Пиареная репа

   С тех пор, как почти 60 лет тому внезапно и счастливо началось сотрудничество моё с Господом Богом, случай заносил меня в разные места и обстоятельства, порой весьма и весьма удивительные, чему я бывал крайне обрадован, а бывал и огорчён паче чаянья, встречаясь с людьми необычными и вполне заурядными и имея в виду делишки не всегда благородные и приятные. И неописуемо море восторгов моих, мои дорогие, по тому незауряднейше-фантастическому поводу, что Судьба привела меня на несколько лет в эту дивную страну, исполненную сказочных жителей - богатырей, карликов, ведьм, русалок, леших, водяных и прочей нечисти, что бродит вольготно вдоль-поперёк России-матушки и не даёт нам всем соскучиться. А кто приуныл, обмяк душевно и телесно, тому надо сказки перечитать - сказка ложь, да в ней намёк, так-то юный паренёк.
… зрелый муженёк
… мудрый дурачок
… старый старичок
    С нескрываемым удовольствием встречаю тебя, моя дорогая, на этих страницах, хотя ты не такая уж и дорогая, да вобщем-то и не моя, но это теперь уже не важно, ты же хотела ТАК. Вот и сбылись твои самые смелые, самые наглые, самые сокровенные… Ведь я всю жизнь мечтал о тебе. О красавице с кошачьей страстью в безмерных глазах и изяществом герцогини. Смотри, как можно жонглировать словами:….. кошке с глазами герцогини и красотой безмерной страсти…..или….. герцогине с глазами кошки и безмерным изяществом красоты.
А знаешь почему? Потому что это о тебе, потому что ты чудо как хороша! Хороша, как чудо! Ах, какое чудо! Как хороша! Вот такого я точно никогда ещё не говорил и не писал. Некому было. А слова были. Они накапливались. Возьми, теперь они твои.
Не знаю ещё, как тебя называть. Перебираю разные звуки, буквы. Мне кажется, они недостойны тебя. Может быть придётся придумать что-то новое, неизведанное. Во всяком случае, есть над чем подумать.
Сколько ещё осталось- 20, 40, 100 лет? Может быть Вечность? Хочешь, возьми всё. Я отдам. Для тебя не жалко. Хоть я никогда ещё по-настоящему тебя не целовал и не обнимал, только видел. И слышал. Но этого было достаточно, ты ведь есть! И мы знакомы уже «сколько-то» лет. Во всяком случае, я так думаю, потому что когда я тебя встретил, то сразу признал. Нет, ложь, враньё! Прости… Когда я увидел тебя впервые, я был такой же тупой скотиной, как они… А потом, когда опомнился, было уже поздно, ты ушла, ускользнула, исчезла. Я думал, что ты пропала навсегда, и моя жизнь пропала, загублена, напрасна, потому что без тебя, моя радость, моё чудо, моё сокровище, разве может быть жизнь? Разве это Жизнь без Тебя?
И всё время какие-то люди кругом. «Разнообразные не те. » А нужна только ты. Потому что ты Самая Любимая. И краше тебя нет.
Не слушай никого, если тебе кто-то будет говорить про меня нехорошо, это неправда. Да и нельзя всем нравиться, зачем? Меня вообще не очень интересует мнение людей посторонних и потусторонних. У них своя жизнь, пусть ей и живут. А у меня есть своё. И даже мнение практически обо всём, к чему мне хочется его приложить, только нужно ли оно? Ведь по-настоящему нужна мне Ты. А не мнение.
Но ты сложи, конечно,  обо мне Своё. И пусть оно будет…Твоё. И положитесь на меня, Герцогиня, потом… Дальше ты знаешь.



РУБИНОВЫЙ ВТОРНИК
“She comes and goes”
Rolling Stones
   Осень, как потерянная собака возле замерзшей лужи, стояла и нерешительно притрагивалась к заиндевелой плёнке зимы на её лице, и не решалась перемахнуть. Снег то и дело начинал сыпать, но размякал в нерешительности и превращался в сырость. Так я и запомнил тот день – серое и тупое ожидание: перемахнём-не перемахнём. Конечно, были породистые кобели и суки, они точно знали места, где можно перепрыгнуть, но в основном…
   Между тем, где-то рядом кипела жизнь. В кипяток бросались люди, некоторые из которых тут же вылетали наружу в виде брызг. Это варился бульон Очередной Русской Революции. И никто тогда не подозревал, какой получится жирный суп и какая густая каша. Правда заварили её, так и не перебрав крупу.
   Всё-таки в воздухе пахло чем-то противным (может с плиты?), и мы решили выпить. Помню, что послали меня, вернее, я пошёл сам, чтобы они опять не купили какое-нибудь дерьмо. Хотелось «Лимонной», и они сказали, что на Садовом нет, а есть в маленьком магазинчике в переулках. Я не знал, где это и побежал, на ходу заглядывая во все подворотни, так как на улице не было ни души – всё как вымерло, и спросить было не у кого.
   В первой же арке я увидел солдат с оружием. Они молча курили. Сзади виднелся военный грузовик, неизвестно каким образом заехавший в этот крохотный московский дворик. Я бежал дальше, и липкий неприятный ком перекатывался в горле.
   Все дворы, снаружи мёртвые и беззвучные, изнутри были забиты угрюмыми солдатами и пожарными. Вместо матросов на этот раз была милиция. Эти продрогшие люди почти не обращали внимания на бегущего за водкой человека, шаги которого громыхали в непривычной городской тишине как паровой молот. Они сосредоточенно слушали другие звуки, которые очень слабо, но доносились сюда.
   Вот застрекотал кузнечик, вот чирикнула какая-то пичужка, а вот дятел… Обнаружил червяка и долбит, долбит кору головного мозга небольшими очередями. Непривычные для ТОГО города звуки, заставлявшие мёрзнущих людей напряжённо вслушиваться в себя, были звуками выстрелов. А может быть, они слушали другую канонаду, бушующую внутри них? Там, за бушлатами и шинелями бились сердца, и эхом отдавалось в барабанные перепонки: «Перемахнём-не перемахнём?!»
   Я принёс литр, и мы съели его почти молча. Стали заглядывать люди, а дело было в фотоцехе фабрики документальных фильмов, и почти каждый молча и скорбно доставал пол-литра. Поднимались тосты – все похожие, типа «Да перемахнём, подумаешь!» И все выпивали и занюхивали хлебушком, и всем хотелось, чтобы «перемахнуть», но никто не хотел ТАК.
   Потом был конец рабочего дня и все пошли домой. На улице был снег. «Наконец-то кончилась эта мерзость», - подумал я. Мерзко теперь было внутри. Я закурил, и стало совсем «хорошо». «Сейчас, наверное, проблююсь», - подумал я,- «Сволочь, почему я не поехал «туда»? А потому что позвонил приятелю, а он сказал: « Поехали, протусуемся, там подгоняют  горячие бутеры, весело…» Но сказал он это так грустно, что я сразу решил не ехать. Всё-таки, было что-то честное в этом питье водки под стук сердец, хотя блевать тянуло безумно. Но я знал, что там, внутри, нет халявного бутера и стаканчика кофе…
   Я стоял где-то на Цветном бульваре, широко расставив ноги, и пытался выплюнуть из себя раба. Тут появилась Она. Не «выросла из-под земли», не «возникла» и не «обрушилась», а просто подошла. Спросила: «Тебе плохо?» «Мадам!»,- сказал я развязно, толком даже не взглянув на неё,- «я очень занят.»  «Я могу пойти с тобой»,- сказала Она. «Куда?», - спросил я, и мощная струя с брызгами вырвалась из моего чрева. «Туда, КУДА ТЫ ИДЁШЬ»,- был ответ.
   Это было уже интересно, но вторая волна подкатывала. И я, не оборачиваясь, бросил: « Давай лучше к тебе, я далеко живу»,- не мог же объяснять ей про жену… « Ну, мой дом значительно дальше, чем твой», - засмеялась Она. «По лимиту что ли? За пропиской?», - со слезами на глазах, булькая и давясь, но почему-то нисколько не стесняясь, может от того, что стоял спиной к ней, спросил я. «Вот чего у меня никогда не будет, так это прописки. Ни московской, ни какой другой – НИКОГДА!», - произнесла Она. «Ого, какие мы серьёзные»-  я наконец-то перевёл дух и решил взглянуть на эту пигалицу. То, что произошло дальше, не имеет объяснения.
   Я увидел это лицо, эти плотно сжатые губы, посиневшие от холода, этот взгляд, и обалдел. Это был поразительный взгляд!  В нём никогда не было осени, никогда не было слякоти, никогда не было полузастывших луж и мокрых тявкающих шавок, стерегущих недоеденный бутерброд хозяина, и не было вопроса, который был везде – «перемахнём – не перемахнём?». Вот чего там не было. Я что-то должен был сделать немедленно, сию секунду, Она уже это знала, знала заранее, ВСЕГДА, а я понял только что… Я открыл рот, чтобы сказать ей, и …
   Очередная порция раба струёй выскочила из меня и попала прямо на неё. Я протянул руку, чтобы вытереть эту гадость, но потерял равновесие и плюхнулся на колени, как Блудный сын на картине Рембрандта и Банионис в картине Тарковского. Я дотронулся до Неё, но это получилось грубо, как будто я хотел схватить или пихнуть её. Уткнувшись мордой в снег, я лихорадочно сообразил, что сейчас, немедленно, ужас, кретин, встать, мудак, жизнь, быстро, когда, прости, урод, встать, руки, сгниёшь, снег, каша, ВСЁ!...
   То, что было когда-то моим лицом, наконец-то оторвалось от снега. Стоя на четвереньках, я был похож, наверное, на беглую собаку, только что провалившуюся в гадкую лужу сквозь тонкий лёд, присыпанный пушистым снегом. Мне было очень холодно, мерзко и страшно. Впереди меня было пусто. Только сейчас я понял, что Она стояла передо мной совершенно голой…
   Теперь я знаю, что в тот день, да и после, Она являлась многим. Почти всем. Мужики хватали её, лапали, предлагали выпить, тащили в тачки, на хаты. Бабы плевали в лицо, обзывали проституткой, да и ещё мало-ли как... Менты забирали без документов и предлагали сделать минет, вобщем чего только с ней не приключалось. Были, правда, и не злые люди, но они скромно отворачивались или делали «вид». Но никто, ни один не снял с себя пальто, не укрыл и не обогрел её. Никто не предложил кров и пищу. Она очень мучилась от стыда за них. Никто не вспомнил!
   «Свобода приходит нагая». Это была Она. Она ушла отсюда, и кто знает, куда она подалась? Может быть она навсегда покинула эту страну? Никто не знает. Она приходит и уходит. Мы сами прогнали её. И я был первый.
          До свиданья, Рубиновый Вторник!

Жизнь — это сказка, которую каждый пишет для себя сам. Почему бы не стать писательницей своей счастливой “True Story”?! Давай представим тебя в роскоши и достатке, с кучей возможностей, путешествующую по миру, лучшим курортам, в походах по дорогим бутикам и известным брендам? Ведь женщине для счастья нужна всего одна вещь... Но каждый день новая! А возможность заработать на все это самостоятельно, я тебе дам! Звони или пиши мне! Не теряй свой шанс стать счастливой! Твой В.В.

«МИ» ЗНАЧИТ «МЕНЯ»
«ХАЙ» ЗНАЧИТ «ПРИВЕТ»
«БАЙ» ЗНАЧИТ «КУПИ»
ХОЧЕШЬ ПРОЧЕСТЬ ПОРТРЕТ?
ЭТО ЕЁ СИЛУЭТ МАЯЧИТ ГЛАЗАМИ ВНИЗ
ЭТО ЕЁ СЛОВА: “HI, DARLING, BYE ME, PLEASE!”
«ДАЙ» ЗНАЧИТ «УМРИ»
«ЛЭТ» ЗНАЧИТ «ПОЗВОЛЬ»
«ЛИВ» ЗНАЧИТ «ЖИВИ»
ПЕРЕВЕСТИ? – ИЗВОЛЬ:
ЭТО АГЕНТ 007 ВНОВЬ УПЛЫВАЕТ ВДАЛЬ
ЭТО ЕГО БАССЕЙН С НАДПИСЬЮ “LIVE AND LET DIE!”


Древнеяпонские поэты в переводах на недревненеяпонский.

Альму Кантарата
Нежным языком речной волны
Окатывает изящную птицу
Наклонно летящую над кромкой берега
Ниже линии горизонта.
Закрыв глаза
Превращаюсь в эту волну
И берег становится Вашим…
…бедром.
                Хиросима Нагасаки, XIV в.
   
В траве у воды
Смотрю на блестящую от росы паутину.
Манит обманчивой красотой
Доверчивых мух.
                Цунами Намочито, X в.
 
Осень разбила шатёр возле пруда
О, сколько печали в твоём лице!
                Тойота Харакири, наши дни.

Завидев собаку Императора,
Зашипел шелудивый кот.
О, глупец! Остры ли твои когти?
Подумали мыши.
                Якудзо Сузуки, турист.

Трудно в наших краях
Найти женщину
Лёгкого поведения.
                Фудзиямо Нахлобучи, XIII в.

Опять ты находишь тысячу причин,
Закрыта калитка, ведущая в сад…
…Не взирая на обилие сочной травы
Кто-то поставил пиалу с водой в кроличью клетку.
Где он слышал про зайцев на водопое?
                Субаро Мицубиси, VI в.


Метод Профессора
ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОБРАЗ ОТ ДОКУМЕНТА ОТЛИЧАЕТСЯ СПОНТОМ.        ИНЫМИ СЛОВАМИ СПОНТАННОСТЬЮ. ПОЭТОМУ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ СДЕЛАТЬ ИЗ ДОКУМЕНТАЛЬНОГО ФИЛЬМА ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ, НАДО СМОНТИРОВАТЬ РЕАЛЬНЫЕ СОБЫТИЯ В ИНОМ ПОРЯДКЕ. И ВСЁ! МЫ СНИМАЕМ ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ ФИЛЬМ, А ПОЛУЧАЕМ ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ. Профессор В.Вайпер, научный консультант лаборатории полигамии Международного Института Моногамии, адьюнкт кафедры нейрогинекологии Академии Изящной Эротики, кандидат голословия, магистр истребления тщеславия методом тупого выпячивания, действительный студент восьмого курса Всероссийского эпистолярного техникума (Кучинский филиал), неоднократный призёр региональных состязаний по одиночному соавторству, автор литературного бестселлера «Сердце Четверых», тираж которого был трижды раскуплен ненапечатанным,
 лауреат премий «Стыдливость ‘81» и «Наглость ‘85», специалист, любитель и просто Хороший Человек.
- А если они не захотят его смотреть? ( Цыганская дочь)
- Пойдут на…
- Как грубо!
- Зато художественно.

Вадим Фионычев
(Don Dimson)
Was born 26.12.1961 on Dikson Island in the Family of Ludmila Fionicheva. Has tween brother, who doesn't Love him. Their Mother prefers to say, that SHE HAS THE ONLY ONE SON. One of the brothers lives in Australia, Melburne. He is Professore. Another son of Ludmila Mickhailovna Fionicheva lives with her. They live on the ruff flow with Cat Gudini and Dog Paganini.

ЛИФТЁР
   Впечатлительный Фёдор всю ночь не мог заснуть…
Работая лифтёром сутки за трое, он читал книги, в основном – классику.
…Сначала перед глазами стояла старуха Изергиль. Потом молодёжь. Потом соседи. Потом свидетели. Затем сноха, деверь, четыре шурина, свояк со свояченицей, племянники и тётка со стороны тестя. Стояли перед глазами Фёдора сослуживцы и кумовья, и даже нетрезвый кузен Кузьма, бухгалтер по происхождению. Потом опять старуха Изергиль. И наконец сам старый Изергиль – древний и седой как Лунь, появился перед Федей…Старик Изергиль не мог долго стоять, и ему предложили табурет.
   «А ну вас всех!», - не выдержал впечатлительный Фёдор ,-«и работку эту “НЕ БЕЙ ЛЕЖАЧЕГО”, и всё ваше необъятное семейство изергилей. Уйду в лифтёры – сутки за трое и буду книги читать! Хоть классикой пропитаюсь…»
… И очнулся под лестницей, в уютном уголке с телефоном, чайником и книжкой в руках. «Так…»,- радостно потёр он ладонями уши ,- « Что у нас сегодня из классики?»,- и открыл книгу.
« СТАРУХА ИЗЕРГИЛЬ»,- гласило название. «Интересно….!»,- прошептал впечатлительный Фёдор и углубился в КНИГУ.
От автора: Публикую этот рассказик, написанный в начале восьмидесятых, в память о тех временах, когда мои друзья-музыканты работали в основном сторожами, пожарниками, вахтёрами и лифтёрами, где весьма успешно играли музыку, читали, сочиняли, ну и, разумеется, лифчики расстёгивали, чем ещё заняться вольному лифтёру?

