Мамочка

Мамочка

- Слышишь? Слышишь – опять кто-то под диваном пискнул?
Маришка вся превратилась в слух, глаза стали в пол-лица. Вцепившись в Лёхину руку и прижав палец к губам, она отчаянно косила в сторону дивана, приглашая и его расслышать то, что явно слышала сама. В комнате стало мертвенно-тихо, даже резвые ребячьи сердца приглохли в желании уловить какие-то особые звуки.
Простояли в полной тишине минуты две, может, и больше.Ни гу-гу…
Но когда вечно горластый Лёшка уже раскрыл было рот, чтобы по обыкновению нагрубить сестре: «Ну, Марья, ты и дура! Вечно что-нибудь померещится…», глухо, будто из недр большого парадного дивана, донеслось:
- Мя-а-у
В писке этом было столько растерянности, жалобы и безнадёги, что обоих ребятишек будто подбросило. Толкаясь локтями и ещё по-детски толстенькими попами, они вместе полезли под обширный образчик современного устройства для сидения. Экспедиция оказалась не напрасной: вдоволь наглотавшись всегда присутствующей даже под самыми стерильными диванами пыли, малышня выудила на свет Божий крохотное пушистенькое создание. Котёнок – ну кто ещё мог хоть и тихохонько, но всё же отчетливо выговаривать «мя-а-у»? – размером был не больше ладошки семилетнего ребёнка. Один глазик у него уже приоткрылся, другой оставался пока крепко прижмуренным. Пузико едва прикрывал реденький пушок. Кроха лежал на руке у девочки, сжавшись в серенький камешек и, видимо, мысленно прощаясь с жизнью. Вид у него был такой жалкий и беспомощный, что Маришка инстинктивно прижала покрепче к себе неожиданную находку
- Леш, ты как думаешь, сколько котёнку исполнилось – месяц или два? С ним уже можно гулять? А что ему нужно - мясо или молоко? А спать он где будет? – посыпалось из Маришки ведёрко вопросов.
- Ну, затараторила…Я почём знаю… У бабушки нужно спросить…
Увидев на руках у внуков этакую находку, бабушка Валентина Григорьевна залилась вопросами не меньше Маришкиного. Откуда взялся котёнок, когда и как его обнаружили, кто доставал из-под дивана, да не оцарапал ли незнакомый зверь вверенных ей внучков. Ребята в подробностях и картинах доложили всё о появлении Чинарика, как тут же окрестил хвостатика Маришка. После чего надолго пристали к бабе Вале с расспросами о кашачьей кормёжке. Это было очень своевременно, так как малыш начал возиться на руках и  требовательно попискивать, как все проголодавшиеся новорожденные котята.
Бабушка объяснила, что крохе этой от роду неделя с небольшим – даже глазки ещё толком не открыты, а открываются они обычно после 10-14 дня существования. Про мясо пока речи быть не может, котята в этом возрасте кушают только мамку. Или сильно разбавленное молочко из магазина, если живут на искусственном вскармливании. Сироты вроде этого найденыша – а в том, что он сирота, ни стар, ни млад почему-то не сомневались - нуждаются и в тёплом домике - к примеру, в коробочке с какой-нибудь меховушкой, напоминающей материнский бок.
- Так что же с ним делать-то? - забеспокоилась баба Валя. – Мать его непутёвую идти разыскивать, или прежде накормить?
Дети единодушно высказались за кормёжку и принялись незлобливо препираться, кому первому дать малышу соску. Впрочем, спорили зря – брать их старую чудом уцелевшую резиновую соску, завалявшуюся в ящиках бабушкиного шкафа, котёнок наотрез отказался и раскричался так, что хоть святых выноси. Пришлось за дело браться бабе Вале, которая ловко влила в мизерную пасть целый шприц подогретого разведённого молочка. Малыш, ещё не доев, закрыл зрячий глазик и крепко уснул в подоле своей кормилицы.
