Новая сказка для взрослых. Часть 2

 

 Чародей обедал у себя в апартаментах. Как наместнику Главного, ему это было разрешено.
Когда к нему на метле нежданно-негаданно влетели "три красавицы", он чуть не подавился фруктовым мороженным. Услышав, что от него хотят незванные гостьи, почтенный старец тут же вознамерился превратить наглых дам в пыль.

 Однако, когда Баба-Яга молниеносным жестом сунула ему под нос свой "Айфон", дедуля вмиг передумал о своём коварном замысле. Его  крутануло и бросило в дрожь, но Василиса, крепко хлопнув кудесника по щеке, привела его в чувство и тоном, не терпящим возражения, огласила просьбу-требование:
 — В общем так! Надоело нам тут чахнуть, да киснуть! Отправляй нас на переделку! Создай из нас троих новую модель! От меня возьми косу и мудрость, от Красной Шапочки молодость, а от Бабы-Яги хитрость! И чтоб лучше нас в сто крат была! Ей новую эру сказок надобно начинать, да таких, чтоб люди их понимали и глупостей больше не делали!

Старый Чародей, повидавший на своём веку многое, в этот раз был одновременно: и поражён неслыханной дерзостью незваных "гостей",  и ошеломлён их готовностью к самопожертвованию, но выбора у него не было. Три шантажистки ведь тоже, в той или иной степени, были волшебниками, а за столько-то лет каждый в замке знал друг друга, как облупленного.

 — Эх, была не была  —  не без сожаления, вздохнул  колдун, ударил три раза по полу посохом, щёлкнул три раза пальцами левой руки, подбросил остатки мороженного к потолку и громко воскликнул:
 — Цым-бала-бим!

В то же мгновение женская троица исчезла, а на её месте появилась девчушка, красоты не писанной, с чёрной  — до пола, косой, чёлкой до ярко-зелёных хитрющих глаз, в заштопанном зелёном платьице и в красных - с бантиками, башмачках.

Чародей подошёл к столу, крутанул большой хрустальный шар, вгляделся в мелькавшие в нём  знаки, и торжественно произнёс:
 — Добро пожаловать  в мир сказок, Крошка Люся!

Та не заставила себя долго ждать и тут же проявила способности. Щёлкнув три раза пальцами левой руки, она схватила правой свою косу, крутанула её и в тот же миг уже летала на ней же, как гимнастка в цирке.

 —  Ну теперь тебе триста лет жить, а там, как повезёт,  — устало проронил Чародей.
Из принтера, стоявшего рядом с хрустальным шаром, вылетели две книжицы.
 — Это твои паспорт и легенда. Думаю, не посрамишь и сделаешь то, ради чего Баба Яга, Василиса Премудрая и Красная Шапочка пожертвовали собой.
 — Дурачина ты, простофиля, дедуля! В каком веке живёшь?! У меня же всё в блоке памяти записано,  — засмеялась Крошка, ткнув пальчиком себя в лоб, и, пролетев ещё разок вокруг своего создателя, вихрем вылетела из его покоев...

***

... Лесовка достала из туеска термос, собираясь выпить чашечку кофе. У Врат к Главному всё было спокойно, но тревожное чувство в этот день не покидало её, да и Чародей что-то запаздывал. Обычно, в этот час, он бывал у неё и они довольно интересно "общались".
 
Вдруг внимание стражницы привлёк зелёный вихрь, стремительно приближавшийся к Вратам.
 — Вот же, проказник! Снова какой-то фокус придумал. Неужто сегодня под кузнечика закосил?
Пока Лесовка вглядывалась в мониторы камер наблюдения, пытаясь идентифицировать непонятный объект, Крошка Люся успела проскользнуть мимо, через турникет, при этом подмигнув Лесовке хитрющими глазами и выплюнув вишнёвую косточку...

***

...Баба Яга, Василиса Премудрая и Красная Шапочка, отрезвев, обнаружили, что лежат в больничной палате.
 — Где  мы?  —  встрепенулась Яга, —  первый раз со мной такое!
 —  Так это же центр по переделке сказочных героев,  —  откликнулась Василиса, — нам теперь новые идентичности дадут.
 — Ура! Хочу быть Красной Шапочкой!  —  во всю глотку заорала Баба Яга.
 —  Ну и дура же ты, Старая! Мы теперь только в старых сказках будем! — засмеялась Красная Шапочка и поправила сдвинувшийся на глаза бинт...

***

Как только Крошка Люся миновала турникет, она тут же услышала за спиной грохот и скрежет. Оглянувшись, юная посланница увидела, что Врата закрылись полупрозрачным щитом, о который бились головами, руками и ногами Лесовка с Чародеем.