ХОЗЯИН МОЕЙ ЖИЗНИ
(ЧКН)
Я приготовил для тебя маленький сюрприз, помнишь, кто был главный в семье, «баушка»-так ты её называл, а я –«Бабутя», потому что когда нас привезли, я не выговаривал «бабуся» и она любила меня больше, чем своих детей, самой сильной Любовью, на которую способна только Ведьма. БА было только 44 года, когда она увидела меня и тебя. И она уже была Ведьмой. Это очень серьёзный результат, поверь. Хотя тебе-ли этого не знать, ты же «профессор»! А-ха-ха! Фу! Кислых щей! Умора! Это ведь она тебя так назвала, а Ведьмы не ошибаются. Вот ты теперь и стал тем, кто ты есть. А Ведьма, братишка, должна передать свой дар старшей внучке, но внучек не было, были только внуки, и когда она пережила смерть последнего внука, Сашкиного сына, она, вообразив, что скоро умрёт сама, передала всё мне-старшему внуку. Потом родилась Ольга, но дело было сделано. Вот так, а ты ничего не знал. Она приказала мне: «Димка! Молчи об этом до поры.-До какой поры, Ба ? – Время придёт, всё узнаешь.» Вот и пришло время. Я всё помню, что ты делал и говорил, на меня не подействовало зелье, которое ты влил в меня, опоил. Я притворился упоротым, а сам слушал и смотрел за тобой, я ведь умею валять дурака, ведь ты сам всю жизнь делал из меня клоуна, хозяин моей жизни, но ОНА всё узнает, спасибо БА, я тебя люблю. И тебя тоже, если ты читаешь, моя радость. Ладно, договорились, клоун должен умереть. Но битва будет. И тебе придётся тягаться не с шутом гороховым, а со старшим внуком АМКиФ, Самой Яростной Ведьмы, готов? Я принимаю вызов!
Пошли дальше: брат-близнец, умный и успешный, сука такая. Всегда завидовал, что я талантливее и старше, пусть и на какие-то десять минут. От зависти стал профессором в 12 лет, а я пошёл работать с отцом и получать профессию. Таскал штатив сначала, потом стали доверять съёмку. Эта падла начиталась книг и сделала меня лузером. Он как-то пролезал сквозь стены и делал так, чтобы меня отовсюду гнали, или не платили за работу. Я с удивлением узнавал про себя такие вещи, что вслух повторить было стыдно. На «Мосфильм» не взяли даже осветителем, он постарался. Поехал в Австралию и заглох, матери ни разу не позвонил. Я хипповал немного, косил от армии, потом стал рок-музыкантом. Ни денег, ни работы, нихера. Сволочь профессорская тоже не сидела сложа руки, училась. Чему конкретно никто не знает, но выучилась. Припёрся неожиданно, братик-котик, мяу-мяу.
Давай, говорит, я тебе помогу. Только не деньгами, а идеями. Ты будешь бегать и на гитаре играть, а я тебе буду сочинять. Ну давай, говорю, попробуем. Сочинял он офигенно, я бы так не смог. Но не хотел светиться- мы взяли псевдоним один на двоих- Вадим Фионычев, и стали делать сразу всё-фотографировать, играть музыку, писать стихи и прозу, даже снимать кино. Мне не хватало его мозгов, и я не сумел довести до ума практически ничего. Эта паскуда даже бровью не повела, слова дурного не вякнула-просто сказала: «Я тебя похороню также, как и выдумал.» И уебал в свою Австралию, или где он там прятался. Профессор Вениамин Вайпер, блять. Или просто Винсент. Вам известно, что такое вайпер? Гадюка, ядовитая змея. А в Австралии – Ехидна, милое безобидное существо. Мягкое и пушистое. Он заставлял меня петь свои песни, записывать их на студиях и пытаться продать. Я не смог продать ни–че-го. Тогда он первый раз напомнил мне кто здесь хозяин. «Ну что, мудила, не выходит каменный цветок? А ты поднатужься, может и выйдет. Ха-ха-ха.» Потом опять кино, потом опять музло. И забирал всех моих женщин. Не себе, нам нравились разные женщины. Мне-постарше, ему помладше. Да он и сам младший. Но, как говорят, старше по званию. И уму. Разлучил меня со всеми женами, причём так, что они плевали вслед. Он устанавливал с ними космическую связь и управлял. Этому он и учился, видимо. Короче, он может привлечь к себе ту, которая ему нужна, и делать с ней что захочет. Я не знаю как. И вот он нашёл наконец ту, которая ему нужна действительно, чего с ним раньше не случалось. Влез к ней в мозг прям по интернету, и чтобы не терять времени, послал меня. Рожа-то одна! Я влюбился сразу, как увидел. Насмерть. Но трогать её не смел- хозяин не велел. Я вёл себя как зайчик, забыв про всё на свете. Просил и умолял его не устанавливать с ней связь, но ехидна ласково затянула её в свои сети. А гадюка решила укусить меня в последний раз.
«Предлагаю пари»,- сказал он. Всё по-честному. Выиграешь-твоя, проиграешь-пошёл вон. Я знал, что он никогда не спорит, если не знает результат. Но куда мне было деваться? Он бы просто заставил её плюнуть мне в лицо. Уже начал, я стал замечать, что она стесняется меня, не приведи господь кто-то из знакомых увидит её со мной. Но вслух не говорила, всё нормально, ты хороший, но я не могу представить себя с тобой в постели. ---
- Здравствуйте, профессор, а как же то, что мы уже были с ней в постели?
- Подумаешь, рядом полежал. Не считается.
- Считается-не считается, а представлять проще пареной репы, просто вспомнить.
- Она не знает пареной репы, как и ты.
- А ты?
- Не твоего ума дело, это дело моего ума. Репа вообще не при чём. Когда это стало представлять реальную опасность, я сдул тебя с этой кровати в другую комнату.
- Оставь её мне, ты себе ещё найдёшь, а я уже нет. Ты отнимаешь у меня последнее, я тебя сам убью.
-Даже не пытайся думать об этом, твоё время закончилось, у тебя был миллион шансов, половину из которых дал тебе я, пожертвовав собой, теперь моя очередь. Ты, человек, произносящий слова, придуманные мной, даже не актёр. Актёр это делает за деньги, помнишь, что папа говорил? Ты всё просрал, просрёшь и это. Я не позволю тебе угробить эту женщину. Она настоящая. И будет моя. Но шанс я тебе даю, как старшему брату. Спор?
- Кто спорит, тот говна не стоит.
- Ты давай с детством-то заканчивай, борода до пупа седая, бритву подарить?
- Я не буду спорить на неё. Ни за что. Ни с кем. Никогда.
-Зарекалась ворона говна не жрать. Будешь, будешь, сука облезлая, я тебя заставлю. Ты что, не веришь в неё?
- Верю, больше чем в себя, но это ты всё подстроил, нарочно. Чтобы поссорить нас.
- Чё ты ноешь, борись. Сражаться надо за любимую женщину. Ты готов? Самкам очень нравится, когда самцов много, они борятся за них, толкают друг друга как враг врага, а они выбирают, пробуют-может вон тот получше, дай попробую. Некоторые вообще звереют, когда за них битвы устраивают, кайфуют. А на самом деле…
- Что на самом деле?
- На самом деле есть Дельта.
- Какая дельта? Что за чушь.
- Не чушь. Альфа дерётся с Бетой и, предположим, замесил его. Но и сам попал под замес, силы потерял, деньги, разум. Ослаб, короче. Тут из кустов выходит Дельта и добивает его спокойно и с достоинством. Дельта не хитрее Беты, не сильнее Альфы, у него самый обычный член и нет квадратиков на животе. Он просто умный. Он умнее Альфы и Беты вместе взятых, поэтому он победитель. А победитель забирает всё. Деньги, женщин, земли и власть. Но всё это ему не нужно. Ему нужна Его Женщина и пока он её не найдёт, он не будет ни за что бороться. «Бороться, искать, найти и обосраться»-девиз кретинов и альфа- самцов. Победитель сначала ищет за что стоит бороться, проверяет, не ошибся ли, и только когда найдёт, начнёт бороться и обязательно победит. Его девиз «Искать, найти, взять и не отдавать, а если кто полезет, то бороться с ним и загнать в нору.» Я её искал, я её нашёл, я пришёл её забрать. А ты полез – значит я буду бороться с тобой и загоню тебя в нору. Но у тебя есть один шанс, как у моего единоутробного старшего брата. Борись, сволочь! Согласен?
- Да. Что ты хочешь, чтобы я сделал?
- Спор.
-  Что я должен сделать, говори, я ради неё готов на всё.
-  Не ты, она. Она пойдёт скоро делать эпиляцию зоны бикини. Уговори её не делать этого.
- Всё? Зачем?
-  Ну ты, типа старый хиппарь, хотя какой ты старый хиппарь, они уже давно все передохли, да и годились нам если не в отцы, то в дяди точно, помнишь Сашку в 67-м? Он в армию ушёл. Так вот тогда уже были хиппи в СССР. А ты на его проводах пел «Встретил я Марусю на морском песочке, а-тпру, а-тпру, талия в корсете.»
- Сеточкой чулочки…» Я тоже помню.
- В сеточку, ты всегда неаккуратен в мелочах, из-за этого всё в помойку.
Короче, братэлло. Секи поляну. Уговоришь, я уступаю, хиппуйте дальше. Не получится, я приезжаю и мягко занимаю твоё место, а ты проваливай. И не вздумай сказать матери, она не должна знать. Меня нет для неё, и не было никогда. Так она сказала. Так тому и быть.
- Ты думаешь, она не заметит?
- Ты думаешь ты умный? У отца было два сына, оба умных, а один-дурак. Так вот, ты теперь третий. Помнишь Фанеру Алексеева: « Третьим будешь? Будешь вторым.» Понял хоть, что я сказал?
- Ты проиграешь.
- Иди, я только что поговорил с ней по телефону, она будет ждать. Купи торт.
- Но как ты это сделал? Я нарочно ношу эту тупую примитивную звонилку, в которой ничего нет, чтобы ты не лез хотя бы в мои разговоры. А с ней тем более.
- Ох, братишка, сейчас такая техника, что не нужно даже выходить в интернет, просто включи чего-нибудь, сунь в розетку вилку от компа. Всё-ты открытая книга, читай кто хочет. А сотовая связь…Секретов никаких нет. А, забыл! Есть главный секрет нашего успеха. Помнишь, я придумал? Или прочитал где-то, не помню уже.
- Помню.
- Так вот, теперь придётся забыть. Иди. .…За…Мной…Будь…Мной…Не…Будь…За…Будь…Не…За…Мной…Будь…За…Не…Будь… За…Будь.
Очнись, братан, ты чо?
- Что это было?
- Где, когда? Ты чего-то качнулся, я думал тебе плохо.
- Я где-то был, но не понимаю где.
- Да где ты был, вот здесь стоял, я тебя держал.
- Нет, это было не здесь. Где-то в Австралии, какое-то дерево, животные астральные.
- Австралийские, неуч. Да откуда тебе знать, какие там животные, ты сроду не был в Австралии, не смеши.
- Был. Только что. И видел там тебя.
- Ну ладно, хватит уже, что ты конкретно помнишь?
- Конкретно…. Какой-то За… Занебудь.
- Ну и занебудь с ним, всё пройдёт. Вот она, ты пришёл. Попрощайся. Скажи, что сегодня и завтра ты занят, а послезавтра как договорились. И быстро уходи. Занебудь.


ВЫПУСКНОЙ ВЕЧЕР
(КИНОСЦЕНАРИЙ)
Красная дорогая машина с открытым люком стоит у бордюра
- Ксюша, ну станцуй на капоте, новая машина, ну, сколько ты хочешь?
- Нет, сказала - всё, тему закрыли!
- Ксюша, я же не прошу голышом, станцуй в платье, может у человека быть мечта?
Нет, милый,  дело не в деньгах - такое только ПО-ЛЮБ-ВИ, понял?
А теперь - ДИСКОТЕКА!
Она расстёгивает ему брюки и наклоняется.
- Ксюша, чёрт, неужели нельзя без Ё-ОООО! Его рука тянется к магнитоле и включает музыку
Под ту же музыку, как бы пропущенную через наушники:
По улице шагает девчонка в наушниках, вычурно одетая и накрашенная
В красной машине  звонит мобильный телефон.
- Да могу говорить.…На работе, где ещё…Конечно пойду, а когда? Сегодня!? Е-ОООО! - Это я не вам, девушка, не отвлекайтесь, …а Лёлик где?
Квартира. (в интерьере – огромная картина в манере Шагала: город с высоты птичьего полёта, над городом летит платье, а ещё выше – двое – ОН и ОНА, взявшись за руки – голые и беззащитные) В квартире: женщина лет 40-45, в руках газетный свёрток, орёт в мобильник
- Это твоя дочь, у неё есть телефон, позвони и найди, я не знаю где вы оба мотаетесь днём и ночью и почему у вас всё время играет одна и та же музыка, хотела бы я знать - крупно палец выключает телефон, но музыка начинает звучать у неё в комнате, она плача разворачивает свёрток и достаёт куски материи, в которой с трудом можно узнать платье. Музыка становится чуть тише и постепенно затихает. Громко- телефонный разговор ПАПЫ и ЛЁЛИ, в кадре МАМА проходит в комнату дочери, увешанную плакатами и вешает на стенку красивое новое платье, камера разъезжается от платья на всю комнату:
(интерьер комнаты дочери – старое пианино, проигрыватель, фотографии и картины – на одной из них в манере Дали, нарисованы два Гамлета и череп со штрих-кодом)
Отец: Дочка, ты что делаешь?
Дочь: Гуляю, пап, а что? Ты-то придешь?
Отец: Конечно, приду. Так хочется посмотреть на тебя… в нормальном платье.
Дочь: Ну, все, давай, до вечера.

ТИТРЫ ВЫПУСКНОЙ ВЕЧЕР
(ИСТОРИЯ СЕРОГО)

в ролях ……………

ПАПА   
МАМА
ЛЁЛЯ
ГОТТ   
КСЮША
ЯНА
ОХРАННИК 1
ОХРАННИК2
ФЕЛЬДШЕР
Девочка и мальчик (Леля и Готт) идут по улице.
Навстречу им идут Женя и Серый. Женя и Лёля встречаются взглядами, музыка затихает

Сквер у Казанского собора.
Серый: А помнишь «Приключения итальянцев в России»? Об какую колонну Евстигнеев гипс ломал?
Женя: Не смотрел я…
Серый: Ты что, дурак? Там еще Миронов играл капитана милиции. Представляешь, Миронов- милиционер! С детства мечтал в этот город попасть. (Женя говорит по телефону)

Телефонный диалог.
Женя:  Але, Яна Анатольевна? Евгений Викторович беспокоит
Яна: …здравствуйте…
Женя:  Буду краток, я в Питере. Случилась Долгожданная оказия и я со своим хорошим другом Сергеем… (Как тебя по батюшке?) Эдуардовичем прибыли в ваш славный город осмотреть достопримечательности.
Яна: Женечка, это вы? Ничего не понимаю, какой еще Сергейц Эдуардович?
Женя: Яна, ну конечно это я. Сережа – мой друг, истинный офицер, лучшие рекомендации. Имеем неудержимое желание пригласить вас и вашу подругу Наталью на искрометную прогулку по городу в эту замечательную белую ночь. Со всеми, разумеется, вытекающими… Ты рада?
Яна: Ой, я даже прям не знаю, рада, конечно, но у меня сегодня дежурство, если бы заранее… Выпускной сегодня, я дежурю в школе, никак уйти не могу.
Женя: Как не могу, какой выпускной? Ты же нас без ножа режешь! Давай мы тебя будем ждать через полчаса на Казани, у фонтана. Бери Наталью, приезжайте. Тачку оплачу.
Яна: Нет, Женечка, это совершенно невозможно, я никак не могу уйти. Можете приехать в школу, ………….
Женя: Сейчас я перезвоню.

Кадр 7

Двое идут по Невскому по направлению к Аничкову мосту. Останавливаются посреди моста. Женя дает отбой на мобильнике.
Женя:  Сейчас возьмем тачку и рванем в эту школу, заберем ее,
Серый: Да куда мы попремся, я, может, всю жизнь мечтал рядом с Медным всадником   сфотографироваться. На Аврору сходим…
Женя:  Какая Аврора? Закрыто все! И Медный всадник никуда не убежит со своей змеей, а там такая Наташа! Два образования, интеллект (показывает жестами грудь и жопу), Супер! Напитки покрепче, слова так сказать-покороче-вот вечная тема, а Вечность… 
Изысканно жестикулируя, показывает на статуи коней,  произносит:
Женя: Вечность влюблена в творения времени!
Серый:  Ну, ты загнул!
Женя:  Это не я, это Уильям Блейк … поэт!
Крупно восхищенная физиономия Серого, нарезка городских красот.

Серый: А почему вот группа «Ленинград», а не Санкт-Петербург?
Женя: Да была такая группа, давно, когда сам город был Ленинградом. (Кривляется) «Ну вот если наблюдать за эволюцией питерского рока от Санкт-Петербурга к Ленинграду, о прогрессе, я думаю, речи и быть не может. Скорее это… (поправляет несуществующие очки) …бикфордов шнур Северной Пальмиры.
Серый: А Земфира тебе как?
Женя: Слушай, ну чему нас с тобой может научить обкуренная девочка из Уфы, пусть даже из столицы Башкирии. Хотя, конечно, она осуществила  свою мечту – купила квартиру в Москве и обслуживает корпоративные вечеринки у олигархов. Нормальная комсомольская карьера.
Серый: Можно подумать, ты бы отказался за такие деньжищи.
Женя: Я бы отказался. Что я, мальчик по вызову? Смотри!!!!!!!!!

Кадр 8

Наклоняясь над перилами, смотрят на речной трамвайчик, плывущий по Фонтанке.
На носу трамвайчика Леля и Готт изображают сцену из «Титаника», он – весь в черном. Нелепая и смешная пара выглядит карикатурой.