Тем временем Маришка с Лёхой, сходив к магазину, принесли просторную картонную коробочку и заложили внутрь оторванную от маминой старой зимней шапки песцовую оторочку. Котёнка спустили с рук, осторожненько положив в импровизированный домик и отгородив от мира накинутой поверх коробки пелёнкой. На первое время найдёнышу было обеспечено сносное существование.
Пока котенок спал, в доме шёл семейный совет. На повестке стоял вечный в таких случаях вопрос: что дальше делать с новоявленным жильцом. Родители Маришки и Леши, общение с которыми шло по телефону,  как и ожидалось, сначала категорически возражали против поселения в доме неизвестно откуда взявшегося малыша. «Может, кошка-мать его уже ищет, а он в коробке спрятан. Да, может, он какой-нибудь больной или заразный. Да кто за таким маленьким ухаживать станет» - приводили свои контр-доводы не в меру прагматичные взрослые. И лишь после уверений бабы Вали, что она поможет выходить кота и потом подыскать ему хозяев, согласились: в самом деле, не выбросишь же на улицу такого кроху, который и есть-то пока может только из шприца.
Итак, все принципиальные и организационные вопросы были решены. Теперь ребята, как привязанные, крутились возле коробки, то и дело заглядывая под пелёнку и при малейшем телодвижении Чинарика требуя от бабушки срочного проведения трапезы: котик-де кушать захотел.
А между этими весёлыми приятными хлопотами пытались понять, откуда же, в самом деле, взялся новый жилец. Десятидневный котёнок пока своим ходом передвигаться не мог – это было очевидно, он еле-еле ползал по дну своего картонного домика. Никто из посторонних в квартиру в этот день не приходил, даже всегдашние друзья-приятели Мариши и Лёши. Но если бы и приходили, то зачем им втихаря подсовывать под диван малюсенькое горластое существо? На худой конец, обязательно бы попросили разрешения оставить питомца, нуждающегося в кормлении и «горшковании» каждые два-три часа.
Оставалась, правда, ещё сиамская кошка Чита, почтенного возраста всеобщая любимица. Но у Читы никаких котят быть не могло, так как её давным-давно, ещё в юности с помощью ветеринаров лишили способности быть матерью. Через специальный лаз во входной двери Чита регулярно ходила на уличные прогулки, общалась с местным кошачьим населением, но потомства у неё никогда не появлялось. Даже если предположить, что кошка, вопреки законам биологии, всё-таки умудрилась встать в очередь за котятами, неужели не заметили бы домашние её интересного положения и приготовлений к окоту? Да и сама кошка в такой ответственный период обязательно начала бы где-нибудь «вить гнездо», то есть обустраивать укромный уголок, снося в него тряпочки и бумажки.
- А где, кстати, наша Читка? – к случаю вспомнила бабушка. – А ну как котёнок ей не понравится, приревнует нас к нему - да и обидит маленького. Надо их хорошенько раззнакомить.
Дети кинулись разыскивать Читу, отодвинутую было на задний план неожиданным новосёлом. Обыскали все углы, проверили укромные местечки и схоронки, в которых могла гонять лень кошка. Нигде её не нашли. Гуляет на улице – решили. Ладно, когда объявится, тогда котёнка ей и предъявим. На том в отношении Читы и успокоились.
Тем временем котёнок опять проснулся, запищал, требуя очередной порции еды, и баба Валя снова принялась обучать внуков премудрости выхаживания новорожденных котят. Добрая весёлая эта кутерьма продолжилась до позднего вечера, в круг забот о крохотном существе были вовлечены и пришедшие с работы папа с мамой.
Когда все улеглись отдыхать, бабушка опять вспомнила о кошке, стала звать её на ужин – Чита не появилась. Пришла только на следующий день к обеду, какая-то насторожённая и озабоченная. Быстро поела и снова куда-то исчезла, ребятишки так и не успели показать ей маленького.
А вскоре Маришка, как и накануне, с криком прибежала к Лёхе:
- Пойдем, там под диваном опять какой-то писк; наверное, наш Чинарик туда забрался. И как только умудрился – он ведь и по коробке-то еле-еле ползал!
