Подпрыгун

       Эта поучительная история случилась с мальчиком Витей. Забрался он в буфет, когда никого не было дома, и быстро съел пол-литровую банку варенья, всё печенье, конфеты и мёд. И хоть от такого обжорства его живот стал заметно большой, он бессовестно отпирался и на строгий вопрос бабушки удивлённо моргал:
- Кто варенье съел? Я варенье съел? А ты видела?
- И печенье тоже не ты съел? – строгим взглядом смерила его мама.
- А, вспомнил! Это же наш котёнок всё съел! – не моргнув глазом, соврал Витя.
- Да что ты? – всплеснула мама руками. – И печенье, и варенье съел?
- Ну да, - утвердительно кивнул обманщик и постучал себя в грудь: - Сам лично видел! Печенье он ел, а вареньем запивал.
- Ну а с чем будем пить чай? – пошуршала бабушка пустыми фантиками в вазочке. – Куда все конфеты делись?
- А вы разве ничего не знаете? – сделал Витя удивлённое лицо и насочинял: - Каждую ночь в буфете мыши что-то грызли, чем-то шуршали. Вот эти конфеты они, видно, и ели.
- Ну надо же! – подивилась бабушка изворотливости внука-вруна и спросила: - А что ты прибрешешь за мёд?
- Чего это «прибрешешь»? – вставил Витя руки в боки. – Тут и говорить нечего! Весь мёд выпили осы. Уж я их гонял, гонял, чуть с ног не свалился, но они так блюдо начисто и вылизали! Меня чуть не съели, насилу убежал!
       И вот так обнаглевший мальчишка настолько лгал, что из его брехни ничего хорошего не вышло. Однажды забрался он в чужой сад и начисто ободрал там малину и крыжовник.
- Ты чего же это хозяйничаешь в моём саду? – услышал он позади скрипучий голос.
       Обернулся Витя, а перед ним, опираясь на клюку, стоит старая-престарая старуха.
- А что я такого сделал? – поморгал на неё Витя.
- Да всю ягоду у меня ободрал, - прошамкала старуха и прижучила его: - Или скажешь не ты?
- Нет, не я! – засмеялся ей в лицо наглец.
       Покачала старуха седой головой и говорит:
- Ты, когда врёшь, хоть подпрыгивай.
       Но довольный беззащитностью немощного человека мальчишка насмешливо бросил в ответ:
- А я вот не подпрыгиваю, потому что не вру! – и, приплясывая, пошёл прочь из сада.
- Не подпрыгивал, так будешь подпрыгивать! – вымолвила старуха ему вслед.
       Витя посмеялся над её словами и по пути завернул в тихий сквер с клумбой. От скуки он отломил от берёзки ветку, сделал из неё прут и принялся им сшибать на клумбе головки цветов. На тропинку брызнули сшибленные разноцветные лепестки. Клумба вмиг обезобразилась.
- Что ж ты делаешь, негодник? – окликнул его прохожий: - Я вот сейчас возьму тебя за ухо и отведу в милицию!
       Витя сразу спрятал прут за спину и потихоньку выбросил его. Затем показал пустые руки и победоносно заявил:
- А я ничего не делаю. У меня и в руках-то ничего нет!
       Прохожий опять хотел его вздрючить, но Витя неожиданно так высоко подпрыгнул, что дядька попятился и загрозил пальцем:
- Э, э, мальчик! Ты чего это так хулиганишь?! – а потом кинулся удирать из сквера, щипая себя за уши и дёргая за нос. А напуганный своим скачком мальчишка попятился от того места, где подпрыгнул, в недоумении вглядываясь туда.
- Чего это такое было со мной? – хлопал он глазами на то место, где его подбросило и, чтобы не случилось ничего подобного ещё, кинулся из сквера домой.
       Дома первым делом Витя залез в буфет, отломил хороший кусок от свежего хрустящего батона и, макая им прямо в банку со сметаной, с аппетитом всё съел. Затем похлебал поварёшкой из кастрюли компот,  съел из него сладкие сухофрукты, а косточки наплевал на стол. Насытившись, таким образом, довольный шкодник вытер губы рукавом и удалился в свою комнату играть в кубики и солдатиков.
       Пришло время обеда. На кухню вошла бабушка и огорчённо всплеснула руками при виде изломанного батона и уполовиненной сметаны в хлебных крошках.
- Как же надоело твоё безобразие, кусочничество и враньё! – заругала она внука.
- Вот поэтому в тебя и не лезет обед, потому что ты чем попало перебил аппетит! – хмуро добавила мама.
- Это вы мне что ли говорите? – кривляясь, оглянулся на них Витя и пожал плечами: - А что я такого сделал?