Друзья едут на речном трамвайчике, на той же палубе Лёля и Готт

Женя: Вот они какие, люди с тонущего корабля капитализма. Хотя, если отмыть и переодеть – я бы сплясал жигу с этой юной леди…

Едут на машине. Проезд по городу на машине. Нарезка городских пейзажей. Выход в новостройки. Машина тормозит у школы. Типовое здание, на крыльце стоит охранник.
Женя:  Здравствуйте, а можно позвать Яну Анатольевну.
Охранник:  как я ее позову? А вы кто вообще? Здесь закрытое мероприятие!
Женя: Мы – артисты. Не видно, что ли?
Охранник: Звоните ей……у нас закрытое мероприятие.

Выбегает Яна, Женя по-свойски обнимает её, они уходят внутрь

Охранник: Артисты, ****ь!...

Кадр 9

 Серый кокетничает с Яной, Женя увидел Лёлю в платье и не обращая внимания на окружающих пошёл в её сторону. Потом он танцует с ней, камера наблюдает за их лицами,  выхватывая эту пару из остальных танцующих, фокусируясь только на них. Крупные планы наблюдающих. Возмущенное лицо Яны. Шушукающиеся девочки. Блаженная рожа Серого. Его слова за кадром:
Все смотрели на них, а они летели над полом и никого не видели (орёт) мне было страшно третий раз в жизни, потому что они висели в воздухе и смеялись, я понимаю, поверить трудно… Я поначалу и сам не поверил… левитация мазафака…
На этих словах мы видим, как Серый проталкивается через школьников.
Женя: Мадемуазель, а что, если мы покинем это мероприятие и посмотрим на него свысока?
Леля: Это как?
Женя: есть идея… пойдем? Вперед, на свежий воздух.

Кадр 10

Женя подмигивает Серому и уходит с девочкой.
На выходе из зала парочка сталкивается с Яной.
Яна: Куда это вы направляетесь?
Леля: Успокойтесь, Яна Анатольевна, к вашему предмету это уже не имеет отношения!
Яна: Как вы себя ведете, Терешкова! На кого ты…вы…похожа (Еле сдерживая слезы, убегает) Лёля хватает Женю за рукав и затаскивает в кабинет, шепчет: «Родители!»
Женя: В этом платье ты…Вы… похожа на Даму моего сердца
-А Янка, небось, без платья похожа, рыцарь? И без трусов

«КАМИКАДЗЕ»
Яна бежит по коридору. Там и сям целуются парочки. У неё текут слёзы. Она забегает в туалет умыть лицо. Намочив лицо, она оборачивается на странные звуки.
По городу едет «Скорая помощь».
Яна видит что-то непонятное. Подходит поближе.
«Скорая».
В туалетной кабинке яростно занимаются сексом.
«Скорая» включает сирену. Яна бежит по коридору, влетает в учительскую.
Внутри «Скорой» трясётся измученный фельдшер.
Яна смотрит в зеркало, мажет губы яркой красной помадой.
Фельдшер подскакивает на ухабе.
Яна размазывает помаду по щеке. Открывает письменный стол и что-то достаёт оттуда.
В кабинке туалета продолжается движение.
Фельдшер с чувством сплёвывает.
Щека Яны - яркое алое пятно помады – панорама – Яна лежит на полу. Крупным планом панорама с головы – яркое алое пятно на руке и тёмная лужа на полу.
«Скорая» тормозит возле школы.
Фельдшер идёт сквозь толпу подростков, толкает охранника.

Лицо Яны с закрытыми глазами, очень бледное, с алым пятном на щеке.
Испуганные лица школьников, морщащееся лицо фельдшера – у него дёргается глаз. Он проходит в учительскую, на ходу доставая что-то из сумки. Встает на колени, щупает пульс, накладывает жгут, проверяет рефлексы - зрачковый, болевой. Смотрит на часы, рвёт на ней блузку, делает закрытый массаж сердца. Крупно его лицо. Он бормочет:
- как вы достали меня все, уроды. Чего Вам не хватает? Загнать вас всех на моё место, вам бы ваша жизнь праздником показалась. (дальше текст за кадром, в кадре руки фельдшера, лицо Яны, он вставляет катетер себе и ей и делает прямое переливание крови) Тут ни поспать в своей кровати, ни пожрать по-человечески. Нормальную еду только на вызове и увидишь, где какой-нибудь мудак напихает в себя столько, что переварить не в состоянии. Ты его откачиваешь, а сам глаз не можешь оторвать от стола. На хрен мне вас спасать, вы с жиру беситесь, сволочи. Почему я не Марат Сафин? Помахал ракеткой в своё удовольствие – миллион. - Не-е-ет! Мамочка на доктора выучила – династия, блин! А я хочу на курорт, я хочу в Америку, хочу чёрной икры и машину «Ауди» красного цвета, сука! Я спать хочу, сука! (переходит на крик) Я тебя запущу, сука! Ты хрен у меня помрёшь, сука! Ты будешь мучиться ещё сто лет! Я сам на тебе женюсь, и хрен ты у меня помрёшь, будешь своих детей учить и чужих. Нарожаем с тобой кучу детей и выучим всех на врачей и учителей…(фельдшер отваливается от открывающей глаза Яны, говорит спокойно, с улыбкой) - А самого младшего отдадим в теннис…

Папа и Мама в фойе школы
Папа: Ну, куда она делась?
Мама: Раньше надо было беспокоиться, теперь она взрослая.
- Какая в пи…нафиг взрослая, это ребёнок, ты куда смотришь?
-Себя вспомни на выпускном, я сегодня платье достала, плакала…
-Ну, ... это другое время и потом…ведь мы тогда правда полетели
-Если бы мой отец нас нашел, мы бы точно полетели - прямо с крыши, во всяком случае, ты
-Боже мой, я всю жизнь люблю дуру!
-Зато валяешься везде с умными, воспитатель, ну почему она тебя так любит?
-Кто?
-Боже мой, я любила идиота! (в это время Женя и Лёля вылезают через окно)

За кадром голос Серого:
Серый: И они исчезли. Неизвестно куда. Ну, просто испарились…
Серый выходит из школы, толкая рослого охранника

Кадр12
Крыльцо школы. Группка родителей, среди них отец Лели разговаривает с охранником. Резкий отъезд вверх и разворот камеры. Двое стоят на крыше 12-этажного  дома.

Женя бормочет себе под нос: «Пора заняться делом»
Вслух:
-  А Лёля-это Алёна…, Елена?
-  Да нет, это Мама выдумала, боялась, что сглазят. У меня совсем другое имя.
-  И как же оно звучит?
-  Любовь… Папа назвал, когда я родилась. Он ведь у меня художник, по- иностранному – Артист. А Артист не может без Любви. Чем бы он ни занимался, даже если бизнесом.
-  «Делом» по- иностранному… Я не знаю, какие бывают папы, у меня только Мама, как у дикого зверя. Мама всему учит – и любить и ненавидеть. А «дело» - это зубы поострей и мёртвая хватка. (обнимает Лёлю) Вот такая Любовь! Посмотри, сколько звезд в этом отеле!
Леля: Не вижу ни одной.
Женя: Что поделаешь, белые ночи…
Камера улетает в окно 12-го этажа. В комнату входит Готт в сопровождении Ксюши с бутылкой и цветами, включает музыку.
На крыше слышно: «Все, что тебя касается, все, что меня касается, все только начинается, начинается…»
Женя: Как надоела эта дурацкая песня… Ну что, будем музыку слушать, или…?
Леля: А мне клип нравится.
Женя: Про юношеский секс, что ли? Могу показать взрослый, хочешь?
Леля: Да здесь же грязно, даже лечь негде.
Женя: Стой здесь, не шевелись.

Кадр13
Женя бежит вниз по лестнице, собирает коврики от дверей квартир. На первом этаже он уже с ворохом ковриков, едет в лифте на 12-этаж. Выходя на крышу, видит, что Леля держит в руке телефон. Телефон играет «Районы, кварталы».
Леля: Это папа…
Женя выхватывает у нее телефон, нажимает кнопку отбоя.
Женя:  Какой телефончик, у меня тоже такой был.- Незаметно выключает телефон. - Крупно палец на кнопке. Папа перезвонит - обнимает девушку.

Кадр14
Комната Готта. (Другая песня) Ксюша танцует перед ним, у неё счастливое лицо. Готт скачет вокруг, пытается стянуть с неё трусы
Ксюша: Глупый, такое только ПО-ЛЮБ-ВИ! Жаль у тебя нет машины, я бы станцевала для тебя на капоте.

Кадр 15
Женя стоит без рубашки, снимает джинсы. Подумав секунду, бросает их на кучу ковриков. Лёля смотрит на него, прижимая к себе снятое платье и не знает куда его деть. Вдруг она чему-то улыбается и идёт к телевизионной антенне. Аккуратно вешает платье, боясь испачкать

Кадр 14а
В комнате Готта лежит голый Готт, скрестив руки на груди, улыбается во сне. Одетая Ксюша грустно смотрит на него и говорит: ПО-ЛЮБ-ВИ. Включает музыку и уходит, переступая через смятый букет

Кадр 15а
Женя с Лёлей любят друг друга. На антенне висит платье Лёли и её трусики. Ветер срывает платье, и  оно летит над городом. Редкие прохожие задирают головы вверх и застывают в изумлении. Среди них Серый. Он пытается бежать за платьем, падает, бежит снова…
Навстречу Серому идёт безупречно одетый человек, плотный брюнет, в белом цилиндре и с тростью. К цилиндру привязан воздушный шарик. Серый натыкается на него.
- Кто ты?
- Меня зовут Даниил Хармс. Даниил Иваныч – детский писатель для взрослых.
- Хармс? Не похож.
- Молодой человек, искусство условно. Всё зависит от фантазии Автора. Что, Калягин похож на Ленина? А Чапаев? Был маленького роста и весь совершенно рыжий. Так что при желании ты можешь видеть меня высоким блондином…в чёрном ботинке.
-  Но что ты… Вы здесь делаешь…те?
-  Гуляю, сударь, наслаждаюсь Свободой.
-  Но ведь Вас расстреляли!
-  Ядовитейший парадокс, юноша, заключается в том, что юмор можно расстрелять, но невозможно убить…(он – уже высокий, худощавый блондин, снимает пиджак, закидывает его за плечо, на рубахе расплывается яркое алое пятно) Неужели не ясно?! И вовсе не обязательно быть принцем датским, чтобы хоть раз в жизни сказать себе: «БЫЛА, НЕ БЫЛА!»- Вот в чём загвоздка! (поворачивается и уходит, закинув пиджак на плечо – ботинки у него разного цвета … Растворяется и исчезает на глазах изумленного Серого.)

Платье пролетает сквозь весь город и падает вниз с последним стоном Лёли.

Кадр 16
Лёля: Платье! Родители меня убьют
Женя: Они что у тебя, жлобы?
- Сам ты жлоб, я их люблю
-А меня?
-И тебя   (срываются на крик, сначала он, потом она)
-За что, дура!?
-За то, что ты идиот! Что делать?
-Стой не шевелись. (Женя подхватывает джинсы и убегает)

Серый всё бежит по городу. Прямо на улице, в кресле-качалке сидит Пушкин пятидесяти лет, в белом цилиндре и с тростью)
Серый: Не может этого быть! ПУШКИН! (хватается за голову)
-  Александр Сергеич, камерЪюнкер – всегда к Вашим услугам, разумеется! (приподнимает цилиндр)
-  Каких камер, какой юнкер, что за бред? Ведь ему было только 37!
-  Ничто не вечно, Мон Ами. Теперь я немного устарел и мне 50! (смеётся) Но я по-прежнему сукин сын!!! (и уже серьёзно, с печалью) И отменный ПИИТ…(исчезает)

Кадр 17
Школьное крыльцо.
Папа и мама. У него истерика:
-Какого чёрта я плачу за этот телефон, если не могу по нему дозвониться!? Почему я такой идиот и зачем я живу? Кому я нужен! (хватает за грудки охранника) Вот ты долбоёб можешь мне сказать кому я нужен? Стриптизёрше? Да она даже танцевать для меня не стала, отсосала свою зарплату и хвост трубой! Дочери? - Сбежала с нищим идальго!
-Мне. (Это тихий, но уверенный голос Мамы)
-Зачем я тебе, почему? (Он рыдает на плече жены)
-ПО-ЛЮБ-ВИ
-Но что мы будем делать?
-Летать

Кадр 18
Улица. Босой Женя мечется в поисках улетевшего платья. Поднимает его остатки из-под колеса проезжающего автомобиля

Кадр 16а
Дрожащая Лёля на крыше звонит по телефону:
-Папа, не волнуйся, у меня всё хорошо
-Дочь, почему ты дрожишь, что с тобой?
-Просто мы летали, пап, а там такой ветер…платье унёс…
-Это хорошо, Дочка, это…круто…там …как это…значит вы это…
- Ну да, Пап, по Любви, а как же ещё?
-В том-то и дело, что больше никак! Не получается. Без Любви-то ничего, не летится!
(Жена пытается вырвать у него трубку)
-Где она, что с ней?
(Он выключает телефон-крупно палец на кнопке)
-Да всё заеб…(кричит) Нормально всё! Платье! Улетело!
-Значит опять?
-Значит опять!

Кадр 19
На улицу выходят Женя и Леля. Он в джинсах, она в туфлях и в его рубашке. Он держит за руку её, она держит в свободной руке остатки платья. Они уходят. Проходят красную машину
-Смотри, папина машина!
Камера залетает в люк, там мужская рука лезет под юбку, целуются
(за кадром шепот Лёли)
-Тихо, родители!
-Твои?!!!
-Наши
-Завидую я им.
-Почему?
-Не жлобы
ФИНАЛЬНЫЕ ТИТРЫ

ИГРА
(рассуждение Магды)
Короткометражная киноновелла
Скоростное шоссе. Одна из машин сворачивает на бензозаправку.
Бензозаправка с магазином. Хозяин машины выходит из магазина с двумя чашками кофе.
На улице три столика. За одним из них сидит женщина в летнем платье. Качает ногой и проливает кофе из своей чашки. Он ставит ей новую чашку, садится за другой столик.
...Вы думаете, что в жизни можно что-то исправить? Так знайте, ничего в ней исправить невозможно. Всё в ней единственно, божественно и вечно. Альтернатива оскорбительна! Разве могут быть ДВЕ Вечности?
Не играйте в благородство - пейте вторую свою чашку, Вам пригодится, а я погадаю Вам на кофейной луже. Вы хотите соединить несоединимое. Не боитесь? Ну да, ведь Вы …
Мастер игры в бисер, но...противник Бога! Вам нравится сооружать чудовищ. Не открывать тайны перед профанами. За Вашу любовь к синтезу вас прозвали «Игла», хотя для близких друзей Вы по-прежнему «Плутарх», а для знакомых «Ашас»- ну тут всё просто, «Саша»- задом наперёд, чтобы не быть «Санькой» или «Шуриком». Наивная мама не хотела выделяться и нарекла Александром, полагая что «защитник людей» по-гречески и есть духовная суть имени...Кого она хотела воспитать, всадника со щитом или ратника на щите? Есть и более древние языки, санскрит например, что у нас там : А - Лег - Сан - Др : «Равный Ангелу, Сын Друида», никакой простоты и ясности. И мальчик перестал звать отца, которого отвергла мать. Это была просто месть матери отцу. А отец всегда желает сыну бессмертия, ибо дороже сына нет для него живой души. Месть за глупое слово, сорвавшееся случайно, но попавшее прямо в её Любовь и застрявшее там ржавым гвоздём. Любовь обернулась враждой, и ведьмы питались её стонами. Слова могут убивать.
Итак, «Игла»- от санскритского IУГ(йуг)-соединять и ЛА-поверхность,гладкость.ЛАска,пиЛА, ЛАдонь...
Иг-ла соединяет поверхности. А ИГ-РА соединяет лучи. Предположим ...света и тепла, хотя бывают такие игры...
Играть - это всегда вставать над собой, нарушать границу. Божественность игры в том, чтобы научиться отдавать. Слышали про первое творение, Сосуды Гнева?- Были признаны неудачной моделью, умели только брать. Чашка без ручки. Как поделиться кофием? Или кайфом…Не пролив ни капли? Разлить, переврать– каждый ученик до неузнаваемости искажает идею своего учителя. Возникает необходимость в чайнике с носиком, чтобы передать мысль, не убивая тепла. А женщина, как известно, может получать дары небесные только через мужчину, так уж устроено! Похожий на Бога, уподобляющийся Богу - это и есть путь человека, путь преображения! Железные рамки -смерть для него. Правила - тяжкая ноша .В спасении нет ни капли насилия - Свобода и Любовь.»Не прилепляйтесь к миру, ищите Царстство.»Философия персонализма… Достоевский написал:»Люди мучаются свободой».Поэтому готовы принять любые правила ИГРЫ, неважно насколько они далеки от Истины... Понимая условность правил, люди свободно их нарушают и используют в своих целях - куда иголка, туда и нитка. Создание и уничтожение идола можно увидеть в хазарском Каганате - тысячи лежали лицом в землю при приближении правителя, и ни одна голова не могла подняться, не будучи отсечённой на месте. Но стоило войску потерпеть поражение, как вчерашнее божество разрывалось на части своими же слугами и провозглашалось новое.
А именем Сталина расправлялись с соперниками, мстили неверным супругам. Но игра не Истина, НЕ РЕАЛЬНОСТЬ!
Ребёнок играет, чтобы стать совершеннее. Взрослый играет, чтобы скрыть несовершенство...
Истинно живёт лишь тот, кто ценит СВОИ вершины и живёт ради них...Сложность в том, что их...нужно...ещё... иметь..! Голая свобода тяжела и пугает холодом проруби, а как соблазнительно надеть телогрейку с рабочим значком фирмы...
Но абсолютно живёт тот, кто слышит в себе песню и танец Духа Животворящего.
Каждое движение его полно сил, и не может быть никакой альтернативы, а запасной вариант мерзок и противен.
Человек видит замысел Бога в себе и не может уже ни в чём лгать...В нём ходит Бог - полнота наполняющего всё во всём. И никакого страха.
А самый страшный страж
Страх одиночества
Горбатая Москва
И пьяный нищий
Греется на солнечном углу
Когда-то сам творил углы
Остался без угла
Обман...игра
Разверзлись бездны
Между нами
И в ножнах не ножи-
Бумаги
Никто не нужен
Никому

