Трофейная ложка

                Значит, нужные книги ты в детстве читал!
                /В.С. Высоцкий/
Отец пошел на фронт 17-летним, когда наши освободили Одесщину. Среди освободителей был старший брат отца Иван – командир батальона, который и забрал отца с собой.
Во время оккупации особо «отличались» румыны - грабили и зверствовали похлеще гитлеровцев, отцу пришлось даже прятаться от них на дальнем хуторе, чтобы не угнали в Румынию на работу.
Когда отец уходил воевать, мама (моя бабушка) его напутствовала: «Сынок, не делай ТАМ того, что ОНИ делали у НАС».
Войну на западе отец закончил в Венгрии, затем его часть перебросили на Дальний Восток, воевал в Маньчжурии. Рассказывал, что много наших погибло из-за плохой питьевой воды – диарея, обезвоживание, в кишечнике были такие боли, что пили аккумуляторную жидкость. Когда зашли в Китай, доктор сказал есть любую зелень - этим и вылечились. Китайцы же тащили все, что попадало под руку и удавалось спрятать за пазухой. В «воспитательных целях» специально для них завезли стекловату.
После разгрома Японии служил под Иркутском, окончил военное училище. Вспоминал, что в тех краях послевоенная демобилизация привела к разгулу бандитизма, «рассасывалось» года три-четыре.
Далее - Группа советских войск в Германии, Дрезден. Мама там же служила в перлюстрации – вычитывали письма и замарывали в них строки, которые могли представлять военную тайну. Во время войны перед наступлением делали проще - на несколько дней задерживали письма на промежуточном пункте в тылу, поэтому письма часто приходили после похоронок.
Здесь мои родители познакомились, где я и родился. Из детских воспоминаний о Дрездене - зоопарк, сохранились снимки с львятами-тигрятами. С того времени любимое дело – посетить зоопарк. В галерее врезалась в детскую память статуя пеликана, кормящего птенцов своим телом.

Из Германии были привезены музыкальные инструменты, ковры, посуда, столовые приборы и ещё кое-какие мелочи-безделушки.
Из музыкальных инструментов, которые включали губную гармошку, аккордеон и пианино «Ronisch», первой «ушла» гармошка. Было очень интересно посмотреть, как она устроена внутри, как меняется её звучание, если мембраны оттянуть или, наоборот, затолкать поглубже в пазы. К тому же, корпус у гармошки был деревянный, крепящие шурупы после трёх-четырёх таких познавательных изысканий перестали держать, гармошек стало четыре, и они почему-то не играли.
А вот на аккордеоне никто не играл, поэтому он рассыхался, и когда делали в квартире ремонт, маляр согласился взять его в счет платы за работу.
Пианино «продержалось» дольше. Родители, как интеллигенция в первом поколении, стремились дать детям «культурное развитие» - подвергли меня (через такое прошли многие сверстники) обучению игре на музыкальном инструменте. Это издевательство надо мной продолжалось года четыре и закончилось тем, что «пинанино» было продано, а мне «на вырост» куплен тяжелющий велосипед «ХВЗ», который в первую же зиму был украден из кладовки в подвале.
Ковры, сколько мама не пересыпала их нафталином, как говорят, «трахнула моль».
Из посуды выделю сервиз на двенадцать персон, который почему-то называется «Мадонна», хотя на нем изображены сюжеты из греческой мифологии. Отношение к сервизу было, как к музейной ценности, и он использовался только по самым большим торжествам.
Среди столовых приборов была трофейная армейская ложка из стали с орлом, держащим в когтях свастику. Свастика была исцарапана, но все равно можно было догадаться, что она там присутствовала.
Да, ещё была ручная машинка для стрижки, сохранившая некоторые зубчики, которая больше скубала, чем состригала волосы. Поэтому, когда с её помощью отец меня стриг, это была скорее не стрижка, а, как сейчас сказали бы, «тренинг» по формированию выдержки и твёрдости характера.
Наша по-военному кочевая жизнь была связана с постоянными переездами, поэтому все это добро, как правило, не распаковывалось и большей частью хранилось в железнодорожном контейнере.

