Капитализм вождизм сталинизм чел раб-говно ад

Главные вопросы
на повестке:
- 100 лет назад Инопланетный разум за развязывание ПМВ выкосил 50 - 100 000 000 человеческих жизней через вирус "испанки", за отказ ограничивать гонку вооружений, особенно ядерных, сегодня очередная нано-напасть - #коронавирус #COVID;19 #COVID #Coronavirus , а ведь Челябинским метеоритом со счастливым исходом для человечества давал последнее предупреждение;

- эффективности государства - нет,
соц.справедливости - да и 120 млн. м2 жилья строить в год.
***
Фракции пункта 2.5 Устава #КПРФ разрешить ради будущего
http://www.proza.ru/2018/05/25/550

Мои жалобы к @KremlinRussia на #3ваучераценой37млрд

Ответ #ECHR судья-Erik M;se
Убедили #Путин*а строить #120млнМ2жилья в год
#капитализм|Человек раб>ядерный АД;;
***
#КПРФ @G_Zyuganov дробит левый полит.фланг РФ - личный интерес
http://www.proza.ru/2017/09/07/1572
***
#Сталин|верил Гитлеру + не создал 2-х партийную схему
http://www.proza.ru/2018/04/24/1385
***

Мой распространяемый сейчас твит с прикреплёнными меняющимися фото:
Капитализм}вождизм|#сталинизм|чел раб-ГОВНО;АД;;
http://youtu.be/ls3lR8-5Lro Мои 5 жалоб #ECHR
к@KremlinRussiaна 3 трлн+#3ваучераценой37млрд
-
@UN
-
Нет #Путин*у
За:@SergeyBaburin @Grudininkprf @Zhirinovskiy
@xenia_sobchak #Сурайкин #Титов
@yavlinsky
>Тур-2
http://twitter.com/i/moments/823054174833283073
***
Отрывки из моей книги автобиографической: "Мечта моя сокровенная о президентстве СССР ещё в далёком 1984 или правдивый, почти, рассказ одного из организаторов приватизации муниципальной собственности в Екатеринбурге" -
подробности здесь: http://a-abaimov.livejournal.com/2312089.html

***


Отрывок из моей автобиографической книги, продающейся по миру:"...После выхода этой статьи каких-либо репрессий к себе я не почувствовал.
Мой комсомольский возраст заканчивался, и я решил вступить в ряды коммунистической партии Советского Союза (КПСС).

Рабочий-орденоносец, работавший на конвейере, когда я трудился сменным мастером в сборочном цехе, охарактеризовал мои способности в рекомендации на право стать кандидатом в члены КПСС.
Вторую рекомендацию дал мне оператор станков, программное управление которых обслуживал и я, также имеющий государственные награды.
Написав заявление о вступлении в КПСС, я, как положено, с прилагаемыми двумя рекомендациями от уважаемых членов КПСС, пришёл к секретарю заводского парткома КПСС.

 В заявлении указал основные цели, одна из которых была сформулирована так: для инакомыслящих  возможность создания своих фракций.

Через руководство отдела мне из парткома пришёл отрицательный ответ без каких-либо пояснений о причинах отказа.
 Когда же я попытался добиться личной встречи с секретарём парткома, то мне было отказано в аудиенции из-за большой занятости.
А один из моих коллег по работе, член КПСС, так как ездил на учёбу за границу по обслуживанию импортного оборудования, сказал мне по секрету, что моё заявление обсуждалось на собрании коммунистов, но идея инакомыслия в собственных рядах произвела впечатление, как красная тряпка на быка.

 В те годы заканчивалась эпоха застоя – умер Л.И.Брежнев.

( Прим.: Проблема ветхого и аварийного жилья по Указам от 12.05.12
решена или опять враньё
по лекалам приписок эпохи КПСС?
А ведь свита ген.сека КПСС Брежнева его до одра убеждала,
как и ген.директор 1-го канала Эрнст на годовщине программы "Время":

" Вы нам нужны", -

потом та же элита, особенно из КГБ,
развалила СССР ради прихватизации народного имущества в системе капитализма, построив цинизм власти денег олигархии. Больше 100 миллиардов рублей с 2007 года используется правительством РФ, управляемым Медведевым ( председатель партии "Единая Россия" - далее ЕР), при годовом фонде зарплат в ООО - компаниях горе-менеджеров более 700 миллионов рублей - на достойное финансирование же больниц и школ на бескрайних просторах РФ хватать не будет, априори.)

