Париж -мечта... лестницы посвящений. полный текст

    
 Париж... какое волшебное слово. Даже сердце при упоминании о нём начинает биться
 по-другому, и мечтательное лицо расплывается в блаженной улыбке. Такая далёкая и близкая одновременно Франция,- как же она хороша и привлекательна была для нас своими тайнами и экзотикой.
 Кто не мечтал из нас посетить Францию? Не ошибусь, если скажу - все мечтали. Я с раннего детства готовилась к этому свиданию, хотя железный занавес стоял твёрдо, закрывая от нас всё притягательное из чужого мира искусства, литературы, музыки и жизни вообще, и не сулило никаких изменений очень долго. То, что просачивалось к нам из - за рубежа, было под запретом и будоражило наше сознание, нам хотелось знать больше об этом. Мы могли позволить себе только читку любовных романов блистательных авторов, прослушивание записей музыки не самого хорошего качества того времени, и зарубежные авторские фильмы, открывали итальянский "неореализм" и французскую "новую волну", ведь перед нами открывался огромный мир чувств, который мы хотели познать. Да ещё, как всем было объявлено во всеуслышание - у нас секса не было, и мы ничего об этом не знали... смешно. Многое было под запретом. А хотелось знать - что же было на самом деле? Запретный плод всегда слаще, как известно. Нам казалось, что Париж ответит на все наши вопросы - это Клондайк чувств, эмоций, любви, чего - то неизвестного, манящего, неведомых знаний, море счастья и надежд, к которому нас тянуло.
  На уроках географии, истории и литературы, за чтением книг, слушанием музыки, я подогревала своё желание, когда - нибудь посетить любимую Францию и лелеяла свою мечту, не теряя надежду. Надо мечтать, так как мечты сбываются, - это я знала твёрдо.
 Ах, Париж! Он представлялся нам всё чаще, как мираж и несбыточная мечта. Он всегда был от нас на дистанции, иногда приближался с прочитанным романом или прослушанной музыкой, увиденным фильмом, а потом опять исчезал и превращался в мираж. Вот она реальная история миражей.
     Вскоре наступили времена потепления с разными капиталистическими странами, приоткрылся железный занавес для поездок за границу, и вот я еду во Францию! Это была одна из первых поездок в то время, когда совсем забыли, как мы выглядим в России, и разглядывали нас почти через лупу. Немного неприятно ощущать себя инфузорией туфелькой под микроскопом... Нас долго и упорно изучали в поездке окружающие люди, что - то не складывалось в их представлении о нас, мы оказались другими, не такими, как они ожидали. Их матрица, засевшая глубоко в их сознании, не подходила к представлениям о нас. Вот что такое пропаганда.  Мы ловили вопросительные взгляды, часто они спрашивали про одежду, которая была на нас  - где мы её купили? У них? Им казалось, что мы должны ходить в тулупах, мешковине, курить "козью ножку", играть на балалайке, пить водку стаканами и есть руками, как варвары. Ещё всегда звучал извечный вопрос про медведей, которые по их мнению, на наших улицах свободно разгуливают и наводят страх. А ночуем мы на сеновале или в стогу сена. И это бывало, конечно, в нашей жизни, но только, как редкая романтическая ситуация, а не повседневность. О чём это они? На дворе двадцатый век, а они ищут деревню 18-19 веков... Они что, никогда не видели русских?  Ещё много всего прочего мы узнали о себе, что нас и веселило до слёз, и раздражало, и обижало. И как эта вся ерунда так глубоко сидела в них, ведь часто вопросы были одни и те же.
 Ну и нас, конечно, предупреждали устроители поездки, что мы едем в капиталистическую страну и надо быть готовым ко всему...ведь это страна загнивающего капитализма...  Как это? Что это? Вспоминаю шутку: - Гниёт... А запах, ах! - и с удовольствием втягиваем носом воздух.... И запах этого капитализма нам как- то пришёлся по душе...
 Мы старались показать, что мы не такие... Приятно было то, что, узнавая нас, они быстро меняли своё мнение и это нас особенно радовало. Поскольку это была одна из первых поездок после того, как открылся железный занавес и только устанавливались дружеские связи и отношения, то на нас ложилась ответственная миссия - мы должны были разрушить все существующие нелепицы о нас. Вспоминаю, что этот сценарий действовал и в других странах один в один. Их удивлению не было конца. Они быстро поняли, что оказывается, мы не такие уж ископаемые. Да, им пришлось сделать много ещё открытий: что мы не кусаемся, у нас не растут рога, мы без хвостов и копыт, даже красивы... Плюс ещё многие из группы знали разные иностранные языки, это уж совсем не вязалось с представлением о русском человеке, мы все имеем высшее образование, я была тогда ещё студенткой университета, самой молоденькой из группы.
Итак, мы разбили их представления и получили признание. Нас приняли и полюбили, и это было заметно. Свои чувства они выражали открыто. Их души раскрылись к нам с любовью и интересом. За всю поездку я не помню ни одного равнодушного взгляда - всегда французы приветливо улыбались и признавались в любви принародно, не пряча своей симпатии, просто даже на улице, проходя мимо говорили комплименты. От непривычки к подобному водопаду комплиментов и внимания, мы превращались в соляные столбы и шалели от неожиданной порции интереса к нам и открытого признания. Ах, французы! Сплошная доброжелательность с их стороны. Если у вас возник вопрос куда и как добраться, они готовы прийти на помощь в любую минуту и независимо от цвета их кожи. Если не смогут объяснить, то возьмут за руку и отведут туда, куда вам надо, бросив свои дела. Меня эта готовность помочь просто покорила.
 В первый же вечер в Париже на ужине в знаменитой "Ротонде" музыкант подошёл и встал на колено передо мной, пел прекрасную мелодию под гитару, а потом, никого не стесняясь, наговорил мне кучу комплиментов. Вы же понимаете, что все немедленно превратились в "большое ухо". Вся группа напряглась. Просто мы к этому не привыкли, руководство группы побоялось, чтобы я не осталась в Париже, и поэтому меня решили пасти мужчины из группы, от греха подальше, боясь, как бы меня не украли французы, уж очень они проявляли повышенный интерес и внимание к моей особе. Я была самая молоденькая из группы и отлично выглядела. Мой "минус" состоял в том, что все в группе были коммунисты, только я комсомолка, следовательно, не совсем благонадёжная по их понятиям. Поэтому мой "Облико морале" не давал всем покоя, и я автоматически становилась неблагонадёжной. Я чувствовала, что всевидящее коммунистическое око наблюдает за мной постоянно. А я сидела в этом знаменитом кафе совершенно с другими мыслями, и от эйфории от того, что нахожусь в известной "Ротонде" готова была парить, летать, вспоминала его великих посетителей: писателей, поэтов, художников, музыкантов, и представляла их то за одним столиком, то за другим. Я вспомнила многих, кто здесь часто бывал. Делала в блокноте зарисовки. Я вспомнила Илью Эренбурга, человека незабываемой причёски...  и незабываемых романов. Сколько над ним шутили по поводу внешнего вида. Внешне он похож был на бомжа, на человека, как отмечал Макс Волошин, "которым только что вымыли пол", назвавший эпоху Хрущёва "Оттепелью" и вполне воплощавший её, здесь он собирал бесценный материал для своей книги "Люди, годы, жизнь", встречался с друзьями, вспоминая и записывая всё самое интересное, а потом познакомил нас с совершенно удивительным миром искусства и литературы Парижа, со всем тогда запрещённым и секретным в мире искусства, открыл нам новые имена и горизонты.
   Здесь часто бывали художники, вечно голодные, как и в других городах мира, в Вене, например, в кафе"Хавелка" так было. За тарелку лукового супа в Париже расплачивались рисунками, а в Вене -  за кофе. С тех пор там все стены увешаны работами художников, а здесь в последние годы появились салфетки и скатерти с автографами тех, кто здесь бывал из мира искусства и литературы. А бывали здесь многие: от Габриеля Аннунцио, добивавшегося любви Айседоры Дункан, до Пикассо, Аполлинера, красавца Модильяни, Хемингуэя с Фицджеральдом, бывали и наши: Волошин, Гумилёв, Ахматова, Маяковский, Ходасевич, Марк Шагал с любимой Беллой, – всех не перечислить. В этом кафе Дягилев и Нижинский встречались с малоизвестными в ту пору композиторами Игорем Стравинским и Сергеем Прокофьевым, обсуждали свои балетные спектакли, музыку. Бывал Нуриев. Это было знаковое место в Париже и сюда шли все творческие люди, где обязательно встречали своих единомышленников. Вот и В.И. Ленин здесь азартно сражался в шахматы с Троцким. Надо сказать, что он сражался с ним везде - здесь и в Вене, в кафе для шпионов - "Централь" и это место знали все венцы, где собираются шпионы.
 Кафе известное - "Сентрал"
 Гнездо шпионов, всякий знал.
 Все венцы это знали,
 народ тихонечко шептал-
 так тайны раскрывали.

Все знают, что в местечке оном-
полным - полно всегда шпионов,
здесь Троцкий в шахматы играл,
и кто- то Сталина встречал.
Часто они приходили сюда втроём- Ленин, Арманд и Крупская, две "Красные подруги" Ильича. Тогда полным ходом раскручивался роман Владимира Ильича и Инессы Арманд. Крупской роль под номером 2 не очень нравилась, и она еле сдерживала себя. А влюблённые гуляли по всему Парижу и восхищались воздухом свободы и новой жизни...
   
   На этой парижской лестнице о многом вспоминается интересного, хорошо думается и анализируется. Предо мной проплыл образ Марка Шагала, " человека ничем не отличающего от птицы" и его невероятная лестница свободы... свой космос. Он их много писал. Она простая, цветная, возносится вверх и Ангелы, верные помощники света, кружатся возле неё.   
   Его лестница с летящими и парящими голубыми и розовыми любовниками и влюблёнными, вот он и его любимая Белла... Он держит её за руку. Ангелы облепили её хороводом. Ангелы всегда там, где любовь... И его стихи о своём желанном...-
" А ночью Ангел светозарный
над крышей пламенел амбарной
и клялся мне, что до высот
моё он имя вознесёт..."

У него все парят и летают, вечный полёт: влюблённые, птицы, часы, животные, все в равном положении - коровы, музыканты с инструментами, художники с палитрами. Они все равны - так как все творцы и на одной ступени лестницы, всегда в ожидании чуда воскрешения духа творчества в душе и теле. Он много писал на Библейские темы и стихи тоже, прозу, эссе. Он всегда устремлён вверх по лесенке жизни. Он летит, так как человек - творец не летать не может, ведь он всё время творит, а это уже крылья для полёта. Стихи - воздух...он словно выдыхал их...
В "Желтом распятии" напишет-
"Бегу наверх, к просохшим кистям
там,
я распят с утра, как Христос,-
там себя пригвождаю к мольберту..."

Его много раз распинали на лестнице жизни... Он создал много распятий, явных и полунамеков... "Белое распятие"- самая обсуждаемая и критикуемая работа, посвящённая страданиям Иисуса и всего еврейского народа. Надо отметить, что это любимая работа папы римского Франциско.

"Я по миру хожу как в лесу —
на руках и ногах.
С дерева лист опадает,
во мне пробуждая страх.
Я рисую все это, объятое сном,
а потом
снегопад засыпает лес — картину мою,
потусторонний ландшафт,
где я
давно уже, долгие годы стою

 Незримо его любимая Белла с ним всегда...и на этом свете и далее...

И жду, что обнимет меня нездешнее чудо,
сердце согреет мое и прогонит страх.
Ты появись, я жду тебя — отовсюду.
И об руку, ах,
мы с тобой полетим, поднимаясь по лестнице Иакова.
(Марк Шагал, «Лестница Иакова». 1973)

Как хорошо о нём сказал Луи Арагон:  "Жизнь Шагала в том, чтобы рисовать. Это страна невесомости, где человек ничем не отличается от птицы, а осёл живёт на небесах, где любая вещь превращается в цирковое действо и где очень удобно ходить на голове не нуждается в объяснении. В творчестве Шагала своя диалектика, единственным примером которой я признаю "Сон в летнюю ночь" В. Шекспира".
    А Маяковский подарил ему книгу с такой надписью- "Дай Бог, чтобы каждый шагал, как Шагал"... У него было несколько работ Шагала, которые он любил.
Шагал в Париже в 1910 г взял псевдоним и из Мовши Сегала стал Марком Шагалом. Прожил девяносто семь лет в полной любви в обнимку с Ангелами и любимой женщиной. Ах, Белла! Любовь всей его жизни... Как он был счастлив с ней- это видно по его работам того периода- они в вечном любовном полёте... Он писал её всегда, даже когда дважды женился после её смерти на сиделке Вирджинии Хаггард, а затем совсем ущербный брак с Валентиной Бродской - владелицей модного салона мод, которая даже не разрешала ему встречаться с детьми и внуками. (Эти женщины совсем из" другой оперы", как говорят). Он с ней прожил до своей смерти, но всегда писал только Беллу. Себе не изменял и ей тоже. Любовь, и тема полёта- ведущие в творчестве художника. Всю жизнь скучал по родным местам. И даже на улицах Парижа, который он обожал,- видел свой родной Витебск, его музыкантов, животных и влюблённых, свадьбы и похороны. Первая его подписанная работа была -"Покойник". И рядом с Эйфелевой башней на своих полотнах пристраивал карабкающиеся вверх деревеньки, маленькие домики, лавчонки с продавцами, синагоги, скрипачей на крышах домов, невест в объятиях любимых, свадьбы, покойника на улице, часы с крыльями, котов с улыбкой, животных с изумлёнными глазами, рыб плывущих с плавниками - руками, несущих в себе жертвенное начало, и все они равны в правах с человеком - всё говорило о любви к своим корням, к своему народу, о ностальгии и об утраченном времени. Тема любви, начиная с 1915 г. и до последнего дня не покидала его никогда. И хотя он был учеником Бакста и Пэна, он писал по-своему, всегда подчиняясь только собственному внутреннему закону, желанию и велению, оставаясь самим собой всегда. Очень любил Париж... «…Никакая академия не дала бы мне всего того, что я почерпнул, бродя по Парижу, осматривая выставки и музеи, разглядывая витрины. И даже толкаясь на рынке, где по бедности покупал всего лишь кусок длинного огурца. В вещах и в людях — от простого рабочего в синей блузе до изощренных поборников кубизма — было безупречное чувство меры, ясности, формы, живописности." И как же много любви на этой волшебной парижской лестнице...

И мне посчастливилось бывать много раз в "Ротонде" со своей подругой Ниночкой Бувар. Она рассказывала мне о дружбе и встречах здесь с нашим русским, советским- французским писателем Виктором Платоновичем Некрасовым, - диссидентом, эмигрантом, лауреатом Сталинской премии, умнейшим человеком, прекрасным собеседником. Он никогда бы не покинул Родину, но был вынужден это сделать по ряду обстоятельств. В Париже он работал в бюро радио "Свобода". Когда вышла его повесть о войне - эта правда шокировала многих читателей. Свою повесть"В окопах Сталинграда", за которую он получил Сталинскую премию и стал сразу знаменит, как она только вышла в свет, он начал писать в госпитале после третьего ранения в руку. Он так разрабатывал её - писал о войне. Его наградили Сталинской премией. А за день до этого её Фадеев вычеркнул из списка награждения. Но, судьба поворачивается разными своими телесами к своим героям, как видим, и награда нашла - таки своего избранника. Большую часть премии он отдал на приобретение инвалидных кресел фронтовикам.  Через много лет читал на радио «Свобода» в Париже (1982—1983) эту повесть. А до Швейцарии и Парижа была сложная жизнь на Родине : попробовал всё. Был архитектором, актёром, постановщиком, редактором журнала ещё в школе, затем война, добровольцем на фронт. Там он был сапером. Он требовал поставить памятник в Бабий Яр, где власти нашли нужным сделать футбольную площадку... Гонения, объявили сионистом, выступления на стороне инакомыслящих, всё привело к исключению из партии, обыску, прослушке телефона, допросам, исключение из Союза писателей. Его творчество стало под запретом. Его методично вычёркивали из жизни, стал в своей стране "персоной нон грата" ( persona non grata). Он обратился к правительству о представлении выезда в Швейцарию. Потом переехал в Париж, где долго жил и похоронен там же. Работал главным редактором журнала «Континент» и на радио. Никогда не забудешь его умные, живые и проницательные глаза...   
 Ниночка собиралась меня с ним познакомить, но так мы и не встретились, он покинул этот мир в 1987 г. Я попала туда через месяц после его смерти. Очень жаль. А сколько он отдал сил за свою державу! Воевал, награждён за свою опасную работу сапёра на фронте разными наградами, которые у него тоже отобрали вместе с другими, литературными... по нашей "славной традиции".
«Маленькая печальная повесть» - последнее произведение Виктора Некрасова – наполнена тоской по Родине, которая в конце 70-х лишила его гражданства за «деятельность, несовместимую с высоким званием…»... О его смерти известил в нашей стране лишь маленький некролог в «Московских новостях». Ох,... Отечество моё... Он встречался с Набоковым и другими соотечественниками уже за пределами России и очень тосковали по Родине, как и они тоже.
В другой раз мы вспоминали Олега Целкова, очень талантливого современного художника. На его творчество оказали влияние поздний Малевич и примитивисты. Особая черта его картин — крупный масштаб и яркие анилиновые цвета. Ниночка бывала в его мастерской и рассказывала о работах, необычных и очень больших. Вот ещё одна интересная судьба. Чтобы выжить в чужой стране, он продал права на все свои последующие произведения. Это тяжело для художника. Что бы он не создал,- всё априори принадлежит уже не ему... К этой мысли даже страшно приблизиться... В течение последних сорока лет в живописи разрабатывает единственный сюжет — образы деформированного человеческого лица и фигуры, напоминающие зловещие маски или человекоподобного мутанта. Это главная тема его работ - вот такие метаморфозы, деформации человека стали волновать его всё больше с годами. Деформация- какое ёмкое слово, сколько всего в нём заключено. Она бывает всякая, и духовная- самая страшная, разрушительная.  Но он всё - таки привёз свои работы в Россию и сделал две большие выставки: в Русском музее и Третьяковской галерее. Интересно складываются судьбы всех русских эмигрантов в Париже, за каждым неповторимая история с трагическими нотками.         
     В "Ротонде", и рядом во многих других кафе поблизости, бывала вся богема, вся творческая молодёжь всех национальностей, весь бомонд, они перемещались из одного кафе в другое , как стаи птиц с одного места в другое. Часто можно было встретить -  Бальмонта, Алексея Толстого, Луначарского. Когда - то здесь засиживались Верлен, Бодлер, Оскар Уайльд. Здесь во всю развивался роман В.И.Ленина с Инессой Арманд, матерью пятерых детей, на глазах у его жены Надежды Крупской в 1909 г. Тут разгуливал художник Хаим Сутин, когда разбогател и приобрёл красивую одежду, которого так любил рисовать Модильяни. Такие воспоминания всплывали в моей памяти и пульс зашкаливал...
  Каких только историй здесь не было! Ах, Париж... Здесь даже воздух особенный, пропитанный творчеством и любовью. Вот и Владимир Маяковский отличился своей одной историей в 1928 г, но не с Лилей Брик, которую он любил и посвятил необыкновенные стихи. Об этом знают все. Вот те самые -самые строчки...
 
