко вздохнул, примерился и прыгнул вперед и вниз.

На удивление, он попал почти в то же место, в которое перед этим, приземлился незнакомец из некоего зеркального отражения.
Правда, Дмитрий все же сильно наклонился вперед и был вынужден опереться при приземлении руками. Но затем, быстро выпрямился и вытащил листок бумаги.
Там четким, очень похожим на его собственный, почерком было набросано несколько строк. И первая строка гласила – «первое окно слева над козырьком».

Дмитрий повернулся налево. Над козырьком было четыре окна. Три из них, те, что были правее, выглядели совершенно обычно. А вот крайнее слева, когда Дмитрий начал подходить к нему, с каждым шагом, меняло свои очертания, становилось то шире, то уже, то начинало расплываться в тумане.
Но когда Дмитрий подошел к нему вплотную, оно снова приняло первоначальную форму.
Дмитрий попытался заглянуть внутрь, но разглядел лишь какой-то длинный коридор.
Он подпрыгнул и забрался на подоконник.
Это было странно, но перед ним действительно был очень длинный коридор, который по всем ощущениям, должен был бы выходить за пределы здания.
На самой границе визуального восприятия, было видно, что коридор раздваивается.
Дмитрий пожал плечами и спрыгнул на пол.
Ничего не изменилось. Тогда Дмитрий решительным шагом двинулся к видневшейся, чуть ли не на горизонте, развилке.

Поначалу коридор казался просто длинным коридором без единой двери, хотя конечно немало напрягало то, что его видимая длина явно многократно превышала размеры здания, в котором он вроде бы находился.
Но Дмитрий скоро привык к этому эффекту.
Однако, спустя некоторое время, когда он дошел примерно, по своим ощущениям, до середины коридора, ему все больше стало казаться, что развилка с каждым шагом удаляется от него.
Он даже прибавил шаг и убедился в том, что это действительно так, и ему это совсем не кажется.
Причем, чем быстрее он шел в сторону развилки, тем быстрее она отодвигалась.
Дмитрий остановился. Тут явно требовалась какая-то иная тактика. Иначе конец коридора уйдет вообще в бесконечность.

Дмитрий попробовал идти очень медленно. И в этом случае, действительно, конец коридора перестал удаляться.
Но, с другой стороны, и Дмитрий почти перестал приближаться к этому концу.
«Этак, можно до второго пришествия идти по этому коридору», - подумалось Дмитрию.
Тут он задумался и перешел на быстрый шаг.
И внезапно осознал, что прилично приблизился к развилке.
Бросился было бежать, но развилка, вдруг начала моментально удаляться от него.
Дмитрий снова остановится и задумался.
Вероятно, тут был некий порядок, при котором коридор либо удлинялся, либо нет.
«Здесь постоянные изменения времени, может, в этом собака зарыта?» - подумалось Дмитрию.

Он снова начал двигаться вперед, ровным спокойным шагом. Сделав больше двух десятков шагов, он точно засек, что развилка с такой же скоростью удалялась от него. Но вдруг, она перестала удаляться, Дмитрий сделал еще два десятка шагов, и эти шаги реально приблизили конец коридора.

«Вот, значит, оно как, есть временные интервалы, в которые лучше не ходить»,- догадался Дмитрий.

Теперь он двигался короткими перебежками. Примерно полминуты быстрого шага, затем около минуты – стоял.
И эта тактика принесла свои плоды. Через четверть часа, он дошел-таки до развилки.
Подсказки от посланника иной реальности для развилки не было, и выбирать путь нужно было самому.
Налево уходил точно такой же коридор, который, как догадывался наш герой, имел, вероятно, такие же свойства.
Направо, через несколько метров, было еще одно разветвление, которое, судя по всему, выводило путь на некую лестницу.

Дмитрий, недолго думая, выбрал путь направо, и далее – на лестницу.
Которая оказалась копией той лестницы, на которую он попал в начале.
Вот только коридоров на лестничную площадку, здесь выходило по три.
Один был тем выходом, из которого вышел Дмитрий, второй в своем конце заканчивался уже знакомым проемом окна. А вот третий, скорее всего, был такой же узловой точкой, ибо казалось, что он все время меняет свои очертания и свое направление.

Вот по нему, Дмитрий и решил пойти.
В первый момент никаких сюрпризов коридор не преподнес. Более того, когда Дмитрий прошел по нему метров десять, но вдруг перестал плыть в очертаниях.
Дмитрия это немало насторожило, и он на всякий случай заглянул в листок с подсказкой. И тут он даже подпрыгнул – листок был совершенно чист, ни единой строчки на нем.
Но ведь он совершенно точно помнил, что когда смотрел в него последний раз – там было не менее семи или восьми строчек.
А теперь – листок был пуст…
«Черт, видимо это все фокусы этих перекрестий времен, придется действовать самостоятельно», - подумалось Дмитрию.
И тут до его слуха донесся звук визга тормозов, удара и бьющегося стекла.
«Машина где-то врезалась», - подумал Дмитрий, и тут же одернул себя – какая машина может быть внутри высотного здания.