Игра в шахматы удивительно правдива : королева - при полной условной свободе не имеет никаких перспектив, кроме благотворительности и нелепой смерти, ...король - может сохранить свой статус или оконфузиться, что хуже смерти, которая неведома держателям контрольного пакета и королям(таков у них закон), и только пешка...может стать ферзём, слоном, конём, козлом, скотиной, раком, - любой фигурой, если повезёт...Ах, вот она, великая мечта всех идиотов, пихающих последнее пальто под нож холодной беспристрастной  гильотины – подруги верной автоматов игровых…увы, отнюдь не дармовых, не исчезающих бесследно, хотя закон таков.
Я ждала такого, как ты, всадника со щитом, исполосованного стрелами времени, но готового защитить.
И я готова была вернуть тебе бессмертие, обещанное Отцом. А ты заглянул мне под платье и решил раскинуть краплёную колоду...Когда ты выйдешь из игры победителем и увидишь перед собой поверженного соперника с внезапно открытым третьим глазом, ты поймёшь, не почувствуешь как обычно, а поймёшь, что я просто... поиграла с тобой, ибо я-то и есть твоя совесть.
…Нет, не так.
Я ждала такого, как ты, всадника со щитом,  исполосованного стрелами времени, равного ангелу.
Но ты никогда не станешь победителем, пока не выйдешь из игры, которую ведут ведьмы, оговорившие твоего отца и пьющие слёзы твоей матери. Страшный грех - убивать Любовь, но зависть их сильнее страха. Беги от завидующих  и не пытайся сыграть с ними. Потому что  соперник  видит тебя насквозь. А я никогда не врала тебе, просто...играла как ребёнок, потому что люблю.
…Опять ложь.
Я всё ещё жду тебя, со щитом или на щите - это абсолютно не важно, потому что ты победил их всех, не принимая правил, ты не нарушал их, и вместо игры в реалити шоу выбрал Свободу. Потерянные и забытые верят в милость божию, а желают друг другу удачи. Я дождусь, потому что у нас одна Вечность на двоих.
(Написано в сотрудничестве с Иваном Дададой и Алленом Нортом. Стихи про горбатую Москву-Аллен Норт)
МАНИФЕСТ НЕУДАЛИЗМА
Неудализм (Neodalism) – направление в искусстве, возникшее в начале XXI века.
В эпоху интернета каждый желающий может высказаться, и любое, даже самое примитивное, высказывание имеет все шансы быть принятым к сведению тысяч и миллионов людей. В такой искушенный информацией век настоящее значение, наконец-то, приобретает лишь истинное качество мысли, а не ее форма.
У термина неудализм (neodalism) ЧУТЬ больше восьми значений, вот главнейшее: неудализм – это искусство, которое ни при каких условиях невозможно удалить, стереть, уничтожить, истребить. Если какое-то произведение неудализма убирают из одной точки, оно автоматически возникает в другой. Этот процесс необратим и имеет последствия.
Остальные значения равноправны и распологаются вокруг главного.
(располАгаются вокруг главного по неведомому им самим, но гармоничному закону ИЕРАРХИИ ВЗАИМНОГО ОТБОРА - Gether Selection, приводящего к осознанному выбору партнёра)
Мифологическая символика неудализма рефлексирована на впечатлениях раннего детства, как наиболее искреннего периода познавания мира и выражена в примитивном существе- ЧЕБУРГЕНЕ. Чебурген - калька с доктора Джекила и мистераХайда, некий симбиоз Чебурашки и крокодила Гены, бесполое существо без штанов, с мягкими ушами и драконьим хвостом, Доброта, одетая в доспехи.
for example,если Василису Пупкину, чесальщицу камвольной фабрики, не удовлетворяет качество мысли её начальника, она запросто может выбрать себе в партнёры Ла Рош Фуко и явить миру своего персонального Чебургена, призванного покорить или же завоевать этот мир, что и будет являться провозглашенными выше "последствиями". При этом её духовное соитие с давно почившим мыслителем и философом не будет считаться актом некрофилии, равно как симбиоз Гены и Чебурашки не является гомосексуальной аллюзией. Гена – с одной стороны динозавр в шляпе, ибо пращур его, как ни крути, был ящером, с другой стороны- милейший и добрейший из собратьев по племени.
Чебурашка – мягонький и мохнатенький, но монстр! Чебурген – плод их взаимного уважения и Дружбы, ибо между игрушками не бывает секса, даже между такими секс-символами, как Барби и Кен. МИФОНТ ЧЕБЕРГЕНИЙСКИЙ, ЧЕБУРГ, ЧЕБЕРГЕША- вот лишь несколько вариантов правильного обращения к символу неудализма…Не утихающие споры о том, каков пол Чебургена абсолютно беспочвенны, т.к. мы же не задаёмся вопросом каков пол человеческого существа. Чебурген разнопол по определению. Но монополен по сути, чтобы не утверждали казуисты всевозможных враждебных сообществ. По каковой причине Символ способен к размножению и воспроизводству себе подобных. Слава ЧебурГЕНИЮ!

БРАТ
   Митяй сплюнул горькую вязкую массу, прилипшую к языку и нёбу и пошёл к окраине села. Он больше не хотел быть Рэмбо, он выбросит сегодня портрет Сталлоне, если конечно вообще они вернутся. Митяю не было страшно, ему было…никак. Больше всего ему хотелось сейчас напиться простой холодной воды, опустить в неё голову и унять этот чёртов гул, который так давил на ущи, но теперь уже не снаружи, как пару часов назад, а изнутри. «Может я контужен?»-подумал Митяй, но тут же забыл об этом. Он очень устал и чувствовал себя развалиной, ему было всё равно. Вчера, когда убили Артура, он понял, что не может заплакать. Хочет, но не может. Нет слёз. Слёзы-это всё осталось там, в той сказке про прошлую жизнь.
    В той сказке, где были Москва, Макдональдс, девчонки, роликовые коньки и Сильвестр Сталлоне, его кумир и герой. Здесь есть только чужие разбитые дома, чёрствый солдатский хлеб и бесконечная, скучная, грязная, тяжёлая, невыносимая работа. Пыль и сукровица во рту, постоянная неутолимая жажда и… Смерть. Эта дама порхает здесь повсюду и готова поцеловать каждого. Из митяева отделения уже трое за последнюю неделю улеглись с ней в кустах. Эта ****ь не ждёт приглашения, она сама назначает свидания. У офицеров лица серые, как у стариков, а ведь они ненамного старше…Почти у всех семьи, многие не прочь гульнуть на стороне, но с этой стервой не желает улечься никто, хотя никто и не бегает от неё. «Пошла ты!»-вот наша армейская философия. Противно другое – быть сутенёром у этой сволочи, особенно когда на её пути попадаются дети. Дети врагов…Враги?
   Митяй так и не научился узнавать врага. Враги, это где-то там, в кино про войну, а здесь разве война? Здесь зачистка территории, работа. Проклятая работа…
   БТР стоит вон там, за зелёным забором. Наконец-то Митяй скинет с себя железо и попьёт воды. Он жутко устал, и этот гул… Скорей, хотя передвигать ноги быстрее  просто нереально. Можно срезать вот это угол – Митяй перекинул ногу через две жердины и пошёл напрямик.
   В саду росло дерево. Впрочем, уже не росло. Ему оторвало макушку. Рядом с деревом зияла свежая воронка, а на её бруствере, о, чёрт! Митяй выругался-на это невозможно было смотреть – лежала груда дымящихся останков, которая час или два назад была человеком. Или двумя. Или тремя.
   Митяй всё смотрел на эту кучу, как завороженный, он машинально искал что-нибудь знакомое, может быть одежду, по которой можно было бы определить, кто здесь погиб, кто-то из ребят или «чехи»-даже это было непонятно. Митяй провёл рукой по щеке, подумав вдруг, что может произойти чудо и там окажется мокро. Нет, чуда не произошло. Как робот он поправил железо на обоих плечах и повернулся, чтобы идти дальше. Вдруг, сквозь непрекращающийся гул, он услышал оттуда, из этого кровавого месива, едва заметное, хриплое и булькающее: «БРАТ…ДОБЕЙ, БРАТ, ПОМОГИ-И…»
   Митяй не успел сообразить, что он делает. Он работал быстро и чётко, как умел, как учили, как он сам учился у Рэмбо, которого он сегодня же разорвёт в клочки, если конечно не… Митяй сорвал с плеча автомат и на развороте нажал на курок. Но вместо длинной поливной очереди в воздухе повис только крик Митяя – рожок был пустой, все патроны уже были выпущены в «зелёнку» час назад. Тогда, отшвырнув ненужный теперь автомат, непрекращающий дико орать Митяй рванул с другого плеча ручную установку и с десяти метров врезал в сторону воронки.
   Он не видел как разлетелась в стороны земля, как сдуло остатки дерева – он стоял закрыв глаза, потому что не мог заставить себя опять посмотреть «туда». Сколько он стоял так, русский солдат Митяй – наверное Вечность, а может быть одну минуту. Но эта минута была именно той минутой, Минутой Молчания, потому что вдруг утихло всё на свете, а главное этот невыносимый, мучительный гул внутри Митяя. И возле самого уха, очень чётко и ясно, он вдруг услышал тот самый, хриплый и булькающий голос: «СПАСИБО, БРАТ.»
      Митяй повернулся и пошёл в сторону БТРа. Он не открывал глаза. Он боялся, что открыв их, он не увидит своих слёз, а Митяй чувствовал, что слёзы текут, текут по щекам. Спасибо, брат…
маниаковский
Стой, поколение юзеров!
Хватит сидеть-втыкать мышью майлруху
Интернетные сёрферы – эксперимент над Маугли
И превращаться в забаненную старуху
Древнюю, как экскременты мамонта…
Олигарх-френ, сосущий
Истощённые груди Родины,
И офисный лемминг,
Не дай себе огуглиться,
Стратежно выдерживай паузу!
Виртуалы, марш на улицу!
Ваше слово «лузер»,
Господин Браузер.
НЕМНОГО ЖИВОПИСИ
Марат Серажетдинов (Иван Дадада). Фигура, масштаб которой трудно переоценить.
С детства обучался актёрскому мастерству – сначала в театральной студии при Дворце пионеров – там занимались многие будущие знаменитости. И первая профессиональная работа в кино- главная роль в художественном фильме «Юнга Северного Флота». Партнёрами Марата по фильму были Татьяна Догилева и Игорь Скляр – тогда ещё совсем дети. И дальше – ГИТИС. Музкомедия – высшее актёрское образование. Кинокарьера Татьяны и Игоря сложилась очень удачно, а Марат… сорок с лишним лет работы в театре. Как актёр он суперпрофессионал, для него очень мало тайн в этой профессии, которой пришлось заниматься с детства. В какой-то момент стало неинтересно, стали давить рамки чужих текстов – стал записывать свои. Проза Марата – удивительный, мощный мир, в который стоит только погрузиться один раз и …пропал навсегда! Параллельно с растущими стопками рукописей возле стены росла стопка холстов, натянутых на подрамники. Холсты стояли лицом к стене и до поры не обращали на себя внимания. Но однажды…автор этих строк увидел их, развешанными на стене мастерской, которую Марат вскладчину снимал с группой художников. Поверьте, это было впечатление, как от разорвавшегося фугаса! Безусловно, маратовский «Маленький Принц» - лучший памятник нашему с вами Детству. Любая картина Марата может по праву считаться шедевром НЕУДАЛИЗМА. И описывать их – значит красть у Вас время, которое Вы можете потратить на знакомство с творчеством Марата.

П(и)АРЕНАЯ РЕПА
(кинохроника)

ПУТЕШЕСТВИЕ
У незнакомого индопосёлка, на необъятнойбля, ширине…
И вот утро застало сих в небольшой горной сакле со сраклей на улице, куды оне изволили переместицо из комфортабельнейшего мутелика, ихде рыцари лишают лосей их непременных ветвистых рогов, ибо сохатость определяет сознание, а то в свой черёд и бытие…Брат Альфонсио и брат ****арио, два ебанутых альфонса, внимательно следили за ними из своих амбразур, проделанных в зобу дыханье спёрло. Это были проводники. Они спровадили прямо в лапы самого диавола - вифи отель имени трёх восьмёрок и кОмпани, но! Тут-как-тут выскочил чертилло на табакерке, ихний сынок, и всё переёб по-своему, ибо ибо…Ну короче. Проскочилло.Заеб…охуит…****ат… ВСЁ НИЧТЯК, господа подозреваемые и их свидетели- мы уже в «Приюте Приютившегося», экипированы по самые небалуйси, особенно Димсон на коростылях, ждём гонца и в путь-на Вершину Горыбля!!!
Инда взопрели индо-озимые, рассупонилось индо-солнышко, и старик Ромуальдыч со своей неизменной портянкой ....только вот незадача...Оказия, сказал бы я, если-бы мог изъясняться изящно, аки подобает тру-путешественнику, стратежно вознесшемуся к поднебесью тропой ягуара, но куды мне, грешному на моих коростылях. Благо, была в попутчиках дорогостоящий режиссёр и просто леди-панк, Анестезия Штиль, коия и не давала расползтись мыслью по древу, напоминающему небезызвестный Анчар, описанный пиитом в стихотворении, учёном в гимназическом возрасте в классах русской словесности.

ЧЕЛ, КОТОРОГО НАКЕРНИЛИ
Ты пойми, дружище, стать человеком не так просто, как кажется. Команды выполнять – этого не достаточно. Надо ещё ПРОИЗОЙТИ! Вот ты например, предположим…Слушаешь меня, понимаешь. Значит ты-человек! По нынешнему чел. А они ещё не произошли.
  Чел, ты пойми, чел! Или ты чел, или ты не чел. Это каждый чел решает, чел, сам, чел, для себя, чел. Секи!
Вот ведь как бывает - ложишься спать в одном мире, а через 7 часов просыпаешься в другом тчк Для особо одаренных поясню - МОЙ ОТЕЦ САМЫЙ ЛУЧШИЙ УЧИТЕЛЬ! Он научил, как собирать разрушенное. Но тому, кто решил, что это низкая квалификация, видимо есть с чем сравнивать...Чему тебя научил твой отец? И знаешь ли ты, как сделать так, как было? Я знаю. Но тебе не скажу. И мнение твоё меня больше не интересует, а то ты договоришься до того, что я должен все свои песни уничтожить на основании того, что тебе они не нравятся. Поди попысай, и не учи отца и баста!
Или ты, допустим, гирла. Чувиха то-есть. По-вашему тёлка. Предположим например. Ничего нового я тебе не сообщу. Всё что я знаю и умею-кусок жидкого говна в сравнении с твоим опытом и квалификацией. Моя скудная и грубая речь отталкивает, унижает и оскорбляет тебя, квалификация моя настолько убога, что любое моё движение ты готова повторить с закрытыми глазами в 14 раз лучше. А денег у меня нет даже на простой подарок тебе, даже на букетик цветов, которые должны увять и засохнуть. Если бы я мог на тебе жениться, предположим например, я бы ни за что не подарил невесте мёртвых цветов, отрезанных и обречённых, я бы сочинил для неё новую сказочную жизнь и сделал бы сказку былью. Но кому я такой нужОн? Убедила. Дескать так сказать. Исподволь покамест. Истово и неистово. Что практически одно и то же, хотя антонимы. А Глагол-существительное, это медицинский факт, но и это не вся правда. Потому как Существительное – Прилагательное. На том стоим, друзьишко, на том и спотыкаемся, чувачок. У меня был корешок, я с трудом узнал, что он нары протирал - как-то в разговоре у него слово проскочило. Я его спросил: «Белов, ты что, в тюрьме сидел? Он знаешь что ответил мне? – «НА ТЮРЬМЕбля!» Сидят, оказывается, «НА ТЮРЬМЕ», ПРЕДПОЛОЖИМ НАПРИМЕР, ДЕСКАТЬ ИСПОКОН. Семеро одного козлят. Не гневи Судьбу. Точка зрения, точка зрения, какие озорники! Врубись – в очереди СТОЯТ, в больнице ЛЕЖАТ, на тюрьме СИДЯТ. Нет вариантов! Попробуй лежи в очереди, стой в больнице или сиди предположим например. Дядя Коля лёг в тюрьму, а дядя Яша своё отлежал от звонка до звонка и теперь сел в больницу поправить пошатнувшуюся нервную систему Ниппель. Наталью Самсоновну. Профессор, член. Корреспондент. Все собрались в одной палате и мастурбируют на её портрет. Что значит чувиха с Высшим образованием!