"Кроме любви твоей,
мне
нету солнца,
а я и не знаю, где ты и с кем.
Если б так поэта измучила,
он
любимую на деньги б и славу выменял,
а мне
ни один не радостен звон,
кроме звона твоего любимого имени.
И в пролет не брошусь,
и не выпью яда,
и курок не смогу над виском нажать.
Надо мною,
кроме твоего взгляда,
не властно лезвие ни одного ножа."   

 Но время шло и ... он влюбился без памяти в известную актрису Татьяну Яковлеву, утончённую русскую эмигрантку и добивался её любви, но она сдержанно принимала его ухаживания, хотя симпатизировала ему. Они были красивой парой, это отмечали все. Поначалу кругом общения Татьяны была русская эмиграция. Правда, какая! Она играла в четыре руки на рояле с Сергеем Прокофьевым, принимала ухаживания Фёдора Шаляпина, дружила с художниками Михаилом Ларионовым и Натальей Гончаровой. Маяковский был в Париже чуть больше месяца, но успел сделать ей предложение руки и сердца, а главное, посвятить ей стихи! Такого удостаивалась до неё только Лиля Брик. Владимир и Татьяна- эти два человека были "сделаны" из разного "теста" и совершенно  казалось несовместимы друг с другом: она - само изящество и рафинированная изнеженность, он- брутальность, громогласность и безудержная любовная страсть, лавина чувств, готовая всё смести ради любви на своём пути. Он её пугал таким напором и решительностью. Но, главное "НО" в их отношениях,-  были политические разногласия. Она даже готова была выйти за него замуж, но при условии, что он останется в Париже, а он не мыслил жизни за рубежом.(как говорили, возможно, что- то тут было не так)
 Просто он был медийным лицом РЕВОЛЮЦИИ, Страны Советов. Ему просто не позволили
 бы поступить иначе, я так думаю. Возвращаться в Советскую Россию она наотрез отказалась, зная, чем это может закончиться. Так их пути разошлись. Сердце красавицы не дрогнуло... Он с разбитыми мечтами вернулся в Москву, приняв её отказ, как оскорбление, но не теряя надежду вернуться, и подарив ей волшебное стихотворение «Письмо Татьяне Яковлевой» со словами: «Я все равно тебя когда- нибудь возьму - Одну или вдвоем с Парижем!» и оставил в памяти людей незабываемый шлейф на долгие годы о своей любви к ней в виде истории с цветами...
   Все заработанные за выступления в Париже деньги положил на счёт известной фирме цветов с одним условием - посылать цветы Татьяне Яковлевой, и фирма долгие годы несколько раз в неделю приносила ей потрясающей красоты букеты цветов чайных роз, гортензий, пармских фиалок, золотых японских орхидей, хризантем с одной фразой - "От Маяковского". Говорят, что они помогали ей выжить в годы войны - она их продавала и на это жила. Красивый и незабываемый жест...
Лиля была очень недовольна, так как была собственница и не хотела, чтобы в его жизни кто - то был замечен ещё, кроме неё. Ей нужен был совершенный миф. Но, ей пришлось потесниться... Ему не давали возможности выехать в Париж под разным  предлогом, и говорили, что именно Лиля этому способствовала, ведь у неё  было найдено удостоверение ГПУ. Анна Ахматова описывала Лилю Брик так- "На истасканном лице наглые глаза".  А Маяковский прямо говорил: «Если я не увижу Татьяны, я застрелюсь». Именно так он и поступил в апреле 1930 года, если ему не помогли, конечно. Татьяна тоже имела своё мнение о Лиле, но старалась его не высказывать. Лиля всеми силами претендовал на пальму первенства. Кто знает, как сложилась бы жизнь, если бы ему помогли выехать... Но, потом он вынужден был говорить, что не сможет жить без России, на чужбине. Татьяна пережила его более, чем на 60 лет, дважды побывав замужем. Но Маяковский всегда был рядом с ней... и цветы... «Татьяне от Владимира».
Лиля уничтожила все письма от Татьяны и напоминала шипящую рептилию, когда речь заходила о Яковлевой. Ей хотелось вытравить даже память о ней, но поклонники Маяковского, конечно, знали о Татьяне. А цветы всё несли ... Известие о его смерти совершенно ошеломило её, она не знала, как будет жить без них? Ведь она уже привыкла, что кто- то её так беззаветно любит, красиво и бесконечно. Но на следующий день после его смерти на пороге стоял посыльный с великолепным букетом в руках и она услышала слова: "От Маяковского".
 
"В поцелуе рук ли,
губ ли,
в дрожи тела
близких мне
красный
цвет
моих республик
тоже
должен
пламенеть.
Я не люблю
парижскую любовь:
любую самочку
шелками разукрасьте,
потягиваясь, задремлю,
сказав —
тубо —
собакам
озверевшей страсти.
Ты одна мне
ростом вровень,
стань же рядом
с бровью брови,
дай
про этот
важный вечер
рассказать
по-человечьи.
Пять часов,
и с этих пор
стих
людей
дремучий бор,
вымер
город заселенный,
слышу лишь
свисточный спор
поездов до Барселоны.
В черном небе
молний поступь,
гром
ругней
в небесной драме,-
не гроза,
а это
просто
ревность двигает горами.
Глупых слов
не верь сырью,
не пугайся
этой тряски,-
я взнуздаю,
я смирю
чувства
отпрысков дворянских.
Страсти корь
сойдет коростой,
но радость
неиссыхаемая,
буду долго,
буду просто
разговаривать стихами я.
Ревность,
жены,
слезы…
ну их!-
вспухнут вехи,
впору Вию.
Я не сам,
а я
ревную
за Советскую Россию.
Видел
на плечах заплаты,
их
чахотка
лижет вздохом.
Что же,
мы не виноваты —
ста мильонам
было плохо.
Мы
теперь
к таким нежны —
спортом
выпрямишь не многих,-
вы и нам
в Москве нужны,
не хватает
длинноногих.
Не тебе,
в снега
и в тиф
шедшей
этими ногами,
здесь
на ласки
выдать их
в ужины
с нефтяниками.
Ты не думай,
щурясь просто
из-под выпрямленных дуг.
Иди сюда,
иди на перекресток
моих больших
и неуклюжих рук.
Не хочешь?
Оставайся и зимуй,
и это
оскорбление
на общий счет нанижем.
Я все равно
тебя
когда-нибудь возьму —
одну
или вдвоем с Парижем."
(В.М.)

Цветы несли в 30- е, 40- е, в годы войны, после в 60- е, 70- е... Менялись посыльные, становясь частью легенды, а желание Маяковского выполнялось чётко. Эта история стала легендой Парижа навсегда -pour toujours, ...forever. Кажется, ей слали цветы уже многие другие люди, чтобы поддержать легенду - любовь растворённая в цветах. Говорят, что её дом был весь заставлен цветами в любую погоду, в разные времена года... всегда (always, ...toujours). 
 
      Париж... Да и Михаил Шемякин тут начинал свою непростую жизнь. Вспоминаю, как друзья из Питера, режиссёр Володя Бродянский и другие, покупали его работы срочно, чтобы собрать ему хоть какие - то деньги, чтобы помочь уехать. Ему дали всего 24 часа на сборы, иначе ему грозили тюрьмой за тунеядство. Он много пережил и через многое прошёл, перебирая разные профессии и ситуации - аресты выставок, уход в религию, конфискации работ, принудительное психиатрическое лечение и прочее,- весь набор средств, чтобы заставить человека уехать из своей страны, оставляя только один выход - эмиграция... и он сделал этот шаг.
 Его графика меня потрясла, когда я увидела её впервые. Это были очень интересные работы. Очень необычная графика, просто новый свой стиль, который трогал душу. Я потом сделала снимки его работ у Володи и привезла их в Самару. Тогда о нём никто ничего не знал почти, это был 71 год. Это была графика по произведениям Достоевского и его любимого Гофмана. Графика бесподобная, чего не могу сказать о скульптуре. Совсем мне не нравится памятник Владимиру Высоцкому в нашем городе Самаре, который появился намного позднее, когда его признали на родине. Я много раз видела Высоцкого живьём в жизни и на сцене с первого ряда, полного энергии, силы, мощи, поэтому мне странно, что Шемякин создал образ разбитого, сломленного человека, умирающего от тяжкой болезни... вот, что я вижу, когда смотрю на этот памятник.  Всем известно, что он был мятежная душа и глыба, сломить его было не так просто. При всей моей любви к его графике, не могу принять его скульптуру. Но это неважно, он всё равно найдёт своё место под солнцем.   
Надо ли говорить о том, как нас покорил Париж? Ведь я твёрдо знала, что должна увидеть чудо и увидела его, и ещё помнила - Париж нужно увидеть и потом уж умереть. Умирать мы не торопились, это всегда успеем.
 "Увидеть Париж и умереть"- это фраза, придуманная Эренбургом в этой "Ротонде", манила к познанию тайн Парижа, а до этого ни - ни, умирать не хотелось, а хотелось погружения в этот загадочный мир Франции.
  Меня французы просто пленили своими манерами. Какие они? Они никогда никуда не торопятся, не бегут, а делают всё так, чтобы получить удовольствие. Даже в театр или на концерт, - ни в Париже, ни в Марселе, где есть отличный оперный театр - они не спешат. Вас удивит то, что спектакль никогда не начинается вовремя и это повсеместно, как правило. Открою секрет о театре, которым поделилась со мной моя подруга Ниночка. Касса открывается в 10 часов, а вы приходите заранее, где- то без пятнадцати девять, чтобы быть впереди всех. Когда касса театра откроется, нужно подойти  и попросить возвращённые кем - то в последний момент интернет - билеты. Их купите со скидкой за 10 евро. А чтобы вы считали себя абсолютно везучим и счастливым человеком, сообщу, что полная стоимость билета довольно дорогая в Гранд - опера, его цена 150-200 евро и более.
   А в ресторане - вы долго ждёте свой ужин. Через минут сорок вам несут салат с улыбкой гарсона - это три листа салата, (козья еда), её вы мгновенно уничтожаете, думая, что вам сейчас принесут и ваше блюдо, "Петуха в вине по - галльски", к примеру, но, увы. Вы уже ёрзаете на стуле и томитесь от голода... Примерно через час с лишним появляется ваше долгожданное, почти мифическое блюдо. Ну, наконец - то! А французы сидят спокойно, пригубят глоток вина и половину вечера не дотрагиваются до бокала, как это у них получается? У них еда - священный ритуал, они сибаритствуют, мечтают, разговаривают, влюбляются, тут же строят отношения, созерцают сцены жизни и клубы чужого или своего счастья, проносящиеся мимо, не торопясь, поглощая пищу с наслаждением. Мы привыкли всё наспех, так как всё время куда - то бежим, летим, боимся опоздать. Им это неведомо. Всё без суеты.
  Во всём растворена нега и любовь. Всё начинается с любви - здесь это ощущается особенно. С любви к самому себе, к искусству, к другому человеку, к ребёнку, к женщине, к животному и растениям, к еде, к миру. Они всё смакуют, получая от всего удовольствие. Это великое искусство - жить и получать наслаждение от всего.

