Мы все учились понемногу...

    Я училась в Ленинградской лесотехнической академии на инженера лесного хозяйства. Профессия эта мне очень нравилась, она давала мне возможность проявить свои сильные качества. Работа в тайге - это масса чувственных переживаний, которые невозможно ни с чем сравнить.
     Во время студенчества я руководила факультетской художественной самодеятельностью.Не поступив в театральный институт, я восполняла свои режиссёрские и актёрские потребности в организациии и проведении наших факультетских вечеров. Помню, в 1980 году как раз была Олимпиада в Москве и тема вечеров называлась "Под олимпийскими кольцами". Я вела этот вечер, а вначале звучала моя песня, написанная специально для этого спектакля. Музыку к ней мне помогла сочинить моя мама, а слова, канечно, я написала сама.
Такой текст был в ней:
"Когда-то давно на Олимпе,
В прекрасной и светлой Элладе
Придумали люди новинку -
Спортивную Олимпиаду.

Тогда прекращались все войны,
Другой там огонь разгорался.
Спорт смелых любил и достойных
И лишь только им покорялся."

Америка отказалась участвовать тогда в Олимпиаде,желая,видимо, снизить рейтинг Москвы. Поэтому второй куплет звучал так:
"Но кто-то о том забывает,
Кому-то раздоры нужнее,
И Олимпиада мешает
Исполнить коварные цели.

А людям так хочется братства,
Им добрыми быть очень нужно.
И высшее в мире богатство -
Надёжная крепкая дружба."

Лесотехническая Академия была закончена мной успешно. В один день я сдавала 2 самых главных для себя экзамена. Я проводила наш конкурсный факультетский вечер и в тот же день защищала свой диплом.
Защита прошла очень успешно, собранные мной в Братске материалы по загрязнению лесов и реакции несчастных сосенок на «дела рук человеческих» вызвали живой интерес у комиссии.
Во время написания этого диплома мной было сделано открытие. Я увидела под микроскопом раковые клетки у сосен, подвергающихся вредному воздействию выбросов ядовитого производства. В Братске два огромных комбината - БЛПК - комбинат по производству кордной целлюлозы и БРАЗ - Братский аллюминиевый завод. Оба концерна выбрасывают в воздух, да и сливают в реки также миллиарды тонн токсичных отравляющих веществ.
     А у зелёных хвоинок нет такого механизма выведения этих токсинов, растения издревне не были приспособлены бороться с таким кощунством человеческой мысли. Поэтому в клетках хвои просходят незапрограммированные изменения и клетки просто затилловываются растущими образованиями, не имеющими аналогов (объяснения ) в природе. Мой научный руководитель Нина Ивановна Лайранд, посмотрев на мои срезы под микроскопом, сказала мне, что это мировое научное открытие, и нужно дать ход этим находкам. Но я не умела одна бороться и не стала обращаться в БИН (Ботанический институт), где нужно было это сделать. Так моё открытие и осталось на кафедре анатомии и физиологии растений Лесотехнической академии. По странной случайности на этой кафедре произошёл пожар, загорелась электропроводка.
 Да, так вот, и мой доклад на защите диплома очень взволнованный, впечатлял своей искренностью. Я переживала за наше отеческое лесное хозяйство и комиссия оценила это высоко.
А потом я прибежала в зал, прямо к началу нашего вечера. Он тоже прошёл на высоком художественном уровне и после окончания нашего спектакля, когда все актёры и участники вышли на поклон, наша руководительница Галина Ивановна Зарудная объявила всему залу, что сегодня режиссёр нашего представления Ирина Васильева – я то есть – стала инженером.

Этот вечер имел колоссальный успех. Мы заняли первое место среди шести факультетов. И честно говоря, мы держали его все 5 лет моей учёбы в Академии.
     У Любви не бывает измены,
     И коварство и сила всегда
     Символично начнут перемены
     В чем-то "нет" и поэтому "да".
    Через несколько лет я работала научным сотрудником в тайге Томской области. Я прилетела одна, наш "табор" уже стоял четырьмя палатками на срубах на берегу живописной речки "Лисица". Привёз меня вертолёт, который "завис" над болотом и меня выпихнули пилоты, закричав: "Прыгай, Ира!"
     По веревочной лесенке я спустилась и прыгнула в болото. Хорошо, что я была в резиновых сапогах. Туда же полетел мой крутой пузатый рюкзак, 18 килограммовой тяжести. Хорошо, что меня встречал Семён, который сразу же, увидев меня, решил взять надо мной шефство. Заметим, в скобках, что я была замужем и имела 4-летнюю дочь.
    Впрочем, это оказалось неважным. Мы вместе ходили на работу в тайгу и работали в паре. Семён очень напоминал мне Маугли. В тайге  он ориентировался безукоризненно. Сильный, уверенный, с ружьём и медведями "на ты". Он учил меня ходить по тайге уверенно, громко разговаривать, проявлять свою власть над природой.
    Потом он очень сильно влюбился и своей нежностью и упорством одолел меня.
    Но в Питере он потерял себя, и даже побывав у нас дома, как-то очень "запал" на мою дочку. Никаких последствий наш таёжный роман не имел, если не считать, что я стала активнее и к сексу стала относиться положительно.
    Вот и мне тоже нужно же в кого-нибудь влюбиться, не всё же мне руководить художественной самодеятельнотью.
    С тех пор прошло очень много лет, и Бог хранил меня от грозы и мрака неправильных отношений в браке.
     Пожелаем мужчинам мудрости и счастья.
     Волков бояться- в лес не ходить.
13 февраля 2018


Рецензии