Как-то просмотрел кассету с подборкой англо-американских фильмов о войне. Бросилось в глаза – они воевали на чужой земле.
У нас практически каждую семью затронула ТА война. Муж старшей сестры отца Иван Данилович Чернявский лежит под Прагой. Троих детей – Тамару, Павлика и Павлину тётя Маруся вырастила без отца.
Ко Дню Победы в школу приглашали выступить с воспоминаниями её участников. Запомнился рассказ полного кавалера ордена Славы [1] летчика-штурмовика, как «утюжили» дорогу с отступавшими немцами. Один, видно у него был нервный срыв,  не спрятался на обочине, а начал грозить поднятым кулаком. Летчик увлекся и снизился почти к земле. По возвращении механик из мотора извлек кисть руки.
Учителем рисования и черчения в школе был Василий Васильевич Позигун.  «Прошёл» через штрафбат, выжил, «довоёвывал» в транспортной авиации. Изредка рассказывал только о том, как «довоёвывал».
Директор школы Николай Федорович Воропай преподавал нам историю, обществоведение. Воевал танкистом, на лице и руках следы ожогов. Нам особо не рассказывал, как выбрался из горящего танка, зато на уроках с юмором часто вспоминал «антифризную жидкость» на спирту.
На День Победы, когда Василий Васильевич и Николай Федорович надевали боевые награды, грудь у обоих выглядела как иконостас!
Со мной в отделе работал главным конструктором Михаил Михайлович Ластовченко, кандидат наук. Воевать начал, как отец, восемнадцатилетним на Дальнем Востоке в береговой авиации после ускоренного курса летного училища. Выпускники, а фактически ещё подростки, чтобы достать до педалей, к ногам подвязывали стопки книг. Большинство возвращалось только из двух-трёх боевых вылетов.
На последнем курсе института во время первомайских праздников товарищ пригласил посетить его «малую родину», она же родина Троцкого - Бобринец. Был родительский день, и отец товарища, Иван Герасимович, главный хирург районной больницы повел нас на погост и показал эхо войны - отдельный ряд с могилами 1945-1946 годов (вернувшиеся живыми умирали от ран).

В студенческом общежитии с третьего курса жил в комнате с двумя немцами - Фреди и Рёдигером. Фреди – хорошист, выше среднего роста, с привлекательной для девушек внешностью. А вот Рёдигер – круглый отличник, добродушный, небольшого роста, толстенький, в очках. Свои называли его Пигги.
Четвертым в комнате был Саша, который учился на курс старше нас, «сильска дытына» - раз в месяц на выходные ездил за харчами. Как-то с картошкой завез мышь. По ночам шуршала, даже залезала на стол и оставляла там помет. На выходные, когда Саша поехал в село, устроили мышиную охоту. Огородили чемоданами Сашин шкафчик с харчами, где по нашим предположениям пряталась мышка, взяли в руки тяжелые предметы, начали стучать. И когда мышонок выскочил из укрытия … не буду на немцев сваливать завершающий акт неслыханной жестокости – именно в моей руке не дрогнул молоток.
Фреди встречался с Марлис из Одесского медицинского (позже они поженились). В общежитии была возможность зарезервировать комнату для гостей и на зимние каникулы они по очереди ездили друг к другу. Как-то в Одессу поехал и Пигги. Его познакомили с немкой, тоже медичкой. На следующие каникулы Пигги пригласил её в Киев. Та приехала, но не одна, а с турком. Днём по Киеву гуляли втроём, ночью же Пигги шёл спать в нашу комнату, а немка с турком в гостевую.
Некоторые немцы встречались с нашими девчонками с «серьёзными намерениями». Будущих фрау обучали немецкому на республиканских курсах в районе метро «Университет». Курсы заканчивались поздно, и женихи их встречали. С одним из них случился «казус». Подворотня, где он дожидался, была темная, и местная шпана, заприметив его новые фирменные джинсы, сделала ему предложение, от которого он не осмелился отказаться - поменять их на рваные шаровары. Когда они ушли, наш Ромео бежал и орал до площади Победы.
Но не всё с немцами было «фройндшафт». Был среди них эдакий «белокурая бестия». Говорили, что «у него отец воевал в люфтваффе». Заносчивый, смотрел свысока, когда я сидел за столом, спокойно позволял себе повернуться ко мне задницей.
Сначала думал повоспитывать этого «гитлерюгенда» физически, но приближались каникулы, и решил поступить по-другому.
Дома переговорил с отцом, он одобрил мою задумку с трофейной ложкой.
Перед началом семестра, когда в комнате собралось всё «немецкое землячество», достаю эту ложку:
- Вот ложка - трофей моего отца из Германии, - показываю на ложке орла со свастикой, и уже обращаясь отдельно к «гитлерюгенду», - а у твоего отца имеется ложка с НАШЕЙ звездой?!
После такой моральной взбучки вся спесь с «гитлерюгенда» слетела, здоровался со мной, завидев за десять метров, и в комнату заходил с опаской.