Особенно меня потрясло то, как ведут себя водители машин. Это особое священнодействие. Вот уж верно, что каждое сравнение хромает. Никто не рвётся нетерпеливо вперёд на светофоре, даже когда зажигается их свет. Это моветон в данном обществе! Никакого раздражения, никогда! Только доброжелательность и улыбка. Если подходит женщина к переходу,( для них она всегда- ЕЁ ВЕЛИЧЕСТВО ЖЕНЩИНА, и совсем не важно сколько ей лет 6, 60, или сто, отношение абсолютно коленопреклонённое.), а свет уже загорелся красный для пешехода,- они не тронутся с места, и только с улыбкой покажут с великодушием рукой, предлагая вам переходить улицу, вы можете спокойно переходить её и вас никто не переедет. У нас бы давно десять раз всех переехали, обругали бы, да ещё начинают наезжать на пятки, хотя свет ещё их не загорелся и ты еле успеваешь проскочить с проезжей части дороги на пешеходную дорожку.
 В Париже ощущаешь себя в высшей степени женщиной. Ты в любом возрасте чувствуешь себя там королевой.
Однажды мы с подругой переходили улицу в центре Парижа, вернее подошли к переходу, тут зажёгся красный свет, мы взглянули на машину у светофора- там сидел Депардье! Мы онемели от неожиданности. Он улыбнулся и рукой показал, чтобы мы переходили улицу: "Я подожду!- Всё ОК," - читалось на его лице. Остальные машины стояли тоже и не двигались. Двигаться они начинают только после того, как вы перешли улицу и махнули рукой или головой в знак благодарности с лучезарной улыбкой. Только после этого они начинают медленно двигаться с одного края постепенно, посылая воздушные поцелуи... Французы, одним словом...Ох, этого не забыть!
-   Ой! Что это было?- произнесла я.
-   Ты видела, кто был за рулём? - спросила меня подруга.
-   Я не ошиблась? Или мне показалось? Это сам Депардье?
-   Да, это он! Он живёт в этом районе,я его часто встречаю здесь, - сказала она.
-   Я уж решила, что это сон...
    Мы пошли к Эйфелевой башне, названной в честь создателя Александра Гюстава Эйфеля(1832-1923 г)- знаменитой достопримечательности и символу Парижа, где поднимались по знаменитой лестнице вверх, а потом спускались вниз, всего в ней 1792 ступени... И то и другое - было сделать трудно, но мы поднимались с остановками. Это самая узнаваемая башня в мире. Сам Эйфель называл её -"300-метровая башня".В ней 324 метра. Её построили  и открыли 15 марта 1889 г к Всемирной выставке, как временное сооружение, как вход на выставку, которая была приурочена к столетию Великой французской революции. Это именно то самое временное, которое стало самым постоянным! На конкурс было предложено 107 проектов, были даже экстравагантные идеи, вызывающие удивление - например, огромная гильотина, напоминание о французской революции. Башню построили 300 рабочих за два года, два месяца и пять дней.
Однако вся богема и творческая интеллигенция Парижа, и даже всей Франции, была возмущена дерзким проектом Эйфеля, и, начиная с самого начала строительства, выражала свои негодования и возмущения, посылала в мэрию Парижа письма и  требования прекратить постройку башни. Все преуспели в эпистолярном жанре... Сколько переведено бумаги и чернил! Сколько энергии и эмоций было по этому поводу потрачено! Писатели и художники опасались, что металлическая конструкция будет подавлять архитектуру города, нарушать неповторимый стиль столицы, складывавшийся на протяжении веков. Ведь известно, что был когда - то принят закон на запрет строить здания и сооружения выше крыш Парижа! Известно, что в 1887 году 300 писателей и художников, среди них Александр Дюма - сын, Ги де Мопассан и композитор Шарль Гуно, направили протест в адрес муниципалитета, характеризуя конструкцию как «бесполезную и чудовищную», как «смехотворную башню, доминирующую над Парижем, как гигантская фабричная дымовая труба», добавляя: "На протяжении 20 лет мы будем вынуждены смотреть на отвратительную тень ненавистной колонны из железа и винтов, простирающуюся над городом, как чернильная клякса ». А каков вес этой башни? Полная масса всей конструкции Эйфелевой башки 10100 тонн (железа).
     Думаю, что сейчас им было бы стыдно за свои выступления в прессе и в письмах в мэрию. Но, время лучший ценитель красоты.
Ги де Мопассан - гиперсексуальный мужчина, известный Донжуан, о себе он говорил :( "Я обесчестил всех женщин мира!"- небольшое преувеличение, конечно, всего лишь 21 750 дам побывало в его объятиях по исследованиям его биографа Франсуа Пере), но обедать он должен был где-то..., кроме того , он был гурман. Так что регулярно обедал в ресторане на первом уровне башни со своими пассиями, ныне ресторан «Жюль Верн». Там отлично готовили. Даже нелюбовь к ней его не останавливала от посещения любимого ресторанчика на башне. От женщин не было отбоя, они просто сходили с ума, добиваясь встречи с ним, заваливали письмами  с признаниями в любви и назначали свидания. Некоторые возмущались, что он написал о них без их ведома в своих романах, подглядел их жизнь! Он этого не делал! А он просто обобщал типическое, что встречалось на каждом шагу.   Жизненным кредо писателя было: "Две женщины лучше одной, три - лучше двух, а десять - лучше трех". Сексуальную жизнь он начал уже с 13 лет. Но и результаты таких увлечений и оргий не проходят бесследно, они оставляли свой след- сифилис, болезни, разрушающие психику, зрение, мозг, смерть в 43 года. Излишества к хорошему не приведут, но материала для написания романов у него было предостаточно. Видимо, за всё приходится платить по счетам. Вспоминается памятник ему в Париже в парке Монсо работы Рауля Верле: у подножия скульптуры лежит женщина. Иначе и не могло быть! Ведь у ног писателя всегда были женщины - он хвалился, что едва ли не половина француженок побывала в его постели. Они обожествляли его... Возможно, но что такое любовь, он так, видимо, и не познал. Да, трудно быть Богом...
На вопрос знакомых или репортёров, что он тут делает, если башня ему не по душе, писатель отвечал: «Это единственное место во всём огромном Париже, откуда её не видно». Эту фразу цитировали все, улыбаясь. Он, конечно, лукавил. Отсюда видна великолепная панорама, все изумительные крыши Парижа, как на ладошке.
 Вот виднеется Нотр - Дам - напоминание о романе Виктора Гюго, там я тоже лазала по лесенкам наверх, где обитал Квазимодо и танцевала прекрасная Эсмеральда - красавица с осиной талией свела многих мужчин с ума, итальянская звезда большого кино- Джина Лоллобриджида! Она была талантлива во всём- прекрасно рисовала с молодости на улицах Рима, этим зарабатывала на жизнь, так как семья была бедной и кроме неё было в ней трое девочек. В 1947 г. стала "Мисс Италия". С 1947 г. начала сниматься в кино в незабываемых фильмах- "Фан -Фан - Тюльпан с уже знаменитым на весь мир Жераром Филиппом, - фильм принёс неслыханную популярность ей, затем покорила Голливуд в 1956 г. своей Эсмеральдой в фильме "Собор Парижской Богоматери". Сыграла в 60 фильмах. Её наградами можно засыпать всю лестницу, но особо ценила "Золотую медаль Рима" и Орден Почётного легиона. Её друзьями были Фидель Кастро и Сальвадор Дали, о них она сняла фильмы. Кроме этого, занималась серьёзно оперным вокалом, скульптурой, фотографией, и даже косметикой, и считала, что "лучшая косметика - это любовь". Трудно не согласиться с ней в этом. В этом году ей исполнилось 4 июля 90 лет! О её красоте и таланте всегда ходили легенды. В соборе тоже всё пропитано любовью, трагической. Тень Квазимодо сливается со стенами собора и орган плачет прекрасной музыкой о его любви. Помню, как не любил роль Квазимодо Рудольф Нуриев. Ему казался он слишком уродливым, а его всегда привлекала красота. Но как же он красив, с любой стороны, этот собор!
    Поднимаемся по лестнице башни и сразу поднимается настроение, хочется делать глупости - петь, танцевать, что- то декламировать, хулиганить. На лестнице почему - то захотелось сделать фуэте - "па" из классического балета, исполняемое на пальцах одной ноги, и не потеряв равновесия повернуться тридцать шесть раз вокруг оси. Тут же вспомнился балет в Париже. Наш балет начала 20 века.
«Русские сезоны»-  настоящее явление в мировом искусстве! Все помнят их, полные откровений и новизны во всём. Их организатор - Сергей Дягилев, русский театральный и художественный деятель, один из основоположников группы «Мир Искусства», организатор «Русских сезонов» в Париже и труппы «Русский балет Дягилева», антрепренёр, хотел покорить Париж. Как чувствовал Дягилев дыхание всего нового и пробовал смело экспериментировать… Сначала он организовал Осеннюю выставку  картин в Париже с оглушительным успехом, и решил на этом не останавливаться, и вновь покорять публику уже русскими концертами, а затем оперой и балетом. Всё начиналось в 1906 г, 1907 - привёз русскую музыку, в 1909 покорил всех Фёдор Шаляпин в «Борисе Годунове» Мусоргского, в 1911 г. – он привёз балет, балеты «Жар -птица», «Петрушка» и «Весна священная» — сыграли значительную роль в популяризации русской культуры в Европе и способствовали установлению моды на все русское. Хотя сначала были восприняты плохо, их освистывали, но всегда находились почитатели талантов. Длилось всё до его смерти в Венеции. На его могильной плите в Сант - Мигеле всегда лежат балетки. Это была смелая эпоха модерна. Они покорили не только Париж, но и другие страны и города, базировались они в Монако, выступали в Англии, в Лондоне и других странах. У Сержа было удивительное чутьё на таланты, он их собирал и объединял вокруг себя, взрастив целую плеяду одаренных танцовщиков и хореографов — Вацлава Нижинского, Леонида Мясина, Михаила Фокина, Сержа Лифаря, Джорджа Баланчина. У него была страсть к новаторству, он привлекал в качестве декораторов передовых художников Европы — Пабло Пикассо, который женился на русской балерине - Ольге Хохловой и написал её потрясающий портрет с шалью... Он и Андре Дерена, Коко Шанель, Анри Матисса и многих других русских авангардистов — Наталью Гончарову, Михаила Ларионова привлёк к сотрудничеству. Он раздвигал рамки классического балета, любил шокировать публику откровенными эротическими танцами в исполнении таких звёзд как Анна Павлова, Ида Рубинштейн, Матильда Кшесинская, Тамара Карсавина, Александр Монахов, Вера Каралли и Михаил Мордкин. А Вацлава Нижинского поклонники просто носили на руках, не давали прохода. Балеты «Жизель», Нарцисс», «Пери» шли с неизменным успехом, а «Призрак розы», представляющий собой изысканное па-де-де Карсавиной и Нижинского,- был восхитителен. Нижинскому костюмер пришивал к каждому спектаклю лепестки роз к костюму и после выступления он их раздавал поклонницам в подарок. В Лондон они привезли " Лебединое озеро". Вместе с композитором Рейнальдо Анном (Ганом), который учился в Парижской консерватории у Сен -Санса, Жюля Массне, Гуно и был однокашником Равеля, вместе с Жаном Кокто, сочинившим либретто, они придумали балет «Голубой бог» имевший огромный успех у публики ; Равель написал музыку к «Дафнису и Хлое»; «Послеполуденный отдых фавна», длительностью всего в восемь минут  был поставлен на музыку Дебюсси. Удивлял необычной музыкой Стравинского, Сергея Прокофьева, Римского - Корсакова, Глазунова, Чайковского, Рихарда Штрауса, Мориса Равеля, Клода Дебюсси и потрясающими декорациями Лёвушки Бакста и Александра Бенуа. Изумительной хореографией Михаила Фокина он сводил с ума всю творческую публику, которая жаждала новизны во всём. «Послеполуденный отдых фавна» - идея создать балет на античную тему пришла Дягилеву во время поездки в Венецию в 1911 году. Да и другие города Италии внесли свою лепту. Впечатлившись античными скульптурами, вазами, рисунками на амфорах, мозаиках на стенах и дорогах, он заразил своим энтузиазмом Нижинского, и в результате хореография поставленного ими балета — с приземленными, нарушающими каноническое представление о сольном мужском танце движениями — вызвала бурю противоречивых откликов. Многие, например, парижская «Фигаро», упрекали «Фавна» в непристойности: это не изящная эклога и не глубокое произведение. Мы имели неподходящего фавна с отвратительными движениями эротической животности и с жестами тяжкого бесстыдства. Вот и все." И справедливые свистки встретили слишком выразительную пантомиму этого тела плохо сложенного животного, отвратительного de face( в фас) и ещё более отвратительного в профиль." Они называли эту хореографию кривляньем. Однако, мнения публики и репортёров разошлись. Совершенно другое мнение было напечатано в другой газете от  того же Огюста Родена, где он восхищался красотой тела, мужественностью, которую хочется воплощать в искусстве…
 Видимо, верно говорят - "О вкусах не спорят". Все по - разному чувствуют и понимают природу тела, его гармонию. И каждый по - своему прав... Художник - это всегда бунт! И это правильно. Вспомнилась первая работа ещё мальчика Микеланджело в садах Лоренцо Медичи - это был фавн, завершающая деталь для ощущения полного эффекта соответствия этому образу -  наличие небольшого изъяна, - он выбил фавну зуб и тогда воцарилась полная гармония, завершённость. Нужно тонкое чутьё, чтобы всё чувствовать и воспринимать гармонию мира.
 Я вспоминаю замечательный, роскошный дом в Помпеях, его строили для Публия Суллы, богача и племянника правителя города, дом Фавна его называют, там в бассейне стоит скульптура танцующего фавна! Стены в изумительной мозаике с различными сюжетами от битвы Александра Македонского с Дарием, до эротических сцен с амурами, психеями и прочим.   Представляю, как разыграется воображение туристов, когда они посетят Помпеи и вспомнят этот итальянский остров, где от многообразия фаллических изображений начинает кружиться голова, где на каждом шагу ты натыкаешься на бесконечные фаллосы в разных вариантах - на стенах с подробными описаниями активных участников сексуального пробега, кто сколько и чего мог сделать и кого осчастливить, в изображении фонтанчиков, панно, в монетах, в посуде, кухонной утвари, в дверных ручках, и пестики в колокольчиках отливали римляне в виде фаллосов и всё это во славу богов, как и зазывные путеводители, и указатели на домах, лупанариях(публичных домах). Для них это не была дурная бесконечность, а скорее, сама жизнь... Ещё римляне любили украшать жилища картинами с богом плодородия Приапом, демонстрирующим свое огромное достоинство, и чем больше оно, тем лучше для жильцов дома. Картину, разумеется, следовало повесить на самое видное место  В противном случае удача и процветание могли отвернуться от хозяев дома. Римляне всё это заимствовали у греков, как всегда. Телесность царствовала всюду...
А на пороге дома Фавна мозаикой выложено "HAVE" -"Здравствуй!". Как мило, какое гостеприимство, вот только хозяев нет уж давно. А совсем недалеко увидите первые древние граффити, очень деловые, обнаруженные на Доме любви - лупанарии, где без стеснения даются прохожим советы не проходить мимо этого заведения, куда и с кем идти, чтобы получить удовольствие по полной программе, расценки жриц любви, расписание и имена особо горячих красавиц, восторженные отзывы о своих любовных победах писали мужчины с гордостью. Результаты любовных достижений были более, чем впечатляющие. Об этом писали Ювенал и Марциал, многие мыслители того времени оставили эротический след на страницах своих произведений с подробностями. Стены Помпеи сохранили сотни откровенных надписей и картинок ( Пособий для начинающих и малоискушённых). «Здесь был солдат седьмого легиона. В эту ночь он удовлетворил шесть женщин, но и этого мало для такого жеребца» — типичная надпись на помпейской стене. Уже давно никого из участников нет на лестнице жизни, но, свидетельства прошлых шалостей -   стрелки - указатели в виде фаллических символов, вырубленных на мостовых, не дадут и сегодня сбиться вам с пути, покажут путь, по которому стремились за получением удовольствия моряки, пираты, путешественники, торговцы, купцы и знатные клиенты, в темноте приходящие в эти дома к "волчицам" (lupa)- так называли женщин лёгкого поведения, пробирались закрывая голову убором" ночная кукушка". Стены Секретного музея, любопытные сексуальные фрески, каменные ложа любви ещё рассказывают о них... Каждый достоверный образ, как и образ Фавна, создаваемый в искусстве - в живописи, музыке или балете, всегда требуют от создателей погружения в мировой опыт человечества и гениального прозрения постановщика и исполнителя.
 В труппе постоянно были разные потери, уход М.Фокина, Анны Павловой, Матильды Кшесинской и других танцоров плохо сказывались на всей труппе. Ида Рубинштейн тоже организовала свой театр, ей написал музыку «Болеро» Равель, она имела огромный успех и это злило Дягилева. Ещё и Вацлав Нижинский — долгое время он был любовником Дягилева, но в 1913 году они начали отдаляться друг от друга, он женился на Ромоле. Узнав о его поступке, Дягилев отправил Нижинскому телеграмму с сообщением о том, что более не нуждается в его услугах. Тем не менее, какое -то время они продолжали работать вместе, но затем произошёл окончательный разрыв. Балеты ставил Леонид Мясин и не всегда сначала ему хватало опыта и мастерства. Но постепенно всё вошло в свою колею. Сколько эмоций, желаний, невоплощённых идей… но, шлейф этого яркого явления «Русские сезоны» остался навсегда в атмосфере Париже. Навсегда поселился здесь дух русского балета и воспоминания о русских красавицах балеринах.
 Париж любил и Нуреев, король танца. 17 июня 1961 года, в возрасте 23 лет, находясь на гастролях в Париже вместе с труппой Кировского театра, Нуреев решил остаться на Западе и остался, (наверное, балетные всегда так поступают - вспомните  - Барышникова, Годунова.) Его счастливым числом будет 17, он родился 17 марта 1938г. Если бы он вернулся, то попал бы в тюрьму на семь лет с конфискацией имущества. В кармане было 36 франков, совсем небольшой стартовый капитал, джинсы и рубашка - это всё. Потом это назовут "прыжок к свободе". Он тоже бродил по улицам и лестницам Парижа в поисках хоть какой - то работы на первое время. Работал в труппе Маркизы де Кувэ. Много работал, пробивался на большую сцену. В феврале 1962 - го Нуреева приняли в Лондонский королевский балет, где блистал более 15 лет. Он работал как одержимый - 300 спектаклей за год! Его Слава бежала впереди его. Нуреев был партнером английской балерины Марго Фонтейн. Она ввела его в высший свет Англии. В момент их встречи ей было 43 года, ему - 24. Их сотрудничество началось с балета «Жизель». В 1977 создан специально для них балет "Дама с камелиями"- потрясающее зрелище! Они понимали друг друга с полуслова. Их творческий союз был очень плодотворным. Далее "Дон Кихот", "Щелкунчик" и тд. У него были ещё свои увлечения. Он богател благодаря своему таланту в искусстве. Его многочисленные дома в разных странах - ранчо в США, Англии, Франции, Сен- Бартельми и два его острова в Средиземном море были набиты антиквариатом. Он любил роскошь и окружал себя этим. Собирал коллекции фарфора, скульптуры и живописи, изображения обнажённых мужских тел. Его огромная парижская квартира на набережной Вольтера была завешана нагими Аполлонами и эфебами. У всех свои коллекции, много говорящие о вкусах хозяев. Выступал во всём мире с огромным успехом, имел много денег на всю эту роскошную жизнь, ни в чём себе не отказывал. Он много нового внёс в балет. Стал выходить на сцену в одном трико. Придал большую значимость мужским партиям. Это были не просто поддержки балерин, как раньше считалось, а более значимые, солирующие выступления. У Нуреева были романы с легендарным солистом группы «Queen» Фредди Меркьюри, с Элтоном Джоном; и по слухам даже с незабываемым Жаном Маре. Но самой большой его любовью был танцор Эрик Брюн, звезда танца, огромного роста датчанин, танцевавший в «Жизели». Их роман длился до 1986 года, когда Брюн умер от СПИДа. Все остальные мальчики не в счёт. Он имел огромный успех в Гранд Опера и проработал там восемь лет хореографом.
На сцене Венской оперы Нуреев поставил «Лебединое озеро», вместе с верным другом- Марго они исполнили главные роли, соло принца было выше всех похвал - им устроили безумную овацию, занавес давали больше восьмидесяти раз!!! Работал много с Баланчиным в его стилистике, просто запоем, и ценил его как великого хореографа века. "Лунный Пьеро" Шомберга - один из любимых его балетов.   
    Он носил в себе болезнь десять лет, и никогда не верил в правдивость своего диагноза, что болен спидом, и верил, что победит его, так как был очень богат.  Считал — король, вроде ,как бессмертен, неприкасаем. Но, увы... Новейшие дорогие лекарства не помогли, они убирали боль, но болезнь прогрессировала, не уходила. Не всё можно купить за деньги. Весной 1992 года началась её последняя стадия. Нурееву хотелось во что бы то ни стало осуществить постановку «Ромео и Джульетты». И судьба дала ему такой шанс. На время Нурееву стало легче, ремиссия, и он поставил спектакль. А в 1989 году, уже очень больным он, наконец, выступил на сцене родного Кировского театра. Это был уже не тот Рудик... Сил было уже мало, и он не справлялся с ролью, но это всем было неважно, его любили и относились, как к Богу. Оставалось одиночество и безысходность. Жизнь в танце пролетела мгновенно и была очень сложной у него. Когда его спрашивали про Родину, где она- в России или в Париже? Он отвечал - "Моя Родина - это сцена". Последние недели жизни он провел в театральных ложах. Каждый вечер приходил смотреть балет. И даже накануне смерти пытался уйти из больницы на представление.
  Он умер тихо и без страданий" -как писали газеты, накануне православного Рождества, 6 января 1993 г. (54года). Нуреев похоронен на знаменитом русском кладбище Сен - Женевьев де Буа под Парижем, рядом с могилой великого кинорежиссёра Андрея Тарковского. Во время гражданской панихиды в здании Гранд-опера играли Баха, Чайковского, артисты читали на пяти языках Пушкина, Байрона, Гёте, Рембо, Микеланджело- такова была его предсмертная воля. Панихиду устроили и по мусульманскому, и по православному обряду. Нуреев лежал в гробу в строгом чёрном костюме и в чалме, как выступал на сцене.
На панихиде присутствовал президент Франции.
Его могила покрыта красивым ковром, под которым вы представляете стоящий сундук с сокровищами,  выполненный из мозаики, где всегда лежат живые цветы. Много русских приходят сюда поклониться таланту... 
 Вспоминается, как великий М. Ростропович сидел на паперти собора Нотр - Дам и играл на своей виолончели в память о Тарковском в этот печальный день... 26 декабря 1986 г. Смотрю на Нотр - Дам с высоты Эйфелевой башни и вспоминаю это. Какая творческая семья! Отец и сын. Сколько прекрасных фильмов он создал!
И как украсили стихи отца Арсения Тарковского фильмы Андрея -
 "Иваново детство", "Андрей Рублёв",  "Зеркало", "Солярис", "Сталкер", "Ностальгия",  "Жертвоприношение".
"Стихи мои, птенцы, наследники, Душеприказчики, истцы,
Молчальники и собеседники, Смиренники и гордецы!" - так писал Арсений Тарковский- последний патриарх Серебряного века. А фильмы сына всегда включаются в список самых лучших фильмов планеты. Вспоминаю любимые строки из Арсения Тарковского о его первой любви в 16 лет к Марии Густавовне Фальц, которая была старше его на 9 лет, и в то время не представлялось возможным им быть вместе. Это была, в каком-то смысле, куртуазная любовь к замужней Даме, он посвящал ей стихи всю жизнь. Она была вдова, муж погиб в Первую мировую войну. Вскоре она покинула этот мир из - за туберкулёза. Он сохранил чувство, Образ Любви на всю жизнь, но трижды был женат. Оставил потомкам свои стихи- сокровища и воспоминания тех, кто его знал и любил. Его стихи о любви всегда были Эхом той первой, неосуществившейся любви к Марии, кому бы они ни были посвящены. Всегда считался красавцем и в молодости, и в старости, хотя потерял ногу на войне, многие женщины тайно были влюблены в него. Его глаза... их уже не забудешь. Ещё и чудесный юмор сопровождал его всю жизнь. «Он вообще был немного старомоден – целовал дамам ручки и не подавал руки подлецам»- это правило мне по душе. Так и хочется читать его стихи на высоте башни, сохраняя дух высоты слога и события.

