Топь, топить, топка, топтать, топор но ропот

    Почему топить печь не означает топить её в воде?

    Слово «вода» на санскрите звучит по-разному: «  jalа», «aras», «tava», «uda». Все они очень разные по звучанию, но одинаковые по смыслу и означают «вода, влага».
   
    Очевидно, что все эти названия означают один предмет, но произносятся как определяющие его характерные признаки:jala - тающая; aras - орашающая; uda - приятная; tava — восхитительная.  (Подробнее эта тема раскрыта в  авторской статье «ТАВА, ТАМА, ТАРА и ТАЖА. Происхождение речи.»)

    Существующие производные слова tava, находящиеся в понятийном поле этого слова, представлены в "Таблице возможных сочетаний слогзвуков" авторской статьи "Происхождение речи. ЖАХА, ЖАВА, ЖАРА, ЖАТА, ЖАМА", где в понятийном поле слогзвуков ТА и ВА для слова ТАВА представлены ешё восемь возможных производных: дава, йава, таба, тапа, даба, дапа, йаба, йапа. С учетом перестановки слогзвуков  количество возможных производных увеличивается до шестнадцати: вада, вайа ,  бата, пата, бада, пада, байа, пайа.

    За каждым из них может быть закреплен характерных признак, особенность воды как формирующей, воздействующей  субстанции. Слова созданные от характерных особенностей воды как бы сравнивают чьи либо действия, с действиями воды.
    Соответственно глагольные формы от этих корней употребляются и ныне в русской речи:
   - давлеть (от  «дава-» и слогзвука «-ле» - создавать, особенность «напирать на преграду»);
   - создавать, давить (от «дава» - вода);
   - явить, являть, появиться (от «-йав-» производной формы корня «дав-», особенность приносить что либо, «появиться из воды»);
   - таблетировать (от «таба-» и «-ле-», особенность уплотнять);
   - таптать, топь, потоп ( от «тапа-»,  та же особенность воды уплотнять);
   - ваять  (от «вайа-» второй производной от «вада», особенность к созданию форм);
   - баталия, батальон (  от «бата-» и «-ле» несет характерную особенность воды «преодолевать преграду, сминать все на своем пути», в свою очередь глаголы «преодолевать, одолевать» тоже связаны с понятием «вода» имеют в своем корне славяно-арийский слогзвук «-до-» см. авторскую статью « Слог и слово. Тайный код славянской речи», но имеет значительно более позднее происхождение 8-10 тыс.лет назад, чем глаголы от производных корней словсмысла ТАВА и ВАТА возрастом более 20 тыс. лет);
   - потеть ( глагол от "пата-" производной слова «бата», несет смысл «обливаться водой, становиться мокрым»);
   - паять ( глагол от «пайа-»  производной слова «бата» несет характерную особенность воды «соединять, выступать как связующий элемент», сравните с устойчивым словосочетанием «припойный лед»);
   - падать  ( глагол от  производной слова «бата» несет характерную особенность воды «перемещаться сверху вниз»);
   - баять, баюн, баю-баю  ( глагольная форма от  производной "байа-" слова «бата» несет характерную особенность воды «издавать звуки»);
   - ябедничать, ябеда (  глагольная форма от  производной "йаба-", по сути это синоним производной "байа-" с иной очередностью слоговых звуков и  смысловой окраской "говорить, уговаривать, обещать, нашептывать"). По сути "баять" и "йабать" одно и тоже слово, но второе с окраской "давать обет, обещать". Таким образом современное  "обаятельная ябеда " от глаголов "баять" и "ябать",  а ныне считающиеся не приличными слова "найабаять, объйабать" в значении "обмануть, сказать и не сделать" несомненно происходят от глагола "ябать".

    Особенность воды издавать звуки запечатлена в русском фольклоре: "ну а как уж говорит, словно реченька журчит". Применение глагола "речити" для обозначения голосового способа передачи информации произошло во времена неолита уже в славяно-арийской среде, глагол же "баяти" сохранилось в русской речи со времен палеолита. От глагольной формы слова "речити" славяно-ариями подобраны существительные для обозначения водных артерий "речка" и "река", в смысле "говорливая".

