Замараха

       Жила-была в одной деревеньке молодая девица. И была она такая неряшливая и ленивая, что никакой управы на неё не было! Бывало, возьмётся что-то делать да сделает так, что лучше бы и не бралась. А то и вообще не дождёшься, когда она раскачается и шевелиться начнёт. Легче было  самому работу сделать, чем её допроситься. Все в доме ленивицу терпели, скрипя зубами, и звали не иначе как Замараха. Вот и сейчас с утра, все уже встали, петухи вовсю кукарекают, куры квохчут, корова мычит, мать с отцом по двору хлопочут, а Замараха всё спит.
- Замараха, вставай, хватит уже спать! Работы полно! – зовут родители. А девица в ответ лишь губами чмокает да заявляет:
- Отстаньте! Работа не волк, в лес не убежит!
- Вставай, вставай, лежебока! Хоть в доме приберись да посуду вымой! – опять будят её родители и в ответ слышат только сладкий храп.
       Стало Замараху будить солнце, ласково звать:
- Доброе утро, засоня. Вставай, а то весь день проспишь, ничего полезного не успеешь сделать, всё интересное просмотришь. А один день много удивительного приносит.
       Замараха раздражённо отвернулась от ярких лучей и с головой одеялом накрылась. Петух увидел такое безобразие и запел под окошком:
- Кукареку-уу! Всё проспишь на боку! Поскорее вставай, всем помогай!
- Кыш, горластый! – подскочила Замараха и со злости запустила в петуха подушкой в окно. Потом опять улеглась под одеяло и даже кота прогнала, который заскочил к ней в кровать её добудиться.
       И вот так каждый день. Терпели её все, терпели, не выдержали и сбежали из дома. Осталась Замараха одна-одинёшенька. Никто её не зовёт, по дому не ходит, во дворе не шумит. Одни мыши за печкой шебутятся. Чего им теперь бояться, когда девица крепко спит, ничего не видит и не слышит. Для мышей прямо праздник наступил в избе. Они смело подбирают еду под столом и на столе, грызут её, таскают за печку в свои норы.
       Наконец  Замараха, проснулась, потянулась, зевнула, села, глаза продрала и вздохнула, как после тяжёлой работы:
- Ох, вставать надо… Все бока отлежала. Есть уже охота, - и она влезла в замусоленный халат, в тапки и позвала в открытое окно: - Эй, вы, там! Есть кто-нибудь? Обедать будем сегодня или нет?
       В ответ ей отозвалось безмолвие.
- Куда все запростились-то? – стала шариться Замараха по горшкам и кастрюлям. – Обед уже, а они ходят где-то, шатаются. Чаю хоть попить что ли…
       Взяла она одну кружку – грязная, другую – грязная.
- Тьфу! Всё я должна делать! – бросила неряха кружки и махнула рукой на гору грязной посуды на столе: - А, ладно. Я так попью, - и, просыпая крошки на пол, съела лепёшку, запивая её прямо из чайника.
        Так и насытилась немного нерадивая девка. Села на лавку, расслабилась и живот погладила:
- Ну вот, и жить уже можно. А то вставай ни свет, ни заря, посуду мой, полы подметай, будто и заняться больше нечем, - и, оглянувшись, ещё и добавила: - Да вроде и чисто везде. Куда ещё чище? Гостей что ли встречаем каждый день? Сильно чисто тоже нехорошо. Блестеть будет, так и сороки налетят и утащат! И так сойдёт, - и ленивица вообще отвернулась от бардака и свесилась на подоконник греться на солнышке.
       В наступившей тишине из-под печки снова вылезли мыши и взялись таскать в нору крошки от лепёшки. Зато мышей сразу увидел и услышал запрыгнувший на подоконник кот Мурик.
- Мяу! – сразу выпустил он острые когти. – Слышу мыши шебуршат!
       Мыши кинулись удирать за печку, а Замараха неожиданно хлопнула кота по макушке и заругалась:
- Брысь! Посидеть спокойно не дают, отдыхать мешают! – и прогнала Мурика прочь.
       Вот мыши-то обрадовались! Осмелели, захихикали одобрительно:
- Здорово она его долбанула! Так бы со всеми кошками люди обходились, нам бы – мышам, в каждом доме беспечная сытая жизнь была бы обеспечена!