ПЕХОТИНЕЦ
-   Любую задачу – ну как, например, уместить басню Крылова в стандартную 8-тактовую коду?
- Да проще пареной репы! «Вороне где-то Бог послал кусочек сыру, на ель ворона взгромоздясь его пам-пару, тарам-пам-пару, трам-париру-трам-пам-пару, тариру-пару, трам-пам-с ним была лисица такова. Ча-ча-ча.»
    Отключение внутреннего диалога и включение скайпа приводят к диалогу без границ, и если, как известно, у отца было три сына- двое умных, а один Профессор, то проблема даже не в отце – проблема в Джокере, который и есть настоящий Альтер. Он псих, конечно, но его Эго равно нулю, и любой, кто видит его зубы, убегают, потому что они ужаснее стального кулака Папы.
Папа, этот святой человек, не боявшийся никого кроме Мамы, и тот робел при встрече с Джокером. Джокер внезапен и беспощаден, он подпускает поближе и разит. Никто не слышит, как он подбирается походкой рыси, а те, кто видел его зрачки, уже больше не поднимают веки.
  Я знаю, что я знаю, что я ни хрена не знаю про то, где и с кем ты провела эту ночь, моя сладкая Н, но мне уже не интересно, потому что ты больше не набьёшь себе цену, твоя цена гамбургер, твой трон – табуретка, твой принц – нищий, твоя хата с краю, твой дом – трюмо, хаста ла виста, бейби!!!
Твоя репа парена не мной, ара, будь здорова и счастлива, насколько это возможно при твоём таланте…Сводить концы с концами.
   Братство ложно, точно так же как Свобода и Равенство. Авель такой же сторож, как и Каин, только чечевичной похлёбки поменьше. Поэтому, когда хоронить ещё живого Полковника приезжает пан Гималайский, то даже плакальщики смеются. Всем понятно, что этот брак завода презервативов приполз вывернуть карманы Дона Хосе Буэндиа. И не поможет портретное сходство – сыном Полковника может быть только Полковник, а не приказчик из лавки, не знающий слов даже для могильного камня. И завещание уезжает в его вещьмешке по адресу на конверте.
   Красно-бело-синяя телега преобразований тонет в зелёно-коричневой трясине и пускает пузыри, которые лопаются и смердят, в метро душно даже в часы «нЕпик». Только свежий воздух и маленькая В – вперёд в сторону моря! Я знаю Дивное Место! Плюнем вместе с вершины холма на факел газпрома!
   У послевоенных было по-крайней мере два фильма про себя – и они дожили до Понедельника. Потом сразу Курьер в Клетке для канареек.  Детки  заслуженных стали продвинутыми и умели проскочить. А может на папином хвосте въехали, кто теперь разберёт… Нам, детям оттепели не перепало ни фигА – мы смотрели Новости Дня и Фитиль, мечтая о Золоте МакКены. Но по-настоящему нашим был фильм о Генералах Песчаных Карьеров – второразрядная бразильская сага о брошеных и недолюбленных детях, скитающихся по помойкам Большого Города. Потому что там была Песня про Любовь. И мы рвались через надпись про детей до 16-ти, пытаясь ухватить хоть кусочек этой Любви, бродячей сказки беспризорников.
   Нас четвертовали и разогнали по углам. Берегись заглянуть в эти углы, там сидит Ареопаг вепрей «Ы», и каждый готов сделать непластическую операцию, Воля их второе имя.
КАМЕНЬ НОЖНИЦЫ БУМАГА
   Всё в натуре просто, словно пересаживаешься с мотороллера «Чезетта» на мотоцикл «Панонния», брателло! КАМЕНЬ НОЖНИЦЫ БУМАГА  это формула нашей жизни, которая есть подготовка к смерти, ибо едва родившись ,ты начинаешь свой путь к кладбищу, брат. А на пути этом стоят свидетели и запоминают каждый твой шаг. Я поначалу-то и сам не верил, а потом как глянул из реанимации- гроб с покойничком летает над крестами, а кресты-то всё красные и возле каждого знак троицы- 03, и надпись кровавая по белому снегу- «СКОРАЯ ПОМОЩЬ», А ВДОЛЬ ДОРОГИ ПОЛУМЁРТВЫЕ С РАДАРАМИ СТОЯТЬ…..и тишина, ягнёныть!
Ну короче! В основном все за бумагу, покрытую небольшим слоем краски. Приколись, они даже убивают себе подобных за эти бумажки, которые даже сожрать нельзя. Но очень много тех, которые за ножницы-это когда ножки раздвигают-чих-пых, хотя они потом тоже на бумагу переходят. Но есть совсем малая туса, да она и не туса в принципе, там одиночки в основном, короче их почти не осталось совсем, но они есть, врубаешься? Они короче за камень. Ну то есть типа за надпись на камне, которым их по идее должны придавить в оконцовке, сечёшь? Вобщем, эти-самые отмороженные, их лучше стороной обходить. Ну ты понял- всё просто, как монета в семь копеек- КАМЕНЬ НОЖНИЦЫ БУМАГА!

ВЕСЫ
   Всё тот же вопрос, что 30 лет назад: «Зачем ты это делаешь? Нужно это кому-нибудь кроме тебя?» И всё тот же ответ: «Нет.»
Нравится? Да что же здесь может нравиться? Кому я нужен-ничтожество, измучавшее свою мать, сломавшее рёбра своему отцу, промотавшее бабушкино наследство, меня избегают мои дети, дочь отказалась от имени, которое я ей дал, сын носит фамилию алкоголика, загнувшегося на полу квартиры, в которой он живёт, и со стены на него смотрит фотография этого героя. Моих фотографий там нет. И на день рождения своего сына я не был приглашён ни разу. Это чаша весов, которая висит на моей шее, как удавка на висельнике. И эти бесконечные смены аккордов, лопнувшие струны гитар и души, невыносимые поиски слов и созвучий – единственное, что у меня осталось для другой чаши. Весы, взвесившие меня, определят, что написать на моём камне, даже если это будет плохонькая дощечка, оторванная от покосившегося забора. Это моя борьба за надпись. Майн кампф, ягнённть!
ПОЛКОВНИК
«Сто лет одиночества» я читал взахлёб в гостинице города Узловая Тульской области. Я приехал в командировку от журнала «Крестьянка» фотографировать хор старух, самой молодой из них было под 80.Они собрались вместе, в народных костюмах, хлопнули по рюмашке и запели. Пели красиво. Солистка работала на весах-грузила мешки с зерном. Я понял, что я говно. Я бы этот мешок даже поднять не смог. А уж о том, чтобы пронести его с десяток шагов, швырнуть на весы, потом снять и закинуть в кузов грузовика – речи быть не могло. Она это исполняла каждый день часов по десять и ещё пела. Угощала щами со сметаной и пирогами из печи. Напротив меня за столом сидел её муж- абсолютный ангелочек 90 лет счастливо улыбаясь всеми 32 зубками. Он с малолетства работал в колхозе ночным сторожем-то есть днём спал, а ночью сидел в тулупе с ружьём и смотрел на звёзды. Советская власть его не коснулась, а воров в деревне так и не завелось.
Нафотографировав старух, я вернулся в гостиницу и тут зарядил проливной дождь на несколько дней. Я читал Маркеса, засыпал под барабанную дробь дождя с книгой, потом просыпался и шёл под гостиничный душ, выходил и смотрел в окно на небесный душ, на серое нависающее небо, опять погружался в мир, описанный Маркесом-и так пока не дочитал до конца. Там я понял всё- Урсула это моя бабушка Тоня, Полковник – это я, да и остальные наши родственники были вполне узнаваемы, только Ремедиос была неизвестна. Она появится через несколько лет в образе моей дочери. Вот так я стал Полковником Хосе Аурелиано Буэндиа. И отсчёт ста лет одиночества продолжился от города Узловая Тульской области.

ФАНТОМАС
Образец. №5(Фантомас)
Ну давай, удиви меня, напиши оперу. Как писали тебе- с грамматическими, синтаксическими, стилистическими и генетическими ошибками, ты ведь знаешь КАК ПИСАТЬ, только псевдоНИМБА тебе не хватает. Дарю- ФАНТОМАС. Такая же лысая кикимора с корявыми понтами, в трэнде. Денис блямайданов, Одигитрий Рукиев, ВВПознер и ты. Крутой мэн на Хаммере. Хам-мер-ман. Хозяин жизни, стерегущий чужое добро. То дерево, что ты посадил, давно освободилось и теперь ты ешь у него с руки. И гордишься своей честностью и неподкупностью. Говорят, чем меньше хер, тем больше тачка. Ты так боишься её потерять…Ты испытываешь к ней настоящее чувство, которого не дал даже жене. Заменил на полировальщиц, пестующих твой большой фетиш и полирующих малый. Ты щеголяешь перед ними жаргоном блатного, ничем не отличающимся от фени сотрудника и думаешь, что ты на коне. Ошибаешься, ты и есть конь. Педальный, приблатнённый лошак без пальто, «расколовший» единственного человека, любящего тебя ни за что и до самозабвения. Предварительно «разведя», «обув» и «опустив». Где дом, построенный тобой? Головешки… Ты способен только «отжать», да и то вряд-ли, канючишь как тебя обнесли на похоронах, как тяжела и неказиста твоя жизнь народного артиста захудалого балагана, где все герои дружно обдолбавшись спайсами ссылаются на нехватку ГСМ. И компьютеров, чтобы заказывать бухло и полировальщиц не отрывая зада от седла. Ты олень и фуфлогон, нам не о чем разговаривать, ИП «Серовская» хотя бы за откровенность можно уважать, хотя эта борьба за компот глубоко симтоматична-прогноз печален. Ад-ю, Великолепный! Тарелку щей налью, но на этом ВСЁ. Твои проценты по вкладу сгорели в огне революции и дивиденды – только от мёртвого осла уши, спросите с Фелиста Эндмундыча, статуя коего пылится аки крейзер Аврора на задворках Новой Третьяковки, в Парке скульптур, где вы, уважаемый, и можете полизать её бронзовый зад. В моей пьесе вам отведена самая унизительная роль – ростовщика –фальшивомонетчика, прикрывающегося личиной круттого пацана, одним словом-мусора. Чтож, логично. Предыдущий образец был аферюга, проторчавший на шконке 25 лет. До него-слесарюга с понтами зубного техника-сам себе фиксы вставлял из рыжья, ещё был цЫган на грузовике с пивом, тоже умный как ишак-петрушил всё, что плохо сопротивлялось, а любил только жену, которую благополучно свёл в могилу, ещё лощёный тунеядец-бильярдист, мазавший соплю на стакан...И только один образец не из этого муравейника, первый и единственный НАСТОЯЩИЙ МУЖЧИНА-мой отец, Путешественник и Писатель, учивший читать и бить первым. Я научился, спасибо, папа. Вот теперь бью первым, на!
ВЕСЕЛО
…С какой стати я должен возлюбить вас, ближненькие вы мои? И кто он такой, этот «ближний», чёрт его побери? Сосед по бунгало, усердно пыхтящий всю ночь над своим детородным органом, а потом угощающий даму чемергесом с чипсами, глаголя «что было, то и взял»? Или мамзель, которая сидит на его скудной веранде, слушает убогую речь дебила и терпеливо одобряет нехитрые ласки, мечтая об НЛО, которое внезапно прилетит и столь же внезапно похитит её юное тело, потому как принцип у них один- «что было, то и взяли»? НЛО, тихо пролетающее над ними и желающее похитить «СДЕСЬ И СЕЙЧАС», в ужасе метнулось на своей тарелке прочь, в другую галактику, в глушь, в Саратов, только чтобы не участвовать в этом пире духа предпринимательства и торжестве тупости над разумом. Пир духа, бляйньть!
Виктор Пелевин всё написал про вас в этой книжке. Вы насекомые, накалывающие на свои щупальца изображения драконов, меняющие своих дочерей на груду китайского металлолома, обжимающие чужих дочерей-ровесниц своих за пакетик чипсов и баклажку сомнительного зелья и льющие в свою грязную требуху декалитры отвратного пойла. Каждый Божий день. Несть числа. Легион. Бисер перед свиньями. Дай Бог каждому. Спасибо деду за «фольксваген». Не сотвори себе. Не кради. Не пожелай. Не дай себе засохнуть. Не жди видения в ночи. Не убий. Ведь ты этого достойна! Не откажите мне в любезности…Мирамистин вам в помощь.
За что вас любить, вы серете мимо унитаза, а туалетную бумагу бросаете в корзину, предварительно шедро измазав в говне. Зачем вы это делаете? Чтобы вторично использовать её в котлетах своей маленькой, но вполне крепкой фирмы? Ты же заплатил налоги, какого хрена тебе не спится спокойно, дебил на иномарке? Или не заплатил? Ты же пишешь, что вы открылись, хули ты такой закрытый? Тайно голосующий, берегущий своё личное пространство, бляйньть, от всех, включая жену, детей и внуков? Твоё, сука, личное пространство, ограничено салоном твоей вонючей тачки на литых дисках, а хватило бы и перчаточного ящика, который вы все мило называете «бардачок». Там твоё, сука, настоящее место, контейнер с твоим прахом вполне поместится под торпедой китайской быдло-рикши. Небеси Би-Би. Русская служба. Прямой эфир…
   Рождённый летать ползать не способен, хотя приходится. Ощущение полёта, впитанное с молоком матери, не вытравить ничем. Костыли-мои крылья, и я готов сорваться в любую секунду, только позови. Ты не хочешь, ты приобретаешь чипсы и говоришь: «Делай выводы!» Я делаю. Я вывожу тебя из себя…и себя из тебя! Насильно! Мил не будешь. Будешь Немил. Какое прекрасное восточное имя – всё как вы любите. Дай бог каждому! Вот тебе, Боже, что нам не гоже. Полная чаша. Неупиваемая и неуедаемая. Сбыча мечт. Тостующий бьёт тостуемого до дна. А мне весело. Как же мне, сука, весело! Кто бы знал, КАК же мне весело…
Вы слушаете «Хама», подпеваете «Ублюдку», умиляетесь «Лолите», они ваши кумиры, ваш отдых невозможен без них, вы готовы за это платить невзирая на кризис, жару и сухомятку духа…
В моей песне про сестру Милосердия надо поменять слово «выстрел» на «вывод». Получится «…но вывод точен был и между нами кровь…»
Я не буду этого делать, из песни слова не выкинешь. Не хочешь-не подпевай, слушай это говно и жуй чипсы-тебе видней.

 ГАМЛЕТТА
(Шекспира чуток, слегонца, завариантили короче)

Была …иль не была
Вот в чём загвоздка
Достойно ли смиряться под ударами?
Судьбы, иль должно?
Оказать сопротивленье?
И в смертной схватке
С целым морем бед покончить?
С ними умереть!
Забыться…И знать, что этим обрываешь.
Ч(е)реду сердечных.
Мук(и) тысячи лишений
Присущих телу, это ли не Цель?
Желанная!
Скончаться сном!
Забыться и уснуть!
…И видеть сны?!
…Вот и ответ…
Какие сны в том смертном сне приснятся,
Когда покров земного чувства снят?
Во-о-о-от в чём разгадка. Страшная.
Вот что удлинняет…
Несчастьям нашим жизнь на столько.
Лет…
А то кто снёс бы униженья?
Века, бль!
Неправду угнетателей – вельмож.
Заносчивость отринутого чувства.
Нескорый суд?
И более всего Насмешки, сука.
Недостойных над Достойным, сука.
Когда так просто сводит ВСЕ КОНЦЫ…
Удар кинжала долбаного…
Кто бы согласился?
Кряхтя…
Под ношей жизненной!
Плестись!(Кому сказала!)
Когда бы неизвестность после смерти…
Боязнь Страны…
Откуда ни один не возвращался
(Ну так уж ни один!)
Не склоняла Воли мириться.
Лучше со знакомым…злом
Чем бегством к незнакомому стремиться.
Так всех нас в трусов превращает Мысль!
И вянет как цветок.
Решимость наша-
В бесплодьи умственного тупика.
Так погибают замыслы.
С размахом,бль!
В начале обещавшие Успех.
От долгих отлагательств!
Но довольно!!!
Офелио! О, радость!
Помяни мои грехи!
…В своих молитвах, Нимф!



Ну и в оконцовке…
Монолог нимфа Офелио из трагедии «Гамлетта»
Знай, кодекс Бусидо-
Единственная чистая бумага,
Познавшая прикосновение пера,
При этом не лишившись
Ни достоинства, ни чести,
Как прочие...Исписанные
Вдоль и поперёк бумажки мятые,
Доносы, заявленья, чистосердечные
Признания в любви...К чужому,
Пахнущему смертью барахлу,
Которое зовут Добром.
Добра в нём - кот наплакал!
Я помяну твои грехи в своих
Молитвах, но это пустяки!
Свои бы не забыть, вот ведь загвоздка!
Почище чем бином Ньютона, Гамлетта,
Девочка! Поосторожней будь с бумажками,
Учись читать меж строк и не срывайся
Резко, чтобы ноги не сломать,
Как я исполнил давеча. Займи, но выпей
Мудрость быть живой и по возможности
Здоровой и счастливой. Путь воина-
По лезвию меча. И что мне тот кинжал,
Дрожащий в ладони труса, вора и червя
Могильного - пусть роется в дерьме
Своих господ, я плюну ему в спину,
Ведь он лишён лица - безликая
Смердящая скотина, тупая биомасса
Со смартфоном. Кукареку - его
Прямая речь.