Но, видимо, реакция на подобные вещи, настолько сильно въелась в его подкорку, что он чисто машинально бросился в ту сторону, откуда донесся звук. Завернул на один поворот, за второй, и … внезапно вылетел в широкий, десятка два метров, коридор, посередине которого стояли, столкнувшись два автомобиля.
Некоторое время Дмитрий стоял остобенев от удивления, затем бросился было к машинам, но что-то остановило его.
Он понял, внезапно, что это лишь игра его подсознания, усиленная какими-то процессами внутри здания.
И не обращая уже внимания на нереальное ДТП, пошел прочь от этого места, и… совершенно внезапно оказался на лестничной клетке.
Причем не той, с которой вышел всего десять минут назад, а на той лестнице, на которую он вошел с черного хода в здание.

«Так, вероятно, какую-то узловую точку, я уже прошел»,  - кивнул сам себе Дмитрий.
Он посмотрел в коридор, который шел с левой стороны и узнал то окно, которое меняло свою освещенность при приближении.
Немного подумав, Дмитрий повернул туда.

7

На сей раз коридор решил несколько изменить свою тактику. Теперь проем в конце его, темнел только пока Дмитрий не дошел до середины коридора.
А затем, наоборот, начал светлеть. Причем светлел настолько сильно, что когда Дмитрий подошел к его концу, было даже, тяжело смотреть на этот свет.
Но Дмитрий все-таки подошел к самому проему и аккуратно выглянул в него.
Теперь перед ним была плоская крыша какого-то здания. Причем здания весьма большого по площади – край крыши находился метрах в двухстах от того проема, из которого выглядывал Дмитрий.
Крыша была почти пуста, если не считать небольшого возвышения, с правой стороны, примерно в полусотне метров. При этом все пространство вокруг было залито ярким, неестественным светом.

А вот на краю крыши, прямо перед проемом, была видна женская фигура.
Какая-то девушка стояла на самом краю крыши.
Дмитрий вышел на крышу и пошел медленно в сторону стоявшей девушки.
В глубине души его возникло какое-то странное смятение, как будто он присутствует при чем-то очень важном.
Подойдя поближе, он обратил внимание, что девушка стоит уж слишком близко к краю и смотрит вниз. Внезапно он понял, что девушка хочет прыгнуть вниз. Он сделал один шаг, затем второй, и тут, откуда-то сбоку донесся неожиданно звук велосипедного звонка.

Дмитрий машинально повернул голову и увидел подростка на велосипеде, который на большой скорости врезался в то самое возвышение с правой стороны. Он чисто инстинктивно сделал несколько шагов в ту стороны, но потом спохватился и снова повернулся в сторону девушки.

Её уже не было. И снова он рванулся было в сторону края крыши, но потом что-то щелкнуло у него в голове, он остановился и резко повернулся в сторону упавшего велосипедиста.
Позади него, никакого велосипедиста не было. И никакого возвышения на крыше не было.
Да и сама крыша была весьма скромных размеров, проем двери, из которого он вышел, был всего в десятке шагов от него. И крыша уже не была залита светом, и стояли сумерки.
Местность вокруг представляла собой, по сути, большой колодец из многоэтажек, с пустыми глазницами окон.
Вид этот был весьма неприятен, и Дмитрий просто вернулся в коридор, откуда вышел. И уже не оглядываясь, прошел по коридору до лестничной клетки.

Теперь была возможность проверить второй коридор, тот который вроде бы выходил во внутренний двор. Дмитрий прошел по коридору, и снова, как и в начале своего путешествия по зданию, услышал на этаже выше, странный звук, как будто кто-то бежит на цыпочках.
Дмитрий остановился, звук движения тут же прекратился. Дмитрий сделал два осторожных шага, наверху некто тоже сделал несколько торопливых шагов.
Дмитрий сделал пару шагов назад, наверху было тихо.
Снова прошел вперед – и вновь наверху торопливое движение.
Дмитрий быстрым шагом прошел на лестничную клетку, наверху никаких звуков не было слышно.
Подумав немного, Дмитрий решительно поднялся на этаж выше.
«Это все начинает изрядно повторяться», - подумалось ему.