- Не паясничай! – осадила его мама. – Или сейчас опять станешь сочинять, что полбатона и полбанки сметаны махонький котёнок съел?
- Нет, не котёнок, - посмотрел на неё Витя честными глазами и повёл взглядом на бабушку: - Вот, верь, не верь, а это бабушка съела и забыла! У неё же склероз…
       Тут он не успел добрехать, как подпрыгнул один раз, да второй так, что чуть макушкой в потолок не влепился! Но бабушка как раз вышла в другую комнату, а мама отвернулась к плите. И, грохнувшись с высоты скачков на пол, Витя настолько перепугался, что кинулся удирать из комнаты.
- Мама! – подбежал он к матери, ища у неё помощи: - Ты видела, как меня подбросило под потолок?! Что это со мной такое?!
       Но так как мама ничего не видела, она огорчённо отозвалась:
- Прекрати дурачиться! Меня вот сейчас подбросило от того, что ты заплевал косточками и закапал компотом всю столешницу!
- Я не хотел, оно само получилось! – по привычке машинально отоврался Витя, и тут же подпрыгнул один раз выше мамы, второй – треснувшись в потолок макушкой. Увидев такие скачки сына, мама взвизгнула и выронила и поварёшку, и тарелку с супом! Бабушка схватилась за сердце и попятилась вон из кухни, а Витя завопил на весь дом не своим голосом:
- Оёё-ёё-ёёй!!! Спасите!!! Помогите!!! – и, грохнувшись на пол, так крепко вцепился в юбку матери, что его от неё уже отодрали только с клочком матерьяла в руках и с воплями во всю глотку: - Боюсь, боюсь, боюсь!!!
       Как самые радивые родители мама и бабушка мигом уложили Витю в кровать, воткнули ему под мышку градусник, положили под ноги горячую грелку и вызвали врача.
- На что жалуемся? – уселся доктор возле Вити на табуретку.
- На…на… на это… как его?.. – попытался вымолвить больной, но для объяснения не смог подобрать ни слова.
- На подпрыгивание! – пришла на выручку мама, честно назвав причину вызова.
- На что, простите, не понял? – опешил доктор.
- Сами не понимаем ничего! – растерянно развели руками мама и бабушка. – Даже объяснить толком не можем! С места подпрыгивает до самого потолка!
       Доктор посмотрел на них так, будто они совершенно ненормальные, либо мошенники и, видя его смятение, женщины дружно стали оправдываться:
- Доктор, мы совершенно нормальные люди! Мы вас нисколько не обманываем, поверьте! Любой из соседей подтвердит, что мы честные! Но… наш Витя!.. Непонятно от чего подпрыгивает вот прямо, как козёл-архаровец до самого потолка с места! Мы сами в шоке! Поверьте! Помогите нам!
- Интересно… - перевёл доктор озадаченный взгляд на притихшего мальчишку и стал его осматривать: - Температура нормальная, язык не обложен, живот не бурчит, руки, ноги сгибаются отлично, давление, как у космонавта… Вот сердцебиение учащённое, будто ребёнок чего-то здорово перепугался, - и он обратился к Вите: - Ну рассказывай, чего боимся, что случилось?
       Витя аж вспотел от его вопросов и, не находя ответа, замялся и начал мямлить:
- Да… у меня… Да я даже не знаю, что со мной!
- А ты подумай хорошенько, - спокойно порекомендовал доктор и спросил: – Что тебя под потолок-то понесло? Может быть, ты чего-нибудь психотропного съел?
- Ну что вы, доктор?! У нас все лекарства всегда под замком! - сразу вступились мамка с бабкой, а Витя со стыда бреханул:
- Я, между прочим, вообще за весь день ничего не ел! – и в тот же миг вместе с одеялом подпрыгнул так высоко, что доктор от неожиданности вместе с табуреткой чебурахнулся на пол, а мамка с бабкой пригнулись, с визгом закрывая руками головы.
- Ая-яя-яяй!!! – завопил Витя, плюхнулся обратно в кровать и, пиявкой вцепившись в матрац, заревел на весь дом: - Не хочу прыгать, не хочу!!! Боюсь, боюсь, боюсь!!!
- Н-ничего не понимаю!! – поднялся с пола бледный доктор и с большой осторожностью сел на табуретку, с опаской с ног до головы окидывая взглядом странного пациента: - Такого на моей практике ещё не было… Что-то похожее на болезнь Панкерсона, но чтоб сразу так скакануть!.. – и он даже отодвинулся подальше от пациента и на всякий случай уточнил: - А-аа… он у вас… на учёте в дурдоме не состоит?
- Ну что вы, милейший! Конечно, нет! – даже возмутились мама с бабушкой.