НАДГРОБИЕ
Он долго размышлял, что написать на своём надгробном камне. Были варианты.Например "...и не любила никогда!", "Вы послали, я пошёл.", "Ушёл на базу, вернусь после обеда.", "Пойду пройду фейс-контроль." Но это всё было как-то не совсем, не достаточно откровенно. Надо было не просто плюнуть грустью и соплями, но ещё добавить харкотины, как в школе, чтобы потом долго отмывались. Прекрасной показалась поначалу надпись "Хуль ты лыбисься?" Но к ней просилась такая картинка, что кладбищенская цензура могла не пропустить. "Бездарные холуи, даже эпитафию за вас самому пришлось писать!"-тоже не дотягивала до искомого..."Не надейтесь, меня даже могила не исправит, ведь горбатые-то ВЫ!"-была почти...но всё равно эклектична. "Место встречи изменить нельзя!" была неплоха, но братья Вайнеры могли доебаться по авторским правам даже в аду.И наконец-то озарило! Бляйньть, как же я раньше-то не догадался! Всё просто, как Пареная Репа- большое антивандальное зеркало в золотой рамке и светодиод, реагирующий на движение-чтобы включался идиотский смех, каким торгуют у метро перед праздниками, он ещё у них в мешочках. А написать можно старую поговорку, которую бабушка в детстве повторяла чуть-ли не каждый день:"Хорошо смеётся тот, кто смеётся последним, понятно вам?"
Автор

АРИСТАРХ КОЗЛОМЫРДИН
И
ГРУППОВОЙ СЕКС
Москва 2010
intro
Впервые я столкнулся с групповым сексом в глубоком, хотя и не очень раннем детстве. Вернее не с самим групповым сексом, а с его запахом, хотя я, разумеется, не знал тогда, что это запах группового секса. Тогда это был просто запах дорогих заграничных духов, которым пахла проходящая мимо женщина в красивом пальто и высоких белых сапогах на «шпильках». Я и про шпильки тогда не знал и вообще почти ничего не знал – я знал, что у моей мамы нет таких сапогов, такого пальто, и пахнуть она так НЕ МОЖЕТ! Вобщем, я запомнил этот запах на всю жизнь. И потом, много лет спустя, будучи уже взрослым дядькой, стоило только где-нибудь в метро чуть повеять знакомому аромату…я словно служебно-розыскная собака, вытягивал нос в ту сторону и как заворожённый начинал преследовать этот едва уловимый в толпе запах. Запах ускользающей мечты.
Пропущу школьные годы, с их теоретическим развратом и робкими попытками прощупать неровности одноклассниц, с азартным заглядыванием под юбки старшеклассниц, поднимающихся по лестнице, и контрабандной порнопродукцией, передававшейся из одних дрожащих рук в другие.
Вот, наконец, первая настоящая любовь – ты пытаешься удержать в руках в прямом и переносном смысле женщину, с которой решил прожить всю жизнь, а она посылает тебя на хрен и говорит, что ей очень нравится…
проводить время в другой компании. Ты долго, с наигранным равнодушием выясняешь, что же это за общество, и чем там, собственно, занимаются и узнаёшь, что твоя любимая с подружками ездят на хату к какому-то мудаку, где в них вливают бухло, а потом без разбору петрушат все подряд, под громкие звуки магнитофона. Вот он – удар в самое сердце! Сначала ты парализован и испытываешь жуткое желание истребить всех её знакомых, но потом нежность и жалость к ней, твоей неповторимой и желанной, берёт верх, и ты даёшь заднего, ты готов идти за ней на край света, чтобы спасти, обнять, прижаться и не отпускать – в пучину, в бездну, в вертеп, в логово разврата, в заколдованное царство группового секса, мать его ети!
Да, именно в этот момент и пробуждается интерес отведать загадочного плода, попробовать, чем же он так хорош, что ради него она пренебрегает тобой, готовым ради неё на всё… Всё! Ты попался. Теперь ты будешь безумно и безуспешно преследовать неуловимый фантом, миф-небылицу, словосочетание из прилагательного и существительного, звучащее как магическое заклинание – групповой секс. Он станет твоей навязчивой идеей, бредом, пунктиком и манией и начнёт съедать твой мозг изнутри, пока вы с ним наконец не встретитесь лицом к лицу…
И вот, по прошествии многих лет с того злополучного дня, испытав многие чувства, пережив предательство и радости, пострадав от зависти и ненависти, перестав глупо бороться с сединой на висках, я, Аристарх Леонтьевич Козломырдин, решился, наконец, отправиться на поиски своего мучителя и рассказать вам, что из этого вышло.
ГЛАВА ПЕРВАЯ
НАДЯ
Объявление на сайте знакомств гласило: «Приглашаем любителей группового секса на вечеринки по средам». Вот оно! В ответ на моё незамысловатое послание мне прислали телефон, и я позвонил. Приятный женский голос сообщил мне условия: « Встречаемся в квартире, оборудованной для вечеринок, обычно бывает около пятнадцати человек – из них шесть или семь – мужчины, остальные – женщины. Возраст – от тридцати. Девиз нашей вечеринки – ни одна женщина не вправе отказать никакому мужчине. Из напитков – шампанское, вино, водка. Полотенца и контрацептивы выдаются. Мужчины по-джентльменски скидываются «на стол». «По-джентльменски, это сколько?», - спросил я. «По пять тысяч. Встречи продолжаются с двух до восьми. Приходите».
Я, разумеется, пошёл. Безумно хотелось посмотреть на женщин, которые не вправе отказать. Позвонил от метро, объяснили как идти, во дворе ещё раз – направили мимо мусорных баков к зелёному грузовику, потом подошла щупленькая девушка, поздоровалась и повела в подъезд.
Я со своей пунктуальностью был первым из самцов. Четыре самки уже суетились вокруг стола, заставленного недорогой, но аппетитной закуской. Беседа сразу пошла непринуждённая и весёлая, хотя я и объявил, что алкоголя не употребляю по принципиальным соображениям. В углу гостиной – кухни, где располагалось застолье, работал телевизор, по которому крутилась порнография, и пока мы закусывали и выпивали, там вовсю сосали, совали, лизали и стонали лоснящиеся от удовольствия артисты. Я тем временем оглядывал поле боя. Кроме кухни с барной стойкой, заменявшей стол, было ещё три помещения. Курительная, она же душевая и туалет с холодильником, зал – траходром, застеленный чем-то мягким, и ещё одна комната, которой не было видно. Внутри траходрома виднелись набросанные на пол подушки и стопочка простыней в углу.
Из присутствующих дам ни одна не впечатляла, хотя и резкого отвращения никто не вызывал – все по – своему милые, но довольно обычные. Выделялась, пожалуй, хозяйка – оживлённая тётя лет сорока пяти с большими сиськами, выпиравшими из платья. «Интересно, она сама трахается, или только администрирует? Ей бы можно было влупить»,- подумал я. Тем временем народ начал подтягиваться.
Под радостные возгласы безотказных женщин вошёл мужик в костюме и сходу накатил водочки. Как я понял потом, бывший боевой офицер, прошедший горячие точки. Нормальный парень, рассказал несколько анекдотов, осведомился, кто что пьёт, пожал плечами, узнав, что я пью минералку, и подливал дамам, как настоящий джентльмен. Он был здесь постоянным посетителем, в этом не было никаких сомнений.
Тихо вошла и тихо присела к столу брюнетка Лена, которую я сразу отметил, как кандидатку на совокупление, правда, было в ней что-то не то, какая-то ущербность, но типаж был мой, да и формы неплохие. Потом симпатичная личиком, но очень тощая Аня, с огромным синяком на плече. Да, забыл сказать: бабы сразу раздевались до нижнего белья и подходили к столу уже в лифчиках и намотанных полотенцах, так что пришлось пойти покурить и принять душ, надо было соответствовать обстановке. Я остался в фирменных трусах, предусмотрительно прихваченных с собой. В полотенце мне было бы не очень комфортно. Мой загорелый торс произвёл благоприятное впечатление на присутствующих, но Нина, хозяйка, шутливо погладив мои трусы спереди, спросила: « А это как будем доставать?» Я в ответ отшутился, что как- нибудь достанем.
«Так, дорогие мои! Поднимем этот бокал за то, чтобы вы все сегодня перезнакомились, влюбились и как следует наебались!»- такой добрый тост произнесла Нина. «И не тяните, давайте уже берите кого-нибудь и ведите, помните, что время идёт, а в восемь часов все должны чётко покинуть помещение, а то в прошлый раз никак не могла разогнать. Помните, что вы пришли сюда не анекдоты рассказывать, а ****ься.» Мне нравилось, что она употребляет именно это слово, и в этом не было никакой похабщины, наоборот – похабно было бы любое другое слово, которыми нынче прикрываются рублёвские «писательницы».
Скромный и молчаливый Анатолий, деловитый интеллигент лет пятидесяти с хвостиком, подхватил деваху в полотенце, сидевшую рядом со мной и повёл в мягкую комнату. Заглянув в дверной проём через минуту, я обнаружил, что он деловито и с упоением засовывает пипиську ей в рот.
«Ботаник, а времени не теряет!»-подумал я, но грустно констатировал, что мне по-прежнему никто не нравится. Тут подошла Нина и спросила: «Ну что, выбрал кого-нибудь?» «Пока только тебя». «Да что же это такое! Столько баб кругом, а они все меня хотят. Давай, забирай его,»- бросила она проходящей мимо тёлочке в полотенце , -«смотри какое добро пропадает!»,- она опять шутливо ухватила меня за ***. Тёлочка послушно повела меня  в мягкую комнату, но её осанка и какая-то обречённость, отсутствие всяческого эротизма, заставили меня вежливо отказаться от предложения и пойти курить. Тут я заметил Надю. Пожалуй, достойный объект: длинные волосы, большие груди, хорошая фигура. В очках. Пьёт шампанское. Я подошёл к Наде, она попросила подлить ей шампанского. Потом, мягко взяв её за плечо, сказал: «Может, потанцуем?» Прибыли еще парочка джентльменов – тоже офицеры, они рассказывали анекдоты и пили водку. В комнате Анатолий старательно лизал  ****у. Надя была немногословна и близорука. Она взяла с собой недопитое шампанское, и мы направились осуществлять. Анатолий уже закончил, и комната была пуста. Надя поставила бутылку на подоконник и пошла в душ. Я волновался. Её долго не было, потом пришла в полотенце и с презервативом в руке.
Груди были красивые, с аккуратными, крупными сосками, которые хотелось целовать. Между ног – маленький декоративный кустик, остальное побрито. Спасибо, что хоть чего-то оставила. Надо вам признаться, я не перевариваю полностью депилированную зону бикини. И обожаю настоящий, густой куст волос на женском лобке. С нескрываемой грустью смотрю иногда порнографию восьмидесятых годов, где у всех дамочек нетронутые заросли между ног – как это красиво и естественно! Какой мудак завёл эту идиотскую моду - брить баб? Наверное, парфюмерные магнаты, продающие эти женские бритвы и прочую херню. Оторвать бы им яйца!
Надя отдала мне гандон и взяла стакан с шампанским. Я пытался гладить её ноги и спину – мы уже улеглись на простыню и полностью разделись. Раздвинув её ноги, я как можно вежливее начал ласкать её  лоно, одновременно приблизив своё лицо к её шее. И тут … я почувствовал ТОТ запах. Он был стойким, острым, уносящим на много лет назад, в тот день из детства, где шагала шикарная женщина в высоких белых сапогах. И меня повело…
Я гладил и целовал Надю, стараясь доставить ей удовольствие, нежно прижимался к её телу, чуть прихватывал губами её губы, втягивал в себя её запах…Не помню как вошёл в неё, и началось путешествие к звёздам, но помню, что мягко пересадил её на себя, чтобы оно продолжалось подольше. В сексе я никогда не был эгоистом и старался сделать максимум для партнёрши. Проблема всегда состояла в том, что женщин, которым бы хотелось отдать свою нежность, было крайне мало, либо они были недоступны вообще. А другие не привлекали, стало быть, просто «перепихнуться» я не мог. В результате практически большую часть жизни я страдал от полового одиночества при нормально работающем «аппарате» и, вобщем-то, неплохих внешних данных.
Мы снова поменяли позу, теперь я был сзади. Как она мне напоминала мою возлюбленную! Это был настоящий кайф! А тем временем рядом с нами расположились брюнетка Лена и живчик Олеся. Видимо им хотелось ****ься больше, чем слушать офицерские анекдоты, и они решили не терять времени даром. Волей-неволей, я поглядывал в их сторону и видел, как самозабвенно и яростно они вылизывали друг друга в позе 69, как страстно целовались и радостно теребили клиторы, с каким упоением кончили и пошли в кают-компанию. А мы всё летали и летали…Вернее, летал я – в запахах и воспоминаниях прошлого, входя и выходя из близорукой Нади, которая не проявляла спортивного энтузиазма, но время от времени подавалась вперёд, исподволь отзываясь на мои ласки, надо сказать довольно умелые. В итоге она кончила раньше меня, и мои опасения по поводу долгого воздержания были успешно преодолены. Когда мы покидали мягкую комнату, чтобы отправиться в душ, в неё уже заходил Анатолий с брюнеткой Леной. Офицеры продолжали пить водку. А телик всё показывал офигенных блондинок, которые сосали  и стонали, атакуемые спереди и сзади молчаливыми мачо с торчащими членами. Блондинки же, стоило члену на секунду выскочить изо рта, произносили «фак ми!» или «фак ми ин зы эсс!» Мачо знали только одну фразу: «Е-е, бэйби!». Нет, ещё одну: «О-о, шит!» Впрочем, эту блондинки повторяли ещё чаще. Словарный запас нашего секс-комьюнити был значительно шире, чего нельзя было сказать о самом сексе.
Пока мы отсутствовали, за столом появились новые лица, как мужские, так и женские. Гигант Вася, тоже вроде офицер и записной шутник, пил Баллентайн и делился с новой блондинкой общими воспоминаниями. Ещё сидела очень взрослая тётя, довольно подержанного вида, но смешливая и, как показало дальнейшее развитие событий, весьма популярная и инициативная. В мягкой комнате Анатолий сдавал норматив по взаимному оральному сексу с Леной. Разглядеть тётю толком я не успел, так как её схватил и поволок на ложе удовольствий офицер номер один. Видно, они упражнялись не первый раз, потому как за дело взялись резко и лихо – она повизгивала и охала, часто меняя позиции – мне было хорошо видно, так как я стоял со стаканом сока прямо напротив дверного проёма, а дверь была, разумеется, открыта. Надя всё еще мылась, а меня схватила за руку и потащила в комнату шустрая Олеся, которая задорно смеялась и пританцовывала. Мы с ней сняли трусы, она осталась в чёрных чулках в стиле «эро», подстелила простынь и ловко надела гандон на мой член ртом, как это делают профи. На пальчике блестело обручальное кольцо. За несколько минут Олеся показала такие гимнастические чудеса, что можно было вообще не шевелиться, но альтруизм взял своё, и я перенял инициативу, к тому же мне было несколько неловко упираться взглядом в её маленькие сисечки, и я положил её на живот. После пары толчков я понял, что проник в неё глубоко, и она даже слегка удивлена. Насколько я врубился на «кухне», она уже успела поебаться с гигантом Васей, видимо в третьей комнате, а у того инструмент висел - будь здоров, чуть тоньше гимнастического бревна. Олеся громко охнула несколько раз, а потом стала лепетать какие-то заклинания, типа: «Ну давай, мой хорошенький, кончай скорей, тебе нужно кончить, я хочу чтобы тебе было хорошо…» Я ответил, что тоже хочу, чтобы ей тоже было хорошо и могу повременить какое-то время. Но весёлая Олеся сказала, что она кончила совсем недавно, и теперь надо ждать не меньше часа, чтобы она смогла ещё раз. Ну Вася, видать, отшампурил её по первое число своим снарядом. И всё-таки я не отступил в окопы и не сдался, а наоборот, азартно прибавил пару. И пошло! Веселушка задрожала, затряслась, раза три охнула и завизжала на всю хату. Мыться мы пошли вместе. Пока я стоял в душе, зашла Нина и спросила Олесю, как мол. Та, с некоторым удивлением в голосе сказала, что я её изнасиловал и что был очень нежен. Вот ведь женская логика! Самому бы мне не пришло в голову ни то, ни другое. На не совсем уверенных ногах я вернулся на «кухню».
Надя сидела на высоком стуле и ела, абсолютно равнодушно слушая разговоры присутствующих. По телевизору петрушили очередную блондинку сразу трое – ей приходилось работать тремя сфинктерами сразу, но измождения не было заметно. Вот ведь парадокс : русско-советская баба практически всегда может быть измождённой. Даже может одновременно быть жирной и при этом измождённой! В отличие от нерусско-несоветских, которые лоснятся постоянно! То есть, может быть они приходят домой, гасят свет и начинают кручиниться, канючить и впадать в жестокую депрессию, как наши, но на людях, а тем более на видео с групповым сексом, они лоснятся всегда, независимо от возраста, достатка, расовой и социальной принадлежности. Или это шоу бизнес нам, сука, мозги компостирует? Анатолий, видимо выполнив задуманный на сегодня норматив, тихо обулся и ушёл. Офицеры добивали напиток и от анекдотов перешли на воспоминания, суть которых сводилась к гусарскому: «А Вы, милостисдарь, в каком полку служили?» Судя по всему, время от времени, кто-то из них ходил в третью комнату уестествлять блондинку – хохлушку, которая называла себя «фрау», тоненькую Аню или даже хозяйку – я этого не видел, но в мягкой комнате наблюдалась только взрослая тётя, которая, меняла партнёров с удивительной частотой, довольно странной для её внешних данных. Выпив ещё стаканчик сока и съев несколько маслин, я обнял Надю и потянул её в сторону лежбища – хотелось продолжить начатое так неплохо. Надя не спешила присоединиться ко мне, она хотела есть. И пить. Шампанское. Хорошо, что оно закончилось, наконец, и она встала со стула, не выпуская почти полный стаканчик из рук.
Эх, на этот раз я дал себе волю! Лизать- так лизать, сосать- так сосать, совать- так совать!
Давно я не пробовал вкуса мягкой женской писи, а было время, когда мы жили с моей любимой – дня не проходило без этой ласки, которая мне доставляла не меньше наслаждения, чем ей! Потом долгая дорога в дюймах – языком между лопаток от копчика к шее и обратно…вобщем, показал, что помнил и любил во времена оны. В ответ Надя тихонько постанывала, но явно не отвечала. Только когда поцелуй в шею постепенно переходил к уху, она прижималась и начинала дышать заметно чаще. И вот – марафонский забег  в коленно-локтевой! Надя раскачивается и кончает довольно ярко, я от радости целую ей спину и не успеваю её догнать. Блин, сколько прошло времени? И как близок миг финиша, но…сдаёт дыхалка. Сердце просто выскакивает, силы ещё есть, а дышать, сука, нечем. Я вынимаю жезл и плюхаюсь рядом. Хочется обнять эту женщину, так похожую со спины на …, уткнуться в её живот и говорить, нет, молчать обо всём на свете. Лирическое отступление прерывает вопрос Нади : «А где?» Оказывается, резинка осталась во влагалище. Смешно. Достаём общими усилиями. Тут я понимаю, что она сейчас встанет и пойдёт есть. Надо срочно остановить, а гандонов под рукой нет. Я пытаюсь посмотреть рядом на подстилке, где ****ись коллеги, но там тоже одни фантики. Надо идти на кухню или как там это называется, где подмываются и курят, рядом с холодильником. Иду, скромно прикрывшись фирменными трусами. На унитазе сидит, оттянув рукой трусики, Олеся в черных эро-чулках и задорно улыбаясь, спрашивает: «Это ничего, что я писаю?» Я бы чмокнул её в щёчку вместо ответа, но был занят своей проблемой, помогла тётя, не знаю как зовут – ну та, которая популярная, она сидела напротив Олеси на стуле, раздвинув ноги. И я с удивлением заметил небритый куст. Хотя и рыжий, что не совсем то, он по-своему вдохновлял и вселял какие-то надежды, мол не весь мир побрили эти сволочи! Тетя с рыжим кустом достала из ящичка гандон, и я побежал обратно. Но, сука, было поздно. Надя уже одела полотенце и сидела ела.
Воспользуюсь паузой, подумал я – отдышусь, попью соку. На экране еблись с утроенной силой, где-то на лоне природы. «О-о, бэйби! Ес!» «Фак ми! О-о,шит!» Офицеры  практически всё выпили, включая Балантайн, но на ногах стояли крепко и того гляди должны были начать кончать. Первым делом ведь самолёты, а потом девушки. Всё таки они классные ребята, только пьют много. Как говорится, до ***. Чтобы потом всё до ****ы. Что ****ь подтаскивать, что ёбаных оттаскивать. Бля, а время-то уже – пять минут девятого! Охуеть, сейчас начнут выпроваживать, где Надя?
Надя стояла в третьей комнате за занавеской и говорила с кем-то по телефону. В этой комнате стояла большая кровать, и на ней худенькая Аня жестоко отсасывала третьему офицеру. В прихожей я столкнулся с хозяйкой Ниной, которая, опережая мой вопрос, сказала: «Ну что, я же предупреждала, что надо ****ься, а не прохлаждаться, всё – собираемся!» «Но десять минут хотя бы есть?»,- жалобно протянул я. «Ладно, десять есть, выбрал с кем ебаться?» «Она по телефону сейчас говорит». «Сейчас я ей покажу телефон!», Нина скрылась в комнате с кроватью. Через несколько мгновений оттуда появилась заметно расстроенная Надя и направилась к столу. Я взял её под локоть и потянул в мягкую залу-«У нас немного времени.» «Тебе же надо долго, не успеем»,- сказала она. «Ничего, уложимся.»
Я положил её на живот и вошёл под острым углом. Если бы она отвечала тазом, всё бы закончилось на одном дыхании, а так как она думала о своём телефонном разговоре, мне приходилось работать за двоих, и дыхалка опять быстро сдохла. К тому же я отвлекался – рядом расположился какой-то незнакомый парень, очень высокого роста, который непонятно что делал с той девахой, что днём встречала меня у подъезда. То ли массаж он ей делал, то ли всё-таки трахал - так я и не понял. Эрекция моя ослабла и я упал возле Нади. Она уже потянулась к очкам, но тут я положил её руку себе на член и показал ей, что надо делать. Долго ждать не пришлось, всё вздыбилось с удвоенным пылом. Я быстро перевернул её на живот, с удовольствием оглядел с головы до  пят, и с вдохновением засадил…Кончив, я благодарно поцевал подругу в шею, в спину и в попу. Можно одеваться, ты была чудесна, завтра, наверное, будет трудновато ходить – с непривычки подрастянул мышцы и отбил колени, всё-таки пол чувствуется сквозь эту мягкую тряпку, но это стоило того! И этот волшебный запах…
Одевшись и не совсем еще придя в себя, я подошёл к столу сказать всем спасибо и до свиданья. «Твой кавалер уходит!», -сказала Нина. Надя повернулась и мы чмокнули друг друга в губы. Я посмотрел в её близорукие глаза и мне показалось, что она прекрасно видит без очков. Да нет, показалось. Чушь, не хватало ещё влюбиться! Проще надо относиться ко всему, как эти девчонки…тридцати и более лет, все ведь замужние! Или почти все.
Выбежав из подъезда, я заметил первого офицера, мужика в костюме, на газоне возле дома. Он стоял в обнимку с «фрау» и что-то шептал ей. Оба были пьяные и довольные. Я помахал им рукой.
Возле метро ребята пели в микрофон песню с забавными словами, что-то вроде: «…будильник давно звонит, пора идти в школу, а я всё не могу кончить, я всё никак не могу кончить, о-о бэйби!»
Входя в метро, я задал себе неприятный вопрос: «Ну что, видел групповой секс?» И сам себе ответил: «Да, чувак, видел. По телевизору, как всегда. О-о, шит!»
Глава 2
СОН
Раньше родные места снились как воспоминания. Сегодня всё снилось, как продолжение реальности, словно это происходит прямо сейчас. Сначала я дома, в соседней комнате отец ведёт какой-то прием пациентов – то- ли он экстрасенсом стал, то- ли целителем, я не понял толком. Факт тот, что выходит оттуда девушка симпатичная, и я её должен одеть и проводить. Вместо этого я веду её в другую комнату и начинаю раздевать. Она особо не сопротивляется, у неё красивая задница, и я активно приступаю к процессу соблазнения. Тут она почему-то уже стала негритянкой, а они мне никогда не нравились, но уже поздно давать заднего, к тому же задница у неё не стала от этого хуже. Негритянка мне говорит: « Давай смажем твою собаку». Какая собака, давно уже нет в доме собак, кот живёт теперь. А, наверное, она собакой называет член, странно. Ну смажем, конечно. А она ведёт себя довольно чудно – под кровать полезла, голая уже. Я её за ногу тащу оттуда, чтобы уже уестествить по-человечески, а сам на часы смотрю – мать должна скоро вернуться, а уже шесть на часах, блин, того гляди! Она тоже хочет, но время тянет – игры затеяла, на кровати растянулась и говорит: «Кайф-то какой!» И просыпаюсь. Так ничего и не случилось, только подержался за коричневые ягодицы. Чайку выпил и опять заснул.
Теперь мы с Олегом, братом, в деревне у бабушки. Он приехал поздно ночью пьяный, чтобы дома с женой не ругаться и роется в Интернете. Вдруг говорит : «Дай слова «Carol»  смоковской». Я удивился: «У меня нету, а зачем тебе?». « Петь буду, зачем же ещё». Идем в сарай, где дядькины мотоциклы были раньше, теперь у него машина, а сарай стоит запертый. Я знаю, где ключ от замка, открываю, а там всё по-прежнему, только навалено очень барахла всякого. Я пытаюсь зайти, но там сигнализация свистит, стоит только ногу занести. Жаль, так хотелось в детстве побывать! А к сараю нашему уже ресторан пристроили со стеклянной стеной, сквозь которую видно зал – шикарный такой, официанты суетятся. А с этой стороны кухня и бабы в форменной одёже режут продукты на столах. Продукты изысканные, отменного качества, а мне чего- то понадобилось взять у стены и я стал столы двигать, а потом прямо по столам полез – ишь, распоряжаются здесь, в нашем сарае! И спрыгиваю со стола на пол. Но не грохаюсь, а лечу! Лечу!!!
Ребята, я уже целую вечность во сне не летал! Какой же это кайф! Просыпаюсь и иду курить.