       А Замараха провисела на подоконнике до полудня, потом сладко потянулась, в избу развернулась и на бардак заморгала со словами:
- Уже полдень, есть опять хочется, а никого до сих пор нет. Неужто еду самой придётся готовить? И ложки грязные, и поварёшки грязные, и чугуны не скоблены, и картошку-моркошку надо чистить, а от лука глаза плачут! Ой, тьфу! Куда все подевались, когда придут?
       И вдруг слышит угодливый голос:
- Я тут.
- КТО тут? – с удивлением прислушалась Замараха.
- Помощник, - отвечает голос.
- Какой такой «помощник»? – ещё больше удивилась девка и оглядывается вокруг.
       Тут из угла с мусором вылез громадный таракан, лапы отряхнул и этак угодливо перед ней прогнулся:
- Вот такой и весь к вашим услугам!
       Как перепугалась Замараха, как завизжала на всю избу:
- Ая-яяяй!!! – и заскочила с ногами на лавку.
       А таракан лапу в бок вставил, выпрямился и презрительно ей говорит:
- А ты не айкай. В доме-то ты совершенно одна осталась и помощники тебе нужны! – и обличительно добавил: - Ты ведь работать не любишь.
       От таких слов Замарахе даже стыдно стало, и она возразила:
- С чего это ты решил, что я работать не люблю? Да я!..
- «Да я», «да я»… Ты, ты! - насмешливо подразнил её таракан и повёл по избе лапой, указывая на беспорядок: - Но картина-то изо дня в день не меняется! – и он скучно заключил: - Ленивая ты потому что.
       От ужасного стыда девка вставила руки в боки и напустилась на букашку:
- Ты чего это меня оскорбляешь?! Вылез тут, раскомандовался!
- А я ещё и не начинал командовать! – надменно глянул на неё таракан и тут же растворился в услужливом поклоне: - Но готов командовать ради такой изнеженной красавицы, которую в этом доме не замечает никто: ни белы ручки её не замечает, ни усталы ножки. Только подавай всем да работай на всех!
       От таких слов Замараха вмиг подобрела, нос «королевой» задрала и сдалась.
- Вообще-то, ты прав! – говорит. – От помощников я бы не отказалась. Работы много, хозяйство большое, и мне, действительно, одной не управиться.
       Услышав её согласие, таракан тут же гулко хлопнул в ладоши, радостно потёр лапы и просиял:
- Ну вот это другое дело! А любое дело начинается с хорошего застолья! – и он живо подбежал к столу и одним махом смёл на пол всё, что на нём было.
       Замараха схватилась за голову, а таракан с грохотом запинал грязную посуду в угол и скомандовал:
- Это сейчас не главное! Неси разносолы, разнокрупы, варенья, печенья, а я на огород сношусь! – и в радостных хлопотах он выскочил из избы.
       Девица стояла, не в силах придти в себя, а за печкой не на шутку распереживались мыши.
- Не мыши мы, а бараны! – постучала себя в лоб лопоухая мышь.
- Ещё какие бараны! – согласилась с ней хвостатая. – Сейчас тараканы тут наведут такой порядок, что мы с голоду  передохнем!
- Надо что-то срочно думать! – почесала за ухом лопоухая мышь.
- Придумала! – озарилась хвостатая, и они зашептались, поглядывая на Замараху.
       Девка, тем временем, решительно махнула рукой и полезла в буфет:
- А, была не была! Хоть какие – да помощники. Гулять, так гулять! – и она выставила на стол банку соленья, банку варенья, пачку печенья и чайник. Следящие за ней мыши при виде печенья выскочили на середину избы и писклявым хором объявили:
- А вот и мы – настоящие твои помощники! Лучших не придумаешь!
- Ай!!! Мыши!!! - сиганула Замараха на стол с ужасным визгом и пождала ноги под самый подбородок.
- С ума не сходи! – презрительно пристыдили её мыши и серьёзно заявили: - Тебе натуральная помощь нужна, вот и пользуйся ею! Сейчас же слазь со стола и давай нам работу!
- Да какую работу вам – мышам?! – ещё выше подобрала девица ноги, а мыши ей говорят:
- Ладно, ладно, не притворяйся. Крупу, горох, бобы, грибы надо перебирать в кладовке? Надо!
       Замараха поморгала на мышей, недолго подумала и с сомнением спросила:
- И вы всё это сможете переделать?
- В два счёта! – не задумываясь, хором заверили мыши.
- Ну ладно, идите в кладовку, - неожиданно согласилась ленивица, вспомнив, сколько в кладовке работы, и чтобы мыши со своими противными хвостами быстрее убрались с её глаз, она кинула им ключи: - Вот вам ключи, держите!