"Свиданий наших каждое мгновенье
 Мы праздновали, как богоявленье,
Одни на целом свете. Ты была
 Смелей и легче птичьего крыла,
По лестнице, как головокруженье,
Через ступень сбегала и вела
 Сквозь влажную сирень в свои владенья
 С той стороны зеркального стекла."
***
где завершающие строки:
  "Когда судьба по следу шла за нами,
   Как сумасшедший с бритвою в руке."
Я когда первый раз слышала эти стихи, у меня был шок, так они меня поразили, дыхание перехватывает.

Или-   "Жизнь,жизнь"
 
 "Предчувствиям не верю, и примет
Я не боюсь. Ни клеветы, ни яда
Я не бегу. На свете смерти нет:
Бессмертны все. Бессмертно всё. Не надо
Бояться смерти ни в семнадцать лет,
Ни в семьдесят. Есть только явь и свет,
Ни тьмы, ни смерти нет на этом свете.
Мы все уже на берегу морском,
И я из тех, кто выбирает сети,
Когда идет бессмертье косяком."- просто гениально.

 Вспомнила о его нежных отношениях в старости с Анной Ахматовой. Она его очень ценила. Он для неё был недосягаемая вершина. Она у него часто спрашивала совета, отзыва. А как он стоял у могилы, когда её хоронили... Какое отчаяние в глазах! Его глаза- как бездна вселенского горя. Это невозможно забыть.
На памятнике Андрею Тарковскому сделана надпись «Человеку, который увидел ангела».  В основании православного креста высечены семь ступенек по числу фильмов Тарковского.
А сколько было планов на создание новых фильмов, сколько вообще у всех их, великих, было планов! Сколько великих русских бывало здесь!
 Вспоминаю как Пётр Вайль вёл свои замечательные экскурсии так вкусно и познавательно, что хотелось схватить чемодан и лететь за ним по любому маршруту. Теперь это в нашей памяти.
 Разглядывая панораму, замечаю чуть поодаль острые шпили самой красивой католической церкви Сент - Шапель... Святая Капелла, которая потрясает своим роскошным убранством. Она была построена для хранения христианских реликвий- Тернового Венца по заказу короля Людовика IX Святого. Он привёз Венок из Венеции в 1239 г, а туда он попал из Константинополя. Король потратил огромные деньги, заплатив гораздо более внушительную сумму за Венец, чем были затраты на постройку собора. Я много раз обходила этот собор вокруг, разглядывая его со всех сторон. Подруга улыбалась, глядя на меня и мой восторг. Собор двухэтажный. Колоссальные  витражные окна в два этажа, второй такой нет церкви в мире. Какие там мозаики, вся церковь в витражах и поэтому создаётся впечатление, что стен совсем нет, красота неописуемая! Реликвии хранились на втором этаже в абсиде, вместе с венцом там были частицы Креста Господня и другие  реликвии. Её строили три года, а стоит она уже восемь столетий. Это шедевр роскоши и  архитектуры. Для королевского семейства был устроен альков и ниши, и туда можно было попасть из дворца на второй этаж. Сводчатые потолки, шпиль высотой в 75 метров- делает её неповторимым ,чистейшим образцом, шедевром готики в архитектуре.
 С Эйфелевой башни вид роскошный, так что спасибо ей, она помогает видеть эту красоту. Мы поднялись выше на следующую площадку лестницы. Подруга указала мне место, где находится Латинский квартал. Я сразу вспомнила посещение там музея мадам Тюссо. Я ещё раз ощутила, как люблю Париж!         
   Я с детства мечтала попасть именно туда, так как романтизм живший во мне, не без участия французской литературы и искусства- давал о себе знать. Каждый раз я открывала  для себя совершенно неизвестный мне город. В эту поездку я открыла для себя музей мадам Тюссо, музей Гревен, второй по значимости музей восковых фигур после Лондона.
   Этих музеев сейчас полно во всём мире, начиная от Лондона, где была впервые устроена стационарная выставка в 1835 году на Бейкер стрит, и кончая Копенгагеном, Амстердамом, Лас- Вегасом, Сиднеем и Пекином. 
    Пятьсот миллионов человек только в Лондоне посетили этот музей! По пятнадцать миллионов в год! Это музей, в который идёт бесконечная очередь в любую погоду.
  В холле этого музея вас встретит его хозяйка - Мари Гросхольц - Тюссо.
Конечно, не совсем она, но реализм без берегов! Она за девять лет до своей смерти сделала свой портрет - шедевр! Маленькая старушка в черном платье с накидкой, лицо с большим носом, не отличающееся красотой, и никаких себе реверансов и комплиментов,- только реалия! Каким же нужно быть самодостаточным человеком, чтобы изобразить себя настолько правдоподобно! Без малейшего намека на лесть... Но начинала Мари Гросхольц в Париже свою деятельность,( это её фамилия по отцу, который всё пропил и бросил её мать. Видимо, фамильная профессия всех мужчин его рода - палача, делала своё дело )   Перевез её, и её мать из Страсбурга любовник матери Филипп Кюртюс... - человек, сделавший её от начала и до конца. Сначала она была экономкой, а потом стала  его женой. Он стал для девочки прекрасным отцом. Он обучал девочку и воспитал её как свою дочь. Главное,- он  подарил ей профессию на всю жизнь. Себя он называл анатомистом – то есть обладал знаниями в области анатомии -строении тела, и занимался  лепкой и  моделированием лица. Он делал бюсты из воска- это было очень популярно и недорого, что могли себе позволить многие в то время. Тем более, что многие хотели иметь своё изображение. Мари он учил делать фрукты и цветы из воска, учил рисовать, лепить, шить и проводил бесценные уроки моделирования. Она была усердной и благодарной ученицей.
    Филипп был человеком образованным, воспитанным и  интересным собеседником.
В 1777 г. он обратился к своему кумиру - Вольтеру с просьбой позировать ему, и тот на счастье- согласился. На уроке  моделирования присутствовала и Мари, которая проявила ум, и живой интерес к Вольтеру. Через два месяца он умер. Это была огромная потеря для мыслящего человечества. Кюртюс и его семья стали единственными обладателями слепка великого мыслителя сделанного из воска.
Филипп снял галерею, сделал копию со слепка и выставил на показ всем желающим
 в галерее. К ним шли толпы народа, стояли часами, чтобы взглянуть на своего любимца. Никто не верил, что его уже нет! Это надо было видеть!
Вольтера все любили, гордились его умом, как своим, и хотели видеть его всегда рядом, быть причастным к великому мыслителю -энциклопедисту.
Кюртюс понял, что это их звездный час и его нельзя упускать. История сделала им подарок!
Через некоторое время не стало Бенжамина Франклина, затем Мирабо. Все живущие знатные и знаменитые люди теперь с удовольствием делали свои портреты для истории. Мы все не бессмертны! Робеспьер и другие герои Великой Французской Революции, желали себя увековечить, понимая свою для истории значимость.  История предлагала свои варианты, и ими нужно было воспользоваться.
Потом произошло убийство Марата,- лидера якобинцев. К Филиппу пришли из судебных органов, чтобы он сделал слепок головы Шарлотты Корде, убийцы Марата, а он понял, что это будет хорошо смотреться сценой, и сделал ещё слепок с головы и тела Марата. Была создана" камера ужаса"- все кровавые сцены, гильотины, пытки, слепки со всех обезглавленных - всё в этом отделе в изобилии, но это ещё и память, и история, хотя и кровавая. Постоянно велась огромная работа по моделированию, декорированию и искусству композиции в музее. Я думаю, что благодаря этим слепкам, единственным в мире, и результатам моделирования - мы можем наслаждаться и скульптурой Гудона – его мудрым Вольтером в кресле, и живописным полотнами Жака Луи Давида (несколько вариантов сделано) «Смерть Марата». Хотя Давид знал Марата и был у него накануне убийства, и даже был распорядителем на его похоронах. Да и дальнейшие изображения Наполеона, и многих других великих были сделаны позднее благодаря, или опираясь на работы Филиппа Кюртюса. Вскоре Филипп Кюртюс умер. Мари возглавила его дело и продолжала трудиться, ведь он её всему обучил к этому времени, а она всегда была прилежной ученицей. Она вышла замуж за Франсуа Тюссо. Это был не очень счастливый брак. Кроме фамилии, она не получила от него ничего. Родила двух сыновей и продолжала работать и налаживать связи. Она вывозила теперь свои выставки в разные страны, где они пользовались большим успехом.
Она сделала Наполеона и Жозефину, именно по настоянию Жозефины, с которой она была дружна. Муж Мари вскоре всё проиграл и пропил, полностью её разорил. С мужьями не везло. Несчастья преследовали её: сгорела большая часть её экспозиции при пожаре, часть утонула на одном судне, которое перевозило выставку из одной страны в другую. Она еле выживала… Муж пустился в бега. Она стала строить свою жизнь одна, не дожидаясь помощи ни от кого. Восстанавливала коллекцию и всего добивалась сама в этой жизни. С двумя детьми уехала от него в Британию, и начала своё дело с самого начала. Англичане, влюбленные в свою историю, оценили её труд по заслугам.
Она дала им возможность заглядывать в прошлое, помнить настоящее, и обеспечивала бессмертие в будущем очень многим знаменитым людям. Заказы поступали один за другим. Мари снимала посмертные маски со всех знаменитых современников, и накопила огромный  архив для работы. Это был бесценный вариант её коллекции. Два сына помогали матери и продолжили её дело. Затем присоединились и внуки. Знаменитые люди всегда были и будут гордостью каждого народа, и благодаря ей они были сохранены для истории. Она пользовалась огромным уважением у всех без исключения. Ей удалось сделать бюсты Вальтера Скотта, лорда Байрона, современных поэтов, музыкантов, композиторов, военных деятелей. Запоминается портрет Адмирала Горацио Нельсона- который был без правой руки и одного глаза.  Некоторые писали, что и одной ноги у него не было, но это не так. Руку он потерял в битве на Канарах, а глаз тоже был поврежден, но что - то видел ещё. Под Трафальгаром он был смертельно ранен французским снайпером, а когда умер, то тело его доставили на родину в бочке с бренди. В центре Лондона установлен ему прекрасный памятник. Англичане гордятся всеми своими памятниками и никогда не разрушают их, а наоборот, не просто гордятся ими, но и ухаживают, сохраняют - ведь это и их история. История есть история, её нельзя переделывать и переписывать несколько раз, это уже будет ложь, а не история. Королева Виктория обратила внимание на труд Мари и, с её легкой руки, они стали моделировать принцев и принцесс, всех -  испанских, английских и прочих королей и королев, обслуживая всю Европу. Это была особая сказка. Мари дружила с царственными особами, делала бюсты Елизаветы бабушки, которая прожила длинную жизнь, и "пила "с Мари чай в "файф о клок"  Королева  в сто четыре года ушла из жизни, но осталась навеки в музее восковых фигур на Бейкер стрит. Даже когда Мари не стало и её дело продолжали дети, внуки, правнуки - всё равно все говорили, что это сделала Мадам Тюссо, дорогая Мари... Таким образом, она тоже обрела бессмертие. История была источником вдохновения для Мари и её сыновей. Ее ценили и приглашали ко всем знаменитостям. Все хотели оставить память о себе, и делали у Мари заказ на своё изображение. У неё появилось много знаменитых друзей и знакомых, которых мы можем встретить в её музеях по всему свету. Это и Мерлин Монро, и знаменитая группа «Битлз», Элвис Пресли, мировые ученые, космонавт - Юрий Гагарин, Эйнштейн, все кинозвезды и киногерои, певцы и предприниматели, великие полководцы, любимые актрисы и актёры, музыканты, певцы, художники -Чарли Чаплин, Майкл Джексон, Джоли, Пирс, Пабло Пикассо,  Сальвадор Дали, импрессионисты, Софи Лорен, Джеймс Бонд, Джулия Робертс, Паваротти, Каррерас, Билл Гейтс, Луи де Фюнес, Мадонна, Ростропович, Хемингуэй, Нострадамус, Жанна Д'Арк, и многие другие знаменитые люди планеты, как прошлого, так и настоящего.  Главы разных правительств тоже стали украшением музея: Фидель Кастро, Мао,  Гитлер, Черчилль, Помпиду, Клинтон, Сталин, Ленин, Брежнев, Путин и многие другие известные исторические личности поселились в музеях мадам Тюссо. Глядя на все экспонаты музея я вспоминала про каждый что-то интересное :то анекдоты про Брежнева, то Хрущёва со сценой его ботинка, то глубокие философские высказывания Черчилля, то цитатники Мао - у меня был один такой, кто-то мне дарил. Фиделя и его остров любви с сахарным тростником, Гитлера, и даже в связи с ним, работы Климта, которые он не дал уничтожить, самому нравились, но он их оставлял в запасниках, так как на них было слишком много изображений еврейских женщин, хотя и самых богатых.  Было сделано пятьдесят три тысячи моделей ! Она работала всю жизнь не покладая рук, до последнего дня своей жизни. А умерла в девяносто лет, оставив после себя шлейф музеев мадам Тюссо, уникальные музеи восковых фигур по всему миру. Я посетила такой музей в Париже, а потом и в других странах.  Это был небольшой музей с акцентом на французскую историю. Он был открыт пятого июня в тысяча восемьсот восемьдесят втором году. Удивительная достоверность экспонатов! Сцены с Наполеоном. Они просто меня потрясли! Наполеон на острове Эльба - в его облике сквозит обреченность, одиночество! Настроение передано великолепно. Свет так падает изысканно, полутона, всё на высоком уровне. Наполеон на острове святой Елены, - больной, бесконечно одинокий, умирающий и такой великий. Император. Человек с такой великой судьбой! Великий... и такой беспомощный перед смертью, смерть уравнивает всех. Так и запомнится он таким надолго многим посетителям музея. Очень правдоподобный, хорошо сделан до мельчайших подробностей. Кажется, что живой... и вот - вот заговорит. Герои Французской революции  - молодые, горячие сердца! Все в новых идеях, окрылённые верой в новую жизнь,- это витает над ними.
Робеспьер и его окружение полны огня и страсти! Но, сколько голов полетело в ту революцию. Убийство Марата Шарлоттой Корде в ванной  - всё  продумано до мелочей. Сцена страшная - горло перехватывает. Да, все революции похожи одна  на другую, кровавая драматургия событий, но завораживает, до мурашек!
Залы музея в полумраке.  Много разных ходов, комнат и коридоров. На входе портрет с обращением, что разыскивается важный преступник! Его выразительное  Фото... Приглядываюсь. Лицо сразу запоминается, но, идёшь дальше, и об этом забываешь. Переходишь из одного небольшого зала в другой. Вот ряд деятелей культуры - кинозвезды! Грудь Софи Лорен вздымается, она дышит! Это удивительно! Живая улыбка и дыхание! У Элизабет Тейлор не менее прекрасная грудь, и тоже восхитительно колышется, она дышит. Смотрю, и нет никакого сомнения, что сейчас она заговорит со мной! Её знаменитые фиалковые глаза! Какой в них свет и цвет! Лица все живые, хочется дотронуться, так как уже себе не веришь! Совершенно потрясло меня изображение Элизабет Тейлор. Вспомнился эпизод, который произошёл в Лос - Анджелесе в 1999 году, где Денис Мацуев, наш известный пианист должен был выступать с концертами. Он это мне рассказал сам. Когда он находился ещё за сценой, в гримерной, раздались бурные продолжительные аплодисменты, восторженные возгласы, словно кто - то уже выступил на сцене. Такие аплодисменты обычно собирают после выступлений. Он удивился, вроде ещё не выступал, а уже такие овации! Это был сольный концерт и другого солиста не было. Надо же! Как- то чудно это. И никто в программе не был объявлен перед ним. Объяснить себе он это не смог. Все затихло, он остался в неведении о произошедшем. Ведущий объявил Дениса. Он вышел на сцену, выступил замечательно, как всегда, и с большим успехом. К нему кинулась толпа зрителей с цветами под бурные аплодисменты. Он принимал поздравления. Вдруг толпа мгновенно расступилась, прошёл какой - то гул, и он увидел движущийся огромный букет, и что - то пронзительно бирюзово - фиалковое  прорезывало пространство, …цепляло… Когда букет приблизился, то он разглядел перед собой великую актрису Элизабет Тейлор с её знаменитыми бирюзово - фиалковыми глазами. Такого цвета глаз он никогда раньше не встречал. Она протянула ему букет и поздравила с успехом. Позднее она зашла к нему в гримерную за сцену и пригласила на ужин. Он созерцал перед собой икону! Великую актрису! Конечно, он принял приглашение. Они много беседовали о симфонической музыке, о композиторах, которых они любят - о Рахманинове, Прокофьеве и выдающихся  музыкантах. Она была большая поклонница классической музыки. Так они подружились, и сохраняли дружбу до конца её жизни. Она всегда приходила на его концерты, когда он приезжал в Калифорнию.
-     Извините, я отобрала у вас немного аплодисментов,- сказала она на прощание. Оказывается, аплодисменты перед концертом адресовались ей, когда она вошла в зал,– весь зал встал, и так приветствовал её продолжительными бурными овациями и восторженными криками. Вот она,– настоящая Слава!
-   Я бы и сам, тоже, с удовольствием поделился с вами !- сказал Денис.
Это произошло на Рождество, и он считал всегда, что судьба сделала ему бесценный, незабываемый подарок - встречу с прекрасной, великой актрисой Элизабет Тейлор. А вторая история с ним произошла в Париже, который он тоже покорил...
Он исполнял первый концерт Чайковского П.И. На концерте присутствовал весь высший свет. Он играл вдохновенно… Нужно знать ещё и энергетику Дениса, его темперамент! Он- это мощная река, влекущая за собой всё... Всё шло прекрасно.
Вдруг, где - то во второй части концерта почувствовал, что рояль немного пошатывает от ударов  его пальцев по клавишам... Там много сильных пассажей.
Он понял, что что - то не так, но продолжал играть. Стали раздаваться поскрипывания, и небольшой треск... Поняв, что у рояля подламываются ножки, а нужно во чтобы - то ни стало доиграть, Денис, не останавливаясь, продолжал играть. И вот, выдавая уже последние аккорды, а сила на них нужна была приличная, он так рассчитал, что ставя последнюю точку в концерте, и понимая, что сейчас рояль рухнет, так как ножка рояля, практически, подломилась, ударил последний аккорд, и, взвился в воздух от рояля, сделав подобие сальто в воздухе, чтобы рояль не упал ему на ноги. Ножка треснула, и рояль с грохотом упал на пол. Все зрители решили, что это так было запланировано заранее. Публика было в диком восторге. Аплодисменты долго не прекращались. Это было очень эффектно! Замечательная игра и такой трюк в конце!– не каждый день такое увидишь! Денис очень спортивный молодой человек, любитель футбола, всегда находится в хорошей спортивной форме. Она его и спасла! Он сумел вовремя отскочить от рояля, и все благополучно завершилось.
