Зимняя сага

Зима - торжественная сила,
Метет метель и заяц бел,
Хоть бы его не укусила
Лиса за этот белый тел!

Слабеет заяц окосевший,
Перекосило телеса,
С утра, не пивши и не евши,
По снегу гонится лиса.

Косеет белый заяц дале,
Хоть есть и этому предел,
Но облысеет он едва ли,
Хотя б и сильно захотел!

Лиса сидит и ждет у дуба,
Ну, это, зайца сторожит,
Что Муза ей, и что Гекуба!
А заяц петлями кружит.

Пока они в лесу сидели
И друг за дужкою гнались,
Пошли вдруг сильные метели,
Хоть вглубь сугробов провались.

Сильна метель, день уже пятый,
Кусты, деревья замело,
Идет к ним дворник, да с лопатой,
Чтоб не печалились зело.

Он шел и шел, летел как голубь,
На помощь страждущим спешил,
И провалился - надо ж, прорубь,
В реке он снасть загоношил.

Рыбешка там! Поймал руками
За хвост он щуку как Емель -
Иван он был меж дураками,
Не отличал от дуба ель.

Пошел он далее со щукой,
И видит - вот лежит лиса,
В сугробе, борется со скукой,
И снится рыжей колбаса.

Она от голода ослабла
Как зайца потеряла след,
Как ей избавиться от трабла,
От неприятных этих бед?

И дворник вмиг решил докуку,
За хвост он дернул тут лису,
И в морду ей живую щуку -
Забыла та про колбасу!

Там не росла кустом омела -
Неподалеку от реки
Лиса ту щуку быстро съела,
Благословенны дураки!

Остался дворник наш без щуки,
Скормил которую лисе,
О снег он вытер сразу руки -
Ладони вытер обе, все.

Ступени делая лопатой,
Полез поверху на сугроб -
В лесу он день, как будто пятый
Пробыл, но более не мог.

Изголодался, был без шали,
Да прохудились сапоги,
Идти домой ему мешали
Заносы снежные пурги.

И, приволакивая ногу,
(От жара бил его озноб),
Вдруг провалился он в берлогу,
Лицом медведя прямо об!


 

***
 Их неожиданная встреча
Воспламенила чувств накал,
Медведя чуть не изувечив,
Наш дворник яростно икал.

Хотел бежать - отнялись ноги,
Как будто к шкуре он прирос -
К медведю в тесной той берлоге,
Так сладко где тому спалось.

 Медведь проснулся, вот бедняга -
Берлога дом ему, шалаш,
А тут свалился без напряга
Прям на башку эт дворник наш!

Глядит медведь оторопело,
Глотая медленно слюну,
И вдруг снаружи зашипело,
И взорвалось во всю длину.

Берлога рушилась на части,
Пришла в негодность, пыль и хлам,
То кот шалил чеширской масти,
То он устроил тарарам.

Кот жил у дворника в сторожке,
Любил гулять весной средь крыш,
Тому причиной были кошки,
Но и не кошки только лишь.

Кот был волшебный, крупный очень,
В его улыбке слово "сыр"
Луной сияло в дивной ночи,
Как сыра ломоть весь из дыр.


Медведь бежал что было мочи,
Бегом, оставив странный след,
Трусливым был медведка очень,
А кот был храбрым или нет?

Не знаю этого наверно,
Да и зачем знать наперед?
А кот и дворник равномерно,
За шагом шаг шли через брод.

По речке шли, минуя прорубь,
А под ногами лед хрустел...
У полыньи заметил голубь
Всю ту компашку из двух тел.

Сидел голубчик, свесив крылья,
У полыньи сидел как тать,
А мимо шла та камарилья -
Куда, зачем - кому бы знать!



А заяц травку сейчас косит
Не на оттаявшем лугу...
Собака лает, ветер носит,
А я пишу тут как могу.

А продолжение сюжета -
Читатель, ты его не жди,
И не насилуй мозг поэта,
Пойдут весенние дожди -

Продолжим мы рассказ про зайца,
Как в лодке вез его Мазай...
Мы не опустим слово "яйца",
И этот, уд - не отрезай!

Оставь волнения свои ты,
Вся жизнь по замыслу Творца -
Все овцы целы, волки сыты,
А жизнь возникла из яйца!

 10.01.2015 - 18.01.2015


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.