       Не успели скрыться в кладовке мышиные хвосты, как в избу вошёл таракан, а за ним ещё два, нагруженные морковкой и яблоками.
- А это кто такие? – недовольно посмотрела Замараха на тараканов.
- Помощники, - бросил в ответ таракан и кивнул на беспорядок: - Или ты думаешь, что я один справлюсь с таким хаосом? Работы-то здесь ого-го-го!
       Тараканы в подтверждение Главарю закивали головами и свалили немытые овощи и фрукты прямо на угощения на столе. Главарь указал им на посуду в углу и скомандовал:
- Шагом марш посуду мыть!
       Тараканы набросились на сваленное в углу и так загремели ложками, поварёшками, мисками и кружками, что можно было оглохнуть!
- Ничего, привыкну к таким помощникам! – вздрагивая от грохота, заткнула бездельница уши и, зажмурившись, добавила: - Зато посуду не надо самой мыть, зерно всякое перебирать.
       А таракан-главарь выдернул у неё руки из ушей и довольно сообщил:
- И не только посуду не надо мыть, но и полы мести и постели убирать!
       Смотрит Замараха, а в избе уже ещё три таракана: один с метлой, другой с веником, третий с балалайкой. Тренькнула балалайка весело да звонко, и тараканы ураганом понеслись по избе, заметая, подметая и обметая всё, что попалось на их пути! Даже Замараху обмели со всех боков и от макушки до пяток. Отбивается она от их метёлок изо всех сил, а они метут себе и весело орут частушки:
- Говорят, бардак ужасный
развела по хате я!
А я работать не желаю,
у меня апатия!
       Оглушительно долбанув крышками кастрюль, как музыкальными тарелками, к ним присоединились тараканы-посудомойщики и запели:
- Мыть полы и мыть посуду
не хочу, пойду гулять!
Мне на ваши пересуды
с колокольни наплевать!
       Они с грохотом зашвырнули грязные крышки в посуду и ударились в пляс. Тут на лежанке печи выросли ещё два таракана и так начали топтать и выколачивать подушки и перины ногами, что на всю избу столбом поднялась пыль! А они заорали частушки:
- Бегемоту на болоте
спится лучше, чем в пруду!
Уподоблюсь бегемоту
и работать не пойду!
       Таким образом тараканы везде навели такой тарарам, что у Замарахи чуть не помутился рассудок! Но когда в кладовке что-то с грохотом рухнуло, и оттуда выскочили мыши и присоединились к пляшущим тараканам, Замараха не выдержала и бросилась прочь из дома в открытое окно. Но Главарь крепко схватил её за подол, оттащил от окна и крикнул:
- Куда?! Мало помощи, так сейчас ещё будет подмога! – и он оглушительно засвистел, сунув лапы в рот.
- Нет, нет, хватит! Не надо! – умоляюще завопила Замараха, но в окно уже влезли ещё четыре таракана. Они злобно кинулись к буфету и как хозяева выставили оттуда всё на стол.
- Мы так не договаривались! – ошалев от такой наглости, гневно заявила Замараха Главарю, на что тот нахально и спокойно ответил:
- А мы, по-моему, вообще с тобой ни о чём не договаривались. О чём с тобой можно договариваться, когда ты сутками спишь? Да самому легче сделать, чем до тебя  докричаться! Поэтому расслабься. За тебя уже давно всё решили, - и он грозно добавил: - Иди, отдыхай! Не мешай работать!
       Замараха беспомощно плюхнулась на лавку, а Главарь объявил тараканам:
- Прошу всех к столу!
       Замараха тут же забыла обо всём на свете, так как здорово хотела есть, и кинулась за посудой:
- Ой, к столу, к столу! Где моя ложка?! Где моя кружка?!
       Однако кроме грязной посуды в углу она ничего не нашла. Не ожидая её, тараканы тем временем набросились на еду, и в наступившем затишье послышалось только их чавканье и хруст. Замараха бросила посуду, попыталась протиснуться к еде, но не тут-то было! И она гневно закричала:
- Да вы что это?! Меня – хозяйку дома, голодной решили оставить?!
       Тараканы тут же замерли. Главарь поднял на девицу злые глаза, облизнул от варенья лапы и удивлённо зальстил:
-  Ах, Замарашечка!.. Ах, ну конечно, как же, как же, просим, просим…
       Тараканы расступились, сыто и лениво поглаживая толстенные животы, и расползлись по лавкам, по печке, на лежанку. Перед Замарахой же остались жалкие объедки застолья.
