Капитан Зарук. На мосту. Радио-серия

                Зарук на мосту.


    Был выходной день. Старший смены ГАИ капитан Зарук сидел в «стакане», или милицейской будке, и созерцал  сотворённого кем-то Великого Петра. 
    Как представитель большой этнической русскоговорящей группы  населения Москвы,  как сын великого народа, как Россиянин (а не Великоросс, УЖЕ), Зарук любил монументы,  особенно памятники. Сидя в «стакане», он рассуждал:
-  Вот тулия у  него на голове  низковата будет, я бы приподнял, хотя ясно, что тулия памятнику мозгов не прибавит, но вид был бы человеческий.(поет:)
 
- У меня такая тулия ах смогу ли, ах смогу ли я…

- Кто ж такой памятник придумал? - Охринелли, кажется, фамилия.  Говорят откуда-то из Америки привезли, говорят, денег отмыли немерено, и кому-то за это дело головы пооткручивали! Зарук слегка наклонил голову и посмотрел на Петра под наклоном.
     - А ежели паруса убрать и как Пизанскую башню  поставить,- было бы интереснее. Падающего Петра ещё никто не делал. А если в руки ему вместо свитка дать  полосатый жезл побольше, и на дороге поставить, то польза от Великого Петра была бы несомненная! И скорость будет регулировать и  людей к прекрасному  приобщать бы. И нигде в мире такого чуда не увидишь!
   Творческие фантазии Зарука понеслись дальше и выше,               
        -  Вот на Кутузовском гоняют как угорелые. А если на этой новой горе танк поставить ближе к дороге, чтобы автоматически на нарушителей башню поворачивал, и пушку наводил, а вместо пушки большой жезл, - то и от железа польза была бы двойная. Зарук всегда в таких случаях мыслил масштабно, по – государственному,
- А ведь танк подешевле железного Петра стоит. Но кто этим будет заниматься? (поёт):
- В Москве сегодня три кольца, Можно ездить без конца, А мэр наш молодец, властелин колец, - Зарук вышел из стакана к парапету и  плюнул с моста в воду.
- Вот на Якиманке без дела памятник стоит, надо чтобы Ильич руку опускал и поднимал когда скорость водители превышают. А для тех кто по ночам погонять любит и шахматами на дороге на скорости  сто сорок занимается,  я  бы отводную дорогу прямо на трамплин сделал. Пусть полетают. Летом-то над Ленинскими горами полетать одно удовольствие.
   И мысли его перетекали в область политики.  Телевизор он смотрел, уважал Соловьёва и других, но в стакане слушал радио, когда на дороге никто не елозит и начальство не теребит. В политике он не любил добрососедских отношений с ракетами наперевес, Зарук любил дружбу. И вообще, если мы и войдём в  НАТО, рассуждал он - то, только как СССР. 

   - Вот бы ещё это стёклушко  заминиро…, заламиниро…, затонировать, а то сидишь тут,  как тополь на Плющихе у всех на виду. Эвон, тачки-то у «крутых» все тонированные. И ничего, кто там сидит?  Кому какое дело. Хоть голый езди. И штрафы нипочём.