    Особенность воды уплотнять любой сыпучий материал, встречающийся у неё на пути давно замечен человеком. И рыхлый грунт, и песок и щебень после обильного проливания уплотняется до такой степени, как будто его долго трамбовали, или били трамбовками.
    Это характерное для воды свойство:  бить, давить, уплотнять закрепился в корнях слов "таб-", "тап-", "топ-", "тяп-". Например слова в русской речи: топать, таптать, табун, табор, тяпать, стопа.

   Другими словами можно сказать, что освободившуюся после сильного паводка  территорию можно назвать словами: затаборенной, затоптаной (затаптаной, затабтаной), затопленной. Во всех этих прилагательных присутствует производная арийского слова «tava»: таб-, топ-.

 В смысловом поле арийского словсмысла ТАВА (вода) эта особенность воды закреплена за  её  производной формой «тапа». Русские слова имеющие корень от этой производно неприменно связаны с уплотнением: таптать, топать; либо с битием: тяпать, тёпать.
    Существует устойчивое словсочетание  "разбить лагерь". То есть предполагается очистить участок территории  от растительности для остановки на ночлег, иначе говоря  "таборить"  с существительным от этой глагольной формы "табор" .

    Не может вызывать сомнения, то обстоятельство, что при выборе стоянки древний человек присматривал заведомо пригодные для этого места. Как правило такие места были недалеко от  воды, были уплотнены (утоптаны) водой,  были затаборены водой, уже были подготовлены для стоянки. Конечно здесь же можно было найти много топляка (топлива, топки), вынесенных водой из русла реки стволов и веток поваленных паводком деревьев, пригодного для разведения огня. В смысловом понимании "затаптывать", "таборить", "таптать", "топать" означает "делать как делает вода". Можно сказать, что "топь" это "бурный потоп, поток воды в котором можно утопнуть".

   В одном смысловом поле со словом «табор» находится и слово «топор», как орудие для «таборения», «топорения», «стопорения». Здесь прекрасно видно родственная связь слов «топор» и «стопор», по сути они происходят от одного действия: «останавливаться на  стоянку»,  «разбивать лагерь», «табориться», «стопориться».

   Синонимы к слову «топор»: секира, бердыш, потес, колун; характеризуют не предмет, а функции, выполняемые им, и не могут поэтому претендовать на более раннее происхождение. Известно, что деревянная рукоять у этого орудия труда называется «топорище», то есть древко, ручку, на которую насаживается лезвие, выкованное или отлитое из прочного металла.
 
   Замечу, что ни у одного инструмента, крoме топора, собранного с применением деревянной рукояти нет специального названия для древка, на  которое насаживается режущий элемент. Во всех случаях деталь, посредством которой человек удерживает орудие труда называется либо рукоятью, либо древко (черенок).
 
   На основании этого наблюдения можно сделать вывод, что основной деталью топора является увесистое топорище, а вспомогательным, усиливающим эффективность всего инструмента является  каменное или металлическое лезвие. Таким образом любую дубину ( арийское ДАБА) можно называть топором ( арийским ТАПА), тем более что по сути и ДАБА, и ТАПА находятся в одном смысловом поле словсмысла ТАВА, и являются производными по отношению к нему (см. Таблицу в  авторской статье «Происхождение речи. ЖАХА, ЖАВА, ЖАРА, ЖАТА, ЖАМА»).
   Слогсмысл РА в конце слов «табор» и «топор» в виде звука "-р" придает божественный смысл этим словам.