После концерта к нему подходила респектабельная восторженная публика, чтобы благодарить за доставленное удовольствие: баронессы, усыпанные бриллиантами и мехами, чопорные подтянутые  лорды, вальяжные князья- всё такое рафинированное «ретро». Подошла дрожащей походкой одна очень пожилая дама лет восьмидесяти с «хвостиком» со страусиным веером, которую поддерживал моложавый мужчина под руку, явно из аристократии. Усыпанная бриллиантами и мехами, эдакая «Пиковая дама». Видно в молодости, она была хороша собой, и произнесла четко с явным сожалением:
- Ах! Как жаль, молодой человек, что я не так молода!
- Как бы я хотела быть вашим роялем! Ах! Как жаль! Как жаль.… И кокетливо протянула руку для поцелуя
- Все газеты на следующее утро возвестили миру, что на сцене театра был вчера так удачно поставлен и разыгран Денисом Мацуевым во время исполнения концерна Чайковского трюк с подпиленными ножками у рояля… Публика просто ликовала!
- Никто не верил, что заранее этот трюк не был подготовлен,…так все блестяще свершилось. Переубедить не удавалось. Но ведь это Париж...   
  А мы продолжаем рассматривать экспонаты музея... Все слишком безукоризненно сделано. Приглядываешься, обходишь со всех сторон.
   "Не может этого быть! Поры на лице и ресницы, волосы, улыбка- всё натурально..." Вижу следы чьих -то ногтей - тоже не верили  и проверили...
Со всеми экспонатами можно сделать фото-  Я и ВЕЛИКИЙ Эйнштейн(к примеру).
Всё в полутьме, только отлично подсвечены лица, акцент сделан правильно, и я не вижу, куда дальше двигаться.  На скамейке в зале сидит, читает газетку смотритель зала, я решила подойти и спросить -   А как пройти дальше? Куда направить свои стопы? Подхожу, спрашиваю - никакой реакции, я тронула за рукав, и вновь повторила вопрос - реакция нулевая,- может у меня плохой прононс? Смотритель продолжает увлеченно читать. Может, смотрители какие- нибудь глухие, подрабатывают на старость лет - думаю я. Но, тут я поняла, что смотритель тоже из воска, а я с ним на скамейке ведь рядом сидела до этого, как с живым  минут пять, и ничего не заметила. Ну и дела! Вот и наш Хрущев здесь, Брежнев в своём "иконостасе" из орденов и звёзд! Внушительно смотрится! Вот и мы  попали в историю. Много залов. Огромное разнообразие различных героев как прошлого, так и современного мира. Сворачиваю за угол  и, о ужас! Я вижу знакомое лицо! Мгновенно понимаю, что это тот, кого разыскивают в том объявлении! Бежать!? Нет! Сообщить! Я шарахнулась, огляделась и направилась к мужчине, который очень внимательно разглядывал Жоржа Помпиду в зале. Я обратилась к нему, но он не реагировал на мои слова…  Боже! Это тоже был муляж! А так правдоподобно разглядывал! Так меня разыграли дважды. Провела меня мадам Тюссо. Затем было представление в круглом зале, вселенское шоу под названием - Дворец Миражей. Создан он был в тысяча девятисотом году. Ты - как в коробочке находишься, кругом зеркала, система двигающихся зеркал, сверху тоже, мы все стоим в этой коробочке. Гаснет свет, и тут начинается нечто. Зеркала увеличивают пространство. Вдруг, ты видишь уходящие в бесконечность дороги, то возникает потрясающий индийский храм. Кругом бегают манки(обезьянки), но самый писк- это дикие джунгли со всем многообразием своих обитателей! И это не для слабонервных!
Вдруг арабская сказка.  вязь зданий, минареты, природа и бабочки, как живые. Вот страшно становится, когда на тебя с потолка спускаются змеи, вокруг тебя огромные змеи вьются, того гляди тобой закусят или сдавят тебя. Так страшно, так как ощущаешь эффект настоящих рептилий, всё шипит и движется  - кобры, гюрзы, питоны и ты в беспомощном положении! Нет выхода! Ты в коробочке из которой нет выхода! Начинается страшный крик, все поворачиваются, увертываются от рептилий, а там ещё страшнее сюжет:  кто- то к тебе тянет загребущие руки, и змеи готовы проглотить тебя со всеми потрохами.
Звуковой эффект и ор усиливается! Боже! Какой это был крик! Сердце выскакивало из груди. Я думала, что будет разрыв сердца! Тут ещё всё происходило с припущенным небольшим туманом и звуками Ада. Мама дорогая! Преисподняя! Не иначе.
Когда все это закончилось, у всех был шок. Всех трясло. Такого мы не ожидали.
Некоторые побежали в туалет. И мы долго их ждали. Кто - то глотал таблетки. Вот так я познакомилась с музеем мадам Тюссо в Париже. Такое мы видели все впервые. 
 Мадам Тюссо... Это была удивительная женщина. Ей удалось возвысить смерть до уровня Истории искусства и шоу, и сохранить память о многих выдающихся личностях до наших дней. Ну, а шоу? Припугнули немного, чтобы жизнь не казалась сказкой, или, может, хотели сказать "мементо мори" - помни о смерти?  Такое не забудешь! Так я вспомнила ещё одну ступеньку лестницы жизни. О себе она надиктовала книгу, где приукрасила свою жизнь, добавила больше теплоты и близости в свои отношения с великими людьми, чем было на самом деле. Это понятно... Каждому хотелось бы оставить о себе прекрасные воспоминания и предстать перед читателями в лучшем виде.
И ещё башня -это самое посещаемое, публичное место, было, есть и будет, где можно было общаться, встретить здесь весь Париж, сидя в ресторанчиках с друзьями за бокалом вина, обсудить новости и дальнейшие маршруты, потому что все стремились сюда. Я там тоже обедала и осталась очень довольна. Любовалась Парижем.
    По этой крутой лестнице Эйфелевой башни поднимались все, как великие, так и простые смертные, кто жил или приезжал в этот город, как турист. И в этом я не ошибусь. Во время Второй мировой войны Гитлер хотел подняться на смотровую площадку Эйфелевой башни, чтобы увидеть панораму оккупированного Парижа, но не смог, все тросы у лифта вышли из строя, их кто- то подрезал. Подниматься пешком, как русские туристы, он не мог.
Двигаясь по лестнице, вы можете услышать голос Эдит Пиаф, "воробышка", летящий, всегда узнаваемый  и такой единственный в мире, с удивительной вибрато в голосе. Она прожила всего 47 лет! Родилась в артистической семье- отец акробат, мать неудавшаяся актриса, ей стало не до дочери, когда муж ушёл на фронт. Она подкинула ребёнка своим родителям, которые пили и ей в соску тоже наливали спиртное. Когда отец вернулся, то забрал дочку к своей матери. Воспитывала Эдит бабушка. Девочка была абсолютно слепой в три года от катаракты, лечение не помогло, пока не отвезли её к святой Терезе и она прозрела. Отец с ней выступали на улицах Парижа, зарабатывая на жизнь. Она пела, он делал акробатические этюды. В 14 лет начала самостоятельную жизнь с молочной лавки, но вскоре вернулась к пению. Она нравилась публике.
  На улице к ней как-то подошёл владелец кабаре "Жернис" и предложил ей работу. Это был Луи Лепле.
Часто с ней можно было услышать Ив Монтана с его приятным тембром голоса, её партнёра, как и Луиса Дюпона - её первого мужа. Карьера взлетела вверх, но случилось несчастье - был застрелен Лепле, всех подозревали и её тоже. Благодаря сотрудничеству с Реймоном Ассо она стала выступать в самых престижных залах Парижа  и в "АВС".
Мужчин в её жизни было много. Она влюблялась и быстро расставалась с любимыми. Она очень переживала смерть только одного возлюбленного, у неё развивалась депрессия, стала пить. На фоне этого обострились все болезни. Она любила своего боксёра Марселя Сердана, он погиб в авиакатастрофе. Вскоре и с ней произошло несчастье,- катастрофа, от которой она с трудом приходила в себя. Очень болели суставы, сильнейший артрит и рак. Она принимает наркотические средства, чтобы заглушить боль, так как боль невыносимо переносить и уже не живёт без наркотиков. Незадолго до смерти она влюбилась в парикмахера и вышла за него замуж, ему было 27 лет, но она даже успела его вывести на сцену. На Пер -Лашез они лежат все в одной могиле, а почти напротив - могила красавца Амедео Модильяни - моего любимого художника, приятное соседство.
Кроме всего- она открывала таланты. Это она заметила пение мальчика Шарля Азнавура(Шахнур Азнавурян), он имел армянские корни, родился в Париже 22 мая 1924 года в семье актеров и с пяти лет начал петь. Потом он достиг такой славы, в которой заслуженно купался до последнего часа.Он стал символом французской музыки. По результатам опроса журнала Time, Шарль Азнавур был назван лучшим эстрадным исполнителем прошлого века в 1998. г. Шансонье выступал в дуэте с Фрэнком Синатрой, Селин Дион, Лучано Паваротти, Пласидо Доминго и другими мировыми звездами.
 Он был и гениальный актёр. Слава к нему пришла после фильма "Стреляйте в пианиста".когда он вышел на экраны, в котором Азнавур сыграл роль пианиста кабаре, певца признали как талантливого киноактера и пригласили петь в "Карнеги   -холле". Все помнят игру в его фильмах( их около 70!) и песни из кинофильма "Тегеран 43"- "Вечная любовь" на многих языках она звучала, но лучше всего она звучит на русском... Всего он написал 1300 песен. Очень любил Рей Чарльза, который исполнял его композиции, а также Боб Дилана, Лайза Минелли, Хулио Иглесиаса, Сару Фабиан.
 Я навсегда запомнила роль из фильма "Десять заповедей". Это было глубокое погружение в образ, психологическое откровение. Игра просто завораживала до мурашек. Азнавур работал на съемочной площадке у самых известных режиссеров — Клода Лелуша, Клода Шаброля, Жана Кокто и Рене Клера. Последний раз в главной роли Азнавур снялся в фильме "Отец Горио".
  Он вёл большую общественную деятельность и в 2000 года Азнавур был назначен министром культуры Франции. При этом он продолжал выступать. Его творчество отмечено различными наградами, всех не перечесть. Особенно ценил "Золотого льва "из Венеции  в 1971 г, и почетным "Сезаром" (1997), на МКФ в Канне 2006 г. Он был трижды женат, имеет шестерых детей и четырёх внуков. Его не стало на днях. Но главное, это был человек с большой буквы. Он миротворец, всегда помогал обездоленным, пел концерты в день 8 марта для женщин Армении в течение восьми часов! Это транслировали по телевидению. Работал не покладая рук. Долгое время пел по три концерта в Париже в "Олимпии" при полных залах. Его очень любили и ценили. Вот это был подарок женщинам!Какой жест любви к своим корням! И сегодня хочется крикнуть -"Браво, Азнавур!, Браво!" Процедура прощания проходила в Доме Инвалидов, где хоронят самых выдающихся людей Франции. Её можно было сравнить с похоронами президента Франции.
 В музее мадам Тюссо он занимает почётное место.
  Вспомнился Дмитрий Сергеевич Мережковский, гениальный артист... внешне напоминающий библейского пророка или жреца с горящими, как угольки глазами. Это его коронная роль, - писатель, дивный поэт, блистательный переводчик, литературный критик, историк, философ, выдающийся эссеист, он основал новый жанр исторического романа. О! Как он их писал! Это был его"конёк".  Мечтал о создании новой религии.  Его несколько раз выдвигали на Нобелевскую премию. Была в его биографии одна неприятная деталь- он  1930-е годы будет открыто симпатизировать Муссолини и Гитлеру... Он ездил к Муссолини на поклон и получил аванс под биографию Данте. А я вспоминаю в этой ситуации великого итальянского поэта, второго Данте, так его называли,- Д.Аннунцио, тоже обласканного той властью. Мне очень близки   мысли Мережковского о Достоевском. Такое попадание в природу его творчества. Порой у него встречаешь тайные мысли, которых не решился бы высказать не только другу, но и самому себе.
 " Пока читаешь книгу Достоевского, нельзя жить отдельною жизнью от главных действующих лиц рассказа: как будто исчезает граница между вымыслом и действительностью. Это больше, чем сочувствие герою, это слияние с ним.      
Гармония, красота, наслаждение поэзией – все это может пройти, исчезнуть из памяти, забыться со временем, но преступный опыт души никогда не забывается." Он раскрыл этот механизм в творчестве Достоевского. Достоевский оставляет в сердце такие же неизгладимые следы, как страдание.
 " Через страдание- радость"- так утверждал Достоевский.
        Жена Мережковского - Зинаида Гиппиус, Мадонна декаданса( Под псевдонимом  Антон Крайний) -  снискала славу необыкновенной, демонической женщины -"сатанесса", как её называли. Да и сама о себе она откровенно писала: «И я такая добрая... как ласковая кобра я...». Троцкий называл её ведьмой (может, от слова "ведать",т. е. знать?) и когда её хоронили, то провожающие стучали палками по её гробу, боясь, что она ведьма. Но справедливости ради хочется вспомнить и тех, кто приходил в их дом в Петрограде, в знаменитый "Дом Мурузи", то вспоминали тёплые минуты.  В этом легендарном доме столько в разное время жило выдающихся личностей , что на каждый квадратный метр приходилось по несколько знаменитостей или гениев, их сложно  всех перечислить. И у многих гостей были иные воспоминания. Как они с мужем любили  А. Блока! А как Бунин трогательно к ней относился.
   Кто там только не жил и гостил! Иосиф Бродский, живший тоже в коммунальных дебрях "дома Мурузи" в "полутора комнатах" вспоминая всех жильцов, их индивидуальность и непохожесть, сравнивая то время и нынешнее, писал: "Да, сходства нет меж нынешним и тем" и ещё более щемящее признание-
" Ничем уж их нельзя соединить:
 чертой лица, характером, надломом.
 Но между ними существует нить,
 обычно именуемая домом."   
 В 2015 году, 24 мая в день рождения Бродского, его бывшая квартира стала "музеем одного дня" ко дню 75-летия поэта! Этого я ещё нигде в мире не встречала.
  А о Гиппиус говорили, что Бог удостоил её «ручной выделки», выпуская остальных людей "пачками" и "сериями". Настолько она во всём была индивидуальна и неповторима, но человеческая зависть... яд! Конечно она любила эпатировать публику своим поведением и откровенными нарядами, иногда нелепыми или вызывающими, как и Ида Рубинштейн, желая ни под кого не прогибаться, оставаться сама собой. Она была прекрасный поэт, драматург, критик. Написала интересные книги "Живые лица"- произведение о своих современниках- А.Блоке, В. Брюсове, К. Бальмонте и т.д.  Её книги - "Зеркало", "Сумерки духа" "Алый меч"- названия говорят сами за себя о том, что волнует писателя, поэта, критика... классика русского символизма. Её возвели в ранг "старшего символиста" ещё при жизни. Влияние её на литературу Серебряного века очевидно. Её наследие - 5 романов, 6 книг рассказов и повестей, 6  сборников стихов. Она написала романы откровения  "Чертова кукла" (1911) - о мертвенности души современного человека, затем -  "Роман - царевич" (1912), где она раздумывает о проблемах революционно-религиозного движения; и, наконец, совсем не известный роман - "Чужая любовь" (1929), затерянный на страницах эмигрантской периодики и с тех пор не переиздававшийся, - о душевном одиночестве русских людей в эмиграции- проблема номер один! И о духовных исканиях на рубеже веков, считала , что без «революции духа» социальное преображение невозможно. Этот вопрос её очень интересовал и волновал, как и многих исследователей. Революцию не приняла.
 Она выступала с резкими нападками на Советскую Россию и пророчила ей скорое падение. Обосновавшись в Париже, где у них ещё с дореволюционных времен осталась квартира, Мережковские возобновили знакомство с цветом русской эмиграции: Николаем Бердяевым, Иваном Шмелевым, Константином Бальмонтом, Александром Куприным , Иваном Буниным- первым Нобелевским лауреатом, провёл в Париже плодотворно 33 года с 1922 г. и выпустил 10 книг. Бежали из Одессы с женой в Константинополь, а оттуда уже попали в Париж. Изгнание обострило чувство Родины и успехи в творчестве давали результаты. Пресса писала "о русском таланте, кровоточащем, неровном, но мужественном и правдивом".  Всем нравились его рассказы, его печатали, эмиграция зачитывались им взахлёб... и полюбила. На родине его ничего не держало, родителей не было, брат при смерти, друзья ещё раньше расстались с ним. Ромен Роллан первый выдвинул его на Нобелевскую премию. "Зелёная лампа" срабатывала всегда. Он трепетно относился к Зинаиде Гиппиус, когда её не стало,(1945г) он стоял у её гроба не отходя, хотя всегда и везде избегал посещать подобные  мероприятия, так как очень боялся смерти. Его тоже похоронят на этом кладбище позднее(1953г 8 ноября).
 О Зинаиде ходило много слухов, а как иначе? Она не вписывалась в обыденность, сохраняя свою индивидуальность. Главное в ней было - это дух противоречия, как в молодости, так и в старости. Она всегда в любой беседе произносила любимую фразу  : «Я не согласна!», даже когда ей говорили комплимент. Всегда находятся люди  распускающие разные слухи и сплетни о её бесконечных любовных похождениях, поклонниках, любовниках и мужском бессилии Мережковского. Им было всё равно, что говорили люди. Только они знали, как они сильно любили друг друга. Они были единомышленники, один был продолжением другого, - это знали тоже все. Дух - это главное, а тело не в счёт. После его смерти в(1941 г) она мечтала скорее соединиться с ним. Заболела и ушла вслед за ним через четыре года в 1945 г. Они похоронены на русском кладбище в одной могиле, там, где рядом лежат Нуриев и Тарковский. Её табличка даже не привинчена, она просто прислонена к его памятнику.
  М. Бахтин писал о Мережковском, что "Всегдашний путь Мережковского: прорости корнями из настоящего через настоящее — в былое. Все его творчество — медленное прорастание в глубинные и плодоносные пласты Истории: Россия Александра, Павла, Петра; Италия Леонардо; теперь — Эгейская культура, и далее — Египет, Вавилон. Для него познание прошлого — реальное общение в духе и лестница посвящений». Это очень и мне близко. Его книги необыкновенно интересны.
    Любовь, всюду любовь, - счастливая и не очень, но непременно каждый хочет её испытать. Вот и Бродский раздумывает на лестнице жизни. Как часто в жизни ступени уходили из под его ног.
 