 Сколько было психоза в сто тысячном городе.
Работники первого отдела, где несли службу действующие сотрудники КГБ, руководство от КПСС на собраниях и митингах в трудовых коллективах призывали к бдительности, к укреплению трудовой дисциплины, к более твёрдому отпору капиталистическому империализму, к ещё более крепкому сплочению вокруг КПСС.
В умах витала атмосфера, что враги вот-вот нападут на СССР. Как мерзко переживала наша страна передачу власти от усопшего генерального секретаря КПСС.
Но к счастью трагедии не случилось, и страна продолжала строить развитой социализм.
 А мне хотелось посмотреть на загнивающий капитализм, поэтому обратился с соответствующим заявлением в заводской комитет ВЛКСМ о выделении туристической путёвки. Когда я начал процедуру согласования по оформлению заграничного паспорта, то в парткоме завода один из секретарей после коллегиального собеседования со мной, в беседе уже один на один, сказал откровенно!
Что право на туристическую поездку за свой счёт за пределы Союза ещё надо заслужить, что не каждому желающему посмотреть мир правящая партия предоставляет такую возможность.
 А в конце добавил про обмен 50 долларов США при пересечении границы, что эта сумма является как бы ещё и наградой для туриста.
Последнее я не понял, но о том, что мне отказано – догадался.

 Время частых смен генеральных секретарей КПСС закончилось, к власти пришёл М.С.Горбачёв, который провозгласил курс на перестройку, в том числе инициировал антиалкогольный указ.
Борьбу с пьянством я поддержал всей душой, личным примером хотел показать родным и знакомым возможность полноценной жизни без употребления спиртного, даже в собственные дни рождения и новогодние праздники! Однако присоединившихся знакомых к подобному порыву увидеть не довелось, а вот усмешки в свой адрес слышал постоянно.

 Некоторые даже утверждали, что без спиртного в нашей реальной жизни можно дойти до сумасшествия. Состояние собственного «сухого» закона длилось несколько лет.

На волне перестройки я обратился к начальнику местной милиции с заявлением о желании работать в подразделении БХСС (борьба с хищением социалистической собственности и спекуляцией).
В Ижевске происходила проверка годности по состоянию здоровья, в том числе необходимо было получить положительный результат психологической - физиологической лаборатории (ПФЛ), где тест состоял из нескольких сот вопросов.
 Сразу получить заключение о годности не удалось, поэтому при повторном посещении офицер ПФЛ сказал, что у меня завышенная самооценка, и привёл пример: что я жду на светофоре зелёного сигнала, при горящем красном, когда все идут.
 Я ответил, что в студенческие годы, когда учился в большом городе, то очень часто этих правил не соблюдал, а здесь по дороге до проходной завода в наличии только один светофор, требования которого мне приходится соблюдать, так как положение обязывает. Второй «прокол» он увидел в том, что за стол обедать  я всегда сажусь в подобающем виде, и как бы, уточняя вопрос теста, добавил с иронией, что неужели, как на приёме у английской королевы, перед трапезой надеваю смокинг и бабочку?
Я же на эту сентенцию ответил следующим образом, что в своём ответе подразумевал то, что всегда мою руки перед едой, ноги на стол не кладу и т. д.
Офицер усмехнулся и добавил, что с этим ясно, однако гипертоническая болезнь встаёт на моём пути для поступления на службу в органы МВД.
Тогда уже я задал вопрос о том, что важнее для нашего государства: здоровье сотрудника физическое или нравственное?

 Майор тут же предложил следующую схему: в течение двух недель я буду ежедневно замерять артериальное давление у лечащего врача по месту жительства.
 Моё желание о смене рода деятельности терапевт поддержала и чуть – чуть показания при составлении таблицы кровеносного давления занижала, поэтому итоговые цифры удовлетворили службу ПФЛ.
Так я в очередной раз прошёл испытание по преодолению человеческого фактора.

 По комсомольской путёвке от заводского комитета ВЛКСМ меня  приняли на работу в милицию.
Но в отделе БХСС в тот момент вакансии отсутствовали, как впоследствии я понял, что это подразделение считалось элитным, поэтому со стороны, то есть с «гражданки», получить возможность быть зачисленным в состав оказывалось лишь при наличии блата.