Опять полезли попа к попе. Опять вытащили малыша из самого укромного уголка. Понесли его в коробку. Глядь – их Чинарик спокойнёхонько сыто посапывает, притулившись к меховушке. А на Маришкиной ладони беспокойно возится и попискивает его точная копия.
Что за чудеса?!
Всё население квартиры, не считая Чинарика, в беспокойстве. Снова бабушка проводит он-лайн семейный совет с детьми и внуками. Снова вырабатывается альтруистское решение: воспитать обоих котят, где одному место, там и двум найдётся, благо пространства в коробочке пока достаточно.
И снова уже не на шутку озадачена семья: откуда, каким таким непостижимым и незаметным образом появляются под диваном новорожденные котишки?
Дело, похоже, стало приобретать какой-то совсем чудной оборот. Так и не найдя вразумительного решения, семья стала даже на нечистую силу уповать.
- Видать, нагрешил крепко кто-то из наших. Так крепко, что чёрт свои знаки начал подавать – рассуждала вслух издавна суеверная баба Валя. – Ведь кошка, она есть спутница бесовская, так всегда было. Правда, у рогатого, вроде, подручные чёрного цвета, а наши мышиного окраса. Может, намекают нам, что пока дымчатые кошки появляются, а там, если грех водить не перестанем, вслед за этим дымом и огонь разгорится – свят, свят, свят! Или не разгорится?..
Лёшины с Маришкой родители, как люди современные и продвинутые, мыслили своё - о полтергейсте и телекинезе, приносящем в дом диковинные живые предметы.
А малыши, намаявшись за день с бесконечными кошачьими кормлениями, сладко засыпали под перешёптывания о волшебниках, одаривающих правильных детей такими славными подарками.
Следующий день только ещё больше запутал дело и совсем перепугал домашних. Точно так же, как и в предыдущие разы, под диваном обнаружился третий крошечный кошкин сын. Теряясь в догадках, его, тем не менее, тоже определили в коробку и поставили на довольствие. Бабушка отправилась в церковь - просить Бога спасти и сохранить дом и ближних от дьявольских происков. Папа с мамой, хотя по-прежнему и не отвергали версии телекинеза и проникновения в будни их семейства проявлений тонкого мира, решили всё-таки получше обследовать окружающий мир реальный – вдруг да что-нибудь подскажет причину котёночьего нашествия.
- Вот подождем ещё денёк, а уж если что, то обязательно…
На следующее утро не только весь двор, но и целый микрорайон были извещены о том, какая небывальщина творится в благородном семействе. Такого на своей памяти не припоминал никто! Окрестное население просто-таки поглотила выработка версий чудесного появления котят и жажда продолжения событий.
Каково же было разочарование любителей чудес и чертовщинки, когда на деле разгадка оказалась хотя и вполне реалистичной, всё же менее всего правдоподобной.
Причиной появления Чинарика и Компании оказалась всё же никем не заподозренная Чита. Сначала она очень удивила и даже испугала бабушку с внуками, оказавшись поутру не где-нибудь, а в малышовой коробке. Кошка вальяжно разлеглась в ней, а спящий выводок зарылся в пух её брюшка, во сне причмокивая и перебирая лапками. Когда на неё закричали и забрыськали, боясь, что она обидит маленьких, Чита покинула коробку весьма недовольная. А через два часа вездесущая Маришка вдруг узрела, как в дверном лазе показалась возвращающаяся с улицы Чита, да не одна! Кошка нежненько несла в зубах ещё одного котёнка, точно такого же серенького, как троица из коробки!
- Лёша, баба Валя, смотрите, это Чита нам котят носит – позвала опешившая девочка. Пока зрители собирались, кошка юркнула под диван, где и оставила в уголке очередного принесённого ею малыша. И быстренько ретировалась за двери. Но на этот раз ненадолго. Буквально через полчаса она появилась снова, и с взъерошенным угрожающим видом направилась прямиком к детсаду в коробке. На глазах у потерявших дар речи хозяев кошка легла на бок, подставляя пузико котятам, и начала, примурлыкивая, вылизывать их одного за другим.