По окончанию института на работу распределился на «закрытое предприятие» - поэтому связь с Фреди и Рёдигером поддерживать не мог и утратил. Позже пытался её восстановить, даже обращался в немецкое посольство – не получилось.
В постперестроечное время посетил Прагу. Попал на какую-то годовщину ихней «пражской весны» - из-за моей русской речи испытал на себе все прелести чешского «движения сопротивления» уровня обслуги ресепшн, таксистов, торговок шмотками, официантов вплоть до резкой неисправности туалет.
Народец с куцей памятью - напрочь забыли, что «Злата Прага» во время войны уцелела благодаря нашим солдатам, многие из которых положили под ней свои головы, среди них и Иван Данилович Чернявский. Стыдливо замалчивают, как они, «прикормленные» гитлеровцами, «ковали» победу вермахта на военных заводах «Шкода», ЧКД, «Польди», «Зброевка», где не было зафиксировано ни одного (!) случая саботажа или диверсии. Как дружно «отлавливали» коммандос, совершивших покушение на их главного благодетеля Гейдриха. И как уже после освобождения, «оттянулись» на судетских немцах – не зря чехов называют «немцы среди славян» [2].
Из Праги представилась возможность посетить с однодневной экскурсией Дрезден. Одного дня вполне достаточно на осмотр достопримечательностей Дрездена, которые уцелели после бомбардировок «цивилизованными» англо-американцами [3].
В первую очередь, это чудом уцелевшее самое большое в мире фарфоровое панно «Шествие саксонских курфюрстов» и, конечно, картинная галерея.
В галерее из шедевров, увиденных «вживую», отмечу небольшую по размерам картину Лиотара «Шоколадница» - светотени так выписаны, что она кажется объемной!
На сына, который был со мной, неизгладимое впечатление произвела оружейная палата - большая коллекция оружия, рыцарских доспехов, в том числе детских, на муляжах коней (детские  - на пони) в натуральную величину.
А вот баклана, кормящего птенцов своим телом, как не расспрашивал смотрителей - не нашел.

Что же сохранилось из добра, которое родители привезли из Германии? Несколько статуэток-вазочек, сервиз «Мадонна», который невостребованным хранится в ящике, да ручная машинка для стрижки.
Кстати, трофейная ложка после демонстрации «немецкому землячеству» через пару недель куда-то запропастилась. Да особо её и не искал - держать в руках  ложку со свастикой, что гадюку, и тем более из неё кушать. Миссию свою она выполняет, когда рассказываю этот случай подрастающему поколению и показываю главные из боевых наград их деда – «За победу над Германией» и «За победу над Японией».