Видимо, на этом рубеже волшебная сила старого Колдуна не действовала и он, как ни щёлкал пальцами, произнося заклинания  —  ничего не менялось  —  преграда не исчезала. Это очень порадовало Крошку. Ведь отсутствие погони было ей на руку.

 А под её ногами раскинулась зелёная лужайка с цветами невиданной красоты. Небо над головой было голубым, голубым, и по нему медленно проплывали белоснежные облака. Свежий, настоянный на аромате трав и цветов воздух, опьянял так, что хотелось петь и танцевать, что и делали, кружащие над лужайкой, многочисленные бабочки, величиной с ладонь. Они взмахивали нежными бархатными крылышками изумительных расцветок и сверкали большими изумрудными глазками в весёлом хороводе. Им вторили "плавающие" в воздухе, разноцветные рыбки. Их, распущенные веерами, кружевные плавники всех цветов радуги, придавали всему ещё больше сказочной красоты.

На краю лужайки возвышался  замок  из сверкающих перламутровых раковин, с фундаментом облицованным белым жемчугом. Казалось, что вот-вот он вознесётся ввысь и улетит с белыми облаками, к которым тянулись его многочисленные остроконечные башни.

Открытые двери замка заставили Крошку вспомнить, зачем она здесь. Они манили и одновременно настораживали. Дорожка, ведущая к ним, была еле заметна, что свидетельствовало о том, что по ней давно никто не ходил. Пока Люся, очарованная увиденным, размышляла, как поступить дальше, на её плечо опустилась одна из бабочек. Узор на её бирюзовых крылышках был таким изящным, а глазки  блестели и сверкали так, что у Крошки невольно вырвалось:
 — Какая ты  красивая!
 — А ты добрая, раз умеешь искренне восхищаться красотой других,  — промолвила незнакомка, —  а раз так, то можешь рассчитывать на нашу помощь, но запомни  — помочь тебе мы сможем только один раз.
Не успела Люся и спасибо сказать, как  бабочка, взмахнула крылышками и присоединилась к своим подругам.

Крошка, ободрённая такой встречей, смело вошла внутрь замка, но, переступив через порог, удивилась тому, как там было всё запущено, грязно и не ухоженно.
С потолка  свисала  паутина. Лестница, ведущая на следующий этаж была покрыта толстым слоем пыли. Из под "покрывала" пыли проглядывали замысловатые устройства, провода и камеры слежения.

Сигнал тревоги нудно завывший с появлением Крошки, тут же осекся, видимо, захлебнувшись комьями пыли. Что-то заскрежетало, замигали красные огоньки, но через несколько мгновений всё затихло и погасло. Крошка, чихнув, щёлкнула пальцами и пожелала, чтобы лестница очистилась, но всё осталось без изменения и ей оставалось лишь снова воспользоваться обручем-косой, благо это волшебство сработало.

Вихрем промчавшись вверх и опустившись на лестничной площадке второго этажа, Люся отряхнулась и застыла в изумлении при виде многочисленных экранов, расположенных не только вдоль стен, но даже на потолке.  Перед ней стоял большой стол, за которым сидели три Oхотника, да, те самые, которые в сказке спасали Красную Шапочку от Волка. Они увлечённо играли в компьютерную игру, но появление Люси, заставило их отвлечься. Почти разом они удивлённо воскликнули:
 —  Ты кто? Как сюда попала?

Люся не растерялась:
 —  А вы что тут делаете? Не вы ли должны Красную Шапочку спасать?
Охотники, ошеломлённые появлением Крошки, действовали невпопад: один хотел узнать, как ей удалось преодолеть первый лестничный пролёт, с установленной на нём новейшей охранной сигнализацией, второй начал проверять идентичность Крошки в базе данных компьютера, а третий, просто сказал:
 —  Это Чародей что-то перепутал. Тут должно быть три стражника, вот он нас и прислал.
 —  Нет, всё-таки скажи, как тебе удалось сюда пробраться?  —  не унимался другой.
Крошка не задумываясь ответила:
 —  А давно у вас уборщица лестницу подметала? От грязи все ваши приборы заклинило. Ну это не мои проблемы. Меня Чародей в новую сказку послал, да видно намудрил  — послал туда, сам не зная куда. Ведите меня к своему боссу. Пусть он  разберётся!

 —  Да! Знамо дело, — почесал затылок второй Охотник, вглядываясь в мерцающий экран монитора,  —  Чародей  тебя даже в базу данных не занёс. Получается: ты никто и звать тебя никак. Придётся тебе, девица, назад возвращаться. Для таких, как ты, дальше по лестнице ловушка  —  ступишь, в подземелье провалишься.
 — А если я над ней пролечу?
 — Так огнём тебя спалит!  —  предостерёг третий.
 — А вы как туда пробираетесь?  — не унималась Люся.
 —  Это тайна великая!  — важно воскликнули Охотники в один голос.