РАЗНИЦА
МЕЖДУ РОССИЙСКИЙ КУЛЬТУР И ЕВРОПЕЙСКИЙ МУЛЬТУР или «ЕВРО-ТУР ВАСИ»
(ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭКЗЕРСИС , КАК СНЯТИЕ ШЛЯПЫ ПЕРЕД САШЕЙ СОКОЛОВЫМ, НЕПРЕВЗОЙДЁННЫМ МАСТЕРОМ ШКОЛЫ ДЛЯ ДУРАКОВ, УЧИТЕЛЕМ И СТИЛИСТОМ)
   Мой друг (теперь уже, конечно бывший) Вася, из старинного рода Худой-бергеновых – Обломянов, поехал, условно-говоря , в Парижик. Купил, понимаешь, тур, конвертнул в обменнике деньги в условно говоря, валюту, сел в условно говоря, самолёт, и очутился в условно говоря, Парижике…
Поселился в условно говоря, хотэле, и захотел, условно говоря, кушать. Ну, то есть, выпить-закусить, просмотреть за завтраком утреннюю прессу, опохмелиться одним словом. Выбрал заведение, подходящее ему по его статусу, убедился в его рейтинговом соответствии и присел на пластмассовый стульчик поближе к тротуару, чтобы насладиться мастерством оркестрантов, вживую исполнявших классические произведения, столь близкие Васе по духу, благо уличный лабух как раз пытался извлечь из потрёпанной гитарки «Калинку-малинку» и “Feelings”, безусловный хит Васиной фонотеки в исполнении легендарного Сергея Пенкина. Классика есть классика, её из души не прогнать никакими шлягерами Евровидения. Условно говоря,блин.
Объяснившись с гарсоном номер два на ломаном французском, то есть хлопнув себя пальцами по кадыку на манер Жан-Поля Бельмондо в нашумевшем блокбастере 80-х « Профессионал» , они прекрасно поняли друг друга, ведь Вася был отлично осведомлён, что оригинальное название картины звучит как « Труп моего врага» и отсылает зрителя к древнеяпонской самурайской максиме, повествующей о выдержке и терпении, которые вознаграждаются сторицей.
Нажравшись до зелёной сопли и перевернув пару соседних столиков, Вася решил усугубить и направился в ночной клуб, благо в 11 утра вход обошелся ему в ноль франков и столько же сантимов, хотя валютой уже давно были Евро, условно говоря.
Не претендуя на лавры толстосума, беспорядочно сорящего легко доставшимися деньгами, Василий выбрал скромный клубик поближе к окраине,  привлекший васино внимание неброской рекламой с видами мужественных парней в строгих кожаных жилетках, плохо прикрывавших неплохо накачанные торсы настоячих мачо, к которым Вася безусловно относил себя, оставаясь наедине с самим собой в редкие часы досуга.
Вася и предположить не мог, что спустился по каменной лестнице в самый настоящий ад, то есть в обычный захудалый гей-клуб, в который приличный парижанин не подумает и нос засунуть, не говоря уж о более ответственных частях своего организма.
Парочка голодных гастарбайтеров, притулившаяся возле барной стойки с любопытсвом и надеждой криво улыбнулась вновьприбывшему посетителю заведения и уже не сводила с него просящего взора. Бармен, он же владелец злачного места, театрально играя мышцой, нахально подмигнул представителю древнего рода Худойбергеновых-Обломянов и подкинул вверх с подкруткой высокий стакан. Поймав его едва уловимым движением другой руки и продолжая при этом криво усмехаться самыми уголками влажных губ, мастер стартовой рукой задел скользячкой деревянный рычаг разливухи и в наклонённый стакан заструилась живительная влага крафтового напитка, сулящего негу и отдохновение утомлённому путнику, заглянувшему на трепещущий огонёк красного фонарика, призывно манящего искателя приключений на свою убелённую сединами и примятую ветрами странствий когда-то пышную и романтичную шевелюру.
Слово «шевелюра» с юных лет и младых ногтей не давало покоя пытливому мозгу любопытного Васи. Семантический анализ привёл его к парадоксальным и в то же время вполне академическим выводам о наличии в нём отсылов к глаголу «шевелить» и заимствованному наречию «аллюр», применяемому в терминологии участников рысистых бегов и ипподромных завсегдатаев. Кроме того, внимательный филолог мог уловить в нём следы присутствия некоего эфирного образа «юры», зыбко нависающего над клубами сигарного дыма, обволакивавшего личное пространство Васи и предполагавшего его нарушить в самое ближайшее время. Внезапность дружеского похлопывания по плечу нарушила исподволь тишину философских раздумий нашего героя, сибаритски сдувавшего тонкую пену с поверхности бледно-жёлтой жидкости, пока ещё наполнявшей грозящийся остаться порожним тонкостенный бокал  …
Далее всё закружилось как на выпускном балу в институте благородных девиц. Сразу же после нахрапистого поцелуя в дёсны, сопровождённого нежным поцарапыванием немолодых уже и видавших виды когтей васиной выи, он почувствовал трепет намерения, столь присущий фрейлинам двора, впервые выведенным в свет и ешё вчера не решавшимя нанести мамины румяна на покрытые юношеским пушком ланиты, а сегодня уже пудрящими носик на глазах у лорнирующего общества, красящими  уста яркими помадами, выписанными через приказчика прямо из Парижу…
Чтой-то я? Ведь Вася и был теперь в Париже, какой конфуз, господа! Вася почувствовал своей шевелюрой, прямо всеми её продольными и поперечными мышцами, что становится геем  здесь и сейчас, онлайн, в благоухающем дешёвым, но французким парфюмом туалете вертепа толерантности и педерастии, как это было не удивительно для него, гомофоба и борца за традиционные гендерные рамсы.
Гримаса изумления так и не сошла с его физиономии, которую он узрел вскоре в зеркале привинченном на стенке нужника, сверкавшей при свете энергосберегаюшей лучины рефлексами капелек конденсата, осевшего вследствии разницы температур, создаваемой не без помощи бесшумно работающего кондиционера с ароматизаторами. Засос, фиолетово зияюший на пространстве от уха к ключице напоминал о прикосновениях второго гастарбайтера, внезапно возникшего на пике долгого поцелуя с языками и уже не покидавшего афтерпати до кульминации. Жаль лица его так и не удалось рассмотреть, ибо он предпочёл оставаться в арьегарде и инкогнито.
Что, в сущности, нам Париж? Это ведь наш город, российский, завоёванный пра-прадедами, раскатавшими Наполеона Буонапарте как тузик вискас. Бистро? Неотъемлемая матрёшка лягушатника? Это наш суровый гренадёр, в ладно пошитой на французский манер сбруе покрикивал на трясущегося парижанина-гарсона номер шесть, чтобы тот шевелил булками: «Быстро давай, пентюх бестолковый, быстро! Мне ещё до Собора вашей парижской Богоматери топать, ваших нукеров добивать, мать вашу! Давай , подставляй булки, не дрейфь, не обижу. Быстро давай, БИС-ТРО! Чего  зенки вылупил? Не видел настоящих мужиков? Я вечером приду, покажу тебе, что у меня в рейтузах, готовь булки  попышнее, не жалей дрожжей!»
Алё. Кто? Париж? О, Париж! Хелло Пари! Вер а ю фром? Ху из виз ми толк? Спик, эскузи муа! Гарсон ля труа? Парле ву франсэ? Ми ту, перфекто!Сорри, кен  ай парле фор ту месье Базиль Сюдой-Тюдой, май ближайший френд из Москау, нейборхуд капитол. Нейборхудер ван фло-некст до ливинг фор лонг тайм москау сити даун таун Медвекау. Ес, си синьор! Май ми иметь желание вонт хэв спикинговать фор виз месье Базиль, Вася, Ва-си-а-а! Хандер студинг? Базиль! Перфетто субдоминанто рогаццо, алора пронто? Ес , ин французиш! Френч? Окуда я знаю, блин! А, нуда, френч! Фиолетовый, кажется. Плиз гив хим хёр э мобила, прего! Как можно бистрО, козёл, мани лоу. Чего? Можно ин руссиш? Рашен в смысле? Ты тоже чтоль, братан? Одинцово? Знаю, конечно, деверь там хату снимал, потом в химки к бабе переехал. Слушай, Ваську позови, ладно тебе, за козла отвечу, не пыли, я же не знал, что ты по-нашему парле. Как не может, репетирует что-ль? Не заливай мне-то, какие там в жопу репетиции- ванька-встань-ка и алё! А, ещё срёт? Ну ладно, не буду тебе докучать, а то мобила садится, ты скажи ему, чтобы брякнул мне сам, я тут рассказик написал типа про него, может ему будет любопытно как филологу-слависту. На русском конечно, я китайского не знаю. А все остальные языки из русского произошли, я Базилю запостил на имейл, ознакомься, ты как патриот  маст хэв. Ты патриот? Репатриант? Какая в пи…руэт разница? Все там будем, дай срок. Не, не в том смысле, братэлло, ты чё! В хорошем туристическо-познавательном смысле. По обмену валюты, типа и культурным досугом, примечательности и винные туры, имхо. Зацени лекцию, отвечаю. Профессор славянской мифологии, действующий член. Типа. Корреспондент наук, доцент алгебры и высшей арифметики физико-математической психологии и маркетига. Сертифицирован под русскоязычные дороги. Чики-пуки, отвечаю. Короче, давай пока.
Смитингуемся, братан, я скоро на конференцию к вам пульну, недельки на две-три, посетим Лувр и Версаль, выпьем чего там у вас модно сейчас? Чивас? Банально. Квасс? Это чо? Наш, русский квас? Ты гонишь… Ты сам гонишь? Из солода? И как? Я тебе своего первача привезу-тапки откинешь на три дня. Отвечаю, не таких ломало. Ладно, не пыли, шутка юмора. Венька скажи звонил, Беньямин по - ихнему, по-вашему в смысле, франсе парле пипл, уссышься над вами, иностранцами. Всё, фидерзейн! Немчура поганая, мать вашу парижскую.
РОК
Рок- устар. То же, что судьба-
 словарь Ожегова.
Итак, поговорим о рок-музыке и рок-музыкантах. Прежде всего, что это такое? Жанр, стиль, направление, идеология, принципы, форма? Ничего из перечисленного и одновременно ВСЁ. Потому, что рок-это всего лишь средство. Средство передачи музыки, которое появилось у музыкантов с приходом электрических инструментов. Это как телефон-великое изобретение, трансформирующее человеческую речь в электрические сигналы, бегущие по проводам. Да, эффективность связи улучшилась, но в ЯЗЫКЕ появилось всего лишь одно новое слово- «Алло!»
Что ты, милок, мог сказать до изобретения телефона, то сможешь и в телефон. А уж чего не понимаешь, то уж извини - телефон тебе мозгов не прибавит…
Такая же фигня и с рок-музыкой: если музыкальная мысль твоя не развита и находится в зачаточном состоянии, то какую бы ты себе чудо-машину не купил в магазине, музыкантом ты от этого не станешь, так уж устроен мир Божий, не вырастает из микроба слон, а только другой микроб. Поэтому любой музыкант, заслуживающий внимания, а уж тем более Композитор, это две непременные составляющие: Личность и Труд. То и другое требует времени, воспитания, терпения и Учёбы с её непременными ошибками, успехами и падениями. Смешны и нелепы вопросы дядек с растопыренными пальцами, «скока надо денег, чтобы вот из этого сделать звезду?» Нискока, брателло, без мазы-лучше гвоздей купи, целее денежки будут. Ну не вырастет дерево за пол-часа, если ты на саженец денег навалишь, так почему ты думаешь, что с людьми всё иначе? Дай дурёхе, которая не умеет машину водить, «Ламборджини»- она убьется только. И продолжают ведь выезжать на сцену и убиваться…
Ах, почему западные рок-музыканты проживают удивительно долгую сценическую жизнь и вызывают неподдельный интерес всё новых поколений? А потому, что у них за плечами огромный багаж Культуры, потому что в музыкальных колледжах им прививают навыки, наработанные ГОДАМИ (!) существования грамофонной индустрии, студенты этих «ПТУ» ГРАМЗАПИСИ (это далеко не Высшая школа, не КОНСЕРВАТОРИЯ!) обязаны знать и уметь значительно больше, чем наши «профессионалы», большая часть которых пол - жизни лабала в кабаках и срезала «парнос», а потом на скроенные деньжата закупила полуворованное студийное оборудование и решила «…Вильяма нашего…Шекспира, понимашь…» Не будем называть имён, кому интересно - пусть включит телевизор.
И вот суются «продюсеры» из службы быта прямо на «ЕВРОВИДЕНИЕ», а чё им? Деньги есть, остальное купим! Наймёмбля композиторов американьских, лабухов любыхбля, уплотим всё, путёвую подтанцовочку организуем- и всё будет УНИЧТЯГ. Да, только музыки не будет. Не растёт дерево за пять минут, хоть ты тресни! Можно сделать из хомна кофетку, но это будет конфетка из хомна!
ИБУЮЩИЕ И ИБУЕМЫЕ
В супружеской жизни, как и в половом сексе, совершенно не важно – кто сверху, а кто снизу. Главное, кто кого … ведёт. Бывает, что жена офигенная начальница, на работе с ней носятся, как с писаной торбой, шофёр персональный испариной весь покрывается, когда опаздывает подать ландо, а дома сидит замухрышка небритый-немытый, не работает-не учится, пьёт-курит, за бабами бегает и постоянно денег просит…Так вот, перед ним она тише воды, ниже травы, голос повысить боится, пыль с него сдувает, не приведи Господи захворает муженёк, она неотложку, консилиум, анализы на томографе – всех на уши поставит, а ему всего-то похмелиться после вчерашнего. И самое удивительное, она счастлива! Только бы посмотрел, милок…Поговорил бы раз в недельку, хоть о чём, хоть матерком бы послал…эх, родненький ты мой, ссужанай!
Она, разумеется, сверху. А он позволяет – ладно уж, люби, хрен с тобой. Я б нашёл себе другую, да где ещё такую дуру слепую и глухую возьмёшь? Чаще, конечно, всё наоборот, то есть он вроде сверху, но … ведёт она. Танцы такие, впотьмах. Навылет. На вые… выбывание. Выбывает сильнейший. Потому что он ибуемый. Ибующие рулят. Роль ибуемого всегда достаётся тому, у кого потребность отдавать чуточку больше, чем потребность брать. В половом сексе это тоже проявляется. «На, ненасытный ты мой!»- это мысленный текст Ибующего. «Тебе хорошо так, или лучше вот так?»- это ответ Ибуемого. Как правило, в русских семьях им служит женщина. Но правила красны своими исключениями. И мне было суждено – ну да, вы всё поняли! Оба раза. А как всё начиналось… « ну вот, теперь и умереть можно спокойно!», « где же ты раньше-то был, радость моя?», а потом… « вали туда, где сломал, или что ты там делал ( стою с подвязанной к шее рукой)», « ключи дай сюда, я не хочу чтобы ты здесь появлялся без звонка». Они позволяли. До поры. А потом, когда понимали, что ресурс не пополняется (финансово-юридический) – нахрен с пляжа! Это была их территория, и они имели там того, кого хотели. Меня не хотели. А моего желания никто никогда не спрашивал. Была отведена самая унизительная роль – зарабатывание денег. Получалось это у меня, прямо скажем крайне нерегулярно, к тому же тратил я деньги на совершенно непонятные им нужды – не на баб, не на одёжу, не на пьянку с корешами, а на какую-то там музыку, которую зачем-то там играл с кем-то и где-то. Для кого, спрашивается, если денег никто не платит? А я играл и сочинял для них, идиот. Им это было по… до…Не надо, короче. И они в итоге отлучали меня от доступа к телу, потому что своё тело они хотели менять на реальные, физически ощутимые и доступные невооружённому глазу блага. Проституция это называется. А договаривались, что любовь. Нифига! Вот так я постепенно разобрался, что не хочу быть ни ибуемым, ни ибующим, а хочу быть любящим и, желательно, любимым. А для этого чо надо? Такой же, только с женскими причиндалами, партнёр по сексу и по жизни ваще. Вернее партнёрша, гомосекса я не воспринимаю, как заранее обречённое на бесплодие противоестественное содружество.
(Далее текст набран явно в более позднее время и наспех, отвратительным неразборчивым почерком с помарками и пятнами на бумаге, разобрать удаётся не всё, поэтому пора завязывать. Вот какое-то сомнительного качества стихотворение, посвящённое «Тебе»)

