Освободитель часть 1 глава 3

Наводнение
Нет ничего печальнее на свете, чем природа окрестностей Петербурга. Сырая, плоская равнина с кое-где растущими жалкими, чахлыми берёзами. Дикий, пустынный пейзаж, без единой возвышенности, без красок, без границ и всякого величия, освещён так скупо, что его едва можно различить.
- Здесь серая земля вполне достойна бледного солнца, которое её освещает! - Александра Фёдоровна, урождённая принцесса Фридерика Луиза Шарлотта Вильгельмина Прусская, первое время мучилась здесь. - В России ночи поражают почти дневным светом, зато дни угнетают своей мрачностью.
После рождения сына она отчаянно боялась за него, ведь в сыром климате столицы младенцы часто болели и нередко умирали. Несмотря на страхи впечатлительной матери Саша, племянник и тёзка императора подрастал крепким мальчиком, почти не болея. Но в пять лет захворал.
- Саша подхватил жуткую простуду… - пожаловалась мать супругу.
Лёжа в бреду, привиделась ему старинная картина, которую показал как-то отец, великий князь Николай Павлович, висевшую в одном из бесчисленных коридоров Зимнего дворца.
- Всегда помни о смерти! - непонятно выразился грозный родитель.
На той картине была изображена дама, красивая, но вся какая-то холодная, в серебряных одеждах. Она стояла на крепостной стене старинного замка и смотрела вниз.
- А внизу мир делился на две части, - запомнил мальчик, - с одной стороны народ веселился и что-то праздновал, а с другой плакал, видно, кого-то хоронил.
Дама смотрела на всё это абсолютно отстраненно, и лишь губы её немного презрительно кривились, будто бы она знала нечто-то такое, что хотела сказать, но не могла. Но ночью, когда заболевший мальчик бредил в лихорадке, дама заговорила. Саше привиделось, как будто она подошла прямо к его кроватке и губы её, дрогнув, произнесли:
- Не бойся, Саша. Я прихожу ко всем, сколько бы от меня ни прятались. В урочный час я найду любого. Я и тебя найду… Шесть раз только коснусь и уйду. Но на седьмой раз заберу. Помни - на седьмой раз пойдёшь за мной. А чтобы не забыл, вот тебе мои метки!
Дама призрачной рукой провела черту ниже колен мальчика, а после прижала пальцы к его животу. Пальцы были холодные, но Сашу прошибло огненным потом. Стало так страшно, что он застонал и вдруг понял:
- Это приходила смерть!
Утром мальчик проснулся здоровым, но на ногах и животе долго сохранялись красные полосы, словно от ожога. Этот кошмар и два страшных воспоминания детства навсегда остались в памяти впечатлительного, нервного мальчика.
- Самое страшное, - часто вспоминал он, - бунт природы и бунт людей... 
Восстание воды случилось в последний год царствования Александра I. Саша и его семья жили в Аничковом дворце, где с тех пор всегда будут жить наследники российского престола с семьёй.
- В Петербурге величайшее в истории столицы наводнение! - слышалось в тревожных разговорах старших.
7 ноября 1824 года в 7 часов вечера на башне Адмиралтейства напротив Зимнего дворца зажглись сигнальные фонари для предостережения жителей. Ночью разразилась невиданная буря. Порывы бешенного юго-восточного ветра сотрясали огромные окна в Аничковом дворце, зло гоня воду из Балтийского моря.
- К утру разъярённая Нева набросится на город… - шептались испуганные взрослые.
Лил дождь, температура воздуха днём составляла 8 градусов тепла. Начался резкий подъём воды в каналах. Вода в Неве кипела, как в котле, и ветер гнал вспять течение реки. Белая пена клубилась над водяной громадой. Гигантские волны свирепствовали на затопленной Дворцовой площади.
- Сама площадь соединилась с Невой в одно огромное озеро, - успел вернуться домой отец, - изливавшееся Невским проспектом.
Сам проспект превратился в широкую реку, текущую мимо их Аничкова дворца. Вода стояла у балкона комнаты мальчика. По мраморным лестницам дворца бежали наверх испуганные крысы из подвала.
- Какие гадкие! - увидел их Саша.
Они прыгали, пищали, рвались наверх в безопасность. На большой двери мимо их окон плыла женщина с ребёнком, солдаты на лодке пытались подплыть к ней. Люди спасались на крышах домов, на фонарях. Из окна дома напротив выплывала библиотека. Книги прыгали в волнах перед балконом.
- Саша иди на верхний этаж! - велела ему мать.
Там тоже было опасно. Мальчик выглянул в окно и отшатнулся. Рядом летали листы железа - ураганный ветер срывал их с крыш богатых домов.
- Отчего люди так не могут летать? - ненароком подумал он.
Только через несколько дней, когда вода схлынула, отец повёз Сашу смотреть город. Вся набережная перед Зимним дворцом была заполнена разбитыми кораблями.
- Будто кладбище… - расплакался он.