 Он созерцал окружающую Москву.
 -Всё как  в нашей деревне и новострой – кто во что горазд, нравится мне, и бабы с  пивом по метро ходют, и пацаны матом ругаются – всё как в Зарукуевке, - лепота.  А гонору-то, что Москва! Столица! Не-ет, чисто наша деревня. Кого-то эта грязь заядрила, а ему ндравилось.  И пиво он любил ,- бывало  возьмёшь после работы в ПЯТНИЦУ ( Поет: Во субо-оту, день нена-астный...) пивка бутылочки четыре, двухлитровых, сядешь у телевизора. Запьёшь водочкой.  Встанешь  в ПОНЕДЕЛЬНИК и сразу на работу.
 Радио запищало что-то о запрете гей-пропаганды..,
   - Вот голубых в его деревне правда не было. Раньше он до армии  вообще не знал хто такие голубые, а вот по радио «Мура» поёт и ни кто его не трогает. Вот и запрещай.
    Зарук рассуждал о слиянии города и деревни. Не сбылась мечта большевиков, но  для белых они сделали они немало. Вот она тебе и  Перестройка: С одной стороны - естественный отбор, с другой- массовое растление.
Но волков бояться - тайну не узнать.  Вот и живи как хочешь.
- Коля, Коля пей до дна у нас рюмочка одна, напевал тихо Зарук,-В это время через дорогу, облокотившись друг на друга, шли два  бомжеватых алкаша не замечая транспорта и создавая аварийную ситуацию. Зарук к бомжам относился снисходительно.
- Они ить тоже люди. Вишь, тянет друга под микитки, не бросает, как на фронте. А с другой стороны, ворон ворону глаз не выклюет, чё он его так медленно тянет-то, поросёнок, ты побыстрее то могешь ? - он вышел из "стакана" и пригрозил  бомжам жезлом:
- Да-а эти вам ни за что за президента голосовать не пойдут, этим на всё нас-с-с, а из жилья у их токо метро и осталось. В войну в метро от бомбёжки прятались, а эти вот живут там, круги нарезают.
А разобраться, ну хто портит метро из числа дееспособного населения? –   Ну гадят они в метро. Пиво, значить, можно в метро сосать, а писать на кафель нельзя - это как? Ну пишут на стенках. На стёклах. Ну подонки, скажут, а где детям писать как не в метро.  Оно, конечно, в деревне мы на оглоблях не писали. От того и безграмотность была. А в городе заборы-то  нынче все проданы, поди напиши, получишь пулю. И статью эту за вандализм зря конечно.., это что, пописал, пописал в метро ребёнок и в тюрьму - зря-я это.  Опять же они бомжам морды бьют, профилактика,- не бомжуй . А где  ещё детям тренироваться, если вход в  спорт зал 1000 рублей стоит, куды детишкам податься?  Вот промлема-мля с бомжами опять у их, а не  будет бомжей,  как опять подонкам-э-подросткам тренироваться, с чем себя сравнивать?  Так и до наркотиков недалеко! А американе с афганцами токо ентого и ждуть.
         Жаренные семечки - вот был всеобщий наркотик о клее и не знали.
-Даа, всё так да не так стало. Раньше тебе и в баню с мужиками под водочку.., а сейчас  расскажи что с мужиками в баню ходил…, скажут - голубой, только с бабами положено теперь,  а это стоит нынче ой-ой-ой.    
 На Пасху все в деревне целовались христосовались,- теперь попробуй-ка с мужиком в метро похристосуйся публично туда же скажут – голубой. Как в Америке всё стало. Куда крестьянину податься?  Всё так, да не так!
 Предвыборный плакат  с улыбающейся мясистой физиономией  и призывной надписью был  натянут через улицу,   светофор закрывал от глаз капитана две буквы в середине слова.., и смысл  призыва был не совсем понятен.
- Чего ж там написано,- он отклонял голову на сколько это было возможно,  чтобы подсмотреть из-за столба, который перекрывал ему вид, но это не помогло, - ммм,- вот кроссворд, -
            «ВЫ..,- дальше было не разобрать -..РИ  СЕБЯ САМ!»
    «С» тут явно не подходит, «Д»,- задумался Зарук тоже не то, кого ж выбирать-то нынче? - не поймёшь.
   На тротуаре напротив него появилась собака. Посмотрела на инспектора, на плотное движение транспорта и не рискнув перебегать улицу удалилась.
  - Вот ведь умная до чего тварюка. Умней этих  двоих.
Вот намедни ехал в метро с пёсиком до Речного вокзала так и поговорили, правда говорил в основном он, Зарук. Но собачка так молчала и так на него выразительно глядела, как ни один бомж на него не посмотрел за всю жизнь. А на Речном песик сошел, поднялся по эскалатору наверх и потопал  куда-то в сторону улицы Дыбенко. Куда он на другой конец Москвы ездит? К какой суке?
  Нет! Ведь разумная тварь, а почему собаки не голосуют? Где партия зелёных? Кто ответит за собачью партию?  Плакат напротив не давал душе покоя…
-  ВЫ … РИ  СЕБЯ САМ. Буква? Внесите чёрный ящик! Или две? (Выядри?) Нет такой буквы в этом слове. Дойдя до буквы «Х», он услышал шипящий звук рации. Но инспектор  никак не мог оторваться от надписи.( Рация шипит не переставая, он опомнился, схватил рацию.)
-  Зарук на связи.
- Почему нарушаете режим связи Кто веле..  фамилии..  ..фире ..зывать?
-  Седьмой на связи.
- «Седьмой», я «первый», Майор Худайбердыев говорит с соседнего поста.-  Чёрный «Мерседес» с разбитой фарой следует через ваш пост, задержать, как поняли?- Зарук  вспотел и сосредоточился.
- Пов-то-рите, чёр-ный «Мер-се-дес»..
-..Чёрный «Мерседес» с разбитой фарой, последние буквы номера ОГО,
- Понял, вижу, повторяю, задержать чёрный Мерседес, с разбитой правой или левой фарой?..
- Левой, левой, ..задержать!!!
- Понял,., левой... Проехал!!!
…………………………               

 А.Перевощиков. А.Бельский. гостиница "Украина" 2004.

Аудио  
Рассказ Любовь.аудиоверсия - https://youtu.be/HvWMT60tELs


Рецензии