Комментарии
1 – за годы ВОВ кавалерами ордена Славы стали более одного миллиона человек, в том числе полными – 2617.  Звания Героя Советского Союза за годы войны было удостоено свыше 11 тысяч человек, среди них только четверо - полные кавалеры ордена Славы.
2 – в 1945-1946 годах из Чехословакии было изгнано почти три миллиона судетских немцев. По данным «Научной комиссии Федерального правительства» (НКФП) число прямых и опосредованных жертв составило около 200 тысяч человек. Ниже приведены выдержки из отчета НКФП.
Чешские власти под угрозой наказания приказали всем немцам в стране носить белую или желтую повязку на рукаве или пришить к своей одежде кусок белой материи, на которой должна быть написана большая буква "К" ("немец")… немцам было запрещено ходить по тротуарам… значительная часть немцев была помещена в лагеря, которые пражские власти сначала назвали концентрационными лагерями, а потом переименовали в лагеря для интернированных, рабочие и сборные лагеря. В лагерях чехи ввели систему мучений и произвольных убийств. Чаще всего комендантами лагерей назначали чехов, которые пострадали от национал-социалистов в концентрационных лагерях, иногда это были уголовники. В лагере Терезиенштадт, где во время войны эсэсовцы содержали евреев, чехи теперь разместили немцев. Из лагерей и из городков чешские предприятия, чешские власти и чешские крестьяне получали самую дешевую рабочую силу, которая у них была когда-либо: немецких женщин, немецких мужчин и детей старше 14 лет. Немцев строили рядами, затем появлялись крестьяне и руководители предприятий. Они осматривали телосложение, щупали мускулатуру, часто даже заглядывали в рот мужчинам и женщинам, чтобы по зубам определить состояние здоровья, а потом уводили людей на тяжелые работы.
В ночь с 18-го на 19 июня в городе Прерау (сегодня Пржеров)… чешские солдаты, возвращавшиеся из Праги… встретились с поездом, перевозившим немецкое население, которое… депортировалось в советскую оккупационную зону. Чехи приказали немцам выйти из поезда и начать рыть котлован для братской могилы. Старики и женщины с трудом выполняли приказ солдат, и могила была готова только к полуночи. После этого чешские солдаты под командованием офицера Карола Пазура расстреляли 265 немцев, среди которых было 120 женщин и 74 ребенка. Самому старшему из убитых было 80 лет, а самому младшему - 8 месяцев. Закончив расстрел, чехи разграбили вещи, принадлежавшие беженцам.
…многие изголодавшиеся, ограбленные беженцы … по пути, ведущему из Чехословакии, узнали доброту многих солдат Красной Армии. Некоторые красноармейцы делились своим хлебом, некоторые приносили мясо, некоторые защищали от притеснений со стороны чехов. Один пленный достал из посеребренного портсигара сигарету. С дороги это увидел чех, подскочил к военнопленному, отобрал у него портсигар, кулаком несколько раз ударил его по лицу и обругал пленного. Русский часовой заметил это, подошел с автоматом наперевес к чеху и заставил его вернуть портсигар пленному. Потом он дал чеху пинка ногой и сказал: "Это – немецкий солдат, а ты – свинья!"
Выдержка из рапорта от 18 мая 1945 г. политуправления 4-й танковой армии: «10 мая в Праге в районе техникума жители города, раздев по пояс 15 немок и вымазав их краской, заставили работать по исправлению мостовой, при большом скоплении народа. После этого немки были выведены за город и расстреляны… В с.Лушка с приходом наших частей чехи выгнали всех поживавших здесь немцев (290 чел.), а оставшееся их имущество конфисковали».
3- авиация западных союзников 13-14 февраля 1945 года нанесла серию бомбовых ударов по Дрездену.
Сначала сбросили фугасные бомбы, за ними - зажигательные, которые превратили город в бушующее море огня. Это был самый разрушительный бомбовый удар в Европе за все годы Второй мировой войны, в четыре раза превысивший площадь сплошных разрушений в Нагасаки после ядерной бомбардировки американцами 9 августа 1945 года. Разрушение городских застроек превысило 75-80%, к невосполнимым культурным потерям относятся Фрауенкирхе, Гофкирхе, Опера и архитектурно-дворцовый ансамбль Цвингер. При этом ущерб, нанесенный промышленным предприятиям, железнодорожной сети оказался незначительным. Число погибших в разных источниках оценивается от 25-50 тысяч (англо-американские) до 135 тысяч человек и более. Отсылаю к автобиографическому роману Курта Воннегута «Бойня номер пять, или Крестовый поход детей» - свидетельству очевидца, который пережил этот ад.


Рецензии
Спасибо,хороший рассказ. Буду читать и дальше!

Сергей Петрович Верга   19.05.2019 15:22     Заявить о нарушении
На это произведение написано 29 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.