Дорогой Ткварчели...

                Впервые оказавшись в самолете, я оробел. Четверть века от роду, а не летал ни разу. Каждая лёгкая встряска заставляла нервно оглядываться на более опытных и бывалых соседей. По их реакции приходилось догадываться насколько серьёзны те или иные покачивания, воздушные ямы и прочие неприятности. Ту-134, казавшийся тогда огромным , за два с половиной часа уверенно преодолел расстояние от Кишинева до Сухуми... Легко перепрыгнув Чёрное море, он приступил к посадке. Но, тут, в тяжёлых грозовых облаках началась такая катавасия, что испугался не только я, но и мой самоуверенный сосед...

                - Ты, чего это, так за кресло вцепился?,- с ехидной улыбочкой поинтересовался он в самом вначале ожесточённо развивавшейся тряски,- Ежели что, то, вряд ли, это поможет. Чик-чирик,- он показал пальцем вокруг шеи,- и,в миг,  голову оторвет...

                Однако, через каких-то полминуты, он жутко побледнел, выпучил глаза и сам намертво ухватился за ручки кресел...

                - Вах-Вах! Зачем я тэбэ слышал и сэл этот самолот?!,- раздалось истерическое  причитание другого соседа, увенчанного длинной кепкой-аэродромом...

                Ослепительные вспышки молний без перерыва сменялись грохотанием и бешеной вибрацией, выматывающей душу... Самолёт снижался так стремительно, что , несмотря на объявление о посадке, казалось,что он, скорее, падает...

                - Подстрахуй,- неожиданно обратился ко мне смертельно испуганный сосед... Он , вдруг, приподнялся и двинулся по круто накренившемуся салону, остановившись у самой двери туалета...Она была закрыта наглухо...

                - Ну, не сдержался человек!,- попытавшись что-то объяснить сморщившимся лицам окружающих, я двинулся за ним. Стюардессы, испуганно скрючившись на своих стульчиках, не делали никаких замечаний. Однако, и дверь в туалет оставили безнадежно запертой... Так мы и приземлялись, стоя с моим соседом в салоне авиалайнера, как в городском троллейбусе...

                - На следующей, выходите?,- попытался я, хоть как-то, отвлечь его от кишечных спазм...

                - Слушай, друг..!,- глаза страждущего излучали такую муку, что я, содрогнувшись, совсем позабыл об аховой , почти аварийной ситуации на борту...- Как только остановимся,помоги дверь открыть!!! Мочи нет терпеть,- произнёс он , и крупные слезы, одна за другой, покатились по давно небритым щекам...

                Посадка была резкой, стремительной и благополучной. Мы, с моим соседом, извивающимся от кишечных колик, так и пережили ее , стоя в самолете, как в переполненном общественном транспорте... Запах вокруг был, конечно, ещё тот... Не сговариваясь, мы открыли дверь самолета, ещё ползущего на стоянку... Стюардессы не препятствовали, лишь носики зажимали поплотнее... Мы же,  выпрыгнули, так и не дождавшись установки трапа...

                Среди встречающих, столпившихся за небольшой оградкой, мелькнуло удивленное лицо моего дорогого тестя - добрейшего Петра Григорьевича, с тревогой наблюдавшего за быстрым передвижением своего новоиспеченного зятя по лётному полю...

                - Ну, ты меня и напугал,- сетовал он впоследствии,- Смотрю , выпрыгиваешь с каким-то странным мужиком из самолёта и несёшься за ним по аэродрому как скаженный..! Что делать ? Думаю... и, бегу вслед за вами... А,вы, оказывается, в туалет....

                - Купи любые штаны!,- просипел мой бедный сосед и всучил пару мятых красных десяток, стремительно исчезая в одной из кабинок...

                - Извини, брат, что шутил не вовремя!,- заключил он прощаясь,- Видишь, Б-г и наказал! Он все видит! Но в самолёт, я больше ни ногой! Поездом возвращаться буду...
..........

                - В этом году лэта нэ будэт,- через полчаса, уже, трясясь в маршрутке " Сухум-Ткуарчал", я,  с неподдельным интересом, внимал оригинальному прогнозу солидного водителя...

                - Откуда знаешь ??,- недоверчиво отреагировал пожилой пассажир.

                - Адын верный чэловэк сказал!!!,- подкрутив усы, азартно заверил его живописный шофер...

                - А..А! Это, другое дело !,- будто, услышав абсолютное доказательство, утвердительно закивал собеседник,- Так бы сразу и сказал..!

                Апрельский Ткварчели был прекрасен! Волны тёплого воздуха, густо-настоенного на травах, кипарисах, магнолиях, аджиках, благородных лаврах, экзотических цветах и пряностях, а, главное, на добрых улыбках Ткварчельцев, немедленно вскружили голову, расцветив и без того буйные, яркие краски влажных субтропиков...

                Но, главным хозяином, гостеприимно встречающим, всегда сопровождающим и  охраняющим, была высоченная и широченная Гора Айсра,казалось, прилегшая отдохнуть на восточной окраине города... Она обильно заросла морем потрясающей зелени, приветственно машущей верхушками деревьев, орешниками и зарослями кукурузы... Даже, тёмной-претемной, южной безлунной ночью , эта Гора, невидимая глазу, как-то ощущалась... Чувствовалось особое, более плотное пространство сгустившейся Тьмы вокруг доброго Гиганта, мирно посапывавшего у порога родного Ткварчельского Дома...

                Мою  жену, приехавшую с нашей малышкой навестить родителей загодя, я не узнал! Она, казалось, совсем изменилась! Нет! Внешность осталась такой же очаровательной. Но, куда делись горячность, непокорность и свободолюбие?! Меня, внезапно,  окружили не только любовью и нежностью, но и материнской заботой, абсолютной предупредительностью, вкупе с потаканием моим самым смелым, иногда, сумасбродным идеям...
 
                Целыми днями, без всяческих замечаний, я мог  валяться с книжками, вкушать, как султан, разнообразные блюда и наслаждаться ласковым воркованием моей возлюбленной..!

                На живописном Ткварчельском базаре, благоухающем ароматами разнообразных мацони и аджик, моя тонкая  стройная жена не давала поднять ни грамма зелени, ни картофеля, ни мандарин..!

                - Перед знакомыми неудобно !,- с этими словами она решительно вырывала у меня сетки, наполненные овощами и фруктами.  Ее Мужчина должен был, по-кавказски, руки  в брюки, медленно гулять, чинно здороваться и, неспешно, справляться о делах и прочих деталях у такого-же уважаемого человека, сопровождаемого  женщиной, также надрывавшейся от разнообразных продовольственных отягощений. Поначалу, мне было не по себе. Но, очень скоро , я привык и был, попросту, очарован, околдован, покорен таким бережным отношением...

                - А ну! Чемоданы в руки, быстрее-быстрее! Чего, как заторможенный? Пошёл..! В своей нетерпимости, моя, вновь изменившаяся спутница жизни, была прекрасна. Вздрогнув от ставшей,уже, необычной, громкой повелительной интонации, я, как-будто, резко проснулся, и, нахлобучив на себя гирлянду сумок с чемоданами, послушно поплёлся к автобусу от Кишиневского аэропорта....
                ...............
                Прощай , дорогой Ткварчели ..!  До следующего Года..!


Рецензии