"Когда теряет равновесие
твое сознание усталое,
когда ступеньки этой лестницы
уходят из под ног, как палуба,
когда плюет на человечество
твое ночное одиночество, --
ты можешь размышлять о вечности
и сомневаться в непорочности
идей, гипотез, восприятия
произведения искусства,
и -- кстати -- самого зачатия
Мадонной сына Иисуса."

Ненавязчивая музыка, как фон. Здесь, на лестнице Эйфелевой башни, я разглядываю крыши Парижа, вижу Лувр... там рядом улица Риволи. где я впервые познакомилась с чудесным явлением - Мадоннари - искусством уличных художников.
  Первый раз с этим удивительным явлением я встретилась очень давно, сорок лет назад, когда гуляла по его улицам недалеко от Лувра. Я прогуливалась по улице Риволи и вдруг внезапно остановилась, как вкопанная. По асфальту мне навстречу плыл образ Джоконды! Он был мастерски нарисован прямо на асфальте  мелками и первая моя мысль была о том, как жалко, что она на земле и может быстро пропасть - кто - то наступит, даже нечаянно, не желая испортить, пробежит ребёнок, кто-то не сразу поймёт и заметит в темноте, пойдёт дождь и смоет все следы этой красоты…
Это был образец уличного искусства мадоннари. Чаще всего раньше рисовали   христианские сюжеты из Библии и Мадонну - Матерь Божью. Поэтому и искусство уличной росписи стали называть "Мадоннари", в переводе с итальянского языка - "художник, рисующий Мадонну".
    Я это видела впервые. Хотя это искусство процветало уже лет четыреста в Европе. Зародилось это искусство в Италии, в Венеции вместе с карнавалами и религиозными праздничными шествиями. Но я думаю, что ещё раньше всё это было в Помпеях. Стены города о многом могут нам поведать, как и дороги. Для создания таких картин использовали стружки из дерева, цветной песок, ветки и лепестки цветов гортензии разных цветов и оттенков, розы всех цветов, яркие бархотки и другие растения, уголь, мел. Эта техника до сих пор сохранилась в католических странах — той же Италии, Испании, Центральной и Южной Америке. 
Электрических гирлянд ещё не было, а хотелось праздника, весёлого, радостного и тут уж всё зависело от таланта художников. Бродячие художники - самоучки расписывали стены домов, мостовые, площади, окна – обманки, ставни, иллюзорные двери на домах и на стенах, въезды в сады, и съезды из вилл,и всё что угодно было на вооружении этих уличных художников. Они пользовались большой популярностью и их приглашали в разные города, они кочевали из города в город целыми артелями, где расписывали главные площади и улицы за небольшие деньги, - всё свободное место по подобающему сюжету того или иного праздника. Например, известно, что таким способом зарабатывал себе на хлеб даже Эль Греко, путешествуя из Италии в Испанию и не гнушался такой работы. Так появилась профессия уличных художников. Это искусство сегодня называют Арт - Стрит. Этим занималась и Джина Лоллобриджида - зарабатывала на жизнь для всей семьи своими рисунками и карикатурами на асфальте. Сколько уже потом я встречала интересных художников этого направления и любовалась их работами, но это было потом, а впервые это мне открылось здесь, в Париже.
Слышу, где - то играют на губной гармошке и вот вступает аккордеон, перебирают клавиши. Знаменитые мелодии Парижа звучат повсюду. Вот и голос Шарля Азнавура вплетается в голос Парижа, французского шансонье, поэта певца, музыканта, армянского происхождения, который по восемь часов пел, давал концерты для женщин Армении на восьмое марта. "Когда его слушаешь, словно прикасаешься к страданию"- напишет французский писатель и художник Жан Кокто. Он тоже не раз бывал здесь и приводил с собой друзей. Вот и прекрасная Далида, мисс Египет, - приехавшая из Каира в канун Рождества, покорила Париж раз и навсегда. Её называли "Каллосс варьете". Везде грандиозный успех, любовь зрителей и любимых, влюбляется в Жана Собески-художника, красавца, потомка польских королей и уходит от мужа, муж,бесконечно любивший её кончает жизнь самоубийством, выбросившись в окно, и шлейф смерти тянется за ней по пятам, а через два месяца её бросает Жан... Потери и бесконечные переживания. Как я любила слушать её песни! Они были полны чувств любви и страдания. Она теряла своих возлюбленных и была в полном отчаянье. Один удар следовал за другим, хотя она после всех потерь возрождалась, как Феникс их пепла. Особенно повлияла на неё смерть любимого Луиджи Т, друга Челентано. У них была сумасшедшая любовь с первого взгляда, они объявили о своей помолвке и приехали на фестиваль в Сан- Ремо, где он мечтал победить. "Он спел песню-"Прощай любовь, прощай!- песня оказалась пророческой и всё обернулось трагедией. Он не попал в победители, и не смог пережить обиду на жюри и весь мир. Он застрелился в своём номере, куда отправился отдохнуть после объявления результатов конкурса. Она обнаружила его первая и была совершенно убита горем. Хотя, были версии, что его убили... Он был левша, а всё говорило о правой руке, видимо, помогли. Трагедия, она теряет голос, травма очень глубокая, от которой она еле потом оправилась. Кругом слухи о "Чёрной вдове", роковой женщине - уже трое ушли в мир иной, как самоубийцы.
Невыносимо тяжело, кругом всё шипят, как змеи о её роке. Она принимает наркотики, чтобы убежать от действительности. Депрессии отнимают её последние силы, она сводит счёты с жизнью  вскрывает вены, но её спасают. После этого она едет в Тибет с Арно Да Жарденом, чтобы найти ответы на многочисленные вопросы, что скопились за жизнь. Беседует с Ламой, ставит прослушать ему свою пластинку -  он говорит, что она должна петь. По приезду берётся за работу, и снова успех, покорение всех вершин, заветная Олимпия, любовь зрителей и любимых мужчин ... Рядом с ней друзья - Траволта, Ален Делон, и последняя любовь Ришар Шафре - граф Сен - Жермен, как он себя называл. Они расстаются, умирают её слуги - карлики, большие её друзья, вот и врачи выносят приговор, что она не может иметь детей, о которых мечтала всю жизнь. Жизнь ей кажется бессмысленной. Она уходит в глубокую депрессия, в одиночество, от всех скрывается, слепнет,- это ещё болезни были в детстве и ей делали 5 операций против косоглазия  и воспаления. Она, практически, не выступает, очень редко и в очках. Опять ползут разные сплетни, которые она уже не в силах вынести. Она делает великолепную причёску, макияж, облачается в красивый белый пеньюар, пишет прощальную записку и принимает снотворное с "Виски" Утром её нашли родственники уже мёртвой. Сегодня на Монмартре стоит её бюст около бывшего дома, сколько ей пришлось всего пережить! Правильно говорят, что слово может убить. Хорошо бы всем это помнить. В Париже только всего три памятника таким знаменитым женщинам - Жанне ДАрк, Саре Бернар, Эдит Пиаф  и вот,- Далиде. Судьбы многих певцов похожи...
Красиво поёт и Мирэй Матье, Жильбер Беко, но Джо Дассен,- это была особая любовь всех французов. Его дед приехал из Одессы в США. На таможне не разобрали его фамилию, он говорил:- "я из О Дессы. " Таможенник услышал и написал Дассен, так появилась фамилия Дассен. А через много лет Джо прибывший на корабле во французский порт Марсель, ступит на французскую землю с мечтой покорить эту страну. Так началось его восхождение с лестниц этого города и далее поднимался по ступеням мировой лестницы. Его успех был грандиозным, его любили и находились под его обаянием все французы, американцы, русские. Он много работал, смерть сына первенца,развод с женой, бесконечные гастроли, выступления, привели к первому инфаркту в 31 год. Потом вторая жена Кристинн, в которую он влюбится на всю жизнь- родит ему двух прекрасных сыновей, но отберёт всё, что можно, все силы- так считали его друзья. Он купит на Таити кусок земли в 777 метров у моря и будет жить в этом Раю с семьёй, весь погружённый в детей, которых очень любил. Ушёл просто, выпив стакан ананасового сока за столом на Таити. Этим молодым выдающимся певцам поклонялись, как богам. Такого успеха на эстраде не добился никто, кроме них. Они рано ушли из жизни, но остаются и сегодня всеми любимыми во всех странах. Оркестр Поля Мориа играет мелодию "Вечная любовь". Кто ж её не знает? А как сливаются голоса всех, кто побывал здесь и произнёс хоть одно слово или спел.  Сколько их?-  Миллионы! Если бы башня ожила, то выдала бы удивительную мелодию любви. Все, кто был и жил в Париже- влюблены в него навсегда-"forever" анг.(форева) Я люблю тебя Париж! Ты навсегда pour toujours в моём сердце....это произносится на всех языках и сегодня.
Эйфелева башня - это самое посещаемое место, но и роковое. На самой верхней площадке сделаны сетки, так как с самого открытия её было много желающих красиво покончить жизнь самоубийством, эффектно падая вниз с такой высоты, как и с Золотого моста в Сан -Франциско. (Всё -таки в них много пафосно-эстетического, даже в смерти!) Но время всё расставляет по своим местам.
 Сегодня сюда приходят влюблённые, признаются в любви, дарят подарки, делают предложения возлюбленной, чтобы запомнилось на всю жизнь. Здесь Высоцкий читал свои стихи Марине, гулял Модильяни с Ахматовой, поднимались по ступенькам художники. Камиль Писсарро, Огюст Ренуар и многие импрессионисты задумывали свои полотна о Париже, разглядывая крыши Парижа и строение улиц, Сену. Здесь бывали Сен- Санс, Гуно, Массне, Форе, Полина Виардо и Чайковский, который получив бесценный подарок от неё - подлинную партитуру "Дон Жуана" Моцарта,
 "писанную его рукой", без единой поправки, не мог поверить своим глазам и своему счастью,  долго размышлял здесь о миссии музыкального гения в этом мире и о Моцарте.
Здесь собирались свадебные компании, невесты и женихи, чтобы отдать дань уважения и любви этой башне и сделать памятный снимок, наслаждаясь панорамой города. Делая снимки, не забывайте про карманы и сумки, ведь кругом много карманников. Они приезжают сюда со всего света, как и раньше, как и на карнавал в Венецию, поохотиться. Здесь всегда царская охота.  Но есть и приятные моменты- в уютном кафе вам дадут великолепный кофе почти бесплатно, но вы обязательно должны сказать вежливые слова "пожалуйста" и пожелать доброго дня бариста, тогда вы точно получите огромное удовольствие. Сегодня это любимая башня без которой немыслим Париж, как для коренных жителей, так и для туристов, первый символ Парижа. "Праздник, который всегда со мной"- как сказал о нём Хемингуэй. Восторженно писал о Париже и Андре Моруа.   
       Ещё одним символом Парижа стала лестница- 237 ступеней, девяносто четыре метра высота её, ведущая к белоснежному собору на самом верху Монмартра- Сакре - Кёр- (собор святого сердца, искупления грехов). Французы любовно называют его "наш уродливый Сакре - Кёр". Он выполнен в римско - византийском стиле и виден, как и башня Эйфеля отовсюду. Вечером на ней собирается много народа. В 10.30 ночная служба , месса в соборе и мы там тоже. Разве это забудешь? Первый камень Сакре-Кёр заложили 16 июня 1885 года. Завершилось строительство спустя три десятилетия, а открытие и освещение храма состоялось в 1919 году.   Колокол, венчающий Сакре-Кёр — один из самых больших в мире. Отлили его мастера из городка Анси  1891 году. Его вес составляет без малого 19 тонн.   
Внутри изумительные мозаики практически повсюду с интересными изображениями рыбы- символ Христа и христианства, есть изображение и на фасаде. Необычно изображение курицы, размахивающей крыльями, спасая своих детей - это символ опеки Бога над людьми. А петуха - символ отречения Петра от Иисуса.
Увидим и гаргулий, от которых защищает храм Архангел Михаил. Здесь у него много работы. Есть скульптура Ангела с крестом, парящим над храмом, великолепная
 колокольня.
Монмартр - высочайшая точка Парижа, холм, на котором располагалось древнеримского поселение когда - то. В древности здесь возвышались два храма - в честь бога войны Марса и бога торговли Гермеса. Позднее близ холма были построены каменоломни, на которых впоследствии укрывались первые христиане. Здесь же был обезглавлен первый французский епископ, который пропагандировал христианство. Сегодня на вершине Монмартра мы вспоминаем его историю. Здесь собираются паломники со всего света. Этот район считается художественным центром Парижа. Кто тут только не бывал! Одна из достопримечательностей - музей Сальвадора Дали. Его любят посещать все и гости, и жители города. Здесь бродил Владимир Высоцкий с Мариной Влади, восхищался Парижем, Эйфелевой башней и этим собором, так и слышу, как звучат слова его песни:

