Исповедь богатой женщины

 В свои сорок лет с небольшим Вероника выглядит просто потрясающе: высокая блондинка с чуть  округлыми формами, умело подобранным макияжем, длинными ресницами и яркими ногтями. Не надо  и говорить, что одежда на Веронике – самая дорогая и супермодная. Имеется и машина серебристого цвета, цена которой исчисляется десятками тысяч долларов. Есть у Вероники муж – бизнесмен,  шикарная квартира в центре и коттедж за городом. Вероника не обделена и счастьем материнства, ее единственный сын вырос умным и рассудительным, учится в престижном колледже за границей. Есть у нее деньги, золото, тряпки, коллекции дорогой бижутерии, ракушек, кувшинов и картин. Есть свой врач, косметолог и массажистка... Нет только  спокойствия и... счастья.

 Вероника выросла в бедной многодетной семье, где пил отец. Мать от зарплаты до зарплаты считала копейки. Детям одеть было практически нечего, у Вероники была только школьная форма и домашний халат. Вероника сама научилась шить и вязать, чтобы не было мучительно стыдно перед подругами, имеющими дорогие наряды. Уже тогда, в детстве, плача иногда от обиды на свою неблагополучную семью, она дала себе слово изменить свою жизнь и добиться успеха на всех поприщах. Именно поэтому училась она хорошо и окончила школу с серебряной медалью. Поступила на исторический факультет в пединститут. Мы с ней вместе когда-то работали в колледже. Одевалась она скромно, но со вкусом, в педколлективе ее уважали, потому что была она, как тогда говорили, жуткой правдоискательницей. Не могла пройти мимо несправедливости и унижения человека. За это не раз ей доставалось во времена так называемого застоя. Помню, как долго «травила» Веронику директриса только за то, что та заступилась за коллегу на педсовете. А вся вина того человека состояла лишь в том, что он не стал ставить отличные оценки   знакомому одного из преподавателей, приближенному к верхам. И начальство решило убрать неугодного. С помощью Вероники – не получилось. Таких примеров в жизни нашей героини можно найти предостаточно, хотя, по большому счету, Вероника была «средним» советским человеком  со средними запросами и средним достатком. Такая, как большинство. Считала деньги от зарплаты до зарплаты, стояла в очередях, доставала дефицит и гордилась тем, что имела. Была очень экономной с детства – жизнь научила.

Время больших перемен

Грянула перестройка. Муж Вероники вовремя вложил деньги в «МММ»  (как потом выяснилось, это -финансовая пирамида) и вовремя успел их снять. Затем занялся торговлей тряпками, привозил товары из Польши и Турции.
 - Я об этом узнала случайно, об успехах мужа на финансовых поприщах,- Вероника, конечно же, в коллективе об этом не распространялась. Зато начала щеголять в новых нарядах. У нее у первой появились кожаная куртка, пальто, дубленка и шуба из нутрии, что было недоступно практически всем работникам сферы образования. Бабы в коллективе начали страшно завидовать и злословить. Каждый новый наряд  Вероники долго обсуждался, ее часто упрекали в безвкусице и мещанстве. Я уже не помню, из-за чего разгорелся сыр-бор, но Вероника не выдержала и уволилась. Не виделись мы с  ней лет шесть или семь. Конечно, она похорошела, стала холеной и томной, но нет в глазах прежнего блеска, а в голосе чувствуется усталость и даже, я бы сказала, какая-то обреченность.
– Знаешь, я в последнее время совсем  потеряла смысл жизни и просто существую как дорогое украшение и бесплатная домработница для своего богатого мужа. Работу тогда я оставила не только потому, что меня начали выживать. Моя зарплата у мужа вызывал смех, и даже раздражение. И это он настоял на увольнении. Действительно, зачем гробить свое здоровье с этими  недоучками за такие гроши? Но было в моей работе и много хорошего, были  благодарные ученики, интересные мероприятия, экспедиции, был хоть какой-никакой, но коллектив. Сейчас я не просто одиночка, а иногда от одиночества, от сознания бесцельности своей жизни мне хочется выть на луну. Бывшие подруги, как и ты, отошли от меня, а новые не появились. Откуда им быть? Муж целыми сутками на работе, включая выходные. Ему некогда даже позвонить родителям, я не говорю уже о том, чтобы их навестить! Он – словно загнанная лошадь. Вот уже пять лет работает без отпуска! Если остановится, то обязательно кто-нибудь подставит, опередит, украдет идею… Могут обворовать, что, к сожалению, уже случалось. Дома у нас везде железные двери, решетки на окнах, сейф с кодовым замком. Все соседи  такие же, все за железными дверями. Скучно и жутко! Да, муж приносит хорошие деньги. Они, как наркотик, затягивают нас, опустошая душу. Остановится уже невозможно.

Её жизнь?
 