ЗАПИСОЧКА С ЗАДНЕЙ ПАРТЫ…
Я вёл бы себя с тобой
Нетактично
А скорее тактильно
Но это весьма
Проблематично
Потому что этого хочется
Очень сильно
А ты могла бы подумать
Что это у меня такая
Привычка…

Но у тебя такие глаза
Что хочется  о них думать
И такая походка
Что хочется обо всём забыть
И когда ты говоришь
О чём-то
То хочется тебя слушать…
Замечаю за собой
Давно забытые штуки
Вышвыривает с постели ночью
И ощущаешь
 Что вытянул счастливый билет
И зверски тянет
Поскорее тебя увидеть
Всё-таки мы давно не виделись!
Туеву хучу лет…


КАЛИТКА

   Помнишь, я говорил тебе про калитку, которую могу открыть в любое время и уйти, и мне абсолютно безразлично, что происходит вокруг, хоть тут фашистская диктатура, хоть коммунизм, хоть что угодно? Эта калитка в Мой мир, и никто кроме меня не может её открыть. Так вот, я, прожив много лет и повидав разных людей, никогда никого не приглашал туда. Были женщины, которые пытались как-то заглянуть через забор, но я не пускал их туда потому, что они бы стали наводить там свой порядок и превратили бы его в стандартную «двушку» или «трёшку» с телевизором, помоями и враньём. Я уходил туда, чтобы не участвовать в этих гонках за место на кладбище. Там живёт только Музыка и Любовь. Я выносил горстями и то и другое и пытался делиться с людьми, живущими по эту сторону забора, но никто не хотел – они жили в своём мире, и он их вполне устраивал. Когда я встретил тебя, я долго думал, и решил, что ты – Единственная. Та, которую можно впустить. И открыл для тебя калитку.
 Я отвёз тебя в то Место, где можно загадать желание, и оно исполнится. Ты недовольно фыркнула и сказала, что … Я показал тебе как всё просто и красиво, только надо захотеть и взять, ты сказала что это сложно. Ты не захотела. Или ты хотела чего-то другого, чего у меня нет. Я разбазарил всё, кроме Музыки и Любви. И отдал их тебе, потому что ты прекрасна. Ты не захотела. Ты «постеснялась». Ты живёшь в своём мире, в который пускаешь всех, кроме меня. Так меня не унижал ещё никто.
Моё время – глубокая ночь, когда гости наелись и устали отдыхать перед отдыхом, когда допито бухло и все поотрубались, когда даже собака справила свою большую нужду. Вот тогда ты вспоминаешь про свою малую и находишь эти двадцать минут, чтобы заскочить, покурить и оправиться. Спасибо, я так не хочу. У меня нет дел, которые я не мог бы отложить или совсем бросить ради тебя. И я как собака, привязанная на поводок, сижу и жду, пока ты всех укачаешь и убаюкаешь. У меня нет выбора. Только Любовь и Нужда. Сидеть и скулить, глядя на окна, где тебе так хорошо без меня. Гав-гав.
Не могу, не хочу, не буду. Я заколочу калитку такими гвоздями, что её не откроет даже танк. Никто больше не войдёт, никогда. Забудь.

RE-LOVER
Вот Бог. Предположим например. Дескать исподволь покамест. Изволь позволь соизволь. Создал человека Учеником и велел учиться. А человек захотел женщину, чтобы не только учиться, но и работать. В поте лица и остальных потных частей туловища организЬма. А женщина работать не хотела, но и учиться тоже! И когда её спросили: «Девушка, вы работаете или учитесь?», она ответила: «Я уже научилась!» И решила, что она тоже человек. А Человек-то – Вечный Ученик! Куда!? Ты ей место уступи, она НАУЧИЛАСЬ!
И при этом «ничто человеческое не чуждо»! Человеческое НИЧТО. Не чуждо ей. Она бреется. Борода не растёт, но на РАБОТУ она должна пойти гладко выбритой. Ноги, подмышки, то-сё… А то ей «не комфортно». НА РАБОТЕ.
   И она Человек. Учиться нечему. И чтобы никакого запаха пота на работе.
А Бог посылает Учителей. Они идут, ищут человеков. Учеников то есть. Нет никого. От ловца все звери бегут, обмахиваясь справками об образовании, уступая места женщинам и подсаживая их под жопу. И всё – в спешке, которая хороша при ловле. Ловцы человеков в поте небритого лица пытаются засадить двоечников за уроки – куда!? Смартфон, Айпэд, Айпад,  Ай, яй-яй. До упаду, до мыльных пузырей изо-рта. Или это сигаретный дым? Или не сигаретный? А дети смотрят и учатся. У Ай-пада и Ай-пэда. Ай-пэда-гогика. В Писании сказано: ПРИЛЕПИСЬ. Ты ей про Фому, она тебе-«отъебись». Ты ей: «Ну что, как тебе?» Она: «заебись!»
Нет учеников. Вся надежда на тебя. Если ты хочешь научиться, то Учитель -твой бог. И ты обязан слушать разинув рот каждое его слово и повторять всякое упражнение без устали по многу раз. И только когда ты сможешь превзойти учителя хоть в чём-то, чему учился, только тогда у тебя может появиться собственное мнение. А пока ты только дух. Бесплотный дух противоречия. Салага, чмырь и салабон. И слова тебе никто не давал. Ты вообще не человек, а ****а с ушами. И место твоё – на поводке. Сиди и не тявкай. Потей и не брейся – не твоё собачье дело. Вот так.

БАБУШКИН НАГАН

Я знал одного Учителя, он был настоящий Блюзарь. Ходил по Земле с гитарой и ловил человеков. Он даже песню сочинил про Женщину, которая тоже человек.  Он говорил им:
Представьте, что вы – путники, уныло бредущие по пустой и безлюдной долине, и вокруг вас сгустилась ночная мгла, и настала непроглядная темень, готовая поглотить последние надежды.
Силы покинули вас, и отчаяние дышит вам в спину, тягучий гнусный страх впился острыми когтями в грудь, жажда сдавила горло, а голод лягает в живот, и ледяной хохот ужаса бьёт в лицо, а подлость толкает в шею, и в ушах – свист одиночества.
И вот внезапно, далеко впереди, вы замечаете свет и начинаете идти на этот свет и чувствуете, что он надвигается на вас. С каждым вашим шагом он заполняет пространство, и вы понимаете, что он бесконечен и всемогущ.
Наконец свет становится Вселенной, и вы уже не видите ничего другого, да и нет ничего больше и важнее, чем этот Свет, он проникает внутрь вас и наполняет радостью и счастием каждую клеточку вашего существа, манит и притягивает к себе, в себя.
И вы приближаетесь к центру этого света, к его источнику, и видите, что свет исходит от маленького кончика маленькой свечки. Не веря в простоту и саму возможность такого чуда, вы дуете на фитилёк, и он, вздрогнув, гаснет. Стоило только дунуть - мгновенно исчезает Вселенная, созданная Светом, пропадает то, чем вы жили, и непроглядная жгучая темень вновь окутывает вас с головы до пят.
Вы, опомнившись, хотите всё исправить, нащупываете ещё тёплую свечку, и губы ваши расплываются в улыбке… И тут вы понимаете, что у вас нет ни зажигалки, ни спичек. Только револьвер. Системы НАГАН. Бабушкин.

КЕЛЬЯ № 666
Человек, который осилил труд прочитать «Добротолюбие»- греческий пятитомник о монашеских подвигах до 14-го века, рассказывал мне, что в Христианском учении о борьбе со страстями прямо сказано, что мечтать вредно. Но глядя на экран мы, зрители, прямо или косвенно заигрываем с бесами, отождествляя себя с героями фильма. Нам внушают что «мечтать не вредно, вредно не мечтать». И читая Евангелие, мы представляем себя распятыми на кресте и сострадаем Богу, упиваясь своим подвигом. И вместе с Исааком Сирином плачем в келье, думая, что святость это так просто - только руку протянуть. И запросто сидим на столбе как Иоанн Столпник. Но это подвиги умозрительные, мечта о самом себе, игра в теннис по интернету. Гораздо труднее увидеть себя, идущего из магазина «ПРОДУКТЫ» к дому, мимо закрытого за нерентабельность книжного, по обледенелой и нечищеной от снега дороге, и осознать, что это твой крестный путь, тернистый и бесславный, такой же унылый, как у всех. А как хочется возвыситься духом, воспарить над микрорайоном и запереться в монашеской келье высоко в горах. Только что ты там будешь делать, голубчик? Там нет интернета, вода и сухари. И сидеть тебе там не на мягком стуле в тепле и сытости, а в холоде и одиночестве, голым и босым, на лезвии самой острой бритвы и ждать, когда тело твоё расслабится, и, под тяжестью твоих грехов рухнет на каменные плиты кельи, разрезанное надвое. Ты готов?






 


Рецензии