Шестой этаж по планировке был, конечно, идентичен пятому, но вот коридоры его отличались весьма заметно.
Во-первых, в них обоих царил полумрак, поскольку проемы в конце каждого коридора были частично заделаны какими-то полупрозрачными панелями.
Что уже само по себе было странно, до этого все оконные и дверные проемы, которые наблюдал здесь Дмитрий, были пустыми.
Во-вторых, в отличии и от пятого, и от седьмого, и от восьмого этажа, здесь в коридорах имелось немалое количество каких-то ящиков, контейнеров, упаковок.
Дмитрий немного поколебался, но затем выбрал более короткий коридор, идущий налево.

В этом коридоре различного мусора было немного, но проходя мимо, Дмитрий обратил внимание, что все коробки, да и пол коридора тоже, были покрыты изрядным слоем пыли. Как будто здесь уже много времени, никого не было. Причем не просто много времени, а очень много, ибо такой слой пыли мог скапливаться только годами. А само здание было построено лишь в начале этого года.
Дмитрий подошел к концу коридора и попробовал разглядеть что-либо через полупрозрачную панель, которая перегораживала проем.
За тусклым, серым стеклом виднелось что-то похожее на тоннель, уходящий вдаль, в котором под потолком висели светильники.
Никакого тоннеля, за окном существовать не могло, но Дмитрий помнил и про неожиданно большую по площади крышу на пятом этаже и залитую розовым светом долину на восьмом.
Дмитрий попробовал надавить на панель, закрывающую проход, но та не поддавалась, даже не шелохнулась нисколько.

Дмитрий с сожалением посмотрел на видневшийся за панелью коридор и повернулся, что бы идти назад. В этот момент за его спиной что-то треснуло и как будто рассыпалось по полу.
Дмитрий резко обернулся назад и с изумлением посмотрел на панель, которая буквально пару мгновений назад, перегораживала проход, а теперь уже практически распалась на мелкие кусочки, которые валялись на полу.
Но, что самое удивительное, это то, что в свободном от панели проеме, виднелась обычная для строительной площадки панорама.
То есть всевозможный строительный мусор, лежащий то там, то сям, между двумя недостроенными зданиями.
Зато Дмитрий обратил внимание, что снаружи, видимо уже прошло немало времени, поскольку вошел в задние он довольно рано утром, а сейчас уже наступали сумерки.
«Однако, надо бы и завершать путешествие», - подумал Дмитрий, и двинулся в противоположный конец коридора.
И тут удивился еще раз – коридор был пуст, никаких коробок, никаких упаковок в нем уже не было. Что характерно, в нем не было и толстого слоя пыли, который покрывал его в тот момент, когда Дмитрий вошел в коридор.

Вздохнув, Дмитрий вышел на лестничную клетку и тут обратил внимание, что и второй коридор тоже выглядит иначе. И в этом коридоре уже практически не было строительного мусора.

Дмитрий прошел по коридору до темной полупрозрачной панели, и внимательно присмотрелся сквозь неё.
Здесь за панелью не было видно ровным счетом ничего.
Ни единого огонька, ни единого очертания не угадывалось за тусклой поверхностью панели.
Дмитрий попробовал осторожно надавить на эту панель.
Но и эта панель не поддавалась.
Дмитрий, вспомнив о поведении панели в предыдущем коридоре, снова развернулся и двинулся назад.
Затем, пройдя несколько шагов, быстро обернулся.
Но нет, эта панель продолжала оставаться на месте, не собираясь распадаться.
Дмитрий разочарованно вздохнул, вернулся к панели и толкнул её рукой.
Внезапно панель легко подалась под его нажатием и…
Дмитрий, взмахнув руками, вместе с ней вылетел наружу.

Земля начала стремительно приближаться, и вдруг…
Пространство перед Дмитрием как будто бы сложилось конвертом, и он относительно плавно приземлился на асфальт.
Правда, почти сразу после этого, его отбросило набок и, уже окончательно падая на землю, он посмотрел вверх, и ему показалось, что небо вдруг стало на мгновенье намного ближе, а затем оно снова приняло обычный вид.
И тут… пространство вокруг него завертелось, как карусель, а он потерял сознание.

*** 

- Ну, Димка ты даешь, - услышал Дмитрий как будто сквозь ватное одеяло, чей-то знакомый голос.

- Неосторожно и неосмотрительно с Вашей стороны, Дмитрий Васильевич, - гудел еще один знакомый голос.

Дмитрий с трудом разлепил тяжелые веки.
Он лежал на койке в процедурной комнате своего отделения.
Над ним хлопотал его приятель Николай, ему помогал фельдшер, кажется, его звали Алексей, вспомнил Дмитрий.
Чуть в стороне, укоризненно качая головой, стоял заведующий.
А прямо позади него с каким-то испуганно озабоченным видом, медсестра Алла, та самая, которая принимала в свое время Савченко.

- Ну, наконец-то, пришел в себя, - сказал Николай, заметив, что Дмитрий открыл глаза, - как самочувствие то?