Начальник милиции предложил временно поработать в отделе уголовного розыска ( ОУР ), и я , не особо колеблясь, дал согласие.
 С августа 1985 года я зачислен в штат оперативным уполномоченным ОУР районного отдела милиции города Сарапула, а месяца через три мне было присвоено звание старшего лейтенанта милиции.
 На учёбу по переподготовке меня не командировали, а закрепили за мудрым наставником из оперативников.
Одновременно  со мной к службе в ОУР приступил ещё один молодой опер, который полгода проучился в милицейском центре, но без трудового стажа после окончания института.

Однако, за неоднократные случаи сна в рабочем кабинете во  время исполнения служебных обязанностей при нулевых показателях в оперативной работе, к Новому году он был уволен из органов МВД.
Я же вкусил все прелести службы в уголовном розыске: довелось участвовать в задержании преступника с ружьём, убившего жену с любовником, успокаивать семейных хулиганов с ножом или топором в руках, не считаясь со временем на сон либо отдыхом в праздничные или выходные дни.
Поэтому при переводе в Свердловск  (Екатеринбург) в июле 1986 года, в связи с переменой места жительства, в моей характеристике было отмечено несколько раскрытых преступлений, в том числе одно с тяжкими последствиями для здоровья потерпевшего.

Фабула трагедии следующая:
в благоустроенной квартире распивали спиртное трое мужчин, один оказался с распоротым животом, все живы, но никто не хотел выдавать нанёсшего удар ножом.
Когда я доставлял в милицию на маршрутном автобусе сына хозяина квартиры, отсидевшего за неуплату алиментов несколько сроков за рецидив в колонии, вызвав его на откровенный разговор, тем самым мне удалось узнать весь сюжет драмы, развернувшейся накануне.
Его приятель сказал что – то оскорбительное в адрес отца, который схватил кухонный нож и нанёс удар обидчику в область живота.
При этом подозреваемый твёрдо заявил, что официальных протоколов с  показаниями против отца подписывать не будет.

Обо всех нюансах по существу уголовного дела я доложил руководству ОУР, где более опытные опера так провели комбинацию очной ставки, что данное преступление было раскрыто с последующей переквалификацией на менее тяжкую статью уголовного кодекса.
 Так что с такими показателями мне в Орджоникидзевском отделе внутренних дел города Свердловска была предоставлена возможность занять должность оперативного уполномоченного ОБХСС по линии борьбы с фальшивомонетничеством.

 А вот какие преграды мне пришлось преодолеть при обмене жилья в эпоху закрытости и секретности не только отдельных заводов, но и целых территорий бывшего СССР, - отдельная тема...".

Часть 3. Место жительства и службы «Уралмаш».

В сентябре 1986 года я приступил к исполнению обязанностей оперативника в ОБХСС Орджоникидзевского районного отдела  милиции города Свердловска, который территориально был поделён на две части: Уралмаш и Эльмаш.
 В нашем рабочем кабинете располагались трое оперов, один из коллег был младше меня, года на два, и звали его Олег.
Родился и вырос он на Уралмаше, его отец занимал руководящую должность в одном из вспомогательных цехов Уралмаша,
а обслуживал Олег линию торговли промышленными товарами.
Тогда он был красавцем со смоляными кудрями, поэтому пользовался успехом у женщин, и отвечал им тем же, но слабоват был к спиртному, однако к курению относился отрицательно. Олег тоже носил погоны старшего лейтенанта милиции и в органах МВД служил чуть более года.

А вот третий – опытный майор милиции, старше нас лет на 10, под 2 метра ростом, косая сажень в плечах, но был не женат и проживал с матерью, а звали его Владимир Фёдорович, который вёл линию общественного питания.
 Начальство городского БХСС плело интриги против майора уже в течение многих лет, пытаясь по компрометирующим мотивам уволить его из органов МВД, но Владимир Фёдорович всякий раз восстанавливал свой статус.
 О способах травли неугодного опера мне рассказал в подробностях Олег, который уже вник в закулисные игры руководства.
Так против майора инспирировались жалобы о якобы противоправных действиях при выполнении оперативно – розыскных мероприятий на подведомственных предприятиях общественного питания, где в основном трудились женщины.

Однажды даже подвели под сексуальные домогательства и уволили со службы, но ему через министерство в Москве удалось доказать невиновность и вновь занять прежнюю должность. Такая нервозная психологическая атмосфера сразу накрыла меня, однако радовало то, что в кабинете работали все некурящие.

