Антонина Колотилова Народность Русского модерна

Совершенно случайно на одном из сайтов я нашел запись трех песен в исполнении Северного хора, датированную 1963 годом. И поразился тому, как они звучат! Незадолго до ухода из жизни художественный руководитель хора Антонина Яковлевна Колотилова настояла на том, чтобы записать все его песни, тем самым сохранив для потомков их аутентичное звучание. Возглавляя хор в течение 35 лет, она сделала его репертуар максимально близким к живому, почвенному бытованию песни в северной деревне. Недаром ее коллектив долгие годы считался самым этнографически достоверным, последовательным в своей творческой линии, сберегающим традиции русской песни, обладающим умением проникнуть в глубину музыкальных образов, рожденных на Русском Севере, и воплотить их во всей неповторимой красоте.

В 1938 году на нее написали донос. Дело по тому времени – обычное. Обвиняли Антонину Яковлевну в сокрытии дворянского происхождения. И уже немолодой, 48-летней женщине пришлось оправдываться, доказывать преданность делу партии и государству рабочих и крестьян. С тех пор в ее биографии появилась строчка «из семьи служащих». Хотя авторы доноса были на 100% правы: родилась основательница Северного народного хора в дворянской семье. Ее отцом был небогатый помещик и чиновник Яков Иванович Шерстков, а матерью – дочь архангелогородского купца 2-й гильдии Ирма Леопольдовна Варгенау.

Антонина Колотилова как художник, артист, сформировалась в лоне Серебряного века русской культуры, которая в конце 19-го начале 20-го века переживала мощный взлёт. Духовная жизнь России этого периода отличалась небывалой насыщенностью, продолжением прекрасных художественных традиций, стремлением обновить поэтический язык, желанием воскресить к новой жизни чуть ли ни все образы и формы, в том числе выработанные народным искусством. В классической музыке – у А. Бородина в «Половецких плясках», у И. Стравинского в «Весне священной», у С. Прокофьева в «Скифской сюите» это проявилось в обращении к глубинным пластам песенного фольклора, древнейшим истокам отечественной музыкальной культуры. Одновременно широкую популярность буквально во всех слоях общества приобретает камерный вариант традиционной русской песни, нашедший воплощение в творчестве Анастасии Вяльцевой, Вари Паниной, Надежды Плевицкой. И, несомненно, граммофонные пластинки с их записями звучали в доме Шерстковых.

Антонина Яковлевна еще с юных лет проявляла незаурядные способности в исполнении русских народных песен. Развитию этих способностей во многом помогала мать, сама страстная любительница песенного искусства. Именно она, русская немка, первая заметила в своей дочери недюжинные способности. Антонина Колотилова мечтала стать профессиональной певицей. Не имея возможности учиться в консерватории, она брала уроки сольного пения у преподавателя музыки в Никольском педучилище Марии Евсеевны Зигер-Корн, в прошлом артистке знаменитой Миланской оперы «La Sсala». Выступая на сцене, Антонина часто исполняла классический репертуар, в том числе главные партии из опер «Иван Сусанин», «Пиковая дама», «Русалка», «Кармен».

На окончание гимназии отец подарил ей коня, так как она с детства любила лошадей, умела с ними обращаться и с удовольствием за ними ухаживала. Она метко стреляла из ружья, но никогда не убивала дичь, хорошо ездила верхом, навещая сестру, живущую за 12 верст, в легкой коляске одна ездила в Никольск и Великий Устюг.

За пять лет работы в деревенской школе молодая учительница записала сотни разных песен, многие из которых позднее вошли в репертуар Северного хора. Обучая грамоте крестьянских детей, постигала новое и сама учительница. «Я очень любила песни, и пела их сама – вспоминала Колотилова. - Вместе с крестьянами принимала участие в вечерках, хотя раньше учительницам это было строго запрещено. В зимнее время на паре лошадей с колокольчиком меня частенько увозили на крестьянскую свадьбу...» Молодая девушка с интересом наблюдала северные обряды, слушала песни, сама научилась причитать, величать, усвоила манеру движения в хороводах, танцах, поклонах. Врожденное артистическое дарование помогало ей, окончившей классическую гимназию, легко и органично воспринять основы народной крестьянской культуры.