– Что, деньги – ради денег? – я нетерпеливо перебила Веронику.
– Да, получается, что так. Какую-то часть надо вкладывать в бизнес, в доллары, евро, ценные бумаги, а свободные деньги муж приносит мне и говорит: «Трать!» Куда? С моей врожденной экономностью, впитанной с детства, я все время про себя думаю, а выгодна ли такая покупка? А могу ли я без нее обойтись? А где подешевле? Перестроить свою психику очень трудно. Что и говорить, накопительство, сам процесс траты денег удовольствия мне лично не приносит. Тем более - счастья. Смотрю на свою коллекцию ракушек, вытираю с них пыль, а сама думаю:
- Зачем они мне?  Смогу ли я их когда-нибудь продать? - Вероника тяжело вздыхает. - Тебе хорошо, ты хоть творчеством занимаешься, слышала, что книги выпустила, в Америку съездила, какие-то выставки устраиваешь. А я даже шитьё забросила! К чему сидеть за  машинкой, если могу купить себе самый сногсшибательный наряд? Да только куда в нём ходить? Думаешь,  бизнесмены посещают театры, концерты, организуют балы?  Нет, у них только работа и еще раз работа. Даже злость берет. Иногда куплю сама билеты, позвоню мужу, а он и говорит:
- Извини, дорогая, но у меня сегодня важная встреча. Возьми с собой кого-нибудь из подруг!
- Кого? С женами в среде бизнесменов ходить куда-то не принято! Если и случаются у них на фирме какие-то праздники, то они их отмечают в ресторане или на природе. Я в это время жду, это мой удел. Когда был дома сын, мы хотя бы с ним посещали кино и театр (на выставку  его не затащишь!) а теперь он так далеко! Звонит из Германии, переписываемся по Интернету… Но я знаю, а от этого еще больнее, что он никогда не вернется в Россию. Что ему тут делать? Какие перспективы? Бедные наши дети, их обрекли на одиночество! Когда я об этом думаю, слезы сами капают, не остановить. И никакие большие деньги мужа, никакие его связи в деловом мире не могут мне вернуть сына. Тогда зачем они мне, зачем?
– А вы потом не собираетесь уехать жить к нему в Германию?
– Во-первых, еще непонятно, где он сам будет жить, а, во-вторых – способностей к языку у меня нет, а без знания языка в любой стране делать нечего. Если здесь в России я одинока, то  представляю, каково будет там. Я не раз бывала за границей (ездила либо одна, либо находила себе подругу по Интернету), мне там тоже не комфортно. Мать воспитала меня в твердых правилах, к алкоголю и табаку я испытываю  отвращение с детства, а измену считаю самым  страшным грехом. За границей в среде «новых русских» я всегда – белая ворона. Мне неинтересно с ними! А они не понимают меня, считают гордячкой. Я перестала ездить по турпутевкам, надеясь, что когда-нибудь поедем вместе с мужем. Только когда? У меня уже сейчас нет такого желания, а что будет в старости? Я  не вижу просвета в его работе. Он сжигает себя там до сердечных приступов, до полного изнеможения. Ему даже некогда исполнять свои супружеские обязанности! Да и сил не хватает. Злые языки  утверждают, что на вылазках на природе мужики приглашают к себе девочек. Наверное, это  так, но пятидесятилетним бизнесменам обслуживать их просто физически невозможно! Поэтому в измену мужа я не верю, хотя, как говорят – «седина в бороду, а бес в ребро»...
–Послушай, а ты не хочешь устроиться на работу?
– А зачем? Получать нищенскую зарплату? Да и что я умею, кроме  преподавания истории? Пойти в музей? Смешно. А в фирме мужа я уже не нужна даже в роли секретарши, хотя и владею компьютером, но от него очень устаю, да и зрение уже упало. Пыталась искать работу по объявлению и даже переучиться на косметолога, но везде задают вопрос о возрасте.  Женщина после сорока никому в России на работе не нужна! Мы лишние в этой стране! Наш опыт, наши знания, наш творческий и  научный потенциал и даже то, что мы уже не будем уходить в декрет – ничего не играет значения! Тебе сорок: будь добра на свалку! – тут Вероника не выдержала и разрыдалась. Я подождала, пока она успокоится, и осторожно поинтересовалась:
– А ты не пробовала завести еще одного ребенка?
– Пробовала, – сквозь слезы ответила Вероника, – два раза случился выкидыш (возраст!), больше я рисковать не стала. А, теперь уже все, понимаешь, все поздно! Нет ни работы, ни сына, ни нормальной семьи, ни подруг, ни увлечений! Я из-за аллергии даже собаку не могу завести. Пыталась найти себе клуб по интересам, но у нас в городе это либо «Тем, кому  за...» (а там одно старье!), либо собираются какие-либо фанатики. Клуба для богатых женщин в городе нет. Да и кто станет себя афишировать?
– Послушай, если у тебя есть лишние деньги, займись благотворительностью...
– И это пробовала. Отдавала лишнюю одежду своим подругам – они  перестали со мной общаться, перечисляла деньги в различные фонды, но не  получала оттуда даже благодарственного письма. А я  привыкла, чтобы за мои дела меня хотя бы просто благодарили. Хотя и говорят, что добро надо делать бескорыстно...
– А как с религией, ведь в среде богатых так модно стало верить в Бога!
– С детства к церкви не приучили, я всю жизнь была атеисткой. Пытаюсь читать библию, иногда хожу на службу, но все это не  приносит душе успокоения. Уйти совсем из жизни не могу, считаю это таким грехом, который может отразиться на моем сыне и даже его будущих детях. Но я не знаю, зачем и как мне жить дальше, не вижу для себя никакого выхода...Понимаешь, никакого!
 Я не знала, что сказать Веронике...
               


Рецензии