   В этимологическом словаре русского языка. — М.: Прогресс М. Р. Фасмер 1964—1973 прекрасно показана обширность ареола распространения древнейшего слова «топор» :
    «Топор топор  род. п. -а;, укр. топiр, род. п. -ора;, русск.-цслав. топоръ, болг. топо;р, словен. topor, род. п. tорorа, чеш., слвц. tороr, польск. topor, род. п. -оrа, в.-луж. tороrо, н.-луж. toporico "топорище".
   Не исключена возможность праслав. образования, связанного чередованием гласных со ст.-слав. теп, тети "бить"; что касается суф. оформления, ср. *kоsоrъ, *stoborъ; см. Младенов 636; RЕS 4, 194; "Slavia" 10, 248; Ильинский, ИОРЯС 31, 352; Маценауэр 84. Зубатый (Wurzeln 15) тоже считает это слово праслав. и смело сравнивает его с топать, топтать (см.), а также с укр. тепорити "тащить с трудом". Однако нельзя отделять эти слова от др.-ир. *tараrа- "топор", ср.-перс. tabrak, нов.-перс. teber, курд. tefer, белудж. tараr, откуда заимств. арм. tараr – то же, а также мар. tа;аr; см. Хюбшман 252; Лиден, Тосhаr. Stud. 19; Вихман, Stud. K. Tallqvist 371; ТТ 100; UJb. 7, 256. Поэтому здесь предполагали заимств. из др.-ир.; см. Мейе, RS 2, 67; 6, 173, ВSL 24, 142; 26, 46; МSL 10, 140; Розвадовский, RО I, 110; Гуйер, U;vod 77; Фасмер, RS 6, 176; Коржинек, LF 67, 189; Селищев, ИОРЯС 32, 308; Миккола, Ursl. Gr. I, 11; Остен-Сакен, IFAnz. 28, 37. Ввиду слав. -р- нет основания говорить о посредстве тюрк. t;b;r – то же, вопреки Миклошичу (см. Мi. ЕW 359; ТЕl. I, 239; 2, 167), Брюкнеру (573), Г. Майеру (Alb. Wb. 432), Локочу (155). Из вост.-слав. заимств. фин. tарраrа "топор" (см. Миккола, Ber;hr. 170), др.-сканд. tараr-;х "боевой топор" (Хольтхаузен, Awn. Wb. 300), а из последнего – также англос. t;pper;х "топорик" (Хольтхаузен, Aengl. Wb. 343). Мар. слово заимств. не из слав., вопреки Якобсону (Аriеr u. Ugrf. 304); см. Вихман, там же.»

   О происхождение слова топор в этимологическом онлайн-словаре Шанского Н.М. Читаем: «ТОПОР. Общеслав. Скорее всего, суф. производное от той же основы (с перегласовкой о/е), что др.-рус. тети, тепу, диал. тёпать «рубить, тяпать, бить».
   Топор известен на Руси с 11 века как боевое орудие, а в 14 веке топор (или слово топор) стали использовать плотники. В др.-рус. языке известно слово тепу – бью, также в диалектах тёпать – бить, рубить, тяпать. Сравним: тепать – топор, сечь – секира. Слово общеславянское, а корень tip/top – звукоподражательный, как и в слове «топать».
   Как сказал Фасмер, связь «топора» и «топорщить, топырить» произвольна, то есть случайна. Не безосновательно ученые связывают слова  ТОПЫРИТЬ и ТОПОРЩИТЬ  с глаголом «пырить» , в диалектах он встречается со значением «ощетиниваться». Также известен глагол «пырять», экспрессивная форма от «пороть», а там и до греков недалеко: piero (греч.) – колю, режу.

   Очевидно происхождение глаголов «пырить», «пырять», «перить», «опериться» от славянского слова «перо». Корень «пер-» во всех случаях применяется для обозначеия признака аналогичного торчащему перу, или  иначе говоря «топорщемуся».
 
   Префикс «то-» в глоголе «топырить» несет смысл утверждения и является первичным слогсмыслом к слову «это», то есть «то пырить» означает на современном русском  «это пырить»  и несет смысл сравнения   с торчащим предметом  - «точно перо».

   Само слово «перо» имеет отношение к понятию «род». Префикс «пе-», обозначающий на слоговом языке «песнь, пение», говорит  о том,  что само слово «перо» несет устную информацию,  или  «перо» - это знак рода (см. авторскую статью "Слог и слово. Тайный код славянской речи").  Таким образом можно утверждать, что предки славян  и славяне применяли перья птиц для символики родов и возможно для использования их для знакового или сигнального общения.

   При перестановке смысл-слогов слова «перо» получается синоним  «ропе», но в котором основной смысл несет слог «-пе» (песнь). Общий смысл при этом сохранен с понятием, что это «рода песнь». С добавлением слога утверждения «-та» в конце слова формируются основные слоги слов «ропот», «роптать» и их производных «лапотать», «лепетать». Иначе говоря кто не «ропщет», тот «лепечет».


 


Рецензии