 "Но что ей до меня! Она была в Париже...
 Ей сам Марсель Марсо чего-то говорил"...

- мне так пели по приезду шутя все знакомые... и спрашивали:- Ну, как там Эйфелева башня? Ещё не растащили на сувениры? Привезла бы болтик на память с неё.
Да, кстати, и ещё на этой лестнице выступал Марсель Марсо, он просто почти жил, прописался на этой лестнице. Если стоять к собору лицом, то слева небольшая площадка находится, где он часто выступал под деревом - этот "чародей  тишины", "поэт молчания" - он слушал музыку движений. "Пьеро 20 века" выступал в тишине, не меняя костюма, без дополнительных эффектов держал внимание публики часами. Это уже похоже на медитацию, и ты мысленно за ним пытаешься повторить его движения. Где -то далеко звучит шарманка. Рядом ходит огромный мужчина в форме наполеоновского времени и в шляпе Наполеона. Тут - же рисуют портреты художники, кто - то присел на стульчик за стол в соседнем кафе и за бокалом вина тоже наблюдает за Марселем. Это чудо. Магия его таланта велика, она всегда завораживала зрителя. Белолицый клоун в потрёпанной шляпе с мятым цветком и в полосатом свитере, был придуман им на ночных улицах Парижа. Это он придумал Бипа - "маленького человечка", в котором каждый мог узнать себя. Безмолвные диалоги на два часа- его конёк. Какая пластика! А как он ходил "против ветра"! Это надо было видеть! А "за стеклом" ? Для меня это было как откровение. На основе его движений Майкл Джексон сделал свою "лунную походку", взяв из его пантомимы приёмы и движения. Он был очень грустный, этот мим, глаза полные печали. Да это и понятно, ведь он потерял в годы войны своих близких- отца и мать, они погибли в концлагере. Но иногда он вдруг расцветал, как цветок, поднимались наивно брови "домиком", начинал улыбаться рот и  раскрывались глаза, доброта и счастье струились из них. Этого мима мы встретим и на лестницах Марселя… великий и бесконечно скромный.
А ещё слева от собора дом, чуть дальше, где жили Жан Маре и Кокто, красивый, элегантный дом. Об этом мне рассказала моя подруга. А сколько портретов сделали художники Монмартра! И каких! Интересно ходить между ними и изучать их работы, говорить комплименты, если нравится. А сколько ты там услышишь приятных слов о себе, признаний в любви!  Париж - это терапия любовью... Здесь и дышится по - другому. Париж!  Уезжать не хочется.    
 Итак, мы двинулись к югу Франции, к самому старому городу и порту Франции- Марселю, это наша цель. Заезжали по пути в замечательные  маленькие  южные городки, которые тоже имели свои "жемчужины"- в одном из них Сен - Поль Де Ванс жила в последние свои годы знаменитая балерина, женщина - легенда Ида Рубинштейн и похоронена там же, на её могильной плите только две буквы IR... Сколько тайн она унесла с собой. К концу жизни приняла монашество.
  Ванс называют деревушкой художников, мыслителей и поэтов прошлого века. Рядом  я нашла место откуда Ван Гог писал свои солнечные подсолнухи( их 11 работ) и осенние пейзажи Прованса, ожидая своих гостей - друзей художников. Волосы встали на моей голове, когда я почувствовала его дыхание рядом.  Арль, старинные развалины, амфитеатр римлян, милый городок - город Ван Гога.  Он пробыл здесь 15 месяцев, писал много и это был самый плодотворный период в его творчестве, хотя и болезнь прогрессировала, и он лечился в лечебнице. Прованс, древний Авиньон - мост через реку Рона и папская резиденция, город пап, где ощущаешь мощное дыхание средневековья. Это и сиреневые поля лаванды, правильнее - эти бесконечные моря лаванды! "Голубое золото"- называют её. Такое не забудешь. А запах! Её запах, плывущий по воздуху за тобой, шлейф от неё, её свежее дыхание повсюду. Деревушка Со - лавандовая столица, простираются всюду лавандовые долины с рисунком рядов лаванды. "Лаванда – душа Прованса". И это поистине так, ведь невозможно представить юг Франции без его живописных лавандовых полей. Период цветения   длится с июня по август в зависимости от сорта, климата и места расположения. Поля цветущей лаванды украшают ландшафты Прованса чарующими переливами оттенков - от дымчато- лилового до иссиня - фиолетового. Цвет растения определяют пора цветения и погода в регионе. Лучше всего посещать эти места в июле- когда цветение лаванды достигает своего пика красоты и пышности. Купите непременно на память мешочки -саше с этой травой. Саше используется для ароматизации дома и в качестве талисмана. Травы и цветы могут лечить от болезней, но необязательно их принимать внутрь. Лаванда источает тонкий запах и действует успокаивающе, обеспечивает приятный сон, с ней пьют чай, готовят экзотические блюда, кладут в бельё, это замечательное средство от моли, мыло придаёт свежий запах и залечивает ранки. Меня особо очаровало одно местечко в четырех километрах от Горда (департамент Воклюз), там находится древнее аббатство XII века Нотр -Дам-де- Сенанк, красивое старинное серое по цвету сооружение, где трудятся монахи, а вокруг него лежат яркие лавандовые поля. Монахи выращивают лаванду, но кроме того, они содержат пасеку и изготавливают потрясающий мед. Он очень мило упакован в красивые баночки. При аббатстве есть магазинчик с различной продукцией из лаванды. Магазин предлагает лавандовый мед, сушеную лаванду, мыло и лавандовые духи для дома в саше. 
 К этому "голубому золоту" вы не останетесь равнодушными, и по деньгам оно будет всем доступно. А какой изумительный свежий запах будет источать ваш багаж!
 Следуя далее вы заметите, как замечательно сохранился античный театр и Триумфальная арка в Оранже, акведук Пон-дю-Гар и арены в Ниме и амфитеатр в Арле. Рядом творил свои пейзажи Поль Сезанн, его вдохновляла гора Сент - Виктуар.
  Ещё Прованс связан с историей мыла! Французы изобрели мыло! Древние галлы  использовали мыльную пасту из козьего жира и золы бука, чтобы содержать в чистоте своё тело и волосы. Вшей и блох во все времена было предостаточно не только у простых смертных, но даже у королей во дворцах. Мылись редко. Уже с девятого века здесь производились работы по производству нежнейшего мыла ручной работы разной формы и размеров на основе оливкового масла, ещё здесь добывали лавандовое масло и использовали его в парфюмерии.
  Хотя французские женщины считаются самыми красивыми, но исходя из статистики они не очень любят мыться. Ежедневный душ принимают только 20% жителей, а 3,5% принимают ванну в неделю раз и каждый десятый француз не моет руки после посещения туалета. Надо отметить, что и в Бретани  не очень любят мыться. Вспоминаю Наполеона, который сообщал своей императрице Жозефине де Богарне о своём приезде и просил её не мыться. Может поэтому она так мало прожила, всего 50 лет, всё- таки мыться надо чаще.
А мы - то, опираемся на свои шедевры -"Мойдодыр"- наш лозунг )))с детства.
Помню, как я там мучилась, когда пыталась принять душ, как у себя дома. Как там экономно льётся из душа вода и через минуту прерывается, а ты не успеваешь намылится или ополоснуться. Надо без конца нажимать на специальную кнопку, чтобы смыть с себя мыльную пену. Да и температура воды желает оставаться лучшей. Не забалуешь! Ванны и проливной душ, как у нас - это для сибаритов с большими деньгами или миллионеров.
  Грасс - главный город французской парфюмерии, её вотчина, находится недалеко от Канн. А сколько полей цветов вокруг! Сейчас я вспомнила роман Патрика  Зюскинда "Парфюмер",- тогда его ещё не было в помине, и как мы в Грассе выбирали духи, масла, душистые саше и  мыльца.
   Париж - это всегда ещё волнующий аромат духов, обязательный атрибут каждой девушки и женщины. Кто может остаться равнодушным к французским духам? - Никто! Тогда я получила в подарок превосходные духи "Fеmme" фирмы Кристиан Диор,-  это было, как посвящение в настоящую женщину. Такие духи были роскошью тогда, да и сегодня тоже. Запах этот самый лучший из всех на свете, хотя я люблю и другие духи :"Шанель№ 5" "Диорелла","Молекула", "Императрица 3.""Живанши облик фьюче", "Кензо"- дорогие и изысканные духи, шлейф от них не оставит никого равнодушным и об этом вам непременно скажут комплименты, встретившие вас люди.  Никогда не жалейте деньги на хорошие духи - это важная деталь в любовных отношениях. Аромат наполняет нашу жизнь красками, создаёт незабываемое настроение, вызывает приятные ассоциации и воспоминания. Всем известно, что запах может много рассказать о своей хозяйке то, о чём она скорее промолчит... Духи сотрудничают с телом женщины, помните это и аккуратно их подбирайте под себя. На каждой женщине одни и те же духи проявляются по - разному. Феромоны играют большую роль. Духи - это всегда и статусная деталь, помните это. Настоящие французские духи восхитительны и роскошны, они лучшие во всем мире и занимают лидирующие позиции в элитной парфюмерии. В 1921 году парфюмер Эрнест Бо( русский парфюмер, кстати) предложил Коко Шанель на выбор десять ароматов, она выбрала аромат под номером 5 и дала ему свое имя. — Духи Шанель №5 — самый знаменитый аромат, классика французских духов, хотя хороши и №19, и "сосо" шанель- мне они нравились все. Очень стойкий аромат, сохраняется месяцами на одежде, даже после её стирки. "Черная магия"- вечерние духи с восточными нотками для чаровниц."Опиум"- все говорят, что это духи французских "жриц любви"- очень своеобразный приятный сладко- терпкий запах, зовущий к себе... Запах подчеркивают чувственность, изысканность и загадочность. Он пьянит, обольщает и раскрывается постепенно. Но классические французские духи остаются вне моды и времени. Мы любим их за воспоминания. Наверное, каждая женщина, использующая хорошие духи, не раз слышала в свой адрес кучу комплиментов и прекрасных слов любви. Но,... не останавливайтесь, продолжайте экспериментировать и получать удовольствие и от новых прекрасных запахов духов. Надо знать, что любой аромат наносится не напрямую с флакона на тело. Советуют специалисты сделать три нажатия на спрей в воздухе перед собой и войти в облако из мелких капель, закрыв глаза и задержав дыхание. Таким образом, аромат рассеется равномерно и будет тихо благоухать, а не кричать о себе. Я считаю, что некоторые духи можно ограничивать и одним нажатием. В основном, это классика, самые стойкие ароматы. Париж... Я тяну носом и чую в воздухе запах моих любимых духов... Это придаёт мне уверенности и романтичности в настроении...
 