Нужно отдать Чите должное: матерью она была превосходной. Она без устали мыла и прихорашивала серенькие комочки, покидая домик только ради еды и редкого собственного туалета. Биологические мамы-кошки, кроме обеспечения пропитанием, служат своему новорожденному потомству ещё одну очень важную службу. Покормив выводок, кошки начинают интенсивно лизать детские животики. Но эти облизки являются не только массажем, способствующим лучшему пищеварению. Прикосновение шершавого маминого язычка дает котятам команду, которой они инстинктивно следуют: пора на горшок. И они начинают опорожнение кишечника. А кошка тут как тут - всё за ними подберёт и подлижет. Поэтому гнёзда с выводками даже у самых расподвальных животных остаются сухими и чистыми до тех пор, пока котята не начнут за нуждой выходить на улицу или пользоваться лотками.
Так вот и Чита, даром что не её детки копошились в коробке, добросовестно занималась  санацией, снимая большое бремя малоприятных забот с хозяйских плеч. У неожиданно появившихся в доме котят таким образом оказалась надёжная если уж не кормилица, то нянька и воспитательница.
Что котята не Читины, и слепому было понятно. Чита была сиамских кровей, с норковой шёрсткой цвета кофе с молоком и с коричневыми мордочкой и лапками. А возле её бока посапывали дымчатые длинношёрстные создания. И где только она их взяла?
Вопрос этот, впрочем, тоже разрешился очень скоро. Ушлая дворовая ребятня, приятельствующая с Маришкой и Лёхой, обнаружила обретающуюся возле подъезда чужую незнакомую кошку точь в точь того же окраса, как принесённые Читой котята. А в закутке, ведущем в подвал – грязную коробку. Сосед дядя Володя тут и припомнил, что на днях возле подъезда остановилась ненашенская иномарка, и приличного вида господин достал из багажника и спешно занёс в подъезд эту самую коробку. Потом так же быстро завёлся и уехал. Стало быть, господин этот хороший свою кошку, которая едва-едва окотилась, оставил на произвол чужих людей.
Но люди этот жестокий подарок не обнаружили, да и не факт, что скоро бы подкидышей нашли, если бы не Чита. Она, как природа подсказала, приняла участие в судьбе выброшенных котят. Старая кошка, которой люди навсегда отказали в возможности иметь детей, вдруг поняла, что это её звездный час. И она придумала способ, как реализовать свой материнский инстинкт. Чита внимательно и долго следила за дымчатой мамашкой. И однажды, когда, покормив детей, та ушла от гнезда в поисках собственного пропитания, Чита уцепила за загривок одного из котят и понесла его к себе домой. Теперь он будет её сыночком, ее ребёнком, её радостью! А настоящая мама и не заметила пропажи – кошки считать не обучены.
Однако вопреки Читиным расчётам в дело о тайном усыновлении вмешались Лёха с Маришкой. Котёнка обнаружили и унесли из-под дивана. Но Чита не собиралась отступать от своих намерений: она опять умыкнула чужого ребёнка. Потом ещё раз. И так разошлась кошка в своем материнском азарте, что опустошила всю коробку с маленькими дымками, оставив их мамку в горьких поисках и недоумении. Ничего, у пришлой кошки котята ещё будут. А эти пусть с Читой остаются, так честнее.
- Что уж, пусть остаются, пусть наша бездетная хоть раз в жизни хоть и чужих малышей, а повоспитывает – приговаривали растроганные баба Валя и её дочка с зятем. – Что уж, поможем, выходим...
Случившаяся в Лёхином с Маришкой дворе история закончилась добром. Для подброшенной дымчатой молоденькой кошечки в скором времени нашлись хозяева, благо была она красивой, здоровенькой и чистенькой. Котят усилиями семейства и Читы выкормили и тоже раздали в заботливые руки. Всё пошло своим прежним чередом, радостное лето сменили осенние дожди и темень зимы, пока в конце весны Маришка с круглыми от изумления глазами не подтащила Лёху к дивану:
- Слышишь? Да слушай же!
Из дальнего уголка пискнуло:
- Мя-а-у!
И тотчас же на пороге комнаты возникла в вопросительной позе счастливая Чита.


Рецензии