 Коллеги, примерно, равные по офицерскому званию с первых дней стали убеждать нас с Олегом в том, чтобы мы, как молодые оперативники, отказались находиться в одном рабочем кабинете с Владимиром Фёдоровичем по причине его психической неуравновешенности.

 В частных беседах он, конечно, был не подарок, так как всегда рассуждал прямолинейно, а в работе проявлял большую скрытность, к чему побуждал тяжёлый личный опыт.

Так у Владимира Фёдоровича обо мне  было стойкое убеждение, что я получил должность в службе БХСС и тем более линию обслуживания борьбы с фальшивомонетничеством по блату.
 А свою позицию он мотивировал тем, что я перевёлся из «глухомани» и с уголовного розыска без большого опыта работы, а на данной линии обычно работают «зубры» БХСС  пенсионного возраста.
Я же оправдываться и бить себя в грудь не стал, а спокойно отметил, что в предположениях о блате он не прав.

Прямые суждения не вызвали у меня к Владимиру Фёдоровичу неприязненных чувств, поэтому на все предложения по шельмованию инакомыслящего майора ответ всегда был один, что я не имею познаний в области психиатрии, а по общечеловеческим признакам каких-либо отклонений, опасных для окружающих, у него нет. Сосед по кабинету Олег тоже выразил мнение, солидарное моему.
Так мы оказались по другую сторону баррикад с остальным коллективом отдела БХСС Уралмаша.

Во время суточных дежурств по районному отделу милиции сотрудники ОБХСС несли службу совместно с другими подразделениями, поэтому знакомство с личным составом происходило, именно, при расследовании правонарушений и преступлений по «горячим следам».

Напротив нашего рабочего кабинета располагался более шумный кабинет уголовного розыска, посетителями которого были представители специфического контингента, как правило, уже имевшие судимости.
Одним из оперативников в этом кабинете работал мой тёзка одного года рождения и того же офицерского звания, закончивший Высшую школу милиции в Горьком (Нижний Новгород).

Об Анатолии коллеги говорили, что он с семьёй проживает в квартире, которая расположена на одной лестничной площадке с квартирой семьи одного из молодых уралмашевских авторитетов, уважаемого в криминальном сообществе.
Как-то уже в конце 80-х годов в троллейбусе мы с ним встретились.

Анатолий был одет в офицерскую форму, но уже зелёного цвета, и сказал, что вынужден уволиться из органов МВД по семейным обстоятельствам из-за огромной диспропорции нахождения на службе и в семье при мизерной заработной плате, а сейчас работает в тыловом обеспечении Уральского военного округа.


Осенью 1988 года мне поручили провести проверку заявления жителя Москвы,
который вырастил в Казахстане урожай арбузов и привёз их автомобильным транспортом для реализации на площадь «Первой пятилетки», где очень большой поток потенциальных покупателей, идущих после смены с Уралмаша.

Все, почти 20 тонн арбузов, были проданы в течение светового дня за несколько часов. Вместе с заявителем пришёл к директору магазина, с которым у него заключён договор, опросил свидетелей, проверил необходимые документы, имеющие отношение к указанной партии арбузов. Ничего противоправного обнаружено не было.
Городским транспортом съездили на овощную базу, где взвешивался «КАМАЗ» с арбузами. Весовщики пояснили, что показания брутто («КАМАЗ» с арбузами) и тары («КАМАЗ» порожний) записывались в присутствии владельца груза, который, в случае несогласия с цифрами, мог внести в журнал замечание, но такового не было.

 Москвич со мной был откровенен и доброжелателен, потому что участвовал в следственных действиях и мог высказывать любые замечания по существу вопроса.
Он гордился тем, что с большими деньгами может пойти в любой ресторан, а московские женщины любят богатых,
а у меня нищенская жизнь.
Заявитель признался в том, что перечить кому-либо во время организации реализации арбузов боялся.
Продать урожай первоначально планировал в Челябинске, но местные торгаши сказали, что это сможет сделать лишь в Свердловске, хотя он лучшее предпочтение отдавал Перми.