       Доктор посмотрел на них поверх очков, вытер шапочкой вспотевший лоб и шею и попытался сформулировать диагноз:
- М-да… Даже не могу предположить, с чем это связано. Может быть, он кислого или острого, или сладкого переел и… это… как бы… э-ээ… мня-мня-мня… так назовём – подпрыгивание, типа… мня-мня-мня… аллергическое перевозбуждение! Вот!
       Бабка и мамка тут же наперебой стали загибать пальцы:
- Банка варенья, полкило печенья, триста грамм конфет, сто грамм мёда, полбатона, двести граммов сметаны, компот из сухофруктов, а что ещё съел, не знаем! Ведь врёт на каждом шагу! Напакостит и отпирается! Вот и возбуждение макушкой в потолок!
- Так-так-так-так-так-так-так! – вцепившись в бороду, напрягся доктор в размышлении и, наконец, задрал палец: - На дверь кухни навешать амбарный замок и полный покой! – и, жутко строго глядя на Витю, велел: - А как что-нибудь стянет, да ещё и отпираться начнёт, сразу ставить ему трёхлитровую клизму!
- Чего это вы на меня такое наговариваете? – от стыда взбеленился мальчишка, переживая в душе, что на кухне будет висеть неприступный замок.
- Потому что я тут сижу и пытаюсь выяснить твои козлиные прыжки, молодой человек, а ты даже не желаешь объяснить, что могло подействовать на такое… этакое! – и он потребовал: - Говори, чего наелся и меня не обманывай! Меня ждут серьёзные больные!
- Не ворую я и не вру! – огрызнулся Витя и в тот же миг подпрыгнул до самого потолка, влепившись в него макушкой так, что в доме загудели все углы, и посыпалась извёстка и штукатурка. Охнувшие мамка с бабкой кинулись ловить его за ноги, а героически удержавшийся на табуретке доктор только прикрыл голову руками и выкрикнул:
- Вот уж поистине говорят: когда врёшь, хоть подпрыгивай!
       И тут плюхнувшийся обратно в кровать Витя сообразил, что с ним происходит! В его ушах громом зазвучали брошенные ему вслед слова немощной старухи, в сад которой он забрался и объел все ягоды:
- Не подпрыгивал, так будешь подпрыгивать!
- Говори, что ты ещё съел?! – между тем, прикрикнул на него доктор и пригрозил: - Иначе мне придётся сейчас же сделать тебе клизму!
- Я больше не буду врать! – зарыдал несчастный врунишка и, трепеща от стыда, сознался: - Я съел у одной старушки в её саду всю малину и крыжовник, а за это она меня, наверно, заколдовала! Сказала, что буду подпрыгивать, если навру! Я больше не бу-у-уудуу так де-елать! Помоги-иите мне-е-ее!
- Ну вот теперь всё ясно! – довольно крякнул доктор и сделал вывод: – Зло наказано злом! Ты ответил за свои проступки.
- Какой ужас! Какой стыд! – простонала мама.
- Как же ты мог обворовать старого человека? – ужаснулась бабушка. – Кто тебя научил такому? У тебя своего, что ли нет или ты голодный живёшь?
- Я никогда не думала, что из тебя вырастет лгун и негодяй! – с горечью произнесла мама и вышла прочь из комнаты. Бабушка побежала её утешать, а доктор с упрёком покачал головой и сказал:
- Смотри, как много неприятностей ты внёс  в жизнь и родных и чужих людей.
- Что же мне делать? – совсем приуныл Витя. – Я теперь всю жизнь буду подпрыгивать, как козёл?
- Не знаю, - честно пожал доктор плечами, засобирался уходить и напоследок сказал: - Я тебе единственное лекарство пропишу от твоего «подпрыгуна» - САМОУБЕЖДЕНИЕ! Переубеди себя в том, что ты не такой, а честный, хороший, добрый, способный на хорошие поступки. Любые недобрые качества каждый может в себе искоренить и тогда будет больше радости и приятных мгновений. А позорные болезни и обличающие неприятные испытания отступят  раз и навсегда. Борись сам с собой!
       С этого дня Витя стал бороться со своими страстями, следил за своими желаниями и если они были пагубными, он старался их не выполнять. Очень тяжело ему было бороться самому с собой! Но через некоторое время Витя переборол желание лезть на кухню, грубить, отбрёхиваться. Вскоре он стал добрым, честным, прилежным мальчиком и очень старался никого не огорчать. Особенно маму и бабушку – самых близких людей, которые больше всех радели за его благополучие.
       Попробуйте и вы перебороть в себе пагубные страсти, и ваша жизнь станет намного легче и радостнее.

(фото из инета)


Рецензии