Это впечатление усиливалось тем, что на одном из кораблей стоял гроб, вымытый водой с кладбища. Вдруг рядом остановился экипаж императора.
- Я бывал в кровопролитных сражениях, видал места после баталий, покрытые бездушными трупами, слыхал стоны раненых! - сказал Александр I брату. - Но это неизбежный жребий войны, а тут увидел людей лишившихся в одну минуту всего, что для них было любезнее в жизни.
- Сие ни с чем не может сравниться, - согласился с ним Николай.
Потом государь сел на дрожки, и брат поехал вперёд. Вместе с ними ехал комендант города. Сначала он повёз царя к Тучкову мосту. Там посреди проспекта стоял преогромный галиот, так что они принуждены были сойти с дрожек и идти пешком.
- Я хочу увидеть второй кадетский корпус, - сообщил ему император.
Но когда они вышли на берег реки Невы, то всё парадное место корпуса покрыто было барками, брёвнами и таким множеством дров, что и пешком шагу вперёд сделать было невозможно. Александр спросил коменданта:
- Что успели сделать в сие короткое время?
Отчётом остался доволен и приказал, чтобы он ничего не щадил для помощи бедным. Потом они кое-как пробрались на Каменноостровский проспект. Там открылось необозримое поле огородов, и экипажи смогли доехать только до Карповки.
- Ибо мост через оную сорван, - пояснил комендант, - а мост на Каменный остров уцелел.
Государь сошёл на нём с дрожек и сказал ему:
- Какое ужасное опустошение! Ну, брат, тебе предстоит много труда. Я почти не узнаю этот проспект, по которому столько лет беспрестанно ездил.
Пострадали даже гранитные основы Петропавловской крепости, одно имя которой вселяло ужас, которые уже дважды были катастрофически подточены невскими водами, и всего лишь за 120 лет своего существования.
- Какая поистине чудовищная борьба с природой! - обняла мать Сашу, когда они вернулись. - Камни страдают здесь под гнётом стихии, как и люди.
Вскоре после наводнения ударил довольно сильный мороз, и затопленные нижние этажи оставались необитаемы всю зиму. Невиданный бунт воды оказался предзнаменованием. Через год случился столь же яростный бунт людей, но истоки его лежали в прошлом. У убиенного императора Павла I было четверо сыновей. Двое старших погодки: Александр и Константин. И двое младших: Николай и Михаил.
- В отличие от отца, маленького курносого Павла, - шептались придворные, - Александр и Николай красавцы с медальными лицами.
Высокие красавцы-мужчины всегда рождались в романовской семье. Жена Павла, плодовитая принцесса Вюртембергская, родившая ему восемь детей, тоже принесла в Романовскую семью красоту и стать немецкой породы.
- Между старшими и младшими братьями были почти два десятилетия разницы и пропасть в образовании… - знали в семействе Романовых.
Старших - Александра и Константина - Великая Екатерина отобрала у сына Павла. Лучшая из бабушек с младенчества руководила их образованием. Сама придумала для них забавную азбуку, писала им сказки, проектировала одежду, полезную для здоровья.
- Даже воспитание детей Екатерина умело превратила в политический проект! - злился нелюбимый сын Павел.
Внуку Александру она мечтала передать престол вместо него. Константину назначила стать императором возрождённой Византии со столицей Константинополем, которую задумала отвоевать у Турции.
- Россия и освобождённые балканские славяне должны создать величайшую в мире славянскую империю! - мечтала Екатерина II.
Но свой проект великий политик осуществить не успела - императрицу хватил удар. Однако убийство гвардейцами Павла I посмертно осуществило её мечту - любимый внук вступил на престол и стал императором.
- Судьба уготовила Александру I победу над Наполеоном и всемирную славу! - так русские аристократы оправдывали цареубийство.
Но чем старше становился победитель Наполеона, тем больше впадал в некую чёрную меланхолию. Убийство отца, участие в заговоре мучили царя. В 1819 году он прямо сказал брату Константину:
- Должен сказать тебе, я устал и не в силах сносить тягость правителя.
Это означало, что Константин, как следующий по старшинству должен был принять корону. Константин любил убитого отца и был похож на него. 
- И так же не обуздан, - знал старший брат, - горяч в гневе.
Сразу после убийства императора в комнату Константина пришёл вчерашний любовник его бабки, князь Платон Зубов. Константин спал, но Зубов грубо сдёрнул с него одеяло и, ничего не объясняя, заставил одеться: 
- Нас ждут!
Константин решил, что его ведут убивать. Но его увезли из Михайловского замка в Зимний дворец, где заговорщики объявили его брата Александра императором. После присяги ему Константин сказал конногвардейцу Саблукову:
- Брат мой может идти царствовать, коли ему нравится. Но, если бы престол должен был перейти ко мне, я отказался бы!
Престол, покрытый отцовской кровью, ужасал его. Потому на неожиданное предложение коронованного брата Константин тотчас ответил:
- Я готов просить место камердинера, только бы не быть царём на троне!
