Капитан Зарук. С почином! Радио-серия

          
               
                C почином.

          На дворе и повсюду в стране стояли лихие "девяностые".  Рука инспектора  два ноля седьмого ОГО ГАИ, скользнула в карман брюк и опустилась чуть ниже ватерлинии, туда, где в темноте, на самом дне кармана лежали «хрусты». Рука инспектора нащупала первую, гладкую, твёрдую, почти новую бумажку. Это "полтишка",-  солидный, лысый такой дал,- фамилия у него странная: Берёзов - Азовский   мог бы и побольше  с такой-то фамилией.
   Вторая бумажка – это «червончик» - пешеход не там дорогу переходил. Пешеходы денег не дают. Где им взять, да всех и не догонишь, а этот, чертяка, "оттопырил", сам. Тут ведь как наехать. Вот что значит профессионал! Люди этому годами учатся.
   Капитан Зарук жезлом сбил тополиный пух с плеча, где красовались новые звёздочки. Совсем недавно капитана присвоили. Эхх, а какая инаугурaция в отделе была. Ребята пришли поздравлять как положено, с водкой. Положили восемь звёздочек  в стакан: "Пей, Зарук. Теперь ты капитан!" Зарук пил водку, давился, выхаркивал звёздочки, смеялся. И всем было тоже смешно и приятно, когда водка разливалась по жилам личного состава. А потом, Зарук резал тонкими ломтями сало. Клал его на хлеб и угощал: лейтенанта Мирзяева, старлея Худайбердыева, мамлея  Хермандулиева и старшину Япончика. В самый разгар пьяного веселья появился полковник Станиславский. В широких кругах ГАИ он был известен тем, что написал свою знаменитую книгу «Моя жизнь в милиции». Писал он её 10 лет. И все в отделе конечно были знакомы с его "нетленкой", а изнасилованный чтением шедевра старшина Япончик  использовал  книгу Станиславского, как цитатник при  разборе с нарушителями из. И только Зарук книгу Станиславского в глаза не видел, и о жизни его в милиции ничего не знал.
Полковник лихо по-гусарски с локтя забросил  полный  стакан водки себе в рот  и не выдыхая прищурился на  капитана:
- А скажи-ка ты мне, сынок,- раздыхиваясь, как-то  издалека начал Станиславский,- а чего ты больше в жизни любишь, себя в милиции или милицию в себе? – Зарук мялся, хотел ляпнуть было чего в голову взбрендило, но Станиславский уже стоял  в дверях и ехидно смотрел прямо в глаза капитана.
- Не ве-ерю-ю,- попрощался Станиславский, - он всегда так прощался,нарочито подчёркивая свой уголовный опыт работы в милиции.
   
  Но этот вопрос - что первично? Зарук в милиции или она в нём мучил сегодня инспектора на грязном и душном перекрёстке на проспекте Мира. Он ещё раз взглянул на погоны и погладил свой автомат. Зарук любил «Калашникова» и эта странная ориентация не смущала инспектора, ещё из спецсредств он любил баллончик с "Черёмухой", наручники и резиновую дубину и называл её нежно - вибромассажёром.
  А между тем,  на перекрёстке, где находился инспектор, образовалась пробка. Пробки Зарук тоже любил. Пробка хороша тем, что из неё никуда не денешься и догонять тут никого не надо и на другую сторону когда хочешь - перейдёшь. Бог создал людей разными. Пробка уравнивала всех! В «Мерсе» ты или в «Запоре»,- сиди не рыпайся. Даже если ты большой начальник,- в пробке ты баран. Иди сюда начальник…
   Сегодня он чувствовал себя рыбаком в этом автомобильном "круговороте"- месиве металла, "рыба" тут водилась разная, и тут нужно было смотреть не только в оба, но и на спине глаза иметь! Одно неверное движение и по миру пойдёшь, а то и на лесоповал..., тут ведь как повезёт.
   Он уже приметил "хмыря" на стареньком «Опеле» и  показал ему жезлом на обочину. Хмырь суетился, долго искал доверенность. А Зарук между тем оглядывал чисто вымытую старенькую машину, потом долго читал документы, повторяя медленно и методично:
- И-но-марка,- понимая, что слова такого в "хмырёвых"  документах  нет...
- Что с того, что иномарка, 20 лет машине. На  «Жигули» денег не хватило вот и мучаюсь.
- Таак.- Обратился Зарук к Хмырю, называя его по имени и отчеству, как учили в школе милиции.- Фа-ара у вас разбита..
- Где?! - всполошился хмырь, надевая очки с толстыми стёклами в роговой оправе.
-Во-от.- Ткнул инспектор «Калашниковым» в стекло осветительного прибора.
-Это ж щербинка.
-Щербинка! С разбитой фарой ездите по Москве. Указ мэра «Три на восемь-восемь на семь» от тридцатого ноль пятого знаете?... Нет, не знаете. Штраф на месте будем платить или вместе на штрафную стоянку поедем?
   Хмырь прямо юркнул за кошельком в салон, откуда из радиоприёмника послышался голос президента Ельцына,«у нас богатейшая  страна, понимаешь,  и неисчерпаемые богаССва, огромные земли, понимаешь, Сибирь, и люди у нас особенные, добрые люди у нас, и умныИ, понимаешь. Правда,  жиССь их теперь загнала как пчёл в ульи, О-О-ОТ.. , теперь надо заставить  их работать как пчёл на просторах, понимаешь..."
  Рука Инспектора скользнула в карман брюк чуть ниже "ватерлинии", туда, где на самом дне кармана лежали "хрусты". Шестьдесят плюс пятьдесят.., ну что? С почином!
 
                А. Перевощиков 1995.
    


Рецензии