Уже здесь сверлила мысль, что его могут отправить под разгрузку в такое место, где поток людей меньше, и арбузы из-за сильной жары могли быстро потерять  свои вкусовые качества и быстро сгнить, поэтому только после получения расчёта наличными деньгами написал заявление в милицию.
 Москвич  утверждал, что на весовой обман составил несколько тонн, что в магазине цену реализации занизили.
 На это я ответил, что при большей цене часть арбузов могла остаться на ночь и тогда от жары совсем пришла бы в негодность, а при взвешивании груза ему надо было не соглашаться с цифрами, ну а сейчас после продажи продукта доказать фальсификацию трудно.

 Заявитель спешил на поезд и, прощаясь, спросил моего согласия на то, что будет писать жалобу уже по приезде домой.

 Я ответил, что не имею права запретить иметь свою точку зрения на сложившуюся ситуацию, поэтому в поисках истины он может предпринимать любые шаги, не противоречащие действующему законодательству.

О моей ответственности  к исполнению служебных обязанностей говорит пример, случившийся во время работы в ОБХСС на Уралмаше, который привожу в спорах с младшим братом Александром, отработавшим до пенсии в прокуратуре после окончания Свердловского юридического института.
Он всегда подчёркивает, что при сопровождении материалов уголовного дела по всем инстанциям самым трудным звеном для прохождения без возвращения на доработку является процесс судебного разбирательства.

 Я же, не имея юридического образования, однажды проверял по жалобам граждан магазин, торгующий некондиционными стиральными машинами «Малютка», произведёнными как товар народного потребления на Уралмаше.
Собрав исчерпывающий материал, изобличающий директора магазина в нарушениях правил советской торговли, я возбудил уголовное дело.
 Эта статья уголовного кодекса была одной из самых простых и не особо котировалась в службе БХСС, поэтому оперативник самостоятельно готовил все необходимые документы для передачи уголовного дела в суд, где в состязательном процессе сторон, обвинения и защиты, выносился вердикт.

Если бы в моей работе выявились недочёты, то судебное разбирательство закончилось в пользу защиты, а для меня - чёрным пятном в послужном списке.
 В первом же судебном заседании обвиняемая получила приговор в виде штрафа и в дальнейшем не оспаривала его.
Мой брат всегда искренне удивляется, что мне удалось подготовить без брака документацию, не имея соответствующего образования.

 А остался этот эпизод в моей памяти потому, что дата выставления карточки по уголовному делу была 08.08.88.

А, примерно, в ноябре 1988 года из городского ОБХСС к нам в  районный отдел милиции для проведения служебного расследования прибыл оперативный уполномоченный с письмом, поступившим из ЦК КПСС.
В нём житель Москвы, по заявлению которого я проверял реализацию арбузов, жаловался на то, что милиция в Свердловске покрывает уралмашевскую мафию.

Я подтвердил, что проверку по заявлению москвича провёл в полном объёме, что все необходимые рапорты есть в соответствующем отказном материале.
 Вновь же читать и давать какие-либо объяснения по точке зрения заявителя, изложенной в письме в ЦК КПСС,
 я категорически отказался, пояснив, что прокурор Орджоникидзевского района в качестве надзора может отменить моё постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, и тогда появится возможность вернуться к рассмотрению жалобы по существу.

 По результатам проверки начальник городского отдела БХСС подписал приказ о моём увольнении.

Я приказ подписывать не стал, а сразу поехал в Управление внутренних дел по Свердловской области на приём к начальнику.
Сначала меня выслушал помощник генерала, затем более подробно о фабуле дела рассказал начальнику Управления БХСС по Свердловской области.
В разговоре я упомянул и о ситуации, сложившейся с Владимиром Фёдоровичем, соседом по рабочему кабинету, в третировании которого не захотел принимать участия по указке руководства городского отдела БХСС.

Меня слушали офицеры милиции: начальник в звании полковника, проходивший службу в ограниченном контингенте советских войск в Афганистане в качестве советника по экономическим вопросам президента.
Другой в звании майора, в 1985 году доведший до обвинительного приговора суда громкое уголовное дело по коррупции, где одним из основных обвиняемых проходил известный Свердловский композитор и певец.

 Мне предложили продолжить службу в Управлении БХСС по Свердловской области, а в приказе о наказании увольнение было заменено на перевод в пригород Свердловска с понижением в  должностном окладе.

К работе в Управлении БХСС я приступил на следующий день, а уже через три месяца был зачислен в штат УБХСС.
В тот момент я был одним из самых молодых сотрудников в подразделении.

***
Тэги: #3ваучераценой37млрд #120млнМ2жилья


Рецензии