С увлечением отдаваясь собиранию народных песен и их исполнению, она сплотила вокруг себя группу таких же энтузиастов-единомышленников, которые запросто приходили к ней на квартиру, устраивали коллективные спевки, разучивали интересовавшие их песни. Вначале вокальный ансамбль насчитывал 12 певиц. Костюмами служили наряды мам и бабушек – подлинные крестьянские сарафаны и рубахи. На репетициях партии обычно разучивали с голоса руководителя. Антонина Колотилова также показывала, как нужно двигаться, кланяться и держать себя на сцене. Так родился Северный хор, ставший впоследствии знаменитым.

В истории коллектива под руководством Колотиловой было множество творческих достижений и побед, гастроли по всей стране и за рубежом, включая Париж, который архангелогородцы сразу покорили. «Чудесный артистический ансамбль, один из наиболее выдающихся среди тех, которые присылались Великой страной», – так сформулировал свою оценку выступлений хора президент общества «Песни мира» Жан Руар в письме к Антонине Яковлевне.

Особая страница – гастроли в составе фронтовых агитбригад в годы Великой Отечественной войны. В Мурманске во время концерта в Доме офицеров рядом неожиданно разорвалась бомба. Посыпалась штукатурка, на сцену полетели обломки. Но артисты не дрогнули, и продолжили озорную песню «Как комар-то на мухе сватался». Осенью 1943 года, на Северном флоте концерты проходили прямо в открытом море. Чтобы перебраться с корабля на катер, нужно было спуститься по веревочному трапу, который сильно раскачивался на ветру. Женщинам это было сделать трудно. Тогда нашли выход: певицы по очереди прыгали вниз на одеяла, натянутые матросами. Концерты состоялись...

Антонине Колотиловой выпало жить и творить во времена, когда искусство сознательно загоняли в прокрустово ложе идеологии. «При коммунистической организации общества отпадает подчинение художника местной и национальной ограниченности, целиком вытекающее из разделения труда, а также замыкание художника в рамках какого-нибудь определённого искусства, благодаря чему он является исключительно живописцем, скульптором и т. д., так что уже одно название его деятельности достаточно ясно выражает ограниченность его профессионального развития и его зависимость от разделения труда. В коммунистическом обществе не существует художников, существуют лишь люди, которые занимаются искусством как одним из видов своей деятельности», - писали К. Маркс и Ф. Энгельс в «Немецкой идеологии». В вульгаризированном варианте ту же мысль высказал «первый пролетарский поэт» Маяковский: «Землю попашет - попишет стихи...» (хотя сам он, к слову, землю вовсе не пахал).

Но сама жизнь отвергла мертвые идеологемы, ведь искусство – всегда часть живого религиозного, духовного сознания народа. Не будь этого сознания, оно превратилось бы в поверхностное «эстетическое развлечение». Наиболее действенным из искусств является синтез Слова и Музыки. Причем Слова в Божественном смысле, как начала начал, сокровенной сущности жизни и мира. Музыка - это нечто бессознательное, чувственное, душевное, но не имеющей собственной мысли. Воплощать мысль призвано Слово. А вместе они выражают Истину, служат ей. И именно в этом служении - смысл творчества любого художника. И тот, кто выбирает сочетание Слова и музыки определяет для себя способ такого служения. Антонина Яковлевна свой выбор сделала...

Все годы работы Колотиловой в Северном хоре были наполнены неустанным, нелегким трудом и творческим горением, искренним стремлением сохранить и передать современникам глубину самобытности и красоты народного искусства Русского Севера, постоянным поиском все новых сценических форм и исполнительских средств. Во многом это было обусловлено тем, что Антонина Яковлевна была носителем особой ментальности Серебряного века, в основе которой - культ творчества как единственной возможности прорыва к трансцендентным реальностям, как интегрального способа осмысления времени и «Я» в нем через свободную волю в поисках Бога.


Рецензии