Зарук и дети. Радио серия

     Снова заскрипела рация.  Кто-то пытался выйти на  связь с Заруком. Сегодня проводилась спецоперация  «Метель». Стояло жаркое лето 1989-го и эта "горбачёвская оттепель" не предвещала капитану Заруку ничего хорошего. Ловили хулиганов.., писающих в телефонных будках и автобусных остановках. Рация щёлкнула и сквозь замызганную дырчатую решетку динамика донеслись обрывки мата. Зарук взял прибор в правую руку передернул выключатель и закричал.
- Ало.. э .. Овца, я Баран, приём.., Овца, Овца, ответь, я Баран,- рация молчала минуту. Затем послышался вздох прокуренных лёгких, и, где-то далеко, притаившийся в засаде женский голос спокойно произнес.
- Я Овца, приём...,  Зарук, слушай сюда, тебе пришла новая вводная.

               

    Кто  послал его в эту школу, ненависть или зависть начальства. Зарук мог только догадываться. Но сегодня он предчувствовал потерю. Сегодня капитана ожидала работа, к которой он не то чтобы не привык, он её ненавидел. Там где он привык бить рублём, надо было подбирать слова, и пистолет здесь так же не пригодился бы.
    Брать  или не брать,- этот вопрос его мучил всё утро. Он перекладывал пистолет из-под подушки в банку с горохом  и  обратно  несколько раз. И нашёл единственно верное решение - надо обойму оставить дома, а пистолет положить в кобуру. «Так  оно надёжней будет», - подумал капитан и ещё раз передёрнул затвор, проверил, нет ли пули в стволе. Убедившись, что ствол сияет грязной пустотой никогда не чищеного и давно не стреляного пистолета, Зарук произнёс,
    - Ничего, сука, когда - нибудь я тебя помою!
    До школы Зарук добрался без приключений. «Значит худшее ещё впереди»,- подумал инспектор. Он взялся рукой за ручку двери нужного класса и подумал вслух;
    -  А что лучше сделать, - выдохнуть или вдохнуть? Если при входе вдохнуть, то эти гадёныши подумают, что он испугался, если при входе выдохнуть, то как тогда с ними поздороваться.
    Дверь распахнулась  не дождавшись решения капитана  и  остановилась после удара об его лоб.  Высокая тулия и кокарда были смяты, из глаз посыпались искры, и покатились крупные мужские слёзы. Он пошатнулся, но устоял,  мягко отвалился от двери, но успел заметить  движущуюся на него женщину, её глаза  не предвещали ничего хорошего:  « Вот тебе и первый раз в первый класс»,- подумал Зарук,- «Стой, стрелять буду»,- чуть было не сказал старший инспектор, но женщина его опередила:
   - Это ещё что за маскарад, ещё клоунов нам не хватало, своих мало!
    Зарук опешил, потом сделал четыре шага вперёд и очутился в классе.
- Старший смены ГАИ капитан Зарук, -  произнёс привычно и грозно инспектор.
     На него смотрели двадцать пять пар детских глаз и он, стоя у доски  и вовсе не вспоминал детство, а чувствовал себя  приговорённым к расстрелу. Нависшая пауза и тишина становились нестерпимыми. « Чего им от меня надо?» - подумал инспектор: « И так вы меня сегодня уже обобрали!»
  Но  капитана спас его профессионализм. Он принюхался, почувствовал запах табака идущего  от  второгодника на последней парте, и первая фраза сама сорвалась у него с уст,
- Ну, что? Допроветривались? Остальное сложилось само собой. Он сел на любимого конька, - всё что угодно,  дети, только не пейте за рулём и переходите улицу только на зелёный. Да, и эта.., не писайте вы в подъездах и лифтах, и, тем более - в телефонных будках.
  Он приводил в пример статистику и  сыпал  заученными шутками, не понимая что у детей вызывает смех. Делал паузы, заменяя нецензурные слова на доступные детям. Смеялся вместе с ними и снова сыпал шутками.
        - Что должен чувствовать водитель, видя на дороге  такого вот скромного инспектора как я?- спрашивал он  и сам же  отвечал,
        - Водитель должен испытывать чувство страха!
 Когда прозвенел звонок, Зарук не понял что произошло. Он так вошёл в образ учителя доселе ему не ведомый, что не хотел так просто уходить из класса. Впервые в жизни он проговорил без остановки 45 минут и его слушали. Никто из детей не усомнился в том, что его сединам верить нельзя. Учительница в конце даже пропищала «браво», слегка привстав с задней парты.
- Я ведь недавно автомобиль купила. Как мне это всё кстати.
- Кстати - некстати – время покажет. Вы знаете поворот на Минской трассе 355  километр ?
- А кто там живёт.
-  Там уже никто не живёт. Я там стою. –  Зарук не мог остановиться и не понимал зачем он говорит это молоденькой учительнице. Но осознавал он одно, что входил в класс знаком вопроса, а выходил знаком восклицания!


                А. Бельский, А.Перевощиков 2003г. г.Москва. гостиница "Украина".


Рецензии
"Никто из детей не усомнился в том, что его сединам верить нельзя".

Вы перестарались с набором отрицаний, и смысл получился обратный ). Получилось:
Никто не сомневался, что ему верить НЕЛЬЗЯ )))

Но в целом рассказ хорош.

Людмила Людмилина   22.06.2020 22:34     Заявить о нарушении
Людмила, спасибо. Буду совершенствоваться.

Перевощиков Александр   09.07.2020 00:40   Заявить о нарушении