  По пути к Марселю находится музей Леже, который создала его жена Надя Ходасевич, двоюродная сестра поэта Ходасевича. Это удивительное место, он был открыт в 1960 г. Многие русские приезжали сюда, включая нас. Она была замужем за ним всего три года, а сделала очень много, чтобы он остался в памяти людей и его искусство. Дарила работы нашему государству, устраивала его выставки по всему миру. Внешне он был огромным, похож на Довлатова по фигуре и даже немного лицом. Очень красивое место, где находится музей и есть скульптуры садово-парковые на этой территории. 
    Вскоре мы посетили великолепный старинный замок Божоле, где нас принимали потомки знаменитых ещё тех графов Божоле и угощали великолепным молодым вином Божоле, ведь его всегда готовят осенью, в сентябре, октябре, так что мы попали в нужный момент и пробовали это вино, приходя в восторг и прогулялись по погребам, где оно хранится и зреет. Именно с тех времён я очень люблю это вино и отдаю ему предпочтение.
 Я часто думаю о том, как переплетаются удивительно судьбы русских и французов,да и других национальностей. К примеру наша Надежда и Фернан Леже- скульптор, авангардист, сюрреалист Дали и Елена Дьяконова( Гала), Майоль и Дина Верни - его Муза, и не только его, а Матисса и других художников. Анри Матисс ещё очень любил Лидию Делекторскую, посвятившую свою жизнь ему. Она пережила своего духовного друга  и возлюбленного на 44 года. Его семья блюла нравственность художника и отслеживала все их отношения. Она сделала прекрасный подарок нашему государству, подарив его семь работ, шесть из них она выкупила у художника в 1945 году. Все семь картин Лидия Николаевна отправила в Советский Союз – в «Эрмитаж» и в Музей изобразительных искусств имени Пушкина, с просьбой не упоминать её имени. Бесценный подарок! Она была крупнейшим специалистом по творчеству французского гения. К ней всегда обращались музеи и галереи, когда надо было установить подлинность произведения.«…Вас интересует, была ли я «женой» Матисса. И нет, и да. В материальном, физическом смысле слова — нет, но в душевном отношении — даже больше, чем да. Так как я была в продолжение 20 лет «светом его очей», а он для меня — единственным смыслом жизни».
 Если продолжить, то- Сергей Есенин и Айседора Дункан, балерина Ольга Хохлова и Пикассо, они были счастливы десять лет, родили сына , и даже он, авангардист! в 37 лет изменил сам себе, своему стилю, и вернулся ради неё к реализму!- Вспомним её портрет с шалью...но, его темперамент сыграл свою роль, он увлёкся молодой француженкой, а жена этого не простила. Ольга подала на развод, он так и не дал его, и до конца жизни оставался её мужем. 
И в этой связи я вспомнила на лестнице жизни о моей подруге Марине Хатилиной, точнее, о её дальней родственнице, ведь Марина принадлежит к старинному роду Жанетты Пуалины,(Полины) Гёбль, родившейся в Лотарингии в замке Шампиньи в 1800 г, жены декабриста Ивана Александровича Анненкова,(Р. 1802 г)члена петербуржской ячейки тайного Южного общества, принимал участие в Северном обществе. Вспомните фильм Владимира Мотыля с участием актёра Игоря Костолевского "Звезда пленительного счастья". Это была его "звёздная" роль. В этом историко - романтичном фильме о ней, и о той незабываемой любви русского барина и французской модистки, служившей в Модном доме в Петербурге, куда часто с маменькой захаживал Иван Анненков и там познакомился с Полин, влюбился и предлагал дважды тайно жениться, так как брак был неравный, но она на это не пошла. После восстания декабристов его осудили на 20 лет, но потом сократили до 15.  Блестящий офицер, поручик Кавалергардского полка, богатый наследник, завидный жених... и Полин...  Они  перенесли немыслимые лишения ради любви и желания быть вместе. Она поехала за ним на каторгу, хотя ещё не была его женой, но родила дочку от него и решила быть с ним вместе до конца. Они преодолели всё тяжести жизни и сочетались браком, их венчали в церкви для каторжников. Их ничто не остановило, чтобы быть вместе, ведь главным в их жизни была любовь. Полина была очаровательной, с хорошим характером и вкусом, смелой и очень трудолюбивой женщиной. Она многим помогала на каторге выжить в сложных условиях, поднимала дух, обучила многим ремёслам женщин, их жён- учила шить, вышивать, варить мыло, готовить, рисовать, выращивать овощи на огородах, была оптимистом, старалась не отчаиваться и поддерживала этим всех осуждённых. Надо отметить, что мать Аненкова Анна Егоровна оценила её подвиг любви и очень помогала материально, когда Полин поехала в Сибирь за ним. Полина(Прасковья Егоровна по - русски) родила 18 детей и только шесть выжили. На руке Полина всегда носила браслет, который отлил Николай Бестужев из кандалов Ивана Аненкова. О ней хорошо вспоминают родные. А Иван был высокий голубоглазый красавец, баловень судьбы, настоящий русский барин, много лежал и сибаритствовал, хотя в Нижнем, где они прожили последние двадцать лет его выбирали на пять сроков уездным предводителем дворянства и он работал при губернаторе чиновником по особым поручениям и занимался земскими делами. Она прожила 76 лет, а он пережил её немного больше, чем на год. Характер с годами его портился, он стал ворчливым занудой, выпивал. Похоронены в Нижнем Новгороде в Крестовоздвиженском монастыре. Они встречались в Нижнем с Александром Дюма, который посвятил их любви книгу "Учитель фехтования". Сама Марина прекрасно знает французский язык и долго работала переводчиком в Африке и в России.
   Мать Марины была очень строгой, сдержанной, скупой в чувствах дамой, репутацию порядочного человека ценила высоко, жившая больше прошлым, чем настоящим, последнее ей казалось безнравственным и неприличным, соблюдала кодекс чести, требовала от всех близких дисциплины и порядка во всём, строго хранила традиции дворянства до последнего... до мелочей, не ценя уникальность каждого человека в отдельности. Ела и пила на серебре в одно и то же время, и не терпела никаких нарушений её правил и режима. Когда Марина вышла замуж, а утром мама спросила её мужа Володю, что он предпочитает, чтобы она приготовила на обед, то услышала :- Да, что - нибудь попроще... Ну, можно просто отварить картошку, солёности и селёдочку. На основании этого меню она сделала свои выводы о его статусе и вкусах, подошла к Марине в комнату и произнесла ледяным тоном Снежной королевы: "Поздравляю! Ты вышла замуж за люмпена". Мы часто это вспоминаем и смеёмся - Володя - остроумнейший и деликатный человек, умница, доктор наук, профессор, Академик РАН, ну и люмпен...
   Говоря о Париже, я конечно, думала и о том, как много дорогих и любимых людей мы теряем на лестнице жизни... Моя верная подруга, мой прекрасный гид по Парижу, которая столько сделала нам открытий, столько показала того, чего не увидят другие туристы в Париже, тоже покинула этот мир. Слишком рано. А когда это бывает вовремя? Но мы её очень любим и часто вспоминаем. Вспоминаем, как бывали у неё в гостях. Нагулявшись по городу, при возвращении нас ждал царский ужин с "эскарго" - (улитки) и мадагаскарской огромной фасолью размером в половину ладони который приготовил её муж Серж,- перфекционист во всём! Поэт, музыкант - играл на органе, знаток литературы и искусства, русского в том числе, прекрасный собеседник, его отец был главным редактором коммунистической газеты Франции "Юманите диманш"(«L'Humanit; Dimanche»). Был влюблён во всё русское с детства. Надо ли говорить, что он прекрасно говорил по - русски, когда я у них пела в доме песню Окуджавы и забыла одно слово,- то он мне подсказал! Он защищал диссертацию по творчеству А. Блока у нас в Питере и там познакомился с Ниночкой и влюбился в неё. Мы были у них в гостях с моим другом Патриком. У них есть очаровательная дочка, которая вобрала в себя всё от мамы и от папы, и продолжает культивировать их литературные привязанности к России, она сделала прекрасный перевод Гиляровского на французский язык. Разве можно это всё забыть?
  Как мы посещали с ней отель Бирон - музей Родена, совершенно потрясающий музей в центре города в минуте ходьбы от Дома Инвалидов. Великолепная коллекция 6.600 его работ! Как много новых работ я увидела здесь впервые. Вот портрет его гражданской жены Розы, а вот и его Камилла  - Муза его жизни и талантливая ученица.
В музее на ум приходят мысли об его гениальном ученике Карле Миллесе, он взял фамилию жены Ольги Миллес( настоящая его фамилия- Андерссон) Родился 23 июня 1875 г. Долго жил в Париже, был учеником  О. Родена и делал успехи. Но всегда был недоволен своими достижениями. Его ни с кем не спутать. Он имеет своё неповторимое лицо, своё Я. Он учился много и у всех. Когда закончились деньги, он жил под мостом, а затем сказал Родену- " Мне никогда не достичь Вашего мастерства, я смирился с поражением и возвращаюсь в Швецию". Пережил стресс, пробовал найти другое занятие, но затем вернулся к скульптуре.Он был слишком требователен к себе. Его произведения- гениальны, возможно, в каких - то работах он превзошёл своего учителя. Вспомним "Трубящих Ангелов" или "Руку Бога". Вот террасы с трубящими Ангелами,- они трубят и зовут на Божий Суд..., а фонтан- "Похищение Европы", фонтан "Орфей"- дань мифологии, которая всегда являлась для Художника материнским лоном...
Миллес очень любил музыку и обрадовался, когда получил заказ на фонтан"Орфея"-мифологический герой искусно владел голосом и музыкальными инструментами, всей музыкой, не просто человеческой, а музыкой сфер...
Его обвиняли в излишнем эротизме- ведь часто он воевал буквально за каждое обнаженное тело, за природу в чистом виде, и  за ним закрепилось клеймо мастера-"Фиговый лист",...но, не торопитесь судить! Время рассудит- кто есть кто...
 "Рука Бога"- глобальная метафора бытия... Она словно бросает вызов всей вселенной. Дерзновенный Человек, стоящий на руке создателя стремится к покорению природы. Лицо задрано вверх, он как будто пытается подняться над обыденностью. Неугасимая воля к победе запечатлена скульптором на его лице. Высота, не просто высота, а высота духа - его среда обитания, он обживает её с успехом и словно приглашает к полёту всех, к вечному полёту. Такова я открыла себе Карла Миллеса.
 Какой там великолепный парк вокруг дома Родена- с бассейном  и с его скульптурами среди ботанической роскоши, розарий, туи и кусты, всё напоминает райские кущи! Там встретишь и "Мыслителя", размышляющего о жизни и приглашающего вас принять в этом участие... Это никогда не вредно; и "Врата Ада" - уж об этом само собой надо задумываться... У этих врат становишься философом... Грандиозный труд мастера, приглашающий к диалогу зрителя о вечном. К каким вратам ты подойдёшь? В своём творении он в первую очередь обращается к Данте, его "Божественной комедии", к работам  Микеланджело - его росписи "Страшный суд", над которым тот работал более пяти лет, зачитывается и подпитывается стихами Бодлера, опирается на библейские сюжеты и античную мифологию. Его композиция очень сложная, он мучительно работает над каждым фрагментом, ведь за этими вратами должна быть "алчная пасть" Ада! А это ко многому обязывает художника. Общая канва заданной темы, исходящая чёрная энергетика и пластика, движения и жесты  страдающих фигур, выражающие адские муки,  - потери, бесконечную боль и вечный ужас...- материализуются в отдельных фрагментах, органично составляющих единое полотно Ада, напоминающее извержение огненной лавы, пожирающей жизнь и превращающей её в камень.
Это похоже на состояние, описанное Дмитрием Мережковским об извержении Везувия:-
 "Здесь всё кругом полно могильной красоты,
 Не мертвой, не живой, но вечной, как Медузы
 Окаменелые от ужаса черты..."
 Ряд скульптур выполнены отдельно и получили самостоятельную жизнь. Например его работа "Поцелуй" входила в общий замысел "Врат", рассказывающий о трагической любви Паоло и Франчески да Римини. Но она получилась слишком радостной, полной жизни и любви, и меняла всю трагическую окраску сюжета. Он выполнил её в мраморе и бронзе.  "Ускользающая любовь"- ещё один сюжет или "Блудный сын"- это уже глубокая философская проблема встаёт в полный рост, все перед нравственным выбором. Вот и "Граждан Кале", хотя с ними ещё я встречусь в городе Кале и буду долго рассматривать их а потом гулять в порту и наблюдать, как происходит отлив. Все живые существа пытаются спастись, закопаться в песок. Ты без ошибки видишь место, где они спрятались - там ещё видны пузырики на поверхности ямки. Их можно откопать палкой. Здесь были гребешки и конусы, улиточки, крабики бегали в ужасе от нас и старались быстро убежать вслед за уходящей волной, и много другого было здесь, мы набрали там разных ракушек, конечно, уже пустых. Чего только не вспомнишь в этом саду. Там можно в конце парка прилечь на шезлонги и отдохнуть, чем - то своим закусить, бутербродами, обсудить увиденное под могучими высокими липами, вспомнить о Камилле и Розе - любимых женщинах Родена. Подышать воздухом Парижа в тишине. Это - как другая планета в центре мегаполиса, которую нам открыла моя подруга Ниночка. Она -  часть той лестницы по которой мы ещё продолжаем двигаться и ничего не забываем, светлая ей память. Париж без неё осиротел для меня. Когда мой сын играет на гитаре и поёт "Парижанку" Митяева, я всегда её вспоминаю и непременно плачу.

   Нине Порываевой- Бувар.

       Париж, Париж!- Прекрасный город!
      Ты был мне самым дорогим.
      Я приезжала и с подругой
      мы открывали этот мир.

      Париж! Что скажешь?
      Город сказка!
      Здесь столько собрано красот!
      Всё, что увидишь здесь -прекрасно!
      Переварить не хватит год!

      И красота архитектуры,
      И Елисейские поля ,
      Вот башня Эйфеля - фигура!
      Здесь Мопассан бродил 
                и я...

      И купол белого создания,
      что "Сакре Кёром" назван был
      в своём величьи и признаньи,
      над крышами Парижа плыл.

      Бродили в Лувре,- зал за залом,
      Стояли долго у картин...
      "Джоконда" красотой улыбки
      переворачивала мир.

       И "Нике" крылья поднимала,
       и наши  - с нею заодно.
       В полёт духовный приглашала
       за это -  пили мы вино.

       Вершины духа...- вот где место
       нам было здесь отведено.
       Нам Нина столько открывала!-
       Другим увидеть  не дано!

       Сан- Северин! Огонь и пламень!
       Собор тот, что стоит века,
       Он красотой своей неброской
       след свой оставил на века.

       Здесь тонко линии сплетались,
       и кружево тех потолков
       на веки вечные остались,
       как праздник готики веков.

       Затем КлюнИ ты нам открыла,
       Средневековье расцвело.
       Глаза прикрыла...-
       в гобеленах,
            в шпалерах время ожило.

       Картины красоты поплыли: 
       охота...и причёски дам.   
       Ты нам тихонько улыбнулась,
       ценя восторг,
                - Подарок вам!

       Потом ,в кафе, у башни Эйфеля
       мы пили красное вино,
       Как было здорово и весело!
       Так не бывало нам давно.
          *     *    *

      О! "Божоле"! Вино чудесное!
      Сегодня подниму бокал
      за Ниночку,- подругу нежную,
      она ушла...-
                и мир упал...

Ушла Нина 10 декабря 2010 г.
Вспомнила Жюль Верна... Какое удивительное предвидение можно прочитать в его книгах. Я его с молодости обожала и восхищалась его смелостью и полётом мысли. Мне он казался очень смелым человеком, предсказателем будущего, которого не всегда принимали всерьёз, а напрасно. Его мысли опережали время. Его фантазию невозможно было остановить.
 В 1863 году Жюль Верн написал великолепную книгу «Париж в XX веке», в которой подробно описал метро, автомобиль, электрический стул, компьютер и даже Интернет. Однако издатель отказался печатать книгу, считая, что автор слишком "размечтался" в своём произведении и фантазии могут дорого стоить издательству. Книга была незаслуженно забыта более чем на 120 лет. Лишь в 1989 году правнук Жюля Верна обнаружил рукопись, и книга впервые вышла в свет в 1994 году.

Сижу на лестнице жизни и рассматриваю попавшую в руки пробирку с ваточкой вместо пробки... - её я приобрела много лет назад во Франции... Вспоминаю. А ведь продавец был прав...
-  Что это у вас такое? - спрашиваю у продавца на Монмартре.
-  Это воздух Парижа, - отвечает он и улыбается, - Всего один франк! И он с вами
 остаётся на всю жизнь!
-  Уверены?  Воздух Парижа? Ну, надо же! Чего только не придумают эти французы! Раздумываю над словами продавца и его лукавой улыбкой. Для чего - то я его здесь встретила... Понимаю, что это тот воздух, которым дышали и сегодня дышат все мои духовные единомышленники.  И кто им только не дышал! Всех моментально начинаю вспоминать и все мои духовные единомышленники начинают выстраиваться рядом... Воздух Парижа! Ах! Где ты такое ещё найдёшь? Надо брать, решила я. Хотя понимаю, что это очередная игра...
 Помню, как я удивилась, что взрослый мужчина продавал этот воздух на Монмартре. Сначала я не поняла, что в пробирке. Мне она показалась пустой! Но нет, всё не так просто, всё намного сложнее, как в настоящей жизни...
    Я люблю тебя Париж! Ты навсегда pour toujours - фр. в моём сердце и в этой пробирке со мной. Париж! - это незабываемое волшебное слово произносится на всех языках разными людьми каждый день на планете.
Лестница продолжается... И на ней всегда есть место не только радости, открытиям и любви, но потерям, грусти и печали, к сожалению.
  6.12.2017.
*** Этот список наших соотечественников, может пригодиться вам в путешествии.
 На кладбище Сент-Женевьев де Буа захоронено более 10 тыс. русских. Много покоится там известных людей: писатель Иван Бунин (1870-1953), поэт - бард Александр Галич (1919-1977), писатель Дмитрий Мережковский (1866-1941), его жена поэтесса Зинаида Гиппиус (1869-1949), киноактеры братья Александр (1877-1952) и Иван (1869-1939) Мозжухины, писатель, гл.ред. журнала "Континент" Виктор Некрасов (1911-1987), танцовщик Рудольф Нуреев (1938-1993), писатель Алексей Ремизов (1877-1957), великий князь Андрей Романов (1879-1956) и его жена балерина Матильда Кшесинская (1872-1971), великий князь Гавриил Романов (1887-1955), художница Зинаида Серебрякова (1884-1967), художник Константин Сомов (1869-1939), экономист и государственный деятель Петр Струве (1870-1944), кинорежиссер Андрей Тарковский (1932-1986), писательница Тэффи (Надежда Лохвицкая)(1875-1952), писатель Иван Шмелев (1873-1950) был потом перезахоронен 30 мая 2000 года в родной Москве, Князь Феликс Юсупов (1887-1967).И за каждым именем стоит история, о каждом можно написать по книге...Поклонитесь им и от меня.
 * Царство   лаванды в Провансе.
   
 


Рецензии
Олечка, ты представила блистательное, содержательное эссе о Париже и парижанах.
Это целая повесть. Если бы ты разбила её на несколько частей, то с этим поразительным материалом познакомилось бы значительно большее число Читателей. Ты знаешь, не хуже меня, что Писатель - человек занятой, и многие успевают читать только "миньки". Подумай: Полный текст (уже есть) и части.

Через пару дней ДР у Дм.Мережковского, которого ты упомянула в статье. Готовлю Тест и Подборку. будет время, загляни.

С признательностью и наилучшими, -

Евгений Говсиевич   12.08.2018 12:50     Заявить о нарушении
Конечно, Женечка, загляну! Мне он очень нравится. Спасибо за отзыв,рада такому прекрасному отзыву. Конечно можно разделить на части... подумаю. С теплом-Ольга.

Ольга Сергеева -Саркисова   12.08.2018 17:28   Заявить о нарушении
Спасибо.

Даже некоторые организмы размножаются делением)))- ШУЧУ.

Десятки НОВЫХ Читателей смогут ознакомиться с твоим интересным материалом - НЕ ШУЧУ ...

Удачи тебе во всём, -

Евгений Говсиевич   12.08.2018 17:40   Заявить о нарушении
Спасибо,дорогой друг.

Ольга Сергеева -Саркисова   12.08.2018 18:04   Заявить о нарушении
Женечка, я разделила по твоему совету. оказалось два текста по Парижу... вот так всегда.

Ольга Сергеева -Саркисова   13.08.2018 20:29   Заявить о нарушении
Правильно сделала. Легче будет читать твой очень интересный материал.
С УВАЖЕНИЕМ, -

Евгений Говсиевич   13.08.2018 21:13   Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.