- Это что?! – задохнулась она от негодования и со злостью посмотрела на Главаря: - Это что такое?!!
- Где? – с издёвкой оглянулся таракан вокруг.
- Как это называется?! – завопила Замараха.
- Что? – пожал Главарь плечами.
- Да ты что, в самом деле, издеваешься что ли?! – взорвалась девка.
- Кто - я? – глумясь, удивился он.
- А кто – я?! – чуть не заплакала Замараха и указала на объедки: - Еды мне не оставили ни крошки!
       Главарь повел над столом лапой и великодушно предложил:
- Да полно крошек! Бери!
       От его издевательств у Замарахи лопнуло терпение, и она заревела на всю избу:
- Перестань издеваться! Обещал мне помощь, а оставил голодной и посуда вся грязная! – и она швырнула в негодяя ложку.
- Как грязная? – поймав на лету ложку, придурашливо стал он осматривать её: - Да неужели?
       Опомнившаяся Замараха схватилась за голову и воскликнула:
- Ну конечно! Какая там мытая посуда! Да она вообще и не мылась! Как была грязная со вчерашнего дня, так и осталась!
- Но грязной-то оставила её ты! – с презрением бросил ей таракан и положил перед ней ложку.
- Ну твои же помощнички-то обещали её перемыть! – стала защищаться ленивица и указала в угол с горой посуды: - Что же они копошились там в углу?
- Мыли посуду, - непонимающе развёл таракан лапами и добавил: - А уж как смогли, так и вымыли.
- Да хватит врать! – топнула Замараха. – Чем они её мыли, если у них не было ни щётки, ни порошка, ни воды?!
- А языком! – последовал ответ.
       Замараха в ужасе отшвырнула ложку и остолбенела:
- Как «языком»?! Облизывали что ли?!
- Нет, с твоими грязными чугунами целовались! – ухмыльнулся Главарь и предложил: - Не нравится, помой сама!
       Девка не знала, что сказать! Все слова вылетели из её головы напрочь! В избе только раздавалось дружное сопение сытых усатых «помощников». В довершение ко всему двери кладовки со скрипом отворились, и Замараха с ужасом увидела, как согнувшиеся под тяжестью мешков с горохом и бобами мыши тащат их в свои норы.
- Куда?! – кинулась она к ним и вцепилась в мешки: - Куда это вы моё добро тащите?!
       Главарь с интересом стал наблюдать, хихикая в усы.
- Воровать средь бела дня на глазах у хозяйки?! Не позволю! Отдай мешок! – попыталась Замараха отобрать своё добро.
- Отцепись, иначе я тебя сейчас укушу! – внезапно клацнула на неё мышь зубами.
- Отдай мешок! – крепче вцепилась девка в мешок.
       Тут мышь разозлилась и так клацнула на её руку зубами, что Замараха бросила мешок и перепугано завизжала. Другая мышь, оттащив мешок за печку, ринулась на неё с угрозой:
- Сейчас я откушу ей нос и отгрызу оба уха!
       Замараха кинулась от них, чтобы заскочить на лавку, но налетела там на тараканов.
- В обморок не упади! – дружно захохотали они вместе с Главарём.
- Ах, вы вот так со мной?! – мгновенно оскорбилась она, и Главарь ей бросил, прекратив смех:
- Да никак! Бестолковая ты! Выгоды своей не видишь. Ведь тебе теперь в кладовке ничего не надо перебирать. Она совершенно пустая!
- Как «совершенно пустая»?! – побежала Замараха в кладовку.
       Кладовка встретила её абсолютно голыми рухнувшими полками и пустыми ларями. Девица вышла оттуда в полном ужасе, держась за голову и причитая:
- Боже мой! Что я наделала!
       Тараканы исподлобья наблюдали за ней, затаившись по углам. Замараха оглядела избу и с её глаз словно слетела пелена дурмана. Она произнесла, обличая саму себя:
- Этих «помощников» развела!.. Мышей напустила!.. Да они только всё в доме съели и перепоганили своими мерзкими лапами!
       Тараканы потихоньку шмыгнули, кто в щёлку, кто под лавку, кто под печку. Один  Главарь всё стоял и хорохорился, надеясь не девкину глупость и леность.
- Обманщик! – бросила ему Замараха и стала на него наступать, сжимая кулаки.