Ничего не осталось Крошке, кроме как, щёлкнуть пальцами и мысленно позвать на помощь бабочек с лужайки.
Вдруг всё вокруг неё заполнилось порхающими чудесными созданиями. Они дружно подхватили Крошку и понесли вверх по ступенькам. Вспыхнувшее пламя  не смогло прорвать плотный волшебный щит из волшебных бабочек, и вскоре Крошка оказалась на третьей лестничной площадке, где её встретил Серый волк-зубами щёлк, а бабочки вмиг растворились в пространстве, успев лишь напомнить, что на этом они свою миссию выполнили.

 — И куда же ты, девица, путь держишь?  —  зло рявкнул Серый.
Поправив сбившуюся чёлку, Люся подмигнула ему:
 — Иду к бабушке за пирожками!
 — Ха! На Красную Шапочку ты что-то не похожа, и помню, она несла бабушке пирожки, да и шла она по лесу! Колись, кто ты, не то проглочу!

Увидела Крошка, что с Волком так просто не справиться, и решила схитрить.
 — Молодец Серый! Выдержал экзамен! Я и есть Красная Шапочка! Только теперь, по воле Чародея, я агент под прикрытием. Это мой маскировочный наряд! А послана я проверить, хорошо ли вы тут службу несёте?
Волк, почесав загривок лапой, удивлённо спросил:
 —  С каких это пор Чародей сам этим заниматься стал. У нас свой Босс. Чародей нас только направляет сюда из сказок, а остальное здесь на месте решается. Лучше уж проглочу тебя на всякий случай, а там пусть начальство разбирается.

 —  Говорю же — молодец! Правильно мыслишь! Теперь идём к Боссу! Там и награду за бдительность получишь!
Крошка соображала быстро. Видя полыхающий огонь позади, а впереди бездонную пропасть, вместо лестничного пролёта, она была вынуждена, обмануть Серого и заставить его, помочь ей.

 — Думаю, что горшочек "Золотых" тебе лишним не будет?  —  пустив в ход всё своё обаяние, завораживающим голоском, проворковала она,  — так что поспешай, а то всю премию Охотники получат!

Волк, решивший проглотить Крошку, в последний момент передумал!  Засомневавшись  и щёлкнув для приличия раз-другой зубами, он произнёс:
 —  Будь по твоему! Садись мне на спину! Вмиг доставлю к моему шефу!

Крошка не заставила уговаривать себя. Она и глазом моргнуть не успела, как Волк, одним прыжком перескочив через пропасть, помчался на следующий этаж, 
где уже на первой двери Люся увидела табличку с надписью "Босс".
Серый,  пнув дверь в приёмную, вошёл первым, а Крошка в растерянности остановилась. Она никак не ожидала увидеть на месте секретарши скверную бабку из сказки о Золотой рыбке.

"Секретарша", подскочив к вошедшим, заорала:
 —  Дурачина ты, Серый, и простофиля! Кого это ты притащил? Ни в одной сказке такого персонажа я не встречала.
Волк понял, что сотворил глупость. Он отступил, потупив взгляд, а Крошка, воспользовавшись наступившим замешательством, проскользнула к Боссу.
Как она и предполагала, им оказался Старик-рыбак. Он восседал за огромным деревянным столом и чинил  прохудившийся невод.

Услышав шум, он недовольно поднял глаза и уставился на непрошеную гостью:
 —  Кто ты и откуда будешь?
Не дожидаясь ответа, он нажал на кнопку селекторной связи:
 — Это кто у меня в кабинете?
В это время в помещение ворвались Тридцать три богатыря, а вбежавшие вместе с ними Старуха и Волк что есть сил вопили:
 —  Хватай её! Держи! Вяжи!

Но Крошка, успев увернуться, крутанулась и зависла под потолком на своём обруче-косе. Богатыри так и застыли, разинув рты, очарованные её невиданной красотой и ловкостью.
 —  Стоп, стоп!  —  вскричал Старик,  —  я здесь старший! Ну-ка, девица, спускайся  и расскажи, кто ты и откуда?

 —  Да на неё только что ориентировка от Чародея поступила  — злодейка она и преступница!  — вмешалась Старуха.
 —  Да какая я преступница?  —  промолвила Крошка,  —  только и хочу к Главному Волшебнику попасть, чтобы в хорошую сказку направил, а то Чародей совсем колдовать разучился,  — не моргнув глазом, слукавила девчонка, —  все только и говорят о Главном, а в глаза его никто и не видывал. Теперь понятно, почему? Вон охрана какая...


Рецензии