Он торопливо написал официальное отречение:
- Не чувствую в себе ни тех дарований, ни тех сил, ни того духа...
Следующим по старшинству братом был Николай, отец маленького Саши. Николай благоговел перед императором - победителем Наполеона и почитал Константина.
- В честь старших братьев я назвал своих сыновей Александром и Константином, - часто повторял он.
Но Николая не готовили к трону. Его учили только военной муштре, и он преуспел в ней. Николая считали «солдафоном» в большой романовской семье. Солдафоном считала его и могущественная гвардия. Там служили многие столичные интеллектуалы, и презирать его было модно.
- Выхода нет! - Александр понимал, как опасен престол для Николая, но отправился в Аничков дворец.
Царь не стал дискуссировать, просто объявил младшему брату волю:
- В случае моей смерти престол должен перейти к Николаю!
Александра Фёдоровна и Николай Павлович слушали сообщение государя, как два изваяния, с открытыми глазами и сомкнутыми устами. Будто не видя их состояние, император добавил:
- Впрочем, это может случиться гораздо ранее. Я всё чаще думаю сложить с себя обязанности и удалиться от мира. Европа нуждается в монархах молодых - в расцвете сил и энергии, а я уже не тот…
Как и Константин, брат Николай пребывал в испуге от предложения короны. Он так же боялся престола, залитого кровью отца и деда. Александр I вынужден был его успокаивать.
- Но минута, так вас устрашившая, ещё не наступила!.. Может, пройдёт ещё 10 лет, - сказал он на прощанье и уехал.
Они были поражены, как громом. В слезах и рыданиях от этой ужасной неожиданной вести долго молчали. Так случился этот великий российский курьёз. Во всём мире братья обычно боролись за корону, даже на преступление шли. Здесь братья мечтали об одном, отдать великое царство.
- Таков итог походов гвардии на дворец… - Романовы знали, в чём дело.
Вскоре до Александра I начали доходить сведения о новом заговоре:
- Гвардия вновь собралась в поход на дворец!
Случилось опаснейшее: победа над Наполеоном обернулась в головах офицеров-интеллектуалов поражением идеи самодержавия. Гвардейские офицеры принесли из Европы домой идеи Французской революции.
- Не смысля, как привести собственные дела в порядок они хотят управлять государством! - Бенкендорф приложил список заговорщиков.
Но царь поступил неожиданно. Александр I решил, что пришло возмездие. Та самая гвардия, которая когда-то посадила на трон, теперь решила его с трона согнать.
- Я отдаю свою судьбу в Божьи руки! - император выразил сожаление, что заговорщики стали жертвой французского духа вольности, которым он сам восхищался в молодости.
Он убрал донос в стол со словами: 
- Я разделял и поощрял эти иллюзии, не мне подвергать их гонениям…
Но это был совершенно новый заговор старой гвардии. Впервые за столетие в нём не участвовал никто из царской семьи. Как и в прежних заговорах, часть заговорщиков собиралась убить царя. Но не для того, чтобы, как прежде, посадить на трон своего императора.
- Надо, вообще, обойтись без царя и объявить Республику! - заявлял один из главных заговорщиков, сын сибирского генерал-губернатора полковник Пестель.
Он храбро воевал с Наполеоном и задумал убить всю царскую семью, чтобы исключить гражданскую войну. Впрочем, большинство заговорщиков были намного милостивее:
- Нужно оставить императора на троне взамен согласия на Конституцию.
Сведения о заговоре заставили царя поторопиться с решением династических проблем. 16 августа 1823 года Александр написал тайный Манифест о престолонаследии. Наследником престола объявлялся великий князь Николай Павлович.
- Но Манифест не объявлять прилюдно! - повелел император.
В запечатанном конверте Манифест положили на секретное хранение в главном храме России - в Московском Успенском соборе, где венчались на царство русские государи. О Манифесте знал узкий круг лиц. Император не терял надежды склонить Константина занять престол.
- Это лучший вариант для России! - думал он.
При этом Александр I почти не живёт в России. Он активно участвует во всех съездах монархов, участников Священного союза - союза европейских монархов, воевавших с Наполеоном. Или колесит по стране.
- Он правит страной из коляски, - шутили советники. - Будто страшится столицы, где стоят опасные гвардейские полки.
В 1825 году царь отправился в очередное скитание - в маленький городок Таганрог, чей южный климат должен был помочь слабым лёгким болеющей императрицы. Уезжая из Петербурга глубокой ночью, император подъехал к Александро-Невской лавре.
- Помолимся на дорогу! - в темноте у ворот лавры его ждал чёрный ряд монахов во главе с митрополитом.
Во время чтения Евангелия Александр I вдруг опустился на колени и попросил митрополита положить Евангелие ему на голову. Он долго молился и плакал.
продолжение http://www.proza.ru/2018/02/13/516


Рецензии