- Я не обманщик! – погрозил ей таракан пальцем и обличил: - Это ТЫ обманщица! Потому что ТЫ хотела обмануть СЕБЯ! – и прытко выскочив за дверь, он долбанул ею так, что дверь упала в избу, едва не придавив Замараху.
- Ой! – отскочила она и, чуть не плача, топнула ногой: - Совсем меня разорили! Даже дверь сломали! Как я теперь буду жить?
       В ответ под полом раздалась жуткая мышиная возня, яростное царапанье и донеслись голоса:
- Рой нору огромную! Пир закатим такой, что тараканы обзавидуются!
- Да! Всех мышей в округе созовём!
- Крыс будем приглашать?
- Даже хомяков  пригласим! Здесь еды ещё полный огород!
       Замараха в страхе послушала, а потом с силой затопала ногами в пол и грозно закричала:
- Кыш, негодные, кыш!!! Пошли вон из моего дома, грызуны поганые!!!
       В ответ раздался смелый весёлый смех:
- Их-хихи-хихи-хихи! Как напугала! Сейчас, разбежались с трясущимися лапками!
- Уже бежим! Гляди, носы расквасились, хвосты запутались!
- Уходите сейчас же! А то вот я вам задам! – пуще затопала Замараха.
- Ой, как страшно! Ой, напугала! – поёрничали мыши и презрительно захохотали: - Не пугай, не кошка!   
       И тут Замараха подскочила от радости и озарённо воскликнула:
- Ах, да – не кошка! Я-то не кошка, но где же мой кот?! – и она высунулась в окно и громко стала звать: - Кис-кис-кис! Мурик! Мурик! Мурик!
       Под полом мгновенно стихла возня, а в окошко запрыгнул кот и сразу потянул носом воздух:
- Мяу! Чую мышей! Тараканов чую! Мяу!
       Замараха обняла его, как самого родного, ласково стала гладить, добренько приговаривать:
- Иди, иди скорей, мой пушистенький, мышей лови, тараканов гоняй! Ты в избе и есть самый настоящий помощник!
       Тараканы мигом с топотом кинулись прочь из дома! А Замараха продолжала жаловаться коту:
- Гони их, Мурик, гони! Эти злыдни всё у нас съели, припасы забрали!
       Понимая её, умный кот соскочил с подоконника и немедленно велел:
- Мрр, мрр, а ты, Марруся, курр собери да накорми их. А они тебя яичком накоррмят.
- Ой, да ты моё имя вспомнил! – изумилась девица и, поднимаясь, твёрдо сказала: - Конечно же,  я - Маруся, а не какая-то «Замараха»! И я сейчас же и кур соберу, и накормлю их, и в доме приберу так чисто, что ни одна поганая мышь и ни один таракан не захотят сюда заявляться! Ведь я поняла, что вся эта нечисть любит грязь и бардак!
       В работе и заботе пошли дни своей чередой. А через некоторое время вернулись домой родители, к калитке подошли и не узнали своей избы, такой она была чистой, с вымытыми окнами, с выметенным двором и с выскобленными горшками и чугунами на плетне. Во дворе ходили сытые куры с петухом, на лужайке паслась гладкая корова, а из окна доносились вкусные запахи пищи и звяканье моющейся посуды.
- Отец, а это наша ли изба-то? – засомневалась мать.
- Да вроде наша, но и не наша… - пожал отец плечами.
       Тут на крылечко вышла девушка-красавица - аккуратная, чистенькая, причёсанная, и стала кур кормить. Родители её и спрашивают:
- Девушка, скажи нам, милая, ты не знаешь, где наша Замараха? Она здесь с нами жила.
       Улыбнулась тут им девушка радостно и воскликнула:
- Да вот она – перед вами! – и кинулась навстречу родителям.
        То-то обрадовались мать с отцом! Хвалят её – не нахвалятся! По-имени ласково Марусенькой называют. А она их в избу завела, умыться помогла, горячими щами накормила, чаем с пирогами угостила и с дороги отдыхать уложила. Зажили они душа в душу, и по сей день так и живут.
       Вот такой замечательный конец у этой поучительной сказки, которая говорит о том, что исправиться никогда не поздно, стоит только захотеть. Вот и ленивая Замараха САМА СЕБЯ превратила в радивую Марусю. Теперь можно и сказать: тут и сказке конец, а кто её суть понял, тот молодец!



(фото из инета)


Рецензии