- Ничего вроде, - пробормотал Дмитрий, - только в голове тяжесть какая-то, и перед глазами все немного плывет, да еще нога болит немного.

- Ну, охранники на стройке не смогли сказать, с какого этажа ты спланировал, но отделался ты, относительно легко, - усмехнулся Николай, - на стройке то, как оказался?

- Да, хотел посмотреть, откуда же там свалился Савченко, - проговорил Дмитрий первое, что ему пришло в голову.

- Ну, я понимаю, оказывать помощь пострадавшим, но еще и вести расследование несчастных случаев, это уже слишком, - прогудел заведующий отделением, Гончаров.

- Такое точно больше не повторится, Алексей Федорович, - Дмитрий виновато посмотрел на заведующего.

- Ладно, лежи, отдыхай, - проворчал заведующий, - придется тебе на вид поставить за небрежность, но как выздоровеешь, больше никаких приключений.

- Согласен, Алексей Федорович, - кивнул Дмитрий.

- Да уж, ты тут изрядно переполох наделал, - снова улыбнулся Николай, - вот девушка так вообще, когда узнала, так вся с лица спала, и места себе не находила.

Алла покраснела и выбежала из палаты.
А Дмитрий подумал, что он раньше никогда не замечал, что у медсестры такие красивые серые глаза, и такие симпатичные ямочки на щеках.

- Ладно, сейчас тебя обколем, и спи пока, - ухмыльнулся, оглядываясь на дверь, Николай.

***

В собственной больнице, Дмитрий провел четыре дня, затем, после небольшого совещания, Гончаров с Николаем решили отпустить Дмитрия домой.
В анамнезе у него было легкое сотрясение плюс не осложненный вывих голени, который был успешно вправлен, а на ноге красовался фирменный бандаж.
С легкой тростью, чуть прихрамывая, Дмитрий вышел на крыльцо.
И тут столкнулся с прорабом Савченко.
То был на костылях, но выглядел значительно лучше.
Увидев старого знакомого, Савченко обрадовался и поделился с ним новостью.
Оказывается, за это время, в здании побывала авторитетная комиссия, и не более не обнаружила ни одного непонятного эффекта.
Так что здание, предполагалось в ближайшее время начать достраивать.

«Неужели все эти прохождения через узловые точки сработали?» - подумал Дмитрий.
Чуть прихрамывая, он спустился с лестницы больницы и вышел на ворота.
И тут, в конце улицы раздался грохот удара, и звон разбитого стекла.
Дмитрий резко повернулся в сторону этого шума.
Автомобиль, видимо не справившись с управлением, влетел в витрину небольшого магазинчика.
Дмитрий, было, инстинктивно дернулся к месту происшествия.
Но тут, из-за угла больницы выскочили два молодых парня, в которых Дмитрий узнал новых ординаторов приемного отделения, и бросились к месту аварии.
Дмитрий притормозил и подумал, что, похоже, его личный вектор времени, прошел-таки исправление.

Он повернулся к остановке маршрутного такси, которое ехало до самого его дома, и тут увидел стоявшую там же Аллу, ту самую медсестру из его отделения.
Которая, каждый день его пребывания в больнице, даже в свободное от дежурства время, навещала его.
Дмитрий улыбнулся ей и подошел поближе.

- Хочу отметить свою выписку, - сказал Дмитрий, - не желаете присоединиться ко мне в летнем кафе?

В глазах девушки промелькнули за мгновенье – недоверия, надежда, а затем и радость. Она улыбнулась ему в ответ, и проговорила:

- Что же, буду совсем не против!

- В таком случае, позвольте предложить Вам руку, - чуть шутливо произнес Дмитрий, приглашая девушку взять его под руку.
 Девушка рассмеялась, взяла его под руку, и они пошли по улице.

На углу больницы, Дмитрий посмотрел на возвышающиеся в отдалении недостроенные высотки и искренне пожелал своему двойнику из неведомого «отражения», что бы у того – тоже все получилось.


Рецензии
Потрясающая фантастика, заставляющая задуматься о своем месте в этом, да и не только, мирах. прочитала с огромным удовольствием.
А в многомерность нашего мироздания, да и в высший Разум я верю, кто бы его и как не называл.
с уважением, пожеланием творческих успехов, и конечно, с праздником!

Ирина Матросова   09.05.2019 18:48     Заявить о нарушении
Благодарю Вас, Ирина за отзыв.
Действительно, порой человеку бывает трудно найти свое место в этом мире, хотя, быть может, для этого ему нужно всего лишь... взглянуть на свою жизнь как бы со стороны, этакого альтернативного "Я", чтобы понять - где же ты постоянно оступаешься.

И Вас также с праздником, Ирина!

Сергей Макаров Юс   09.05.2019 20:14   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.